Барнаул, 2006 год, февраль 1 страница

История

— Будь в тени!

— В тени они будут искать прежде всего.

— Тогда где необходимо быть?

— На виду у всех. На солнце…

Х/ф «Грабеж».

«Волчий Клуб». Краткая хронология.

Сложно заявить, что по большому счету является «Волчий Клуб». В то время, когда он лишь появился, то это было что-то наподобие литературного кружка. Позднее Клуб превратился в необычное перемещение, включающее в себя научно-разработку и исследовательскую деятельность экологических программ.

Известно, например, что Клуб деятельно интересовался вопросом строительства транспортной магистрали в Китай, идущей через республику Алтай. Кроме этого одной из неприятностей, к которой члены Клуба проявляли самое внимание, было строительство ГЭС на территории Алтайского края.

Эти, и еще множество вторых проектов, каковые угрожали стать обстоятельством невиданных экологических трагедий, которые связаны с нарушением неповторимой биосферы Алтайского края, входили в число самых приоритетных направлений так именуемого «Волчьего Клуба». Позднее, то ли руководствуясь неким политическим заказом влиятельных заинтересованных лиц, то ли легко являясь следствием нечистоплотности некоторых журналистов, испытывающих хронический голод до любой актуальной темы, кроме того при откровенной профанации исходного материала, против Клуба начали инспирироваться обличительные статьи в некоторых печатных СМИ и подчиненных им Интернет-изданиях.Барнаул, 2006 год, февраль 1 страница

Клуб привычно обвиняли в принадлежности к разряду тоталитарных сект, сравнивали его деятельность с рядом нашумевших в прессе дел, имевших в действительности очень отдаленное отношение к тем мероприятиям, каковые разрабатывались в стенках Клуба. Это было не ново, и, быть может, происходило от недочёта информации, которая связана с стимулами и истинными целями, положенными в базу идеологической базы Клуба. Но разобраться в данной ситуации в действительности было непросто.

И не по причине того, что члены Клуба установили завесу тайны над всем, что было связано с деятельностью данной необычной организации. Дело было в том, что и сами участники этого импровизированного общества, связанного с изучением старого Наследия алтайских племен, канувших в лету, были в состоянии неопределенности. От них не потребовали подчинения какому-либо авторитету, от них не потребовали переписывать квартиры на новоявленного гуру либо мессию.

Более того, никакой иерархической структуры, а уж тем более претендента на роль гуру не было вовсе. Но те мифы, каковые и начали объединениеискателей новых дорог развития, задавали перемещение их пытливому разуму.

«Волчий Клуб» появился сравнительно не так давно. В конце прошлого века. Но тогда он еще не именовался так. Все началось во второй половине 90-ых годов двадцатого века. Группе людей, каковые деятельно интересовались развитием возможностей человека, случайно попался для прочтения некоторый трактат.

Он именовался «ШАМАН-ОХОТНИК. Концепции Мироформизма».

В нем повествовалось о наследии старой традиции «Иту-Тай», которая появилась в Алтайском крае в далекие времена и которая раскрывалась людям перед началом очередной Великой Битвой. Трактат кроме того, по сути, не был трактатом. «ШАМАН» был написан в форме сказки. Но пытливые умы сумели найти в тексте что-то, что вынудило их обратить на эту сказку самое пристальнейшее внимание.

Культура, обрисованная в произведении, завораживала.

Создавалось чувство, что такое нереально придумать либо создать посредством воображения. Тем более, что при сопоставлении некоторых положений «ШАМАНА» открылись немыслимые совпадения с настоящими историческими и научными фактами. А это означало…

В это верить. Но дотошный человеческий ум искалподтверждения своим предположениям. Но, единственный точный источник информации, что имел возможность бы прояснить все эти моменты около «Концепций…», его создатель, загадочным образом провалился сквозь землю.

Причем, время от времени появляясь, он, по непонятным обстоятельствам игнорировал общество собственных почитателей, как словно бы ему было совсем неинтересно, как принимают читатели его творчество.

