Антропологические (этнографические) классификации и универсальная модель культуры

Типология культуры: общие основания и определение

Типология культуры – это разбиение всего разнообразия культурных совокупностей на некое достаточно ограниченное количество их типов (от греч. typos – отпечаток, форма, пример) методом группировки их особенностей либо черт по тем либо иным формальным либо содержательным показателям; используется в целях сравнительного изучения значительных параметров, связей, функций, взаимоотношений, уровней организации культур.

Базу исторической типологии культур, определяющей место конкретной культуры в культурно-историческом ходе, составляют разные обобщенные представления об этом ходе, его теории. В базе же структурной и системной типологии (классификации) лежат разные концепции так называемой универсальной модели культуры. Во многих случаях отмечается одновременное применение этих оснований.

множественности культур и Само признание разнообразия, существующих во времени и пространстве, в качестве теоретической предпосылки ведет или к невозможности равенства и утверждению культур их противопоставления, или к утверждению, что само разнообразие культур никак не исключает иерархических взаимоотношений между ними. И в данной совокупности отсчета одни культуры оцениваются как более значимые, развитые, ценностно богатые и плодотворные; другие же, наоборот, воспринимаются как менее богатые, патриархальные, истощившиеся и потерявшие собственный главенство.Антропологические (этнографические) классификации и универсальная модель культуры

Культурные типологии имеют некую предысторию, укажем на два события из данной предыстории, значительных для европейской традиции восприятия культурного разнообразия.

В пятом веке до н.э. греческий историк Геродот, обрисовывая греко-персидские войны, поделил все народы на две части – варваров и эллинов. К последним он отнес всех известных тогда соседей Старой Греции: лидийцев, мидян, египтян, ассирийцев, персов, фракийцев и т.д.

Эпоха ренесанса, обратившись к Античности как культурному идеалу и хотя дистанцироваться от Средневековья, заложила фундамент исторической диахронной (от греческого dia – через, через и chronos – время) типологии, которой мы так или иначе пользуемся до сих пор. Гуманисты Восстановления представили культуры и развитие истории как синусоиду, начинающуюся со взлета Античности и через упадок Средних столетий опять возвышающуюся до ренесанса.

Подобная типология употреблялась и в эру Нового времени, став в полной мере классической. Большая часть современных книжек по истории культуры выстроены, имея в базе данную историческую типологию – Старый мир, Античность, Средние века, Восстановление, Новое время.

классификации культур и Современные типологии бессчётны, мы перечислим только кое-какие из них, правильнее, кое-какие их группы.

Антропологические (универсальная) модель и этнографические классификации культуры

Представители культурной антропологии, трудившиеся конкретно с конкретным этнографическим материалом, предпринимали попытки структурной (морфологической) типологии, разрабатывали классификации, опираясь на идею выделения культурных ареалов, учёт и выбор обрисовываемых ими культурных элементов носил региональный и статистический темперамент.

Изучение общего культурного разнообразия разрешило исследователям выбрать элементы, каковые они считали неспециализированными для всех известных культур: возрастное деление, календарь, организация общества, совокупности родства, приготовление пищи, разделение труда и совместный труд, декоративное мастерство, образование, этика, праздничные дни, фольклор, табу, похоронные ритуалы, игры, подарки, гостеприимство, жилищное строительство, запрет инцеста, закон, наказания, имена, религиозные культы и т.д.

Было создано множество классификационных схем для одних и тех же этногpафических данных. Не обращая внимания на это, в американской культурной антропологии в 30-40-е гг. XX в. (на психологии и стыке антропологии) сформировалось представление об универсальной модели культуры.

Универсальная модель культуры – концепция единого замысла построения культуры, сформулированная в антропологии как следствие разработки сравнительного способа. Анализ нескольких сотен (более 600, в соответствии с «World Ethnographic Atlas», 1967) конкретных культур разрешил Джорджу Питеру Мёрдоку выделить повторяющиеся черты, названные общими.

Количество, сочетание рубрик и качественный состав у каждого из сотрудников Мёрдока (Кларк Уисслер, Бронислав Малиновский, и др.) было уникальным, не совпадало с классификциями вторых исследователей, но сущность, согласно точки зрения Мёрдока, оставалась единой.

Так, любая культура имеет свой и каждый языкскладывается из однообразных компонентов. Похоронные обряды во всех культурах, в большинстве случаев, включают выражение скорби, методы обращения с телом, ритуалы, защищающие участников погребения от злых сил и т.д. Но, при всем сходстве (наличие неспециализированных линия и их компонентов), их конкретное культурное содержание различно.

Мёрдок заключил, что вправду общие черты (неспециализированный знаменатель культур) – это не идентичность содержания, а сходство классификаций, основанное не на произволе исследователя, классификатора, а на изюминках биологической природы человека и условиях людской существования. Универсальная модель культуры существует во всех культурах: несложных и сложных, древних и современных.

Модель культуры Мёрдока есть необычным, выстроенном на огромном фактическом материале методом различия культур и изучения сходства, исходя из определяемого культурой поведения человека. Итоговая универсальная схема Мёрдока (1967) содержала 47 общих культурных линия.

концепции и Подобные схемы возникали , совершенствоваться и употребляться в исследовательской практике и по окончании Мёрдока, но их упрекают в том, что объединение культурных элементов в те либо иные категории достаточно случайно и произвольно.

Концепция совершенных типов

Еще в нач. XX в. Максом Вебером были рассмотрены некие «идеально-абстрактные» методы социокультурной интеграции, выделенные им на базе анализа социумов по типам существующего в них господства. Вебер именует три «чистых» таких типа:

– Рациональный тип господства, обусловленный рациональными заинтересованностями подчиняющихся и господствующих. Ему соответствует правовой тип страны, характеризующийся подчинением закону, а не авторитету.

– Классический тип господства, основанный на святости существующих традиций и обычаев. Ему соответствует патриархальная общность, во главе которой стоит господин, распоряжающийся слугами и своими подданными, как глава громадной семьи домочадцами и своими чадами.

– Харизматическuй тип господства, который связан с эмоциональным восприятием власти (харизма – это определенные качества личности, купленные либо врожденные, разрешающие воодушевлять людей и увлекать их за собой). По Веберу, харизмой владеют и основатели мировых религий (Будда, Иисус, Мохаммад), и великие полководцы (Александр Македонский, Навуходоносор, Цезарь, Тамерлан, Наполеон), и выдающиеся политики (А. Линкольн, Петр Великий, Ленин).

Концепции локальных культур (цивилизаций)

В классификациях системно-структурных изначально не ставилась задача рассмотрения изменчивой составляющей культуры, практически отсутствовало такое понятие, как культурный процесс. Историческая типология культур, наоборот, подходит к ответу задачи классификации культур, исходя в первую очередь из рассмотрения бытия культуры во времени. Но сами представления исследователей о содержании и характере культурной истории различались так, что целый комплект созданных различными учеными историко-культурных классификаций имеет собственными полюсами концепции, как бы взаимно исключающие друг друга.

Один из этих полюсов представляют собой концепции «локальных культур», авторы которых отстаивают идею, что всемирный культурный процесс представляет собой исчезновения и процесс возникновения сменяющих друг друга и принципиально хороших друг от друга независимых культур «локального» масштаба, слабо либо по большому счету никак не связанных между собой.

Утверждение, что целостной культурной историине существует, высказал еще во второй половине XIX в. Николай Яковлевич Данилевский в собственной книге «Европа и Россия» (1869): «Общечеловеческой цивилизации не существует и не существует, по причине того, что это была бы лишь неосуществимая и вовсе нежелательная неполнота. […] Общечеловеческого не только нет в конечном итоге, но и хотеть быть им – значит ограничиваться неспециализированным местом, бесцветностью, отсутствием оригинальности, одним словом, ограничиваться неосуществимой неполнотою». Культурная история является чередойзамкнутых «на себе» локальных культур со собственными характеристиками и специфическими особенностями. Их классификацию Данилевский осуществляет по нескольким основаниям.

По роли в степени и истории самореализации все культуры, существовавшие в истории, Данилевский дробит на три группы.

1. Позицию лидера в собственности обособленным, самобытным и самодостаточным «культурным типам» (либо цивилизациям), каковые, подобно живым организмам, находятся в постоянной борьбе между собой и с окружающей средой. Как и биологические особи, цивилизации последовательно проходят в собственном развитии стадии рождения, расцвета, гибели и упадка. Цивилизации не дублируют разработку культурного опыта друг друга: «Народы каждого культурного типа не по большому счету трудятся; результаты их труда остаются собственностью всех других народов, не достигших цивилизационного периода собственного развития, и труда этого повторять незачем».

Цивилизации, со своей стороны, подразделяются им на исчерпавшие (всецело либо частично) возможности собственного развития и на не успевшие завершить собственного развития. К первым относятся десять цивилизаций: египетская, китайская, ассирийско-вавилоно-финикийская (халдейская либо древнесемитическая), индийская, иранская, иудейская, греческая, римская, аравийская, германо-романская (либо европейская); ко вторым – мексиканская и перуанская.

2. «Временно появляющиеся феномены» (гунны, монголы, турки), роль которых в истории сводится к тому, что они, «совершив собственный разрушительный подвиг, помогли испустить дух борющимся со смертью цивилизациям и, разнеся их остатки, прячутся в прошлое ничтожество». Данилевский именует их «отрицательными деятелями человечества».

3. «Этнографи ческий материал» – племена, каковые входят в культурные типы, но сами «не достигают исторической индивидуальности». Им не характерна ни хорошая, ни отрицательная исторические роли.

По характеру существования и происхождения Данилевский разделяет культуры на «уединенные» (китайская и индийская) и «преемственные» (египетская, ассuрийско-вавuлонская, финикuйская, иудейская, греческая, рuмская, европейская).

По направлениям культурной деятельности человека – в соответствии с Данилевскому, существуют четыре таких направления: 1) религиозная деятельность, объемлющая собою отношения человека к Всевышнему, – «народное мировоззрение …, как жёсткая вера, составляющая живую базу всей нравственной деятельности человека»; 2) культурная (в узком смысле деятельность, охватывающая отношение человека к внешнему миру: теоретически-научная, эстетически-художественная, технически-промышленная; 3) политическая деятельность (в сферах как внутренней, так и внешней политики); 4) публично-экономическая деятельность (в ходе которой создаются определенные системы и экономические отношения).

По степени реализации разных направлений культурной деятельности. Данилевский исходит из идеи, что по количеству направлений культурной деятельности, реализованных на протяжении существования той либо другой цивилизации, возможно делать выводы о степени ее совершенства, и эта степень на протяжении культурной истории последовательно растет.

В классификации по этому показателю ярко проявляется произвольно-тенденциозиый темперамент оценок Данилевским разных культур, в то время, когда он типологизирует их следующим образом. 1. Первuчные, либо подготовительные, культуры, не показавшие себя достаточно полно и ярко ни в одном из направлений социокультурной деятельности. К ним, на взгляд Данилевского, относятся египетская, китайская, вавилонская, индийская, иранская культуры, заложившие фундамент последующего развития.

Их задачей есть выработка тех условий, при которых по большому счету делается вероятной жизнь в организованном обществе. 2. Одноосновные культуры – показавшие себя достаточно ярко и полно в одном из направлений социокультурной деятельности: иудейская (создавшая первую монотеистическую религию, ставшую базой христианства), греческая (воплотившаяся в фактически культурной деятельности – хорошее мастерство, философия), римская (реализовавшая себя в политико-правовой деятельности – хорошая совокупность права и национальная совокупность).

3. Двуосновная культура – германо-романская (европейская). Данилевский именует европейскую культуру «политико-культурным типом», потому, что эти два направления, согласно его точке зрения, лежат в базе творческой деятельности европейских народов (в экономической деятельности, как он вычисляет, европейцы преуспели в меньшей степени, потому, что созданные ими экономические отношения не отражают совершенств справедливости).

4. Четырехосновная культура – гипотетический, лишь еще появляющийся культурный тип, имеющий возможность реализовать в собственной жизнедеятельности четыре наиболее значимые сокровища: подлинную веру, свободу и политическую справедливость, фактически культуру (искусство и науку), идеальный гармоничный публично-экономический строй. Таким типом может стать славянский культурно-исторический тип, призванный объединить во главе с Россией все славянские народы в противовес Европе, исчерпавшей возможности собственного развития и вступавшей во время упадка, – само собой разумеется, в случае если данный тип не поддастся соблазну перенимать готовые культурные формы от европейцев. Данилевский много раз подчеркивал, что «Европа не только что-то нам чуждое, но кроме того враждебное», что ее интересы «не только не смогут быть отечественными заинтересованностями, но как правило прямо им противоположны».

Освальд Шпенглер, разместивший в 1916 году первый том культурфилософского труда «Закат Европы»,по большому счету не усматривает в культурной истории какой-либо логики либо преемственности. История, в его представлении, имеется чередование культур, любая из которых представляет собой некоторый «организм», спаянный внутренним единством, замкнутый «сам на себе», живущий собственной судьбой и обособленный от вторых, аналогичных ему «организмов».

Шпенглер писал: «У каждой [культуры] собственная мысль, личные страсти, личная судьба, чувствования и желания, и, наконец, личная смерть». Другими словами развитие отдельного культурного типа тождественно формированию живого организма. И вся история культуры слагается из смены отдельных замкнутых этапов – культурно-исторических типов.

Таковых ученый определяет восемь: египетский, индийский, вавилонский, китайский, древний, византийско-арабский, европейско-христианский и майя, предполагая появление в будущем русско-сибирского типа.

Культура, в понимании Шпенглера, имеется отличающее эру, создающее ее как целостность, определенное творчества и форм внутреннее единство мышления, некая единая стилистика, запечатленная в формах экономической, политической, духовной, религиозной, практической, художественной жизни.

Наряду с этим культура представляет собой внешнее проявление внутреннего строя души, рвение коллективной души народа к самовыражению. Она появляется из устремления к «космичности», что передается в «такте», «ритме», «тональности» переживания коллективной души.

Каждой культуре, каждой душе свойственно первичное мироощущение, собственный первосuмвол, которыйи есть базой для классификации культур. Из первосимвола проистекает достаток форм культуры; вдохновленная им, она живет, ощущает, творит. По утверждению Шпенглера, «любая из великих культур владеет тайным языком мирочувствования, в полной мере понятным лишь тому, кто к данной культуре в собственности.

Чтобы выяснить культуру Индии, необходимо иметь душу брамина». Человек, находящийся в собствености конкретной культуре, не только неимеетвозможности воспринять иных сокровищ, но и не в силах их осознать. Все нормы духовной деятельности человека имеют суть лишь в рамках конкретной культуры и значимы лишь для нее «глобальная история» – это иллюзия, порожденная европейским культурным типом).

Каждому культурному «организму» отмерен приблизительно тысячелетний срок существования, всякое глубинное и плодотворное сотрудничество между ними нереально. Не существует никакой исторической преемственности, никакого влияния либо заимствования. Новая юная культура, принимая влияние какой-либо второй, срочно подчиняет воспринятое собственному собств. «ритму», «такту», «вкусу».

В соотв. со своей концепцией Шпенглер выделяет в культурной истории восемь культур, характеризуемых любая своим первосимволом, прошедших целый путь собственного развития и достигших собственного завершения: китайская, вавилонская, египетская, индийская, древняя (греко-римская) («аполлоническая»), византийско-арабская («волшебная»), западноевропейская («фаустовская»), культура майя. В качестве новой культуры, по Шпенглеру, грядет русско-сибирская культура.

Радикальность различия культур, в базе которых лежат принципиально разные первосимволы, Шпенглер демонстрирует, например, на примере древней и европейской культуры, попутно разделяя их по характеру их «чувственной реализации». Так, «аполлоническая» душа древней культуры осваивала мир, тяготея к телесности, пластичности, основываясь на принципе «обозримого предела».

Для греков не существует то, что на большом растоянии и невидимо; они принимают лишь зрительно обозримое трехмерное пространство; им чуждо все иррациональное, не известен отрицательные числа и нуль. Они не знают истории, археологии, астрономии, не пользуются правильным отсчетом времени (не смотря на то, что им известны солнечные и водяные часы) – древний человек не подмечает течения времени и всецело растворен в его потоке.

Напротив, «обесплочивание», «борьба пространства против материи» – это первосимвол «фаустовской» души европейской культуры (запечатленный уже в кельтском и древнегерманском эпосах), воплощаемый в лишь ей характерном методе переживания пространства и времени – «устремленности в бесконечность». Мысль бесконечности в математике, подзорная труба, дальнобойное орудие, Суэцкий канал, возможность в живописи – разные проявления этого первосимвола.

Как полагал Шпенглер, единственное неспециализированное, «объединяющее» между собой разрозненные в пространстве и времени культурные миры, – то, что любой из них в собственном существовании проходит одинаковые жизненные этапы (от рождения до смерти); следовательно, в случае если в движении истории и существует какая-то логика, то это логика «внутреннего» развития культурно-исторических форм – от молодости к расцвету, зрелости и упадку. Шпенглер выделяет следующие фазы в динамике развития культурного организма: мuфо-сuмволическая ранняя культура, метафизико-религиозная высокая культура, поздняя, окостеневшая культура, переходящая в цивилизацию.

Цивилизация (по Шпенглеру!) везде владеет одними и теми же показателями: это переход от творческого порыва к бесплодию, от развития к застою, от «души» к «интеллекту», от смелых «деяний» к утилитарной работе, от «неповторимых» культурных образцов – к «массовой культуре»; в ходе этого перехода художественное и литературное творчество теряет собственный значение, уступая место спорту и бездуховному техницизму. Цивилизация – выражение и симптом отмирания культурного мира в его целостности как организма, затухания одушевлявшей его формотворчество идеи, возврат в небытие, в этнический хаос.

Переход от культуры к цивилизации в греко-римской культуре случился, в соответствии с Шпенглеру, в эру эллинизма (III-I вв. до н.э.); стадия цивилизации в западно-европейской культуре наступила, как он считал, уже в XIX в., исходя из этого шпенглеровский «Закат Европы», вышедший в 1922-1923 гг., воспринимался как предсказание собственного рода апокалипсиса (финиша света), т.е. смерти западноевропейского общества (среди них и под натиском новых «дикарей» – революционных сил, надвигавшихся с Востока).

С концепциями Шпенглера и Данилевского обнаруживает последовательность неспециализированных линия типология культур, созданная Арнольдом Джозефом Тойнби, не смотря на то, что имеется и различия.

Как вычисляет Тойнби, неизменные черты родовой природы человека (свойственные человеку сознание, воля, свойство к различению добра и зла, религиозность) составляют базу единства истории, просматривающегося в многообразии локальных цивилизаций. Одновременно с этим, всемирно-историческое развитие, по Тойнби, – это перемещение от локальных культурных общностей к единой общечеловеческой культуре.

Согласно его точке зрения, вместе с возникновением очагов цивилизации в бассейнах Нила, Тигра и Евфрата в 3 тыс. до н.э. прежде господствовавшая в жизни человечества разъединительная тенденция взяла противовес в виде объединительной, причем тенденция единения разных цивилизаций преобладает над изоляционистской. Она проявляется не только в их сосуществовании, порождении и культурном обмене родственных цивилизаций, но и в воскрешении традиций, забытых сокровищ в новом историческом контексте.

Объединительная тенденция в историиво многом связана с религиями, именуемыми Тойнби «высшими» к каким относятся зороастризм, иудаизм, буддизм, ислам и христианство (особенно высока роль трех последних – мировых религий). Как раз религия задает возможность единства людей в поиске финального смысла бытия. Интеграционная тенденция проявляется в создании универсального страны, варварских военных и универсальной церкви формирований.

Но в случае если варварские формирования и универсальное государство – достояние прошлого, то универсальная церковь, в соответствии с Тойнби, постоянно принадлежит будущему: осуществляя функцию связующего звена в истории.

Развернутая классификация Тойнби включает 36 цивилизаций (культур, развившихся до образования творческой элиты).

Разбирая динамику бытия локальной цивилизации во времени, Тойнби разглядывает три модели этого процесса:

– Древняя модель, которая была подвергнута им самоё пристальному изучению (потому, что представляет собой, согласно его точке зрения, «хороший» пример процесса развития, характерного для большинства культур). Данный процесс имеет пара стадий.

Становление цивилизации имеется ответ на вызов социально-природного окружения; ее происхождение связано с деятельностью появляющегося в определенный момент в культуре «творческого меньшинства», талантливого принять данный вызов и дать на него подобающий ответ. За рождением цивилизации идет ее рост, осуществляемый творческой элитой, ведомой «жизненным прорывом». Критерии роста цивилизации – повышение ее самоопределения и духовной независимости.

Надлом цивилизации связан с самоуспокоенностью элиты и утратой силы. Обстоятельство тому – потеря «жизненного порыва», результат – потеря цивилизацией способности и внутреннего единства к самоопределению. На стадии дезинтеграции «творческое меньшинство» не может дать ответ на вызов, в частности: дать отпор восстанию народа «внутреннего пролетариата» и вторжению дикарей – «внешнего пролетариата».

Благодаря как раз этим положениям, главный вклад Тойнби в науку о культуре часто обозначается как концепция «вызова» – «ответа».

— Китайская модель, при которой попытки выполнения идеала универсального страны прерываются периодами торжества разъединительных беспорядка и тенденций.

— Диаспорическая модель,связанная с существованием в истории народов (армяне, иудеи и др.), живущих среди вторых, но не теряющих черты собственной самобытности.

Концепции Данилевского, Шпенглера и на данный момент были неоднозначно встречены научным сообществом. Не смотря на то, что их труды и считаются фундаментальными работами в области изучения истории цивилизаций, их теоретические разработки встретили важную критику. Одним из самые последовательных критиков цивилизационной теории выступил русско-американский социолог Питирим Сорокин, что показывал, что «самая важная неточность этих теорий пребывает в смешении культурных совокупностей с социальными совокупностями (группами), в том, что наименование «цивилизация» дается значительно разным социальным группам и их неспециализированным культурам – то этническим, то религиозным, то национальным, то территориальным, то разным многофакторным группам, в противном случае кроме того конгломерату разных обществ с свойственными им совокупными культурами», в следствии чего ни Тойнби, ни его предшественники не смогли назвать главные критерии вычленения цивилизаций, ровно как и их правильное количество.

Цивилизационная теория сейчас будет в кризисном состоянии. Зарубежные ученые предпочитают обращаться к изучению культуры отдельных сообществ (намного меньшего масштаба, чем цивилизация), выделяемых на базе собственной этнической, территориальной и др. принадлежности, разных субкультур, к проблематике культурной и исторической антропологии, социологии и истории повседневной культуры и др.

В Волгоградской области растет производство сафлорового масла


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.