Барнаул, 2006 год, февраль 4 страница

В автомобиле снова появилась пауза. Нарушил ее Мальцев.

— А кто же тогда в данной схеме Харты? Охотники за оборотнями?

Кюнеберг без звучно развел руками. Аргус понимающе кивнул.

— Вадим, сообщи мне лишь, Макс тут, в городе?

Кюнеберг закрыл глаза. Это имело возможность означать лишь одно — эта тема была запретной для дискуссии.

— Вадим, через пара часов меня уже вероятнее не станет. Харты рядом. Они то уже совершенно верно тут, в Барнауле.

Я их ощущаю. Исходя из этого давай прощаться. Нам больше не о чем говорить.

Передай Максу, что я приношу ему собственные извинения.

По окончании беседы с тобой я очень многое осознал. Но это уже ничего не меняет.

Он протянул Координатору руку. Но Кюнеберг ему руки не подал. Он только взглянуть на собеседника, как будто бы приняв какое-то ответ.

— В случае если Максим не желает видеться с тобой в собственном физическом теле, значит, у него имеется на это веские обстоятельства. Я могу устроить тебе встречу с ним, но она будет не в нашем мире.

Мальцев задумчиво взглянуть на темнеющий горизонт за окном автомобиля.

— Сновидения? У меня уже не хватит ни времени, ни сил дабы войти в том направлении, и уж тем более отыскать в том месте Адучи.Барнаул, 2006 год, февраль 4 страница

Кюнеберг улыбнулся и повторил, словно бы не слыша собеседника:

— Я могу устроить тебе встречу. Это все что я могу для тебя сделать.

Он завел автомобиль и подмигнул Мальцеву.

— В том месте где на данный момент стоят дома, раньше были поляны, выполненные мистического значения, особенные Места Силы. Время прошло, а волшебство осталось. В Барнауле имеется такое место, где сны становятся явью…

Маленькие колеса «девятки» еле пробивалисьчерез вязкую кашицу мокрого снега, застилающую дорогу. Шофер пристально смотрел за дорогой, говоря пассажиру о цели их поездки.

— В истории Барнаула много тайн. Мы на данный момент едем именно в район ветхого города, в том направлении, откуда он забрал собственный начало. В том месте стоял сереброплавильный завод.

На Барнаулке, небольшой речке, текущей через городскую линии, была выстроена запруда.

Я видел ветхую фотографию. На том месте, куда мы едем, когда-то было громадное озеро. на данный момент в том месте твердь, и в этом месте происходят очень необычные вещи.

Автомобиль свернул с проспекта и, преодолев пара основательных сугробов, навороченных массивными колесами внедорожников, остановился около маленькой впадины. Кюнеберг глубоко набрался воздуха.

— Прибыли.

Мальцев с большим удивлением осмотрелся.

— Тут? И как дальше? Прямо из автомобиля?

Координатор улыбнулся.

— Прости, в бардачке нет Корчуна, но он и не нужен. Мы ни при каких обстоятельствах не пользовались Мерцающей Травой. На этом месте она и не пригодится.

— Да? А по-моему, Корчун бы на данный момент не помешал.

Кюнеберг пожал плечами.

— В действительности Корчун это простая трава. Максим говорил мне о ней. Самая простая трава!

Она растет под ногами кроме того у самых простых туристов отдыхающих на обочине алтайской дороги. Ее секрет в другом. Эффект зависит от момента сбора — пара часов по окончании определенного момента уже опять делают ее простой травой.

Но самое основное — это разработка приёма и приготовления.

Осознаёшь, помощь неизменно около нас. Необходимо лишь обучиться ее заметить и применять.

Он прибавил мощность печки и оба сновидца откинули спинки сидений, эргономичнее устраиваясь на ночлег. И в случае если один закрыл глаза, то второй еще долго наблюдал через тонированное стекло «девятки» на темнеющие контуры окрестных домов и низкое небо, устланное дымной пеленой ночных туч.

Сны сменяли друг друга, словно бы невидимый оператор торопливо менял фильмы в проекторе. Вот какой-то серый город. Улицы пустынные и пустынные.

Вспышка.

Необычный лес, с растительностью ярко фиолетового цвета. Вспышка. Полет над незнакомым двором, деревья, провода, птицы…

Очередной сон. Они идут вместе с Ириной по тропинке, пролегающей через целое поле цветов. Какое красивое Сновидение!

Аргус смеется. Он обнимает жену и кружится с ней среди цветов, а она прочно прижимается к нему, уткнувшись лицом в его плечо.

Все, что случилось с ними в том месте, в этом призрачном и ожесточённом мире казалось ужасным сном, кошмаром от которого они, наконец, пробудились. В то время, когда солнце начало клониться к горизонту, они вышли к реке. От воды тянуло свежестью. Аргус обнял Ирину, с восхищением вдыхая запах ее волос.

Каким дураком он был. Не ценил всего этого.

Вся жизнь прошла в каких то мутных разногласиях, спорах, подозрениях, страхах, ревности. Абсурд. А в действительности для счастья им необходимо было так мало.

Для этих мгновений возможно было не раздумывая дать всю прошлую судьбу.

Он обнял ее, ласково прижимаясь к самому дорогому существу в собственной жизни, и негромко тихо сказал:

— Я тебя сильно обожаю!

Ирина согнулась к воде и, зачерпнув ее ладонью, плеснула хрустальными брызгами в мужа. Он захохотал и, схватив жену в объятия, закружил на речном берегу, не в силах больше сдерживать крик восхищения. Внезапно Аргус остановился и медлительно опустил Ирину на землю. Она проследила направление его и взора и улыбнулась:

— Ой, наблюдай, кто это? Какой дорогой мальчуган с собакой.

Аргус, прищурившись, разглядывал находившегося невдалеке мальчика и сидевшую рядом с ним тёмную овчарку. Вспышка. Полет над озером.

броский свет. Вспышка.

Сумерки. Не так долго осталось ждать восход солнца. Около лежит снег. заснежённая Катунь и Заснеженный берег. Аргус определил это место. Они были тут с Адучи. Тогда, перед поездкой в горы, в то время, когда закончилось его обучение.

Но он не забывал это место при свете солнца.

Что привело его ко мне в начале утра в этом необычном Сновидении?.

— Это не Сновидение.

Аргус быстро обернулся и заметил Коврова. Тот сидел на громадном валуне, недалеко от него. В этом случае тайшин был в собственном простом теле, одетый в простую тёмные брюки и зелёную ветровку.

— Это не Сновидение, — повторил он и кивнул Мальцеву головой на место рядом с собой. Аргус еще раз с большим удивлением осмотрелся, не смотря на то, что в действительности удивляться в последнии месяцы он разучился совсем.

— Из-за чего тут зима? Ты не имел возможности перенести нас в более удобное место?

— Тут зима, по причине того, что в материальном мире зима. Тут утро, по причине того, что в материальном мире утро. Мы в реальности и в настоящем времени.

— Но я же ощущаю что это Сновидение.

— Ты так вычисляешь, по причине того, что до сих пор находишься в теле Сновидения, но в реальности и в настоящем месте, действительно, за большое количество километров от собственного физического тела. Это — КЭРСО, Подлинный Мир Сновидения. Тут Харты не смогут нам помешать.

— Ты… знаешь?

Ковров качает головой.

— Само собой разумеется. Я и тогда знал это, в то время, когда отговаривал тебя ехать в Москву. Но это было неизбежно.

— Но ты ничего не сказал мне про Хартов!

— Я сказал, но ты как неизменно не слышал. Твой ум был занят более ответственными для тебя вопросами.

— Ну прекрасно, если ты знаешь про них, может ты поможешь мне?

— Чем?

— Мне нужна информация.

— Задавай вопросы…

Они разожгли костер на берегу реки. Ковров весьма обожал именно это сочетание стихий, превратившееся у него в необычную визитку, ритуал, стиль судьбы. Мальцев сидел у огня и наблюдал на собственного бывшего наставника, лицо которого было наполовину скрыто под капюшоном ветровки.

— Кто такие Харты?

Адучи кивает, как будто бы ожидая данный вопрос.

— Харты — это Охотники за Чужаками.

— Охотники за Оборотнями?

— За Оборотнями сложно охотиться. Не смотря на то, что Оборотни и относятся к категории Чужаков, Харты охотятся по большей части за отступниками, теми, кто начинает отвергать контроль Совокупности.

— Исходя из этого они именуют себя Защитниками Человечества?

— Они оберегают интересы людской Общества, Совокупности.

— Как я осознаю, Чужаки это те, кто «сошел с ума»?

— Чужаки — это люди, каковые по той либо другой причине выбились из-под влияния Совокупности. Человеческий мозг в бодрствующем состоянии излучает приблизительно в одном частотном диапазоне — это именуется «бета-частота». Этот диапазон осуществляет контроль Совокупность.

Когда человек меняет частоту, Совокупность машинально вычисляет его Чужаком.

Мальцев вспоминает все, что он слышал про уровни сознания от Кюнеберга.

— Постой, но так как «альфа-частота», другими словами состояние мечт, фаза стремительного сна — это также смена подконтрольного Совокупности диапазона?

Адучи кивает ему.

— Да.

— Но так как тогда получается, что все люди, ложась дремать, уходят из-под контроля Совокупности? Так как все люди по паре раз за ночь впадают в «альфа-состояние»? А также еще глубже, в «тета» и «дельта» ритмы?

— Совсем правильно.

— Значит все люди, засыпая, становятся Чужаками?

— Нет, не все. Человек неимеетвозможности всегда бодрствовать, у него имеется естественная потребность поменять ритм собственного сознания. Для Совокупности это есть трагедией.

Она оказывается перед задачей — с одной стороны она неимеетвозможности разрешить человеку уходить из-под контроля, с другой, неимеетвозможности разрешить человеку умереть от психофизического истощения, позванного отсутствием сна. Вторыми словами она неимеетвозможности лишить человека сна, но и допустить, дабы он менял частоту неимеетвозможности.

Исходя из этого, вся структура Совокупности выстроена так, дабы в течение времени бодрствования так истощить Силу человека, дабы по окончании ухода и смены частоты в сон у него не было никаких шансов начать осознавать себя на втором частотном уровне. Другими словами человек как раз исходя из этого не имеет власти над снами и над их осознанием, по причине того, что у него просто не хватает энергии, Силы. В течение дня он тратит Силу на реализацию программ, созданных для него Совокупностью.

Так Совокупность обезопасила себя от утраты контроля над людьми. Но, если бы человек накопил хватает энергии и обучился трудиться со своим сознанием, он бы взял возможность входить в сны осознанно, не теряя осознания текущего момента и руководя течением снов. Такие сны уже именуются Снами.

Как раз в них и кроется самое страшное для Совокупности — свобода восприятия человека, его подлинное могущество.

— И такие люди являются Чужаками?

— Да, но их весьма сложно отследить. В то время, когда таковой человек начинает осознавать Сны, Совокупность неимеетвозможности этого определить, поскольку она трудится совсем в другом частотном режиме. К примеру, в то время, когда ты в бодрствующем состоянии выпадаешь из «бета-ритма», понижая частоту собственного мозга, занимаясь медитацией либо созерцанием, Совокупность на какое-то время теряет тебя, но фиксирует твой «уход».

В то время, когда ты «возвращаешься», она начинает следить за тобой. Сон — это естественный «уход».

Исходя из этого оборотни обучились ускользать из-под контроля Совокупности, проводя ночное время в совсем немыслимых мирах, а поутру снова возвращаясь в социум. Тайшины стали жить полноценной судьбой в обоих мирах. Но многие люди этого сделать не смогут.

Открыв для себя Сновидения, они еле адаптируютсяк прошлой судьбе в социуме. Вот как раз для таких «беглецов» Совокупность и создала Хартов. Харты — это «отрядом специального назначения» Совокупности.

Их интересуют Чужаки, каковые приобретают возможность осознанно выходить за границы людской обусловленности.

Совокупность отторгает таких Чужаков, но некоторым из них предлагает возможность остаться в рамках социума на условиях взаимовыгодного сотрудничества.

Мальцев почувствовал, как от избытка новой информации его осознание стало нестабильным, но по всей видимости это место владело какой-то особенной притягательной силой, по причине того, что Сновидение не текло и не изменялось.

— Значит… Харты смогут путешествовать по Снам?

— Да. Они выслеживают тех, кто поймут сны. Это шпионы Совокупности в мире Сновидений.

— Значит, от Совокупности не спрятаться кроме того в Снах?

Адучи смеется.

— Нет. Диктат Совокупности весьма ограничен. Он — всего лишь стиль мышления. Не более.

Поменяй стиль мышления, и диктатура Совокупности упадёт.

— Но Харты…

— Хартов не так уж и большое количество в действительности, их всего лишь пара десятков, не более. Они не смогут осуществлять контроль человека в Снах, по причине того, что Миры Сновидения бесконечны, их множество. Хартов интересуют только кое-какие Чужаки, особые «инакомыслящие».

Те, кто, взяв в Снах доступ к необыкновенным возможностям, при возвращении в социум начинает деятельно данный социум переделывать.

Кто-то начинает пропагандировать новую религию, кто-то реализовывать собственные страсти и потаённые желания. Вот такие люди становятся объектом внимания Хартов. Погоня за Силой и Властью — вот подлинный бич для людской сознания.

В одном старом тексте говориться: «В случае если человек не считает, что он достиг чего-то сверхъестественного, то это прекрасно.

В случае если человек считает, что он достиг чего-то сверхъестественного, тогда он привлечет демонов». Воистину это так…

Мальцев снова ощущает дрожь во всем теле.

— А как они выбирают кандидата в Харты?

Адучи поднялся и прошелся около костра.

— Они ищут храбрецов…

Мальцев также желал подняться, но передумал — он внезапно почувствовал, что в случае если поднимется, то сходу утратит контроль над сном.

— В каком смысле?

Прикрытое капюшоном лицо тайшина повернулось к нему.

— В прямом. Таких как ты…

Мальцев с большим удивлением взглянуть на Адучи.

— Макс…

— Тс-с… Не произноси моего имени. Тут нет имен. Это место для оборотней.

— Прекрасно. Прости. Но мне неясно о чем ты говоришь. Какой я храбрец?

— Твоя неприятность в том, что ты не желаешь согласиться себе.

— В чем? В чем я обязан себе согласиться?

Адучи замолчал, но его молчание продолжалось недолго.

— Ты ни при каких обстоятельствах не вспоминал, из-за чего я начал тренировать тебя?

— Вадим, тот, что помог мне встретиться с тобой, намекнул, что это возможно как-то связано с «зубом Волка». Что это такое?

— «Зуб Волка»? Это мелкий, незаметный зубец на графике особой нейрограммы — Х-динотор. Но, не обращая внимания на собственные размеры, он очень совершенно верно говорит о принадлежности человека к Сумеречному Роду.

— Сумеречному Роду?

— В действительности люди весьма разнородны по собственной принадлежности. Не обращая внимания на кажущуюся схожесть и одинаковость физиологических параметров, люди делятся на Роды. Сумеречные Люди организовали Клан Волка большое количество сотен лет тому назад.

— Значит… Я принадлежу к Сумеречному Роду?

— Я так и поразмыслил в то время, когда взял результаты сканирования, каковые мы сделали тайком от тебя. Но позже, по окончании предварительного курса занятий, я осознал что ошибался.

— Это что может значить? Так как у меня имеется «зуб Волка»?

— Имеется, но это не Х-динотор. Это имитация. Люди, обладающие Х-двойником, владеют некоторыми особенностями Сумеречных людей, но они ими не являются. Как раз таких имитаторов и разыскивают Харты. Как раз они вызывают их особенный интерес, по причине того, что они смогут время от времени заглядывать в Сумеречный Мир — мир между Нижним и Верхним Мирами.

Мир, что находится за гранью Серединного Мира, и в котором власть божеств ограничена. Как раз из этих людей получаются самые лучшие Харты.

Но в случае если Сумеречные люди — Джаксины, обладают ИТУ-ТАЙ — Законом Равновесия, разрешающим им выполнять Высшие Законы Мироздания, то Харты являются угрозой этим Законам, по причине того, что признают лишь один закон, которому помогают — Закон Совокупности.

— Постой… Так значит… Харты исходя из этого и охотятся за мной? Значит, это правда и я — один из них?

Адучи без звучно наблюдает на него.

— Я — Харт? — повторил собственный вопрос Аргус, пробуя посмотреть в темноту капюшона.

— Нет. Ты не Харт. Но ты можешь им стать.

— Я так осознаю, что альтернатива инициации в Харты очень четко выяснена?

Тайшин развел руками.

— Два выхода остаются лишь у тех, кого проглотил Дракон. Это следствие дуальности сознания, характерной людям. Для оборотня горизонт открыт во всех направлениях.

Ты же сам загоняешь себя в пасть Дракона.

В тебе через чур много самолюбия и скрытого страха.

Мальцев сходу отыскал в памяти эту фразу да и то путешествие к храму Тай-Шин в запутанных лабиринтах Миров Сновидения. Адучи, казалось, прочёл его мысли, по причине того, что кивнул и негромко проговорил:

— Никто не виноват в том, что ты не смог войти тогда в Храм. Силу Тай-Шин нереально одурачить. Она пронизывает покровы и видит твою подлинную сущность. Тебе сложно признать это, но ты постоянно хотел лишь одного — признания себя Храбрецом, спасителем человечества.

Все это время ты стремился появляться лучше меня. Все твои упрочнения были направлены не на поиск собственного Пути, а на превосходство моего.

Это весьма характерно для людей. Ты постоянно стремился мне доказать что ты сильный, что ты посильнее меня, что ты хорош стать тайшином и вступить в контакт с моими Наставниками, каковые, конечно же, в обязательном порядке оценили бы твой подлинный потенциал. Так как так?

Мальцев желал возразить, но почувствовал, что пробует бороться с чем-то, что поднималось изнутри невидимой, но ощутимой волной. Адучи продолжал. Он как будто бы влез в его подсознание, извлекая оттуда, на манер фокусника, похожие на цирковых кроликов комплексы и потаённые страхи.

Мальцев осознал, что если он будет мешать этому процессу, то вылетит из Сновидения как пробка из бутылки, но и нормально следить за этим унизительным зрелищем было нереально.

Он сжал руки в кулаки, словно бы удерживая себя на месте.

— Но если ты подсознательно соревновался со мной, воображаешь, что бы случилось, ели бы ты встретился с кем-нибудь из моих Наставников?

Мальцев отыскал в памяти собственный ответный удар и безотчётный бросок ножом, повредивший ему сухожилие на руке. Адучи подошел к нему близко и приблизил собственные глаза к его глазам.

— Единственная возможность для тебя избежать изменение в Харта, — это избавиться от собственного раздутого и подавляющего ЭГО. До тех пор пока ты сражаешься с миром около, в тебе будет существовать что-то, за что Харты зацепят тебя, предлагая стать одним из них.

— Но… я… обожаю данный мир.

— Да, ты обожаешь его, но лишь в одном качестве — в качестве спасенного тобой, должного тебе, признающего тебя Серьёзным! Но твоя неприятность в том, что ты кроме того не знаешь от кого его нужно защищать. Всю собственную жизнь ты был так увлечен собственной персоной, что шел вперед, не подмечая ничего.

Храбрецам некогда отвлекаться на мелочи, поскольку их ожидают подвиги!

Но мир всегда пытался предотвратить тебя. Парадокс человечества — любя окружающий мир, люди фактически стёрли с лица земли его. Отыщи в памяти!

Тайга пробовала убить тебя. Но ты смог убить тайгу, стёрши с лица земли ее наемного убийцу. Мертвые пробовали открыть твои глаза на подлинное положение вещей, но ты умудрился убить кроме того мертвых.

Кроме того твоя супруга пробовала убить тебя, по причине того, что данный мир устал сражаться. А в твоей душе живет тяга к героизму, тяга к ратным подвигам, которая зажигает дымные костры войны на земле. Ты — Харт в душе, легко еще не желаешь этого признать.

В то время, когда ты встретишь одного из них, того, кто сможет убедить тебя в этом, ты осознаешь, о чем я говорю. Но ты обязан запомнить кое-что, перед тем как мы расстанемся. Харты уверены в том, что они защищают собственный Дом.

Комфортный Дом, даровавший всем нам жизнь. В этом и кроется их главное заблуждение…

не снова возвратился на собственный место и сел к огню.

— До тех пор пока ты не познаешь подлинной, безответной Любви. До тех пор пока ты не познаешь что такое прикосновение Богини, у тебя ни при каких обстоятельствах не будет настоящего Дома. Лишь только суррогат, иллюзия, заполненная ложью и диктатом. По причине того, что без Хозяйки эта планета — безлюдна…

Мальцев почувствовал что задыхается. Адучи забрал его за руки и тихо сказал пара слов на незнакомом языке. Сходу стало легче.

Он перевел дыхание.

— Харты смогут прийти ко мне?

Ковров отрицательно помотал головой.

— В собственных телах Сновидения — нет. Хартам недоступно Кэрсо. Совокупность опасается потерять Хартов, исходя из этого она снабдила их необычными предохранителями, не разрешающими уходить дальше Миров Сновидений каковые относятся к сфере отечественного сознания. Кэрсо — это что-то иное. Это один из слоев «матрешки», из которых состоит привычный для отечественного сознания материальный мир.

Как раз исходя из этого у меня была только единственная альтернатива, привести тебя в место моего нахождения через Кэрсо.

Я тут живу последние пара недель. Но они смогут прийти ко мне в физических телах, а на это нужно определенное время. Исходя из этого до тех пор пока нам ничего не угрожает.

Мальцев развернул голову в сторону реки и негромко попросил:

— Поведай мне про Богиню…

Адучи также взглянуть на реку, и задумчиво проговорил:

— Про нее нереально говорить. Ее возможно только почувствовать.

— Но как?

— Я знаю одно — это самый громадный кошмар Хартов. Они опасаются появления Богини в нашем мире. И как раз исходя из этого они преследуют тайшинов.

Они уверены в том, что в случае если тайшины откроют Богине дорогу в данный мир, человечество погибнет.

— Но в случае если Богини нет в нашем мире, то, как я смогу прикоснуться к ней?

— Ответ на данный вопрос ожидает тебя в скором времени.

— В будущем? В то время, когда я возвращусь, то встречусь с ними. И опасаюсь что Харты не покинут мне времени ни для какого именно будущего.

Ты как постоянно отказываешься мне оказать помощь?

Адучи всплеснул руками.

— Да в то время, когда ты осознаешь, наконец, что никакая помощь тебе не нужна! Харты только создают иллюзию неосуществимости выбора. В действительности все в отечественных руках.

Я хочу тебе сделать верный выбор.

Открою тебе напоследок еще один секрет. Он весьма простой, но как раз посредством него возможно иногда становиться для Совокупности невидимкой. В то время, когда ты ощущаешь, что твои мысли тебе не принадлежат, остановись.

— В каком смысле?

— Останови собственный внутренние размышления. Поменяй частоту. Для этого подходит все что угодно — медитация, созерцание, потрясение красотой, расфокусировка зрения.

Все что угодно.

Основное сбить частоту той радиостанции, которая говорит нам с детства, показывая куда дальше идти и как дальше поступать. Слушай голос собственного Сердца. Он не обманывает.

Ни при каких обстоятельствах.

— Но так как ты сам сказал, что Совокупность начинает присматриваться к человеку, меняющему частоту.

— Да ну и пускай! Видишь ли, без оглядки на то, что я оперирую понятием «Совокупность», я до сих пор сам не знаю что это такое. Это нереально осознать, но возможно ощутить на себе ее прикосновение. Совокупность огромна.

Ее власть распространяется на все континенты.

Я думаю, она создана из невидимых психоэнергетических полей, которые связаны с жизнедеятельностью человека. И чтобы поддерживать собственный существование, она вынуждена всегда стимулировать эмоции людей, которые содержат в себе громадный психоэнергетический заряд. Мне думается, что потенциал тут не играется особенной роли, серьёзным есть сила чувства, ее интенсивность, насыщенность.

В случае если сравнивать хорошие и отрицательные чувства людей, как ты думаешь, какие конкретно будут более сильными?

Мальцев задумался на мгновение.

— Сложно сообщить.

— Да ничего сложного, — Адучи поворачивается к сновидцу, — люди не могут радоваться, они опасаться быть радостными. Они кроме того примету придумали — «большое количество смеешься — не к добру!». Воображаешь?

Люди опасаться смеяться!

Каждая радость отягощена ожиданием горя, любой успех отягощен страхом сглаза и зависти, каждая мечта отягощена будущим разочарованием. А вот в негативных чувствах силы предостаточно. Как раз исходя из этого Совокупности удачны войны, страдания, слезы.

Она ничего неимеетвозможности сделать — ею движет закон системной безопасности, в то время, когда она вынуждена снабжать собственную жизнедеятельность самым действенным методом.

— И что, ты думаешь, в случае если люди обучатся по настоящему радоваться, Совокупность перенастроит собственную структуру и будет стимулировать людей на веселье и счастье?

Адучи смеется.

— А почему бы и нет?

Мальцев вызывающе большие сомнения хмурится.

— Ты же осознаёшь что это утопия?

Адучи водит руками над огнем костра.

— А вот на данный момент я вправду открою тебе настоящую Тайну. Это мой тебе презент на прощание. Дело в том, что в то время, когда Всевышний сотворил человека на данной Почва, он дал ему неповторимый дар!

Самый полезный дар в данной Вселенной! Не догадываешься, что это?

Мальцев раздумывает.

— Свойство обожать?

— Ну вот, ты снова говоришь заученными фразами, кроме того не понимая их подлинного смысла. Свойство обожать есть следствием этого дара…

— Ну…

— Хорошо, не буду тебя напрягать. Всевышний дал человеку Свободу Выбора! Осознаёшь? Свободу быть кем угодно!

А также Всевышний, подарив человеку данный презент, неимеетвозможности оказывать влияние на людскую судьбу. Что же тогда сказать о какой-то Совокупности…

— Другими словами, ты желаешь заявить, что Совокупность в действительности не властна над нами?

— Ну само собой разумеется! Посредством отечественного намерения мы можем выбирать любое из направлений в нашем мире! Это отечественная врожденная изюминка.

Мы можем выбирать любой из вариантов данной жизни, а Совокупности нужно будет подстраиваться под отечественный выбор и вписывать данный вариант в собственный сценарий.

— Так это получается, что, становясь жертвами Совокупности, мы всего лишь проявляем собственный выбор быть жертвами?

Костер полыхнул вверх обжигающим крылом огня, словно бы подтверждая слова сновидца.

— Вот и все! — Адучи развел руками, — это и имеется самая великая тайна на планете. И не нужно иерархий и никаких Учений, дабы ее осознать. Легко с детства нам внушают, что мы являемся существами зависимыми, и мы, вырастая, выражаемотечественное намерение жить таковой судьбой, не осознавая, что эти голоса в отечественных мыслях не всегда являются отечественными.

— Так что же делать?

— Принять ответственность за собственную жизнь на себя. Прекратить искать виноватых и пастырей. Услышать голос собственного подлинного Я. А данный голос возможно услышать, лишь обучась прислушиваться к собственному сердцу.

Тайшин согнулся, и, зачерпнув ладонью рыхлый снег, размял его в пальцах,

— А кем ты грезил стать в юные годы?

— Я не помню…

— Это через чур очевидный ответ для кандидата в оборотни.

— А ты? Ты кем грезил стать?

— Вопросом на вопрос, также очевидно. Ну, ты что?..

— Ну, давай, сообщи мне напоследок. Может, если ты сообщишь, я также отыщу в памяти собственную детскую мечту?

Ковров протянул руки к огню. Отсветы бродили причудливыми тенями по его лицу, и Мальцев сходу отыскал в памяти ту ночь ужасных историй в лагере туристов. Ковров что-то негромко тихо сказал, и костер сходу стал бросче, как будто бы откликаясь на слова приятеля.

— Я грезил стать Сказочником. Но позже осознал, что сказки сами по себе неинтересны, и решил оживить их. Так я решил стать Колдуном.

Грезил сидеть у костра на берегу реки, не думая об опасности и наслаждаясь миром около.

Грезил гулять по лесу с собакой. Нормально дремать ночью. Вечером наслаждаться закатом, а утром — восходом.

Общаться с родными людьми и не считать время, отпущенное на судьбу.

Он замолчал. Мальцев поворошил долгой палкой угли.

— И что, сбылось?

— Позже оказалось, что быть Колдуном в нашем мире достаточно хлопотно и страшно. Общество не испытывает недостаток в Колдунах. Люди чувствуют себя ущемленными и напряженными рядом с ними. Тогда я запечатал эти жажды глубоко в подсознании, подобно драгоценному кладу, скрытому от посторонних глаз, и решил сражаться с таким Обществом.

Я решил стать Солдатом.

Но сражаться с близкими и родными также было достаточно болезненно. И я сделал вывод, что совершу какой-нибудь немыслимый подвиг, и Общество признает меня Храбрецом. И вот тогда все мои неприятели, все близкие и мои родные также признают мое вывод… Ты ни при каких обстоятельствах не вспоминал, из-за чего все дети грезят стать Великими, либо хотя бы, Значимыми, но большая часть становятся плохими неудачниками?

И по большому счету, из-за чего большая часть людей, такие увлекательные в юные годы, становясь взрослыми, преобразовываются в голодных, умных, коварных и тупых существ?

Мальцев развел руками:

— По причине того, что они люди…

Ковров хлопнул в ладоши.

— Как раз! Следовательно, чтобы прекратить быть такими неприглядными созданиями, что им нужно сделать?

— Прекратить быть людьми?

— Нет, им необходимо прекратить быть зависимыми людьми.

— Но так как нужна альтернатива. Не все смогут позволить себе стать оборотнями.

— Для тайшина стать оборотнем, это значит стать свободным. Стать оборотнем, это обучиться выходить из под диктата социальных шаблонов. А это смогут все, но все себе это разрешают.

Если бы я остался Солдатом, Совокупность бы придумала назначение моему агрессивному настроению. Став оборотнем, я взял возможность становиться кем угодно. Я обучился понимать язык ветра и голос огня, шелест деревьев и шёпот реки, общаться с животными и осознавать вторых людей.

Стать оборотнем, это не означает отказаться от собственной людской природы.

Напротив, это значит стать подлинным самим собой, по причине того, что оборотень — это отечественная подлинная сущность. Стать оборотнем — это значит высвободить собственный восприятие, это значит прекратить пребывать в плену иллюзий довольно собственной природы, это значит отыскать выход из ловушки отечественного ума, из колонии видимого материального мира. В действительности нам доступно значительно большее.

Вот лишь сбежать из данной колонии достаточно сложно, по причине того, что ее защищают весьма умелые часовые. Но это вероятно. Все что для этого необходимо — освободиться от лишнего веса, дабы стать легким, а позже оседлать Ветер и полететь вместе с ним к себе, в том направлении, где в пыльных сундуках нас ожидают отечественные подлинные грезы.

Треск костра сгладил неловкое молчание, появившееся по окончании окончательных слов Адучи. Он поднялся и взглянуть на Мальцева.

— Так кем ты желал стать?

Мальцев смущенно заерзал на своем месте.

— Солдатом. Самым великим Солдатом на земле.

Ковров многозначительно кивнул.

— Ясно. Я так и поразмыслил. Прощай. Быть может, мы еще увидимся. Удачи тебе…

Он развернулся и медлительно отправился в направлении показывавшихся вдалеке домиков туристической базы, на которой Ковров жил все последнее время. Мальцев остался сидеть у огня. Он просто не знал, что ему сейчас делать.

Он остался один в новом, незнакомом мире Кэрсо, так очень сильно похожим на привычный мир. Какой-то посторонний звук появился в пространстве раздражающей дробью. Мальцев содрогнулся и прислушался.

Стук повторился. Мальцев осмотрелся, но источника аналогичных звуков около не было. Он закрыл глаза, дабы вычислить направление, в котором прятался невидимый барабанщик. Но в то время, когда снова их открыл, то осознал, в чем было дело.

заснежённая Катунь и Горный Алтай растворились, растаяли как очередной сон.

А он сидел в теплом салоне «девятки», медлительно шевеля ногами и руками и моргая заспанными глазами. На улице было еще мрачно, но солнце уже зажгло небо на горизонте не сильный оранжевым заревом. Стук повторился.

Содрогнулся и проснулся сидевший на водительском кресле Кюнеберг. Мальцев развернул голову и заметил, что около автомобиля стоят люди в форме сотрудников ДПС. Один из них упорно постукивал чем-то жёстким по стеклу.

А в то время, когда Кюнеберг открыл фиксатор замков, двери быстро открылись и его фактически вытащили из салона, как успел подметить Владислав, вооруженные автоматами АКСУ милиционеры.

Мальцев выпрямился, но с его стороны дверь осталась закрытой. Через нечистое стекло ему было видно, как сотрудники контролируют у Координатора «Своры» документы. Через 60 секунд дверь со стороны водителя снова открылась и в салон «девятки» сел человек в штатском.

Мальцев пригляделся к нему и онемел от неожиданности. Рядом с ним сидел… полковник ФСБ, глава Комитета по контролю стратегических наукоемких производств, Скоков Борис Леонидович.

Киндер Сюрприз 224 яйца онлайн, МЕГА выпуск на русском (Surprise eggs unboxing)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Барнаул, 2006 год, февраль 2 страница

    Вот неслышно дует легкий ветерок, срывая с ветки снежные лепестки, каковые полностью неслышно парят и медлительно падают в сугробы. — Слышишь? — негромко…

  • Барнаул, 2006 год, февраль 3 страница

    Мальцев, закусив губу и нахмурившись, внимательно взглянуть на тайшина. — А как старая история Москвы связана с Иту-Тай? Ковров улыбнулся. — Самым ярким…

  • Барнаул, 2006 год, февраль 1 страница

    — Будь в тени! — В тени они будут искать прежде всего. — Тогда где необходимо быть? — На виду у всех. На солнце… Х/ф «Грабеж». «Волчий Клуб». Краткая…

  • Барнаул, 2006 год, февраль

    — Значит, все это мне не приснилось? — сообщила про себя Алиса. — А, но, может, все мы снимся кому-нибудь еще? Нет, пускай уж лучше это будет мой сон, а…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: