Африканский сталинград

Апофеозом гражданской войны в Анголе и Войны за независимость Намибии стала защита ангольскими правительственными армиями, военными воинами-и кубинскими интернационалистами советниками из СССР посёлка Куито-Куанавале. С октября 1987 по июнь 1988 года тут длилось большое сражение с массированным применением военной техники, авиации и артиллерии

История Африки второй половины XX века полна жестоких войн и кровавых конфликтов. Особенно бурно события протекали на юге «Тёмного континента» – тут в 70-е годы СССР начал оказывать помощь юный Ангольской республике, что шло вразрез с заинтересованностями ЮАР и Родезии. Это были последние африканские государства, управлявшиеся «белыми» кабинетами министров, и на их территории процветала дискриминация и расовая сегрегация «тёмного» большинства.

«Рекомендации» идут на «Тёмный континент»

Весной 1974 года в Португалии случилась «Революция гвоздик», по окончании чего метрополия предоставила свободу всем своим колониям. 11 ноября 1975 года о собственной независимости заявила Ангола. Первым президентом страны стал глава Народного перемещения за освобождение Анголы (порт.

такжеde Libertacao de Angola, потом – МПЛА) Агостиньо Нето.

Его партия поддерживала тесный контакт с СССР и придерживалась марксистского курса.

На юге Ангола граничит с Намибией, которая ещё на протяжении Первой Мировой была оккупирована южноафриканскими армиями. В 60-е годы племенные вожди Намибии создали Народную организацию Юго-Западной Африки, (англ. South-West Africa’s Peoples Organization, потом – СВАПО), основной целью которой ставилось освобождение Намибии из-под гнёта захватчиков.

Военное крыло СВАПО – Народно-освободительная армия Намибии (англ. People’s Liberation Army of Namibia, потом – ЗАМЫСЕЛ) начало партизанскую войну против белых милицейских, и правительство ЮАР ввело в страну войска.

С обретением приходом и Анголой независимости в том месте к власти партии марксистского толка в Претории поняли, что намибийские месторождения нужных ископаемых оказались под угрозой. Исходя из этого управление ЮАР начало оказывать помощь соперникам МПЛА – армейским группировкам Национального альянса за полную независимость Анголы (порт. Uniao Nacional para a Independencia Total de Angola, потом – УНИТА) и Национального фронта освобождения Анголы (порт.

Frente Nacional de Libertacao de Angola, потом – ФНЛА).

В следствии в Анголе разразилась затяжная гражданская война, продолжавшаяся продолжительных двадцать восемь лет – с 1975 по 2002 год. Одновременно с этим на Намибии и территории Анголы шла Война за независимость Намибии (второе наименование – Южноафриканская пограничная война), которая закончилась лишь во второй половине 80-ых годов XX века.

Как Ангола «встречала Октябрь»

Апофеозом обоих распрей стала защита правительственными армиями Анголы, военными воинами-и кубинскими интернационалистами советниками из СССР посёлка Квито-Кванавале (советские ветераны данной войны применяют другую транскрипцию – Куито-Куанавале). С октября 1987 по июнь 1988 года тут длилось наибольшее сражение в современной истории юга Африки с массированным применением военной техники, авиации и артиллерии.

Африканский сталинград
Смешанный советско-кубинский экипаж танка Т-55 в Анголе
Источник – cubanet.org

Очередная эскалация конфликта началась 14 августа 1987 года с проведения правительственными армиями Анголы боевой операции «Встречаем Октябрь», направленной против боевиков УНИТА, укрепившихся в юго-восточных провинциях страны и поддерживаемых армией ЮАР. Предполагалось стереть с лица земли главный аэропорт снабжения УНИТА в посёлке Мавинге, отрезать их подразделения от границы (дабы предотвратить возможность оказания помощи со стороны ВС ЮАР), а после этого разгромить.

Операция была создана армейскими советниками из СССР и не предусматривала применение кубинского военного контингента, что ещё в 1975 году прибыл в Анголу для помощи в защите страны от интервенции южноафриканцев. Наступление ФАПЛА (эта сокращение общепринята для армии Анголы) в южном направлении началось недалеко от посёлка Куито-Куанавале силами 25-й бригады, к тому времени уже развёрнутой к востоку от реки Куито, и бригад №№16, 21, 47, 59, 66, 8, и 13, каковые кроме этого привлекались для принятие участия в операции. Общее колличество наступавшей группировки составляла приблизительно 10 000 человек и 150 танков.

В состав каждой ангольской пехотной бригады входила рота танков, складывавшаяся из семи автомобилей Т-54/Т-55. Помимо этого, моторизованные бригады имели на вооружении военные машины пехоты. В наступлении принимал участие первый в истории Анголы отдельный танковый батальон, складывавшийся из двадцати двух танков – три роты по семь автомобилей плюс один командирский танк.

Т-55 преодолевает сложный участок дороги
Источник – veteranangola.ru

Ангольские армии начали медленное продвижение на юго-восток к Мавинге. Оно затруднялось громадным числом минных полей (остававшихся в этом районе Анголы со времён прошлых битв), и мягкими песками и густой растительностью, в которых вязла гусеничная техника. В среднем, ангольцы преодолевали 4 км каждый день, делая остановки по 16 часов.

В колоннах находились армейские советники из СССР, координировавшие действия ангольцев. Для превращения нескольких тысяч африканцев в боевую единицу в большинстве случаев хватало следующих советских экспертов:

  • советника комбриг;
  • советника главы политического отдела бригады;
  • советника начальника штаба бригады;
  • советника главы артиллерии бригады;
  • одного либо двоих советников начальников батальонов бригады;
  • переводчика;
  • эксперта-техника бригады.

Первоначально ангольским армиям противостояли 8 000 бойцов УНИТА, с которыми подразделения ФАПЛА в полной мере удачно справлялись. Большинство подразделений по обе стороны фронта складывалась из слабо мотивированных крестьян, грезивших поскорее появляться дома. И не смотря на то, что эти люди довольно удачно сражались между собой, при виде вооружённых белых они испытывали настоящий ужас.

Зная о боевых качествах коренных африканцев, управление ЮАР перебросило к Мавинге 4 000 солдат регулярной армии, артиллерию и бронетехнику (в будущем данный армейский контингент возрастал). Эта операция южноафриканских сил носила кодовое имя «Модулар».

Ангольские армии неспешно оттесняли боевиков УНИТА на юг, продвигаясь к реке Ломба, а те, со своей стороны, пробовали прервать снабжение колонн соперника, организовывая в их тылу засады, минируя дороги и наводя на наступавших южноафриканскую авиацию. 3 сентября случилось первое боестолкновение ангольцев с южноафриканскими силами – из ЗРК (потом – ЗРК) «Ромб» (экспортный вариант советского ЗРК «Оса» 9К33, по классификации НАТО – SA-8 Gecko) был сбит самолёт-разведчик ВВС ЮАР, наряду с этим погибли два пилота.

Ангольская ЗРК «Оса» 9К33 с боевым расчётом на броне
Источник – ekabu.ru

10 сентября две тысячи ангольских солдат при помощи шести танков Т-55 форсировали реку Ломба и нападали 240 южноафриканцев и бойцов УНИТА, которых поддерживали 4 БТР (потом – БТР) «Ратель» и 16 БТР «Касспир» модификаций Mk I, Мk II и Мk III. В этом бою ангольцы продемонстрировали себя нехорошими вояками – все 6 их танков были стёрты с лица земли артиллерией, погибло около 100 солдат. Через три дня атака повторилась (в сражении погибло 40 бойцов УНИТА и 200 солдат ФАПЛА).

Сейчас на ангольском театре боевых действий в первый раз случилось бронетанковое сражение – танки Т-55 сошлись в сражении с южноафриканскими БТР «Ратель», хуже забронированными и вооружёнными пушками меньшего калибра, чем советские гусеничные автомобили, но более манёвренными на песчаных грунтах юго-восточной Анголы. Стороны утратили пять Т-55 и три «Рателя» соответственно, наряду с этим у южноафриканцев погибли восемь и были ранены четыре человека.

Экипажи «Рателей» применили тактику «закруживания» неповоротливых танков, применяя собственную проходимость и высокую скорость. Но дабы подбить Т-55, им требовалось попасть в него пара раз из собственных 90-мм орудий, тогда как одного 100-мм боеприпаса танковой пушки хватало, дабы стереть с лица земли БТР.

«Ратели» 61-й танковой группы (в армии ЮАР эти тяжеловооружённые БТР считаются танками)
Источник – airsoftgames.ee

Во время с 14 по 23 сентября случилось ещё пара боестолкновений – в первом случае тысяча бойцов ФАПЛА нападала 250 южноафриканцев, а во втором «Ратели» не приняли бой с Т-55 и отошли. Неспециализированный счёт утрат правительственных сил Анголы достиг 382 человек. Утраты бойцов УНИТА за данный период малоизвестны (вероятнее, никто просто не озадачивался их подсчётом).

Пилоты «Острова свободы» против южноафриканских «гринго»

В сентябре 1987 года в небе над южной частью Анголы вспыхнула настоящая воздушная война. Южноафриканцы пробовали вернуть себе господство в воздухе, дабы обеспечить последующее наступление, но кубинские пилоты нанесли им поражение в нескольких воздушных битвах.

Сперва истребитель МиГ-23 сбил бомбардировщик Atlas Impala Mk 2 (южноафриканскую версию итальянского учебного самолёта Aermacchi MB.326М), а позже пилот Эдуардо Гонзалес Сарриа сбил Dassault Mirage F1. Бравые пилоты ВВС ЮАР жаждали реванша, но 10 сентября в двух воздушных битвах кубинцам удалось избежать утрат, не обращая внимания на ракеты, выпущенные по их самолётам.

Impala Mk 2 южноафриканских ВВС
Источник – flyawaysimulation.com

24 сентября был не легко ранен коммунистический переводчик Олег Снитко, являвшийся советником при 21-й ангольской пехотной бригаде. На протяжении утреннего обстрела осколком первого же боеприпаса ему оторвало руку. Культю стянули жгутом, раненого нужно было доставить в больницу, но так как бригада пребывала в своевременном окружении, под обстрелами артиллерии и постоянными бомбёжками, с эвакуацией появлялись неприятности.

Два ангольских вертолёта, вылетевшие на помощь, из-за начавшегося обстрела приземлиться не смогли (правильнее, побоялись пилоты), и, не обращая внимания на все старания полевых медиков, ночью 26 сентября раненый погиб.

Вертолёт Aerospatiale SA 330 Puma южноафриканских ВВС
Источник – en.academic.ru

27 сентября была совершена целая операция по эвакуации тела Олега Снитко, переросшая в воздушный бой. Утром два вертолёта (один из них пилотировал коммунистический экипаж, второй – ангольский) под прикрытием пары МиГ-23 вылетели в точку, указанную советниками 21-й бригады. До тех пор пока вертолёты грузились, «миги» с кубинскими пилотами вступили в противоборство с парой «миражей».

Дж.

С. С. Годин на МиГ-23 повредил «Мираж» по окончании того как увернулся от разрешённой войти в него ракеты, а Альберто Лей Ривас подбил второй. Южноафриканский пилот (капитан Артур Пирси) пробовал дотянуть повреждённую машину до ближайшей авиабазы, но она упала вниз (Пирси успел катапультироваться). Так, реванша за прошлые поражения у южноафриканцев не вышло.

В другом воздушном столкновении, случившемся в данный же сутки, один из «мигов» сбил южноафриканский транспортный вертолёт «Пума».

Кубинский пилот самолёта МиГ-23 Алберто Лей Ривас по окончании очередной воздушной победы над южноафриканским «Миражом». Аэропорт Куито-Куанавале, 1987 год
Источник – veteranangola.ru
Неудачи на пути к «Октябрю»

Сейчас армия ЮАР начала подтягивать к театру военных действий более тяжёлое оружие – танки Olifant Mk.1A (модернизированные на южноафриканских фирмах английские автомобили Centurion). В ЮАР на них установили 105-мм пушки L7A1 (вместо 83-мм), лазерные дальномеры, баллистические вычислители, 81-мм дымовые гранатомёты, и наведения и новейшие приборы наблюдения.

Британские двигатели «Метеор» заменили американскими дизелями AVDS-1750, установили гидромеханическую трансмиссию, увеличили ёмкость баков (в следствии всех этих усовершенствований масса автомобилей возросла с 51 до 56 тысячь киллограм). При развёртывании подразделений «олифантов» два из них подорвались на минах, но никто из танкистов не пострадал благодаря хорошему бронированию дна этих автомобилей.

Колонна тяжёлых танков «Олифант» ВС ЮАР вступает в Анголу, 1988 год. Фото из южноафриканского издания «Паратус»
Источник – veteranangola.ru

3 октября под давлением армий юар и УНИТА началось массовое отступление ангольских бригад с южного берега реки Ломба. В данный сутки БТР с советниками из СССР попал в сложную обстановку – большая часть воинов из группы прикрытия в панике бежали, и с советскими экспертами остались лишь одиннадцать самых преданных бойцов охраны. Водителю однако удалось увести машину на другой берег Ломбы – она ушла предпоследней и сохранилась чудесным образом (спустя пара мин. на позицию, где ранее размешались советские эксперты, ворвался головной БТР АМL-90 армий ЮАР).

До тех пор пока наседавшего соперника сдерживали бойцы отдельного танкового батальона, по повреждённому мосту на северный берег Ломбы перебирались кинувшие собственную технику ангольцы и «спешенные» советники. Танковый батальон ФАПЛА всецело погиб – по данным южноафриканских СМИ, военнопленные танкисты были переданы «унитовцам», и через пара дней фаворит УНИТА без сомнений Мальейру Савимби лично участвовал в их казни.

Боевики УНИТА
Источник – coldwar.ru

Ангольцы вынужденно покинули плацдармы, захваченные ранее на южном берегу реки Ломба, кинув в том месте 127 единиц техники – танков, БМП, ЗРК и грузовиков, многие из которых. Ангольские воины, выручая собственные жизни, предпочитали скоро ретироваться с поля боя, не занимаясь спасением матчасти.

Южноафриканцы именуют другие цифры утрат соперника: 250 единиц стёртой с лица земли, повреждённой и захваченной техники (3 ЗРК «Ромб», 2 ЗРК «Стрела-1», 18 танков, 3 инженерные автомобили, 16 БТР, 5 бронированных машин, шесть 122-мм орудий, оборудование трёх лёгких батарей ПВО и 120 транспортных средств снабжения). Правильные утраты самих южноафриканцев и бойцов УНИТА известны лишь им самим и очевидно не соответствуют опубликованным данным – 18 человек убитыми и 12 ранеными, 2 танка «Олифант», 4 БТР «Ратель» и один разведывательный самолёт. УНИТА утратила 270 человек убитыми и большое количество ранеными.

На переднем замысле БТР (по вторым классификациям – БМП) «Ратель» армии ЮАР
Источник – wikimedia.org

Утраты ангольской армии были громадными, но не такими катастрофическими, как того хотелось южноафриканцам – 525 человек убитыми плюс большое количество раненых.

Посёлок в осаде

4 октября перешедшие реку Ломба южноафриканские армии продолжили теснить ангольские бригады на северо запад и-север. Дабы затруднить снабжение военной группировки ФАПЛА, закрепившейся на северном берегу реки, в середине октября южноафриканцы подтянули к посёлку Куито-Куанавале (главной базе снабжения ангольской армии в этом регионе) дальнобойную артиллерию: буксируемые 155-мм пушки G-5 и унифицированные с ними 155-мм САУ G6 Rhino («Носорог»), 127-мм реактивные системы залпового огня (потом – РСЗО) Valkiri Mk 1.22.

Артиллерия начала обстрел аэродрома, военных баз и самого посёлка. Но в связи с угрозой обстрелов аэропорт уже не употреблялся (последний борт (грузовой самолёт Ан-12) вылетел в Луанду ещё в последних числахСентября). При первых обстрелах были повреждены осколками семь из восьми самолётов МиГ-23, хранившиеся в эллингах аэропорта.

Южноафриканцы поторопились записать все восемь самолётов на собственный боевой счёт, но пять «мигов» ангольцы залатали прямо на месте и перегнали на авиабазу в Менонге, а два остальных – доставили В том же направлении по земле и по окончании более важного ремонта кроме этого вернули в строй.

Буксируемая 155-мм пушка G-5 и 155-мм САУ G-6 «Рино» армии ЮАР ведут пламя
Источник – ohmhaber.com

В рвении добиться победы южноафриканцы не останавливались ни перед чем, допуская кроме того применение оружия массового поражения. Участник тех битв младший лейтенант Игорь Ждаркин записал в собственном ежедневнике: «29 октября 1987 г. В 14.00 по радио взяли ужасное известие. В 13.10 соперник обстрелял 59-ю бригаду боеприпасами, начинёнными химическими отравляющими веществами.

Многие ангольские воины отравились, кое-какие утратили сознание, комбриг кашляет кровью. Зацепило и отечественных советников. Ветер именно дул в их сторону, многие жалуются на сильнейшие тошноту и головные боли.

Это известие нас не на шутку встревожило, поскольку у нас нет кроме того самых завалящих противогазов, не говоря уже об ОЗК».

Наряду с этим южноафриканские СМИ факт применения боевых отравляющих веществ отрицают.

В середине ноября 1987 года южноафриканские армии практически близко подошли к Куито-Куанавале, и начало его осады стало неизбежным. Осознавая это, правительство Кубы решило безотлагательно усилить кубинскую группировку в Анголе. С «Острова свободы» в Африку отправилась 50-я дивизия, оснащённая советскими танками Т-62.

Кроме этого, был безотлагательно увеличен контингент кубинских пилотов-истребителей, а из СССР в Анголу поступили новые партии самолётов МиГ-23, оружия, боеприпасов и запасных частей.

Благодаря принятым мерам к двадцатым числам ноября продвижение южноафриканских формирований и войск УНИТА остановилось в 10 –15 км от Куито-Куанавале.

Аэропорт в Куито-Куанавале, 1970-е годы
Источник – carlos-trindade.blogspot.com

Но дальнобойность южноафриканской артиллерии существенно превышала это расстояние, и посёлок подвергался ежедневным обстрелам. Начиная с 15 декабря, по Куито-Куанавале выпускалось в среднем 150 –200 снарядов в сутки, в следствии чего фактически все его строения были стёрты с лица земли.

Советские 122-мм гаубицы Д-30 (большая дальность стрельбы – 22 км) и РСЗО БМ-21 (дальность стрельбы – до 20,5 км) подавить дальнобойные мобильные батареи соперника не могли, исходя из этого большинство штабов, военных советников и тыловых подразделений перекочевала в лес, пребывавший в 15 км от посёлка. Тут в почве отрыли целые города, складывавшиеся из совокупности траншей, и жилых, административных и хозяйственных землянок. К проблемам, доставляемым обстрелами соперника, добавились и такие типично африканские опасности, как змеи, норовящие занять постели прежде их хозяев, и малярийные комары.

«Ленд Ровер» с установленным на нём безоткатным орудием, захваченный бойцами ФАПЛА недалеко от реки Ломба 3 октября 1987 года
Источник – lr4x4.ru

Для повышения площади поражения южноафриканцы применяли бомбы и боеприпасы, снаряжённые металлическими поражающими элементами – шариками либо иглами. 27 ноября 1987 года в следствии разрыва аналогичного боеприпаса, выпущенного из РСЗО «Валькирия» (боеприпас начинялся взрывчаткой весом в 60 кг с 8500 железными шариками), погиб советник по организационно-мобилизационной работе при командующем армейским округом полковник А. И. Горб. Вспоминает В. А. Митяев, полковник ВДВ в отставке:

«Начался арт-налет, мы все в укрытие – в домино играем. Мы сами попеременно дежурили, а караул ангольский. Андрей Иванович должен был заступать на дежурство и инструктировать караул.

Он сидел у отечественной баньки под навесом, где политзанятия проводили, спортом занимались, боеприпасы спортивные находились. Всё это пребывало на ограниченной площади – 20?30 м по периметру. Забора около не было.

Охрана заступала ночью, днём её не было.

Мы все попрятались в убежище и говорим ему: «Отправимся». А он: «Да я вот проинструктирую караул и позже». Внезапно рядом как жахнет боеприпас от «Валькирии»! Влетел, пробил крышу отечественного навеса.

Мы сходу вылезли из укрытия, у нас в том месте ГАЗ-66 стоял.

Наблюдаю под машину и вижу – человек лежит. Я скоро к нему подбежал. Сам полковник Горб полностью целый, а один шарик попал ему в горло, в сонную артерию.

Мы затащили его в укрытие, доктор сходу начал помогать, но он прямо на моих глазах погиб.

Я ему глаза закрывал».

127-мм реактивная ракетная установка«Валькирия»
Источник – rbase.new-factoria.ru

20 декабря 1987 года погиб ещё один представитель советского военного контингента в Анголе – водитель-связист группы СВС Южного фронта рядовой Александр Никитенко. Он подорвался на мине, установленной боевиками УНИТА, в то время, когда вёз в больницу тяжелобольного офицера.

Куито-Куанавале– ангольский Сталинград

К середине декабря боевые действия стихли – в Анголе начался сезон дождей. В это время времени руководство ВС ЮАР начало подготовку к «Операции Хупер» («Дикий лебедь»), из-за которой Куито-Куанавале должен был пасть. Ангольско-кубинско-советское руководство также не сидело сложа руки.

Ангольские и кубинские воины создали около посёлка пара линий обороны, складывавшихся из Дзотов и траншей, выкопали капониры для танков, заминировали дороги и подходы к посёлку. К отражению массированных атак пехоты подготовили зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 «Шилка», каковые были весьма действенными при отражении атак «живых волн» боевиков УНИТА.

Танк Т-34-85 в Анголе
Источник – veteranangola.ru

Начиная с января 1988 года, нападавшие осуществили шесть массированных наступлений на посёлок. Южноафриканцы старались беречь собственных солдат, применяя в качестве «пушечного мяса» союзных им боевиков УНИТА. Но те продемонстрировали себя не весьма хорошими бойцами, и подразделениям ВС ЮАР получалось вклиниваться в оборону защитников Куито-Куанавале, только применяя БТР и танки.

Не обращая внимания на это, любой раз солдат союзников (и силы кубинцев ФАПЛА) отбрасывали неприятеля назад.

ЗСУ-23-4 «Шилка»
Источник – wikimedia.org

Первая атака посёлка состоялась 13 января 1988 года. По окончании разведки боем, которую совершили бойцы УНИТА, на позиции 21-й ангольской бригады на реке Куатир (к северо-востоку от Куито-Куанавале) в наступление двинулась военная техника армии ЮАР. Наступление началось удачно – по окончании двухчасового боя 21-я и 51-я ангольские бригады были выбиты со собственных позиций.

Южноафриканцы заявили о 250 убитых ангольцах, семи подбитых и пяти захваченных ангольских танках и второй захваченной и стёртой с лица земли технике. Но ни подвижных танков, ни неподвижных огневых точек в виде закопанной военной техники на этом месте обороны в то время не было, поскольку собственные танки 21-я и 51-я бригады покинули ещё в осеннюю пору 1987 года на южном берегу реки Ломба. Разумеется, что южноафриканцы и сейчас остались верны себе в «правдивой» оценке утрат соперника.

Сами нападавшие утратили два БТР «Ратель», в то время, когда на протяжении авианалёта нескольких Миг-21 и Миг-23 кубинские пилоты стёрли с лица земли колонну южноафриканской военной техники. Кроме этого были подбиты семь «олифантов», пара БТР «Эланд» и буксируемых пушек. Атака ангольской 21-й бригады, перегруппировавшейся на базе в Тумпо, разрешила отбить пара траншей, занятых бойцами УНИТА.

В свете последнего факта поспешное заявление начальников УНИТА, что им удалось захватить Куито-Куанавале, начало выглядеть, мягко говоря, не совсем правдоподобно.

Подбитый БТР «Эланд»
Источник – veteranangola.ru

14 января МиГ-23 под управлением кубинского пилота Франциско А. Доваля сбили «дружественным огнём» ангольцы из переносного ЗРК 9К32М «Стрела-2М» (по классификации НАТО – SA-7B Grail). Как именно жители острова свободы позже разбирались со собственными «меткими» союзниками, история умалчивает.

Очередной успешный налёт на южноафриканские силы кубинские «миги» осуществили 16 января, а 21 января боевики УНИТА сбили МиГ-23 пилота Карлоса Р. Переса.

14 февраля 1988 года начался второй приступ Куито-Куанавале. Южноафриканцы прорвали ангольскую линию обороны недалеко от расположения 21-й, 23-й и 59-й бригад. Подразделения ФАПЛА отошли к собственной базе в Тумпо и закрепились на новых позициях на протяжении одноимённой реки.

Руководство ВС ЮАР заявило о 230 стёртых с лица земли ангольских воинах, четырёх танках и четырёх БМП, и не смотря на то, что эти сведенья не в полной мере отвечают настоящим цифрам, утраты ФАПЛА были вправду громадны.

Главный удар наносился по обороне 59-й бригады – её нападали 40 танков «Олифант» и 100 (по другим сведеньям – 98) БТР «Ратель» и «Касспир».

Южноафриканские танки в Анголе. Прекрасно видны номера на башнях. Фото из издания «Паратус»
Источник – veteranangola.ru

В данный сутки случился, пожалуй, единственный настоящий танковый бой за всё время Войны за независимость Намибии, в котором танки дрались с танками. Жители острова свободы собрали все собственные бронесилы, талантливые противостоять атаке соперника – четырнадцать Т-54 и один Т-55 (с личным именем «Бартоломью») начальника бронегруппы полковника Чиро Гомеса Бетанкура. На протяжении передвижения пара автомобилей застряло в песках, исходя из этого к полю битвы смогли добраться лишь семь Т-54 и «Бартоломью».

Сражение протекало ожесточённо, и жители острова свободы утратили шесть Т-54. Три из них подбили бойцы УНИТА из гранатомётов РПГ-7, ещё три – южноафриканские «олифанты». Из восьми автомобилей сохранились только один Т-54 и повреждённый «Бартоломью», а 14 кубинских танкистов погибло (это стало наибольшей утратой «Острова свободы» за всё время обороны Куито-Куанавале).

Но эти утраты были не напрасны – наступление остановилось, а южноафриканцы лишились десяти «олифантов» и четырёх «рателей» (как мы знаем, что в одном из БТРов от прямого попадания сдетонировал боезапас, и все четыре члена экипажа погибли). Правильные утраты среди танкистов остальных подбитых автомобилей малоизвестны, поскольку южноафриканцы заявили о девяти раненых, что, мягко говоря, маловероятно.

Что же касается техники, то они признали утрату только одного взорвавшегося «Рателя», которую нереально было скрыть, и одного «Олифанта», что, согласно данным южноафриканских источников, позднее был восстановлен. Южноафриканские генералы распорядились эвакуировать с поля боя всю технику, которую только возможно было транспортировать. Потом это разрешало им со спокойной душой фальсифицировать результаты битв.

Танк Т-55, сгоревший под Куито-Куанавале
Источник – veteranangola.ru

Сражение продемонстрировало большое преимущество Т-54/55 перед «олифантами» – они были стремительнее тяжёлых и непо

WW2 footage late 1942: Eastern Front (Stalingrad), Pacific (Midway), North Afrika (El Alamein)


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.