Учитывая тот факт, что рукопись еще не была издана, и читалась в ксерокопиях, данный факт должен был особенно заинтересовать создателя мистической саги об алтайских солдатах-шаманах. Но он хранилмолчание либо легко опять исчезал, уезжая в малоизвестном направлении, теряясь в шумных муравейниках громадных городов либо растворяясь в непролазной лесной чаще предгорной тайги.

И тогда инициативной группой решено было объединиться, дабы продолжать собственные изучения связанные с наследием загадочных шаманов Тай-Шин, практикующих таинственное мистическое учение Иту-Тай. Так появилась община «Чёрный Ветер», члены которой именовали себя «мироформистами» либо «дуэнергами». Управлял данный литературный кружок, чуть позднее названный Клубом, некто Всеволод Санаев, хороший привычный Максима Коврова, человека что и создал «Концепции Мироформизма».

В Горном Алтае была откуплена почва в отдаленных районах, в том месте, где турбизнес еще не разрешил войти собственные бессчётные ростки. Так появился Поселок, первое поселение мироформистов. В том направлении приезжали на выходные дни те дуэнерги, каковые в собственной социальной жизни были заняты на работе.

Те, кто был более свободен от ежедневной работы, полностью перебрались жить в Поселок, поддерживая в том месте комфортный уровень проживания. Вечерние ритуальные костры, утренние ритуалы общения с Природой, дневные походы в тайгу — все это было неотъемлемыми элементами пробуждения нового отношения к окружающему миру.

Отношения, в котором совсем ничего не было от сектантства, по причине того, что в этом мировосприятии не было и намека на подчинение человека второму человеку либо какой-то догматической идее. Формальным Координатором Клуба был Санаев, но эта должность накладывала на него только администраторские обязанности.

Члены Клуба шутливо именовали себя «торчками». Это в один момент была пародия на настороженное отношение к вероятным сектантам, и отголосок далеких шестидесятых, в то время, когда поэты и романтичные инженеры, по окончании трудовой семь дней забирали котелок и гитару и отправлялись в далекие горы и леса, охотясь за запахом дымка от костра и броскими восходами, зажигающими горизонт. Но, как выяснилось позднее, кроме того это шутливое наименование имело к изысканиям участников литературного перемещения яркое сакральное отношение. «Торчин» — как раз так звучало старое наименование тюрков.

Излишне сказать, что все дуэнерги искали встречи с Ковровым. Но, загадочный создатель держалсяна расстоянии от «Ветра», только иногда общаясь с Координатором. Время от времени он оказался около Поселка, так же, как и прежде замечая за романтическими искателями Истины издали. В большинстве случаев его видели вечером.

Он сидел на вершине маленькой скалы, располагающейся рядом от лагеря поселенцев, а рядом с ним время от времени видели молодого волка, что сопровождал таинственного наблюдателя.

Сперва все пологали, что это собака, но Санаев, в то время, когда ему поведали о загадочном визитере, сообщил что это волк, его кличут Борк, и его подарил Коврову местный лесник, у которого волк и живет в отсутствие друга и своего хозяина. Так длилось пара месяцев. Быть может, это было наилучшее время для тех, кому посчастливилось жить тогда в этом добром и комфортном Поселке.

Благословенные времена закончились летом 2000 года. Загадочным образом провалились сквозь землю пара самых инициативных приверженцев теории Мироформизма, среди них и сам Всеволод Санаев. Одни утверждали, что он уехал куда-то в приграничный Алтай либо монгольские степи.

Другие уверяли, что Санаева пригласили на работу в Москву, в одну весьма надёжную компанию. Но были и те, кто полагал что Координатор «Чёрного Ветра» сгинул где-то в подземном Барнауле, в катакомбах, располагающихся под ветхим городом, причем при очень интригующих событиях, которые связаны с поиском артефактов старого наследия «Тай-Шин».

Поселок сгорел. Пожар стёр с лица земли все постройки созданные дуэнергами. Создавалось чувство, что какая-то злая сила противилась появлению в социуме любой информации связанной с загадочными тайшинами.

Широкого резонанса эта история не взяла, по причине того, что все происходящее больше напоминало череду несчастных, а время от времени легко абсурдных, случаев.

Что происходило с автором пресловутой сказки сейчас неизвестно никому. Он опять появился лишь в 2002 году, издав «ШАМАНА-ОХОТНИКА» в местной типографии. В этом случае он был более откровенен, и создавалось чувство, что делает он это из каких-то стратегических мыслей, пробуя сделать данные, скрытую в сказке, достоянием громадного круга читателей.

В 2003 году появляется очередной Клуб, в рамках которого практикуются разработке совокупности развития интуитивных навыков, обрисованных в «ШАМАНЕ…». Новый Клуб стал называться «Свора». Друг за другом приходят и уходят администраторы, изменяются участники нового объединения.

В 2004 году Координатором «Своры» делается Вадим Кюнеберг. В 2006 году Клуб внезапно снова прекращает собственный существование. Члены Клуба пробовали понять подлинные обстоятельства происходящего.

2006 год…. Время безумных и разочарований надежд. Время необычных Знаков и немыслимых Сновидений.

Легкий ветерок гнал по заснеженной поверхности замерзший Оби блистающие на солнце призрачные вихри. Мальцев стоял на заметенной снегом набережной и задумчиво наблюдал на сугробы, покрывающие могучую реку. Он прибыл в Барнаул уже 14 дней назад, но Коврова отыскать так и не сумел.

Бывший офис Центра IT, что управлял Ковров, занимала какая-то компания по продажам автостраховых полисов. На прошлой квартире Ковров уже давно не жил.

Нескольким неспециализированным привычным, каковые имели возможность хоть что-нибудь прояснить, Мальцев не желал показываться на глаза, ему и без того было нужно практически полгода путать следы, сбивая со следа выслеживающих его «инков», отсиживаясь в закинутых сёлах и скрываясь в многолюдных городах. Эти полгода превратились для него в настоящий преисподняя.

Кроме постоянного ожидания, порождающего немыслимое напряжение, ему приходилось самым тщательным образом фильтровать все собственные связи с окружающим миром — нигде не было возможности «светить» собственные настоящие документы, пользоваться прошлыми контактами, кроме того просматривать прошлые коробки электронной почты. Он ощущал — «ИНИС» ищет его. Ищет не только в материальном мире.

Неоднократно он ловил на себе невидимые щупальца чужого внимания, тут же отбрасывая их либо мгновенно «исчезая», становясь невидимым для вибрационных охотников. Он создал целую совокупность ускользания, которая разрешала ему все это время избегать всевидящего ока «ИНИС». И лишь в то время, когда он почувствовал, что смог одурачить всемогущих Хартов, Мальцев выбрал главную цель собственного визита — Барнаул.

Таинственный город на границе Священного Алтайского края. Город, в котором он постигал тайны Иту-Тай и мастерство Тай-Шин, под управлением Максима Коврова, человека немного открывшего для него полог, скрывающий мир за гранью видимого. Вероятнее, лишь Ковров, либо как его именовали в мире Тай-Шин — Адучи, имел возможность оказать помощь ему противостоять Хартам. Как? Мальцев не знал.

Но и другого выхода у него не было.

Оставалась надежда, что Адучи сведет его со собственными преподавателями, и те, если не защитят его, то хотя бы запрячут в непроходимых горах Алтайского края, куда кроме того такие умельцы как эти Харты, вряд ли смогут добраться. Так как не смогли Харты истребить Клан Волка в течении сотен лет.

И вот все рушилось. Ковров провалился сквозь землю. Как и неоднократно до этого. Уехал на Алтай, в Киев, в Тьмутаракань… Не имеет значение.

Принципиально важно, что время на данный момент игралось против Мальцева.

Он знал — Харты не покинут собственных попыток отыскать его. Сейчас, уже совершенно верно! Как минимум хотя бы чтобы отомстить за собственных людей.

Мальцев поежился. Воспоминания о той июльской ночи прошлого года порождали в теле неконтролируемую дрожь. Как он выбрался тогда из той мясорубки, по большому счету было не светло. Чудо?

Случайность? Либо он через чур прекрасно впитал в себя кое-какие нюансы того мастерства, которое применяли для выживания в течении столетий солдаты-оборотни Тай-Шин?

Сейчас это также было не имеет значения. Выбрался и выбрался. В случае если на данный момент он не предпримет что-нибудь фундаментальное, ни везение, ни навыки солдата его уже не спасут.

И в случае если Харты не отыщут его первыми, он просто не сможет выдерживать более это большое напряжение в статусе вечного беглеца.

Единственной зацепкой, которая имела возможность вывести его на Коврова, был некоторый Вадим Кюнеберг, администратор Клуба «Свора», общества, занимающегося разработкой нетрадиционных подходов к формированию сознания и внедрением их в линейный бизнес. Мальцев с трудом дотянулся его координаты. В любом случае терять больше было нечего.

Поразмыслив еще пара мин., он дотянулся из кармана дубленки сотовый телефон и собрал номер.

По окончании того, как встреча с Кюнебергом была назначена, Мальцев выбросил телефон в первоначальный мусорный ящик, попавшийся на пути. На протяжении ведения информационных войн, любой просчет мог иметь очень печальные последствия. И встречу он назначил в таком месте, дабы избежать громадного скопления посторонних людей.

Положение уже стало неотъемлемым элементом жизни Аргуса, прочно войдя в любой его поступок.

— Вадим, — представился большой юный человек, протягивая Мальцеву руку. Он подошел чуть слышно, позади, и это событие сходу насторожило бывшего директора могущественного Агентства Корпоративной Безопасности. Он сходу оценил собеседника: встречный внимательный взор, спокойная и ровная манера вести разговор.

— Гена, — представился он в ответ, полагая, что настоящее имя в данной обстановке не имеет полностью никакого значения.

Они находились на площади Советов, около ветхого круглого фонтана, что носил в восьмидесятых годах славное имя «Космос». Архитектурная композиция изображала астронавтов и связанную с космосом атрибутику.

— Вы сообщили у Вас серьёзный разговор?

— Да, я бы желал наладить сообщение с кем-нибудь из Клуба.

— Что конкретно вас интересует?

— Я бы желал повидаться с Максимом. Нигде не могу его отыскать.

Кюнеберг улыбнулся:

— Это обычная обстановка. Но Вы уж определитесь: повидаться с кем-нибудь из Клуба либо повидаться с Максимом?

Мальцев решил переломить движение беседы:

— Вадим, в действительности я Максима в далеком прошлом знаю. По крайней мере, я познакомился с ним раньше, чем ты. Мне на данный момент крайне важно с ним встретиться лично.

Осознаёшь?

Координатор, прищурившись, с интересом взглянуть на собеседника:

— Раньше, это в то время, когда? Ты что из Нулевой Волны?

— Раньше, это три года назад. Он меня тренировал.

Кюнеберг снова улыбнулся.

— Что означает «тренировал»? Ты имеешь в виду семинары?

Аргус покачал головой.

— Да нет, я не про семинары говорю. Он меня тренировал в Алтайском крае. Обучал мастерству Тай-Шин.

Кюнеберг присвистнул:

— Сильно. Но как я знаю, Максим никого Тай-Шин не обучал. Кое-какие техники из Тай-Шин он применял в собственной консультационной программе по «Альфа-Бизнесу», но дабы целенаправленно обучать Тай-Шин… Уж я бы про это знал!

Мальцев улыбнулся.

— Вряд ли он посвящал тебя в это. Дело в том, что мы весьма необычно расстались.

— Как это, необычно?

— Ну, не отлично. Я сбежал тогда, на протяжении проведения одного из ритуалов. Макса это сильно напрягло.

И вот на данный момент я возвратился.

Извиниться желаю. И не считая всего другого помощи у него попросить. Не хорошо мне. Весьма…

Координатор «Своры» понимающе кивнул. А Мальцев отыскал в памяти те ужасные ощущения, каковые послужили предлогом для предстоящего прекращения обучения.

Закопченные стенки аила дрогнули и стали быстро расширяться во все стороны, словно бы аил преобразовывался в громадный ангар для космического корабля. Мальцев качнулся и, встряхнувшись, постарался сосредоточиться. Наоборот него сидит Адучи.

Оба в ветровках, на лицах ритуальные узоры маски. Воспоминания были такие четкие, что казалось — протяни руку и возможно шагнуть в прошлое, в события каковые прошли пара лет тому назад.

— Я… я… — Аргус пробует что-то сообщить, но вместо слов вырываются только нечленораздельные звуки.

— Тише. Не скажи. Ощущай, — Адучи закрывает глаза и всем своим видом говорит о том, что опасаться нечего, необходимо только сохранять контроль над собственным состоянием, ничего не опасаясь наряду с этим.

Но разве возможно отпустить собственные эмоции, зная, что аил, где проходил ритуал Кэрсо-Косай, один из главных в Мастерстве Сновидений, находится в старом месте Силы — месте, применяемом шаманами для путешествий в иные миры.

— Отпусти себя. Прекрати осуществлять контроль собственный тело, мир и свой ум, что нас окружает. Прекрати себя осуществлять контроль.

Тебе это больше не требуется… — Адучи шепчет, и его шепот вползает во внутреннее пространство, подобно вкрадчивой змее, сверкающей многоцветной чешуей.

Аргус ощущает, что его разум балансирует на грани между хаосом и сознанием. И, дабы шагнуть за тайшином, ему необходимо прекратить цепляться за логическое мышление и бесстрашно упасть в темноту бессознательного, в пугающую пропасть, заполненную Пустотой.

Вспышка. Аргус содрогнулся. Перед его внутренним взглядом показалась морда зверя. Кто это?

Дух из Сновидения либо Животное Силы, Союзник? Аргус ощущает, что если он отпустит собственный внутреннее Я, то станет этим зверем, и сможет уйти в его невесомом теле так на большом растоянии, когда захочет. Самое занимательное в этом предчувствии было осознание того, что он постоянно знал как это делается, и постоянно мог воспользоваться этим несложным навыком.

— Пошли со мной…

Шепот Адучи. Мальцев, слыша его, всецело расслабляется, сливаясь с животным, преобразовываясь в него, обретая новое новые и тело возможности, не теряя наряду с этим осознание собственного собственного Я.

Волк. Он наблюдает перед собой и видит волка, что стоит без движений, рассматривая его. Это Адучи?

А как выглядит он сам?

Аргус захотел взглянуть на себя и заметил внизу пушистые когтистые лапы. Рысь. Он — рысь! И одно только осознание этого момента принесло ему дополнительный контроль над собственным новым телом. Спустя мгновение оба животных уже спешили изо всех сил через частые таежные заросли.

Аргус ликовал. Чувство невиданной силы переполнило его.

Они носились по тайге целый вечер, пока не вышли к маленькой поляне, на которой стояло древнее, в далеком прошлом закинутое сооружение. Остатки древнего молитвенника в самой чаще предгорного леса. На перекошенных воротах, поросших голубым мхом, надпись сделанная на древнем языке. Аргус знает, что в том месте написано, но неимеетвозможности понять собственный знание, осознать суть начертанных рун.

Он оборачивается на волка. Тот сел перед самыми воротами, не сделав больше ни единого перемещения.

Он как будто бы ожидает чего-то. Рысь шагнула вперед, но кроме того переполнявшей ее силы не хватило, дабы преодолеть невидимое сопротивление ветхих ворот. Аргус сделал еще одну попытку.

Тщетно. Вход в закинутый молитвенник был как будто бы заколдован.

Рысь заметалась перед замшелой аркой. Из глубины строения на нее равнодушно наблюдали покрытые вьюном древние фигурки древних всевышних, высеченные из дерева.

«Я обязан войти!» — забилась в голове Аргуса единственная идея, которая всецело подчинила себе все его действия. Рысь прыгнула вверх, собираясь перепрыгнуть через ворота, но невидимая стенки опять оттолкнула ее назад. Грозная кошка опять взметнулась вверх, снова ринулась через ворота… Все было зря.

Молитвенник как будто бы не хотел принимать к себе домой лесного зверя, в которого притаилось возбужденное сознание молодого ученика Тай-Шин. Рысь неуверенно посмотрела назад на собственного попутчика. Волк медлительно поднялся и, повернувшись, побежал вглубь тайги, в том направлении, откуда они пришли.

Сновидение подошло к концу.

Необходимо было возвращаться. Возвращаться назад, в аил, возвращаться в собственные тела. Но святилище…

Рысь метнулась за волком, но остановилась и обернулась на заброшенное строение. Аргус прислушался к своим узким ощущениям и осознал, что строение лишь выглядит закинутым. Что для тех, кто входит вовнутрь все раскрывается совсем в другом свете.

Но это только для тех, кто входит вовнутрь. А он не вошел. И Адучи ко мне привел его не просто так. Это экзамен.

Проверка.

И он ее не выдержал. Необходимо возвращаться. Волк уже практически скрылся из вида.

Аргус почувствовал, что если он уйдет на данный момент из этого, из этого Сновидения, то, быть может, уже больше ни при каких обстоятельствах ко мне не возвратится.

Его не разрешили войти. Все кончено. Мир Тай-Шин захлопнул перед соискателем собственные невидимые двери.

Но он столько ожидал этого момента! Такие надежды возлагал на данный мир…

Нет! Он останется! Он докажет что хорош! Он лучше погибнет тут, в этом Сновидении, чем возвратится обратно.

В том направлении, где его уже ничего не ожидает без возможностей стать солдатом Тай-Шин.

Он развернулся и снова побежал к неприступным воротам тайшинского молитвенника. Прыжок! И в данный самый момент, как будто бы невидимая рука огромного великана подхватила его в воздухе и опять бросила в чёрную Вакуум.

Он пронзительно закричал и открыл глаза.

Прямо перед ним сидел отрешенный Адучи. Его глаза были закрыты, как словно бы он не желал наблюдать на отверженного ученика. Аргус непроизвольно всхлипнул.

Вернее, он просто хотел вдохнуть порцию воздуха, чуть громадную чем в большинстве случаев, но оказался звук похожий на всхлипывание. Все надежды упали в один миг. Ему в действительности захотелось разрыдаться. Но именно это унизительное состояние всколыхнуло в нем глубинное чувство гнева, которое быстро поднималось изнутри разрушительной волной.

Все кончено!

Ему отказано в продолжении Пути! Нет ничего хуже, чем вкусить запретный плод, а позже, распробовав его, лишиться возможности попытаться его еще раз. Он с неприязнью взглянуть на безмятежное лицо тайшина. А ведь он точно был в этом святилище. Его водили в том направлении его учителя.

Он знает что в том месте! А вот ему он не помог. немного открыл полог, а после этого закрыл его опять.

Для чего по большому счету необходимо было все это затевать?

— Символы… — негромко пробормотал Адучи, как будто бы догадываясь, о чем думал на данный момент его первый ученик, — ты бы имел возможность войти, но тебе мешает груз твоего Я. Ты через чур отягощен людскими предрассудками.

— А ты? — Аргус уже не скрывает собственного раздражения. Он знает, что Адучи, само собой разумеется, уже ощущает его бешенство, — Ты то что, не отягощен? Из-за чего они тебя выбрали?

Тайшин радуется. Но Аргусу думается, что эта ухмылка больше похожа на издевательство, на пощечину. Адучи качает головой:

— Не думай, что это делает меня лучше либо хуже тебя. Легко я это я, а ты это ты. У нас различные Дороги, по причине того, что нет ни одного однообразного.

Не расстраивайся. Ты не вошел в данный пограничный Храм, значит, тебя ожидает второй…

Аргус уже неимеетвозможности осуществлять контроль собственную гнев. Путешествие в теле сновидения обострило все психологические процессы, усиливая их. Все кончено!

Он выхватил нож из чехла, что крепился на поясе его ветровки и, слабо отдавая отчет своим действиям, сделал выпад в сторону Адучи.

Тайшин уклонился от удара, и встречный меч, обрисовав замысловатую траекторию, рассек руку, сжимающую нож. Аргус вскрикнул и, выронив нож, аккуратно прижал кровоточащую руку к себе. Боль вернула возможность мыслить трезво.

— Прости… Прости, я сам не осознаю, что со мной происходит…

Адучи, прищурившись, внимательно наблюдает на раненого ученика.

— Не смей ни при каких обстоятельствах поднимать на меня оружие!

— Прости!

— И не проси прощения. Ты ни в чем не виноват. Легко в тебе через чур много человеческого. А в мир Тай-Шин войти смогут лишь оборотни…

Они зашли в комфортный бар и сейчас сидели за столиком, на котором находились чашки с дымящимся крепким кофе. Мальцев пристально наблюдает на собеседника.

— Я обязан с ним встретиться! Обязан! Осознаёшь? И чем стремительнее, тем лучше.

— Лучше для кого?

— Для меня, ясно. Но и для него также! У меня имеется очень важная информация для него! Ему угрожает опасность!

Координатор Клуба радуется.

— Ему угрожает опасность с того момента, в то время, когда он определил о самом существовании Тай-Шин.

Мальцев чуть согнулся вперед и тихо сказал.

— Опасаюсь, ты просто не осознаёшь, о чем идет обращение.

— Да уж само собой разумеется…

— Без обид. Если бы ты знал что твориться за видимой гранью этого долбанного мира…

Вадим откинулся на мягкую спинку дивана.

— А как ты думаешь, что случилось с теми, кого мы именуем Нулевой Волной?

Мальцев с большим удивлением пожал плечами.

— Я по большому счету что-то про эти Волны не осознаю…

Координатор проводил взором парочку парней, которая прошествовала мимо их столика, и взглянуть на собеседника.

— Нам полностью ничего не известно о жизни Коврова до недавнего времени. Это на данный момент он консультант и известный писатель по вопросам бизнеса, но кроме того на данный момент никто ничего неимеетвозможности сообщить о нем точно. Но дабы в том месте ни говорили, люди, каковые желают идти чуть дальше, чем чтение его книги, неизбежно попадают в весьма щекотливую обстановку.

Они поднимаются на Путь, что не всегда проходит в том месте, где его желали бы проложить за них невидимые правители человечества.

Это порождает конфликт. Конфликт между индивидуумом и обществом, его близкими и индивидуумом, индивидуумом и прошлым его мировоззрением. Люди, каковые поняли положение дел, уже не смогут возвратиться назад и жить в рабстве навязанных идей и ценностей.

Но им весьма не легко двигаться вперед, по причине того, что они не знают, как это делать, и их не желает отпускать Совокупность, которая руководит людьми как послушными марионетками.

Так вот, как раз тут появляется весьма непростая обстановка. По непонятным обстоятельствам, Ковров всегда был против каких-то организационных форм. Он сказал, что человек не испытывает недостаток в поводырях.

Исходя из этого он и выбрал для общения с людьми мифотворчество. С одной стороны как бы дает определенную данные, с другой — всегда уходит в сторону, ускользает, облекает все это в притчи и сказки, каковые отечественный разум пробует свести к очевидной выдумке. И людям уже ничего не остается, как объединяться, дабы совместными силами продираться дальше, на Свободу. Как мне известно, первые дуэнерги объединились во второй половине 90-ых годов двадцатого века.

Но о них нам фактически ничего не известно.

Как раз их мы и именуем Нулевой Волной. И лишь по окончании официального выхода «Шамана-Охотника», показались дуэнерги Первой и Второй, Третьей Волн. А сейчас вот, выясняется, был еще и тайный ученик.

Мальцев задумчиво кивнул. А Вадим пристально следил за каждым его перемещением, отслеживая все невербальные жесты, пробуя собрать об этом человеке как возможно больше информации. Мальцев улыбнулся.

— Ты мне не веришь?

— Да нет, из-за чего, верю! От Максима в полной мере возможно ожидать чего-то аналогичного. Лишь вот… встретиться с ним у тебя, Гена, вряд ли оказаться.

Мальцев с большим удивлением взглянуть на Координатора.

— Из-за чего?

Кюнеберг развел руками.

— По причине того, что, во-первых, он не желает ни с кем видеться. А во-вторых, не знаю, чему он тебя обучал, но сейчас это совсем второй Ковров.

— В каком смысле?

Мальцев изумленно привстал, облокотившись о столик.

— Что означает, совсем второй?

— Так, — Кюнеберг выдержал маленькую паузу и добавил, — Сошел с ума…

Мальцев отказывался верить в это легко вследствие того что этого в принципе не могло быть. Он просто не мог представить собственного Учителя в образе умалишенного. Ковров — единственный человек, что осознал тогда природу его страха по окончании побоища в таежной глуши.

Единственный, кто поддержал его тогда, кто научил таким вещам, о которых Мальцев раньше и грезить не смел. И вот сейчас данный самодовольный субъект говорит, что Адучи сошел с ума.

Не желает ни с кем видеться, сидит взаперти, подавленный и обреченный. В случае если это было правдой, то тогда обрывалась единственная нить помощи, на которую еще имел возможность рассчитывать Мальцев в данной изнурительной охоте. Бегство от Хартов на этом заканчивалось.

В случае если Кюнеберг обманывал его, то неясно было с какой целью.

И в случае если Ковров и в действительности просто не захотел бы видеться с Аргусом, что было бы в полной мере оправданно по окончании нескольких фактических вызовов на ножевой поединок со стороны его ученика, то он бы просто так об этом ему и сообщил. К чему тогда был целый данный балаган? В любом случае, дабы проверить это, нужно было заметить Адучи. И в случае если кроме того Кюнеберг откажется сделать это добровольно…

Кюнеберг как будто бы уловил последнюю идея собеседника и, улыбнувшись, погрозил ему пальцем.

— Лишь не нужно думать всякие глупости. Это может безрадосно закончиться. Ученик учеником, лишь и мы кое-что можем. Исходя из этого давай сходу договоримся…

Мальцев поднял перед собой руки ладонями вперед.

— Вадим, слушай, это действительно, весьма без шуток. Мне необходимо его заметить. Хотя бы ненадолго. Что означает «сошел с ума»?

Надеюсь, ты выражаешься фигурально?

Кюнеберг, прищурившись, взглянул Владиславу Мальцеву прямо в глаза и веско сказал:

— Сойти с ума, не всегда значит стать умалишенным. Сойти с трибуны чемпионов — не свидетельствует прекратить быть чемпионом.

Кюнеберг откинулся на спинку стула:

— Я в действительности не знаю, чем тебе возможно оказать помощь…

Вечер. Мальцев неторопливо шел по главной улице города. Ему нравился Барнаул.

В этом комфортном городе он ощущал необъяснимое самообладание, и в также время возбуждение от ощущения чего-то грандиозного, скрытого за гранями видимого мира. Не обращая внимания на относительно маленькие размеры города, в нем таилась немыслимая сила — тайная, притаившаяся до поры до времени в недрах древних улочек. Так как не просто так в июле двадцать шестого года экспедиция Рериха отклонилась от собственного главного маршрута в горы Тибета, и прибыла в Барнаул на пароходе из Новосибирска.

Не просто так генерал Ковров, один из патриархов Клана переехал ко мне в пятьдесят третьем из Москвы. Да и Адучи поселился тут не просто так. Воспоминания о Коврове навеяли какую-то ностальгическую тоску.

Не обращая внимания на то, что их расставание было излишне импульсивным и не весьма теплым, Мальцев с признательностью вспоминал время, совершённое в обществе молодого тайшина.

Они стоят на берегу Оби, огибающей Барнаул с юга. Все около облачено в узкий налет инея. Особенно за городом, в лесу, где красота была легко нереальной. «Потрясение красотой».

Так назвал Адучи это созерцание.

Они замирали на пара мин. и слушали окружающий мир.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Оставаться в счастливом не ведении. 5 страница

    При расставании я бросила ему кость: — Я весьма храбро сражалась за то, дабы дать тебе собственную фамилию. — Да, ну, я оправдал твои хлопоты. Благодаря…

  • Милый лy, пес‑разрушитель 5 страница

    – Вниз доберется лишь Ким. Остальные по дороге загнутся. – Ким и Лу, – возразила она. Лу вылез из?под кровати и на нас взглянул. – Кроме того его на…

  • Барнаул, 2006 год, февраль 4 страница

    В автомобиле снова появилась пауза. Нарушил ее Мальцев. — А кто же тогда в данной схеме Харты? Охотники за оборотнями? Кюнеберг без звучно развел руками….

  • Барнаул, 2006 год, февраль 3 страница

    Мальцев, закусив губу и нахмурившись, внимательно взглянуть на тайшина. — А как старая история Москвы связана с Иту-Тай? Ковров улыбнулся. — Самым ярким…