А был ли рюрик?

Герои войны

В прошлой статье цикла уже был вскользь затронут вопрос происхождения родоначальника великокняжеской (а позднее и царской) русской семейства – Рюрика. Действительно, в том месте действующих лиц по большей части интересовал вопрос, был ли он шведом либо же нет. Самим шведам, а за ними и немцам, таковой вариант, само собой разумеется, нравился, но в XVIII в. мало ли что кому нравилось.

В «Повести временных лет», к примеру, раздельно указано, что имеется шведы, а имеется русь, и объединяет их лишь то, что они варяги. Но, не «Повестью…» же единой – мы постоянно можем обратиться к вторым европейским хроникам и уточнить, что в том месте с рюриками за отчётный период.

Рюрик

А с ними, прямо скажем, негусто. Ни один из шведских, датских либо норвежских источников не упоминает никого аналогичного. Исландцы, каковые в какой-то момент были летописцами для континентальной Скандинавии, также никакого отдалённо-примерно подходящего Рюрика не упоминают.

Это наводит на определённые мысли любого, кто знаком с саговой традицией.

Дело в том, что серьёзнее генеалогии для авторов саг не было по большому счету ничего. Обычно информация о том, кто от кого случился и кто кого породил, занимает до половины насыщенного событиями текста. И в случае если в предках либо потомках персонажа, да и просто хотя бы в дальней родне, имеется какой-то правитель, то об этом будет упомянуто непременно.

Так что мы можем в случае если и не сделать прямой вывод, то как минимум заподозрить, что на территории средневековой Скандинавии родственники Рюрика не жили.

А был ли рюрик?
Страница Бертинских анналов, где упоминается народ «русь» (рос)

Но, это смотря с какой стороны взглянуть. Некоторый Рорик (а древнесеверный Рёрик на средневековой местечковой латыни будет смотреться как раз так) появляется в Бертинских анналах, они же анналы Пруденция, каковые уже упоминались в прошедшей статье. Эта летопись была составлена в Сен-Бертенском монастыре и обрисовывает историю франкского королевства за 830–882 годы.

С отечественной точки зрения это, само собой разумеется, издевательство, а не хроника: как раз в ней содержится самое первое упоминание народа «русь» и в ней же имеется некто Рёрик, что, вычисляй, Рюрик — и наряду с этим в тексте они не имеют друг к другу никакого отношения! Фактически, они и упоминаются с отличием в 11 лет — «русь» в записи за 839 год, а Рёрик в первый раз в первой половине 50-ых годов девятого века. Но (как причудливо тасуется колода) он происходил из семейства датских конунгов, правившей в Хедебю.

Ну не швед — так хоть датчанин, что также хорошо.

Хедебю, реконструкция

Конечно, мысль заявить этого Рёрика «тем самым» Рюриком должна была показаться неизбежно. Появилась она ещё в XIX в., и пионерами тут опять стали историки-немцы. В первый раз эта версия была высказана пастором Г. Холлманом (Hermann Friedrich Hollmann) в произведении «Рустрингия, начальное отечество первого братьев и князя российского великого Рюрика его.

Исторический опыт», изданном в 1816 г. Через два десятилетия она была подхвачена доктором наук Дерптского университета Фридрихом Крузе, а в советское время получила вторую жизнь.

Ясно, что Рёрик Датский (он же Ютландский, он же Фрисландский) полюбился учёным не только за собственное имя. Он по большому счету был товарищ достаточно занимательный, и по многим параметрам в рюрики в полной мере доходил.

С одной стороны, его история в полной мере характерна для тех лет, а также где-то обычна. Ну, разве что не все норманнские разбойники происходили из конунгских семейств. По имеющимся сведениям, Рёрик появился в семье ютландского конунга Харальда Клака и вместе с ним был изгнан из страны по окончании очередной кровавой драки за престол.

Какое-то время они жили грабежом фризского побережья, по окончании чего поступили на работу к Лотарю, франкскому императору, неизменно сражавшемуся то с отцом, то с братьями. Норманны имеется норманны — по окончании первых побед Харальд и Рёрик были вознаграждены земельными владениями на фризских территориях. Самым большим поселением в новых почвах был город Дорестад — и Дорестадским отечественного Рёрика также именуют.

Рюрик на монументе «Тысячелетие России». Великий Новгород. Скульпторы Михаил Микешин, Иван архитектор и Шредер Виктор Гартман

А позже происходит неожиданная вещь. Хроники информируют о том, что Рёрик был должен покинуть свои земли, и затем в текстах наступает тишина. Приблизительно через десять лет летописи фиксируют его союз и возвращение с Карлом Лысым, вторым императором франков.

И вот эта лакуна в хрониках, в то время, когда только бог ведает (и никому очень не весьма интересно), чем занимался отечественный датчанин и что с ним было, достаточно совершенно верно и красиво сходится со временем вокняжения Рюрика, указанным автором «Повести временных лет».

И соблазн заявить, что легендарный варяг отыскан, само собой разумеется, фактически непреодолим. Но…

Всё-таки несовпадающие подробности имеется, и их много. Кидается в глаза, что Рюрик из «Повести временных лет» никуда не исчезал и с Карлом Лысым не водился, а честно погиб, откняжив собственное. Помимо этого, датчане в «Повести…» упоминаются.

Не забывайте: «Те варяги назывались русью, как другие именуются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готландцы». на данный момент это смотрится мало необычно, но англы — это, в неспециализированном-то, в то время и имеется датчане. И про Рюрика сообщено, что он не из них.

Про народ «русь» во Фрисландии также как-то нигде не упоминается.

«Прибытие Рюрика в Ладогу», В. М. Васнецов

Наконец, существуют упоминания, что Рёрик Датский крестился ещё в 826 г., но в Ветхой Ладоге, сколько её ни раскапывали археологи, нет никаких следов христианства в предположительные времена княжения Рюрика. Но, это именно достаточно вызывающий большие сомнения довод: норманны, как мы не забываем, крестились массово, с радостью и довольно часто не по одному разу – легко бизнес, ничего личного. На новом месте они в полной мере имели возможность и не вспоминать ни про какое христианство.

В общем, к настоящему времени исследователи так и не пришли к единому точке зрения о Рёрике Датском. Кто-то абсолютно уверен, что это и имеется Рюрик из русских национальных преданий, а кто-то уверен, что версия притянута за уши, и её направляться отмести с негодованием. Существовало ещё ряд попыток идентифицировать Рюрика с историческими персонажами — к примеру, с датчанином же Хрёреком — Метателем Колец, но эти предположения расползаются по швам кроме того от пристального взора.

Город Рерик, отечественные дни

В случае если взглянуть не в тексты средневековых летописей, а на географическую карту, то возможно найти ещё один занимательный вариант. На территории современной Германии, в Передняя и-земля Померания, имеется город Рерик, бывшая рыболовная деревня Альт-Гаарц. Собственное современное наименование эта деревня взяла неслучайно: где-то в этих краях размешалась старая столица славян-ободритов, которая именно и именовалась Рерик.

Ещё Ломоносов утверждал, что Рюрик происходит из полабских (живущих на реке Лабе, сиречь Эльбе) славян, другими словами как раз из этого. Как раз около ободритской ономастики строятся предположения о том, что имя Рюрик свидетельствует «сокол» и есть скорее родовым прозвищем, чем именем собственным. Но, обитатели-славяне именовали собственную столицу не Рериком, а, по некоторым сведениям, Велиградом, что самую малость портит сложившуюся было идиллическую картину.

Синеус и Трувор

В общем, с Рюриком ясно, что ничего не ясно, и потому до тех пор пока возможно с чистой совестью возвратиться к «Повести…».

«И избрались трое братьев со собственными родами, и забрали с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а второй, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске».

В случае если Рюрик звучит ещё туда-сюда и навевает ассоциации хотя бы то с датскими конунгами, то с ободритской столицей, Синеус и Трувор вызывают у читателей «Повести временных лет» (да иногда и у исследователей) стойкое удивление. Какие-то люди со необычными именами, скоропостижно скончавшиеся и не покинувшие по окончании себя ни наследников, ни по большому счету хоть чего-нибудь. И, конечно же, на их счёт также имеется самые различные мысли.

Скандинавская фибула 9–11 вв., отысканная в Ладожском озере

самая радикальная (но и самый распространённая) точка зрения гласит, что никаких братьев у Рюрика не было. Ну, по крайней мере, как раз этих. Но растолковывают это по-различному.

К примеру, неспециализированной индоевропейской традицией, требующей, дабы в аналогичных историях в обязательном порядке было трое братьев, а вдруг их нет, толь фольклор сам добавит.

Либо же (как настаивал Б. А. Рыбаков) летописцы легко неправильно осознали слова sine hus (собственный дом) и thru varing (верные солдаты). Таковой выверт в полной мере вероятен, действительно, лишь при наличии изначального текста, что переводили славянские летописцы, на каком-нибудь древнесеверном языке. Но ничего аналогичного до нас не дошло, не смотря на то, что, само собой разумеется, это не означает, что его не было.

на данный момент принято вычислять, что Синеус и Трувор – всё-таки индивидуальные имена, восходящие к скандинавским Signjotr и ?orvar[?]r. Но кроме того от этого легенда не делается более убедительной. Синеус не имел возможности княжить в Белоозере, по причине того, что данный город был основан лишь в X в. (по крайней мере, археологических подтверждений его более раннего существования пока не отыскано), а Новгород (кроме этого по археологическим данным) – и того позднее, другими словами Рюрику, по-хорошему, править было также негде.

Ну, хотя бы Изборск сейчас уже существовал.

К слову, Рюрик не имел возможности и «срубить Ладогу», которая к тому времени уже существовала как минимум сто лет и, разумеется, уже являлась столицей.

Аскольд, Олег и Дир

Но, не считая таинственных Синеуса с Трувором, легенда говорит ещё о двух сподвижниках Рюрика. Дир и Аскольд. И их имена, для разнообразия, особенных сомнений не вызывают.

«Повесть…» говорит, что эти двое не были родственниками ни Рюрику, ни друг другу, а были, скорее, знатными дружинниками. Они не стали засиживаться на северах, а отправились было в поход на Царьград (Константинополь), но по дороге им попался Киев. Ну и какой же уважающий себя варяг прошёл бы мимо на их месте?

Рюрик разрешает Диру и Аскольду отправиться с походом на Царьград, Радзивилловская летопись

Позднее, само собой разумеется, они добрались и до Константинополя, но в том месте им не повезло. Войско было разбито, то ли в морском сражении, то ли легко неудачно попав в шторм. Шторм, как и следовало ожидать в подобном случае, был заявлен чудесным образом Богородицы, и практически сразу после разгрома Дир и Аскольд крестились в Киеве.

Для самого Киева, традиционно, это крещение религиозных последствий не имело.

Но, кто знает, как повернулось бы дело, если бы не преемник скончавшегося к тому времени Рюрика Олег. Олег именно был весьма занят расширением бывших Рюриковых, а сейчас собственных владений, и мимо таковой добычи, как Киев, также пройти не смог. В «Повести…» весьма интересно обрисовано, как он обосновал собственное наступление на Аскольда с Диром.

Мол, они происходили не из княжеского рода и не имеют права на власть, а вот его подопечный и Олег Игорь (малолетний сын Рюрика) — именно имеют.

Археологические находки культовых серебряных предметов скандинавского происхождения на Рюриковом городище под Новгородом

С одной стороны, такое заявление выглядит мало необычно: у норманнов права принадлежали тому, кто смог их забрать, и помешать этому имело возможность лишь совсем уж крестьянское происхождение. Иначе, в словах Олега содержится косвенная информация о том, что Рюрик был не просто знатным воеводой, а таки принадлежал к какому-то конунгскому роду. Ну, это в случае если доверять тексту «Повести…», само собой разумеется, а этого точно не стоит делать изо всех сил.

Убив Аскольда с Диром, Олег стал ещё и киевским князем, и, как мы знаем, на этом не успокоился.

Смерть Аскольда. Малоизвестный живописец финиша XIX в.

Фактически, обращение сейчас идёт о том самом Вещем Олеге. Довольно его личности также существуют весьма увлекательные мысли. Возможно, он был родственником и родным сподвижником Рюрика, быть может, соотечественником.

Олега кое-какие исследователи ассоциируют с Оддом Орваром (Стрелой), храбрецом сходу нескольких норвежско-исландских саг.

Эта ассоциация, само собой разумеется, — в «Саге об Одде Стреле» описывается прекрасно привычный нам из «Песни о Вещем Олеге» (а кому и из «Повести временных лет») сюжет с смертью и прорицанием от укуса змеи, выползшей из конского черепа.

Одд Орвар был норвежцем из Халогаланда (область в западной части береговой полосы Норвегии). Как раз с данной областью связывают имя собственное Хельги, русифицированной формой которого считается Олег. Иоакимовская летопись уверен в том, что Олег был связан с Рюриком родственными узами через жену последнего — собственную сестру.

Так это либо нет — проверить нереально, о супруге Рюрика мы не знаем, в неспециализированном-то, ничего.

Летопись именует её имя — Ефанда (быть может, Альфвинд) и говорит, что та была норвежской княжной. Это ещё одна ниточка от Вещего Олега к Одду Стреле, не смотря на то, что в «Саге об Одде» у последнего нет никакой сестры, да и роду он не смотря на то, что и хорошего, но всё-таки не конунгова.

Раскопки в Ветхой Ладоге. Культурный слой X в., фрагмент скандинавского громадного дома

Наверное, мы так ни при каких обстоятельствах и не определим совершенно верно, кем были все эти люди, и что есть правдой из того, что о них говорят. По окончании Олега князем стал сын Рюрика Игорь, и это, в некоем роде, уже совсем вторая история, значительно лучше задокументированная. Исходя из этого в ней уже возможно в целом разобраться, кто кому кем приходится.

В общем, совсем-совсем вторая.

Кем был Рюрик по национальности?


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: