Ататюрк и становление турции

Герои войны

Статья посвящена деятельности Мустафы Кемаля Ататюрка в 1910-х – нач. 20-х гг. Рассмотрены этапы его военной и политической деятельности.

В Салониках погиб один из таможенных государственныхы служащих, покинув жену с малюткой и дочерью-сыном. Дочь подросла и вышла замуж, а мальчика выяснили в школу при мечети. В школе мальчик нашёл выдающиеся способности в математике, за что преподаватель дал ему прозвище и имя Мустафы Кемаль, что по-турецки значит – справедливость.

Мелкий Мустафа был увлечен офицерским мундиром, и мать дала его в салоникскую подготовительную военную школу, откуда он попал в офицерскую школу в Монастыре, а после этого в константинопольскую военную академию, по окончании которой он был выпущен, 22 лет от роду, поручиком в армию.

Еще на протяжении нахождения в стенках военной академии Кемаль познакомился со известным запрещенным произведением Кемаль-бея «Уотан» – Отечество. По приказу султана Абдул-Гамида любая копия «Уотана», отысканная у кого-либо, срочно сжигалась, хозяин ее арестовывался и высылался из Константинополя. Знакомство с «Уотаном» сделало Мустафу Кемаля пламенным и непримиримым неприятелем Абдул-Гамида.

Но опоздал Мустафа Кемаль стать офицером, как был арестован за принадлежность к тайному «Обществу Свободы» и по окончании допроса и трехмесячного одиночного заключения выслан в кавалерийский полк в Дамаск. Тут юный академик, усвоивший практику и теорию революционной работы, ушел с головой в организацию местных отделений «Общества Свободы».

Скоро он убедился, что революционная работа в Сирии не имеет смысла и что театром революционной драмы обязана явиться европейская Турция. В тот же час же он выехал в Александрию, а оттуда через Пирей в Салоники, сделавшиеся революционным центром Турции того времени.

Тут он тайно трудился около четырех месяцев, пока константинопольские власти не определили о его местопребывании и не заставили ретироваться в Акабу. В Сирии Мустафа Кемаль оставался , пока смена министра обороны в Константинополе не дала ему возможности взять перевод в Салоники, в штаб 3-й армии. Возвратившись в Салоники, он объединяет «Общество Свободы» с «Обществом Прогресса».

Новая организация названа «Комитет прогресса и единения» и завоевывает себе большое количество приверженцев в Салониках, Монастыре и Ускюбе.

Сейчас в интернациональной политике Европы случилось событие, быстро поменявшее политические взаимоотношения и роковым образом отразившееся на предстоящей судьбе Турции. Англия, поддерживавшая до этого Абдул-Гамида, кинула султана и заключила с Россией известное Англо-русское соглашение 1907 г., подтолкнув тем самым турок на революцию 1908 г. На протяжении революции, в которой Мустафа Кемаль учавствовал, пребывав в штабе Махмут-Шевкет-паши, командующего 3-й армией, Абдул-Гамид утратил прерогативы неограниченного самодержца, а при попытке контрреволюционного переворота в 1909 г. попал в подвалы Салоникской колонии.

Один из неприятелей Кемаля сошел со сцены, но его место занял второй – Энвер-паша, революционная карьера которого доставила Кемалю большое количество горьких разочарований и стала причиной резкому личному столкновению между ними.

В годы владычества Энвера Кемаль, кинув политику, вел жизнь обычного армейского офицера. Энвер выслал его в Триполи, но Иззет-паша вернул в Салоники, а Махмут-Шевкет забрал его с собою в Албанию. Тогда Энвер опять послал его в Триполи – руководить иррегулярными туземными частями в войне против Италии.

В то время, когда в 1914 г. Энвер, присоединившись к Германии, поставил на карту само существование Турции, Кемаль кинул собственный пост армейского атташе в Софии и возвратился в Константинополь. Он был еще молодым человеком, но с блестящим прошлым, с неприязнью к Энверу, как личной, так и политической, и с таковой личной репутацией, которая больше не разрешала его проигнорировать.

Кемаль был уверен, что Турция не в состоянии вести крупномасштабную войну, но Энвер дал ему под руководство 19-ю дивизию и отправил в Дарданеллы. Выдающиеся армейские свойства и неизменное, скоро вошедшее в пословицу боевое счастье, принесли Кемалю положение командующего всеми турецко-германскими силами на Галлиполийском полуострове, а отражение англичан у Анафарты явилось самым блестящим эпизодом его военной карьеры.

Это сделало его храбрецом в Германии, тогда как в Константинополе о победе у Анафарты в первый раз определили только в 1917 г. – из Прогресса Комитета и ежегодника Единения, что Энвер сначала дал выпустить, а позже приказал конфисковать и стереть с лица земли. В это время было политически страшно упоминать имя Кемаля в столице Турции.

Встревоженный популярностью Кемаля, Лиман фон Сандерс устроил ему назначение на Русский фронт – командующим 2-й армией. И тут в 1916 г. войска будущего Ататюрка были разбиты частями доблестной Кавказской армии – в Битлисском, Эрзинджанском и Огнотском сражениях.

Скоро Кемаль был в Алеппо, откуда 30 сентября 1917 г. отправил Энверу Записку. В этом превосходном документе, написанном в те дни, в то время, когда вся страна верила впобеде держав германского блока, Кемаль заявлял, что разложение константинопольского правительства, развал экономической судьбе страны и постоянный отлив золотого запаса в Германию неизбежно приведут к концу, тогда как Англия и Франция победят – причем Англия захватит Палестину, Красное море, Египет и изолирует Турцию от остального мусульманского мира.

В наказание за проницательность и смелость Кемаль был отрешен от должности и в свите наследника султана отправлен в Германию и Австро-Венгерскую империю, где совершил год, пока не выяснилась справедливость его пророчества. Затем молодому генералу было поручено руководство ильдеримской группой (4-я, 7-я и 8-я армии) на палестинском фронте. Но было уже через чур поздно: в Адане Кемаль взял шифрованную весточку с уведомлением, что Реуф-бей выехал в Мудрос для заключения перемирия.

Кемаль-паша возвратился в столицу. И вот что он нашёл в Константинополе.

Английские армии занимали Перу и Галату, французские армии Стамбул, итальянские расположились на азиатском берегу. Армейские суда всех трех союзных держав находились на якорях в Босфоре. Французские армии заняли ЖД линии европейской Турции, тогда как англичане не только оккупировали ж/д пути Малой Азии, но и образовали металлическое кольцо около остатка ветхой империи, занимая Закавказье, Персию, Месопотамию, Курдистан, Сирию, порты Средиземного моря и черноморские берега Малой Азии.

На основании мудросского перемирия турецкий флот был закрыт в Константинополе, армия скоро разоружена и демобилизована. И в случае если была какая-либо надежда на то, что устранение России из англо-русского альянса разрешит снова отыскать общий язык и взаимное понимание с Англией (каковые были потеряны Абдул-Гамидом в 1907 г.), – она была скоро развенчана посланием мирового патриархата от 9 марта 1919 г. Стало очевидным, что Венизелос и политический эллинизм заняли место России в британской политике.

Кемаль скоро сориентировался в текущей обстановке и покинул Константинополь, перебравшись в Малую Азию. За эрзерумским конгрессом, в конце 1919 г., в Сивасе был созван второй конгресс. Была организована партия «Куа-милле» (Народная сила) с исполкомом во главе – причем его главой стал Мустафа Кемаль.

С этого момента он находится в центре революционного перемещения анатолийских турок, борющихся против натиска торжествующих держав Антанты.

Но до разрыва между константинопольским правительством и анатолийскими турками дело еще не дошло. Он имел место в феврале 1920 г., в то время, когда в Константинополе собрался меджлис, разогнанный за собственную революционность союзниками. Еще до его созыва обсуждался вопрос, где обязан собраться новый меджлис – в Ангоре либо Константинополе, и Кемаль, будучи делегатом Сиваса, предсказав разгон меджлиса, отказался ехать в Константинополь.

В то время, когда было получено известие о разгоне меджлиса, на Кемаль-пашу стали смотреть не только как на стратега и храброго солдата, но и как на выдающегося политика революционной Турции.

Ататюрк и становление турции
Мустафа Кемаль-паша. революция и Военная мысль. 1923. № 6.

Это второе по окончании его послания к Энверу свидетельство его проницательности и политической дальновидности очень подняло престиж его имени. Тогда же началась открытая борьба между агентами Кемаля и государственный служащими константинопольского правительства: последние начали арестовывать представителей правительства революционной Турции и отправлять их в Константинополь, а кемалисты стали, со своей стороны, арестовывать и смещать с должностей приверженцев Константинополя и замещать вакансии собственными приверженцами.

Греческая оккупация Смирны 15 мая 1919 г. наглядно продемонстрировала, чего возможно было ожидать от англо-греческого сближения. Началась стихийная борьба турецких партизан с регулярной греческой армией, принявшая после этого организованный и планомерный темперамент – по окончании того, как появившееся в Ангоре революционное правительство взяло на себя управление армейскими операциями.

Мустафа Кемаль-паша был как запрещено более подготовленным к управлению действиями не хорошо снабженных и малообученных, но проникнутых революционным подъемом турецких партизан против кадровых частей греческой армии. В его прошлом был богатый и руководства и разносторонний опыт организации, действительно, лучше вооруженными, но все же иррегулярными весами арабского населения в борьбе с итальянцами в Триполитанской войне. Руководя ими, Кемаль тогда удачно отбивал все попытки итальянцев продвинуться вглубь Киренаики а также разбил одно из регулярных соединений итальянской армии.

В случае если до открытия многочисленного национального собрания в апреле 1920 г. турки, действующие только партизанскими способами, ограничивались обороной и избегали столкновений с греками, то по окончании присоединения к партизанам регулярных вступления и частей в руководство турецкой армией Мустафы Кемаля тактика турок быстро изменилась. Умело применяв особенности горного ТВД западной части Анатолии и четко сознавая, что борьба обязана вестись смело и дерзко, Кемаль выстроил замысел обороны на принципе активных действий по внутренним операционным линиям.

Эта тактика уже с осени 1921 г. стала причиной блестящим итогам. По окончании главного сражения на р. Сакариа-чай, с 17 августа по 22 сентября 1921 г., закончившегося полным поражением греков, началось отступление греческой армии.

Было большое количество оснований предполагать, что Греко-турецкая война закончится методом дипломатических переговоров, поскольку турки умело применяли и греческие неудачи, и разногласия среди союзников из-за применения версальского трактата.

Эти догадки имели возможность принимать во внимание основательными еще весной а также летом 1922 г., впредь до известного августовского наступления турок, закончившегося редким в военной истории примером полного разгрома греческой армии и сдачей в плен ее главнокому.

В конце 1921 г. в анатолийской Турции появилась новая партияпод руководством Рефет-пашой. В ее состав вошли самый правые политические группировки, интересы которых были неразрывно связаны с зарубежным, в основном французским, капиталом. В июле 1922 г. усердная работа данной партии стала причиной падению турецкого кабинета, причем во главе снова избранного правительства был ставленник рефетистов Реуф-бей.

По окончании вступления рефетистов в правительство Кемаль-паше было необходимо вести борьбу на два фронта: рефетисты отказались от его политики активного сопротивления европейскому империализму и вступили в переговоры с британским и французским эмиссарами в Константинополе.

В данной ситуации Кемаль-паша, заключив соглашение с рефетистами, сохранял надежду, что победа на фронте снова вернет ему ореол и престиж вождя всего турецкого народа. Так как победа турок стала причиной сдаче в плен всей армии соперника и очищению территории анатолийской Турции. Части турецкой кавалерии вступили кроме того в нейтральную территорию, занятую армиями держав-союзниц.

Находящийся в собственной основной квартире в Смирне, Кемаль начал переговоры с представителями союзных держав и начальным условием заключения перемирия поставил передачу туркам Константинополя.

Как раз в этот период появилась новая, современная Турция – уже не Турция, а молодое национальное государство. И ее отцом-основателем и был Мустафа Кемаль Ататюрк.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: