Белый отряд джона хоквуда: путь кондотьера

Герои войны

Сэру Джону Хоквуду, сыну британского кожевника из Клочестера, на роду было написано стать одним из самых прославленных кондотьеров XIV века. Приняв участие в Столетней войне между Францией и Англией, в первой половине 60-ых годов XIV века Хоквуд был в Пизе, где возглавил известный Белый отряд. Его подразделение было вовлечено в древнюю неприязнь Флоренции и Пизы, на протяжении которого Хоквуд отказался предать собственных нанимателей за предложенную соперником большую сумму.

Тем самым он получил себе хорошую для наемника репутацию. А в первых рядах у него был продолжительный и полный превратностей судьбы жизненный путь кондотьера.

На работе в Милане

В то время, когда оправился от ран начальник флорентийских кондотьеров отважный Анри де Монфор, в роли обороняющихся были уже Хоквуд и Пиза. Что же касается Штерца и Бонгардена, то они скоро поняли друг друга и объединили собственных людей в новый отряд — Звездную роту — и поступили на работу к Флоренции. Но, им очевидно понравилось поменять стороны, и уже через пара месяцев они приняли предложение еще одного соперника Флоренции, Сиены.

Сейчас их услуги обошлись существенно дешевле — всего за десять тысяч флоринов Звездная рота совершила набег на бывшего нанимателя, а после этого, всласть пограбив окрестности, двинулась на юг Италии в отыскивании новых работодателей.

Что же касается Хоквуда, показавшего редкую для наемников того времени верность взятым на себя обязательствам, эти события только добавили ему славы, сделав одним из самых востребованных наемных начальников на Апеннинах. По окончании раскола отряда Хоквуд сумел организовать оборону и в итоге остановил продвижение флорентийцев к Пизе. Но доходил срок выплаты жалования, а у жителей не было нужной суммы.

Белый отряд джона хоквуда: путь кондотьера
Правитель Милана Барнабо Висконти

Ответ отыскал один из знатных жителей по имени Джованни Агнелло, что обратился к правителю Милана Барнабо Висконти за кредитом. Агнелло преследовал несложную цель — за собственный посредничество он рассчитывал на место дожа в Пизе. Нобилитет города не имел возможности отказать ему, осознавая, что в другом случае наемники уйдут и Пиза останется без защиты.

Это разрешило решить насущную проблему. Но потом уже Висконти в качестве расчёта по выданному кредиту затребовал Хоквуда и его отряд к себе на работу.

Барнабо Висконти был жадным и амбициозным человеком, имевшим громадный вкус к судьбе. Совместно со своей женой Беатриче он породил пятнадцать детей, а шикарный образ судьбы данной четы был предметом зависти окрестных правителей. Но, на каждые амбиции постоянно найдётся противодействие, и в собственных политических играх Висконти нажил себе могущественного врага и грозного — германского императора Карла IV.

В начале 1367 года, ожидая вторжения армий Священной Римской империи, Висконти пригласил к себе в Милан прославленного кондотьера сэра Джона Хоквуда. Тот должен был со собственными людьми укрепиться в местечке Боргофорте у реки По и преградить дорогу Карлу IV.

Весна 1367 года выдалась горячей, и По в первых числах Мая разлилась шире простого. Войско Хоквуда выяснилось прижато к реке императорской армией, которая, со своей стороны, расположилась между По и городом Мантуя. Силы Карла IV насчитывали до двадцати тысяч людей, и, казалось, у их значительно менее бессчётных соперников не было ни единого шанса.

Но, как это уже много раз бывало прежде, господин Джона и в данной непростой ситуации отыскал выход.

Император Карл IV

Да, биться с превосходящими имперским силами в открытом поле было бы суицидом. Но хитроумный британец отыскал сейчас себе неожиданного союзника в лице самой природы. Карл расположил собственный лагерь ниже по течению реки, и Хоквуд скрытно послал в том направлении отряд, что должен был уничтожить ветхие плотины между лагерем сэра императора и лагерем Джона.

Что и было сделано.

Сокрушительная сила реки была высвобождена, и вода хлынула на лагерь германцев, практически смывая их.

Потребовались считанные 60 секунд, дабы состоялся данный разгром, и наряду с этим ни один клинок не был извлечен из ножен. В полном беспорядке, хлюпая по грязи, обозленные имперцы вошли в Мантую, где смогли привести себя в порядок, подсчитать утраты и отдохнуть. Ни о каком предстоящем наступлении на Милан не могло быть и речи, а Барнабо Висконти смог набраться воздуха нормально.

Чезенская резня

Что же касается Хоквуда, то он продолжил помогать Висконти, потому, что к тому времени в Пизе произошёл переворот и свергнутый Агнелло был должен бежать из города. В середине 70-х годов британец не надолго поступил на работу к самому папе Григорию XI, но это сотрудничество вряд ли возможно было назвать успешным. Отец был не самым добросовестным нанимателем.

Он иногда задерживал выплаты и не был честен с Хоквудом и его людьми.

Именно на период работы у Григория XI пришелся инцидент, что тенью лег на до того безукоризненную репутацию сэра Джона — резня в Чезене. Город Чезена пребывал в оппозиции папской власти и с трудом был приведен к покорности папским легатом. Но обитатели роптали , исходя из этого отец Григорий решил отправить в город карательный отряд.

Таковым должен был стать отряд Джона Хоквуда. Его заманили в Чезену под предлогом того, что в том месте папский легат планировал, наконец, выплатить наемникам задержавшееся в очередной раз жалование.

В то время, когда наемники прибыли в город, было заявлено, что они возьмут жалование только по окончании того, как силой оружия усмирят обиженных жителей. Хоквуд постарался было сопротивляться, но отряд бургундских наемников, кроме этого состоявший на папской работе, в тот же час приступил к исполнению приказа, и начавшуюся так резню уже не представлялось вероятным остановить. Однако, Хоквуд и преданные ему люди организовали коридор, по которому свыше тысячи граждан Чезены смогли покинуть территорию карательной операции и так спастись.

Джан Галеаццо Висконти

По окончании резни Хоквуд покинул папскую работу и во второй половине 70-ых годов четырнадцатого века возвратился в Милан. Что же касается папского легата, давшего роковой приказ, то он потом под именем Климента VII стал первым из так называемых «авиньонских антипап».

По возвращении в Милан Хоквуд опять поступил на работу к Барнабо Висконти а также породнился с ним, женившись на одной из его незаконнорожденных дочерей. Но дом миланского дожа к тому времени вовсю лихорадило от внутренних распрей – назрел важный конфликт между Барнабо и его молодым и амбициозным племянником Джан Галеаццо Висконти. Не хотя принимать участие в данной распре, Хоквуд ушел со работы семьи Висконти и удалился с супругой в собственный имение, купленное еще на протяжении работы папе Григорию.

Ветхий неприятель, новый приятель

Уйдя со работы семье Висконти, господин Джон, как казалось, имел возможность, наконец, предаться отдыху. Ему было уже около шестидесяти, он пережил множество испытаний и битв. Но со временем мирная судьба приелась привыкшему к интригам и войнам наемнику.

К тому же он так же, как и прежде, благодаря ветхим связям, оставался в курсе многих тайных дел и переговоров, каковые велись знатью итальянских городов.

В то время, когда один из осведомителей сказал ему о заговоре, что вызревал в правящих кругов Флоренции, Хоквуд предложил своим прежним недругам сделку: за 50 тысяч флоринов он предлагал выдать им всех заговорщиков, о которых знал. В итоге сговорились на 20 тысячах, заговор был раскрыт, а Хоквуд стал очень популярной персоной у флорентийской знати, которая скоро внесла предложение ему заключить кондотту.

Кондотьеры на марше

Неизвестно, принял бы Хоквуд предложение ветхих соперников либо нет, но сейчас завершилась, наконец, грызня за власть в семье Висконти. Причем не самым удачным для наемника образом — Джан Галеаццо Висконти сверг собственного дядю (и тестя Хоквуда) Барнабо и заточил его в темницу, где тот фактически сходу умер «от естественных обстоятельств». В этих условиях господин Джон предпочел не рисковать и принял предложение флорентийцев.

Продолжительно сидеть без работы ему не было нужно. Во второй половине 80-ых годов четырнадцатого века началась война между Падуей и Вероной, а потому, что Верону поддержала Венеция, классический неприятель Флоренции, наниматели Хоквуда предоставили его отряд в «аренду» падуанцам. Под началом сэра Джона было 1100 человек, 600 из которых были британцами с долгими луками, ветеранами войн в Италии еще со времен Белого отряда.

Прибыв в Падую, отряд Хоквуда соединился с силами Франческо Новелло, сына тамошнего правителя, так что общее колличество объединенной армии составила 8 тысяч людей. Это было примерно в два раза меньше, чем силы Вероны. Силы Хоквуда и Новелло выступили по направлению к неприятельскому городу, но из-за неприятностей со снабжением отряд британца задержался у местечка Кастаньяро, куда прибыл 10 марта 1387 года.

Веронские шпионы тут же рассказали об этом своим начальникам, и их практически девятитысячная армия выступила в сторону Кастаньяро, дабы положить финиш легенде об британском кондотьере. Имеется сведения, что у Остазио да Полента (веронского полководца) кроме этого войска было еще 15 тысяч ополченцев из крестьян, но потому, что они растянулись и часть их осталась с обозами, тяжело сообщить, сколько как раз их приняло участие в последовавшем бою.

Последний полет ястреба

Определив о том, что веронцы отправились по его голову, Хоквуд решил дать бой. Он расположил собственный войско спиной к реке, его правый фланг был прикрыт ее притоком, с левого фланга пребывало болото, а с фронта позицию защищал овраг. Дабы укрепить в собственных людях желание сражаться, Хоквуд произвел нескольких из них в рыцари.

Веронцы, каковые предполагали, что соперник испугается вступать в бой и будет пробовать форсировать реку, не ожидали встретить готовые к бою неприятельские порядки. На следующий сутки, 11 марта, веронская армия двинулась в наступление. Неся утраты от залпов неприятельских лучников, веронцы принялись забрасывать овраг фашинами.

В то время, когда, наконец, ров был заполнен, веронская пехота обрушилась на падуанскую, завязался бой не на жизнь а насмерть.

Из-за узости пространства между болотом и притоком реки, защищавшими фланги воинов Хоквуда, веронцы не могли реализовать собственный численное превосходство. Что же до внушительного парка артиллерии, на что они рассчитывали, то он попросту увяз в грязи и без того и не поспел к месту боя.

В критический момент схватки Хоквуд лично повел в наступление всех конных бойцов, каковые до этого были в резерве. Они форсировали речной приток, что был непреодолим для пехоты, и обрушились на фланг веронской армии. Атака стала для веронцев полной неожиданностью, внутри их строя как будто бы сломалась та невидимая пружина, которая заставляла их напирать на позиции пауданцев.

Сила и решимость провалились сквозь землю, и их место быстро занимала паника. А отряд Хоквуда планомерно охватывал фланг атакующих и заходил им в тыл.

Началась давка, порядки веронского войска смешались, и сейчас уже обороняющиеся начали наступать. К вечеру все было кончено — в плен попал начальник веронской армии и большая часть его лейтенантов, в общем итоге убитыми веронцы утратили 800 с лишним человек, еще около четырех тысяч воинов попросту разбежались. По возвращении кондотьеров в Падую в том месте были организованы торжества на манер древнеримских успехов.

Солдаты парадным маршем прошли по улицам города, неся захваченные неприятельские флаги, ведя пленных и демонстрируя захваченную веронскую артиллерию, которая так и не приняла участия в сражении.

Надгробная фреска-монумент Джону Хоквуду работы Паоло Уччелло

Что же касается Хоквуда, то он до конца собственной «карьеры» оставался на работе во Флоренции — городе, победа над которым некогда положила начало его легенде. В первой половине 90-ых годов XIV века власти Флоренции присвоили Хоквуду и всем его потомкам статус почетных граждан города, но кроме того со всеми привилегиями его старость сложно было назвать безоблачной.

Для восстановления по окончании войн город ввел высокие налоги, а господин Джон, отошедший от дел и лишившийся источника доходов, должен был, как гражданин, платить их из личных накоплений. В начале 1394 года 74-летний господин Джон решил реализовать все собственный имущество и с оставшимися деньгами возвратиться на родину — в Англию. Но процесс затянулся, и 16 марта 1394 года легендарный наемник умер из за кровоизлияния в мозг.

Власти Флоренции всецело профинансировали похороны и, казалось, прах храбреца упокоится в итальянской почва. Но скоро король Англии Ричард II обратился к местной знати прося о выдаче останков чтобы Хоквуд был перезахоронен у себя на родине. Просьба была удовлетворена.

Сейчас могила легендарного кондотьера утеряна, и все что осталось от него – это память потомков да надгробное изображение во флорентийском соборе.

Dark souls III Квест Дезертира Хоквуда


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: