Битва слона с китом

Герои войны

Происхождение страны в Киевской Руси с покон веков являлось темой бессчётных споров и спекуляций. публицистический мордобой и Научная полемика — все средства хороши, в то время, когда речь идет о родном, а предмет разногласий задевает за живое. Накал страстей в данной области так высок, что интерес сейчас вызывает не только история происхождения страны на восточнославянских почвах, но и история противостояния самих приверженцев других догадок.

Перед тем как коснуться современных представлений о происхождении его соратников и Рюрика, не лишним будет отыскать в памяти об главных догадках прошлого и об их авторах.

«Бокс!»

«Откуда имеется отправилась почва Русская» — вопрос, волнующий умы с… Да не так уж и в далеком прошлом данный вопрос тревожит умы, в случае если наблюдать в исторических масштабах.

Предметом оживлённых дискуссий происхождение Руси стало приблизительно с первой половины XVIII века, в то время, когда в свежеоснованную Петербургскую академию наук были приглашены на работу европейские учёные, по большей части германского происхождения. Пробуя придать хоть какую-то стройность русском историографии (в то время вряд ли существующей как наука), они (обращение прежде всего идёт об историках-немцах Байере, Миллере, Шлёцере и Штрубе-де-Пирмонте) друг за другом обращались к истокам. Так, как ониэти истоки осознавали, само собой разумеется.

Битва слона с китом
Готлиб Зигфрид Байер, историк и немецкий филолог, фактический основатель русском историографии

Помпезный и полностью пронизанный идеями великодержавности XVIII век не предполагал иных начал, не считая национальных. Всё, что было «до», не через чур их интересовало — что о дикарях продолжительно сказать. Чтобы не было поспешных выводов отмечу, что такое отношение распространялось на все нации и страны без исключений.

Европа, к примеру, в совокупности этих представлений начиналась конкретно с римлян, благо исторических трудов по данной теме к тому времени было написано уже множество.

В Российской Федерации обратиться с просьбой о помощи к предшественникам было проблематично за отсутствием оных. Но была «Повесть временных лет», которая на нужную тему высказывалась очень определённо:

«И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой обладать, и не было среди них правды, и поднялся род на род, и была у них усобица, и стали воевать между собой. И сообщили: «Найдем сами себе князя, что бы обладал нами и рядил по последовательности и по закону». Пошли за море к варягам, к руси.

Те варяги назывались русью, как другие именуются шведы, а иные — норманны и англы, и вдобавок иные готы — вот так и эти. Сообщили руси чудь, славяне, кривичи и целый: «Почва отечественная громадна и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и обладать нами».

И избрались трое братьев со собственными родами, и забрали с собой всю русь, и пришли в первую очередь к славянам.

И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а второй — Синеус, — на Белом озере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская почва».

Из этого краткого сообщения историки сделали единственно вероятный для них вывод: Российское государство имеет скандинавское происхождение, а Рюрик, вероятнее, был шведом. Кое-какие предпосылки для этого, нужно отметить, существовали и ранее. Ещё в семнадцатом веке идею о шведском происхождении Рюрика высказывал некоторый Пётр Петрей де Ерлезунда (вообще-то Пер Перссон де Эрлесунда, но в историю вошёл архаично-русифицированный вариант его имени), шведский дипломат и по совместительству историк.

Вероятнее, с его стороны это был в полной мере осмысленный пиар-ход, учитывая, что ещё со времён Ивана Грозного российские и шведские власти самозабвенно выясняли отношения в ключе «кто кому равный и кто кому основной». Рюрик-швед дал бы предполагаемой исторической отчизне пара важных баллов в этом споре. Плюс, в случае если возможно так выразиться, шведы являлись в то время «скандинавами по дефолту» — по крайней мере, они первыми приходили на ум, в то время, когда поднималась тема северной Европы.

Это и стало началом так называемой норманской теории происхождения страны в Киевской Руси. Такая версия смотрелась достаточно непротиворечиво и скоро получила популярность. В правление Анны Иоанновны, наследовавшей престол Петру I, эта концепция пришлась особенно ко двору.

Клинч

Но всецело властвовать умами норманской теории довелось недолго — скоро у нее появились важные оппоненты. Первым и главным из них, конечно же, был Михайло Васильевич Ломоносов, в то время уже в полной мере прославившийся своим буйным нравом. К тому времени в Академии наук вовсю шла борьба «германской» и «антинемецкой» партий.

Во второй половине 40-ых годов XVIII века, по окончании появления в Академии Исторического Департамента, Ломоносов включился в его деятельность со всем пылом собственного неудержимого патриотизма. То, что он наряду с этим был не историком, а доктором химических наук, его, конечно же, смутить не имело возможности.

Михаил Васильевич Ломоносов

На протяжении подготовки к праздничному совещанию Академии наук, назначенному на 6 сентября 1749 года, разразилась буря. Уже вышеупомянутый в числе основоположников норманской теории Г. Ф. Миллер составил к этому событию обращение «О имени и происхождении народа Российского». В ней, например, обосновывалась тождественность «варягов-руси» «варягам-шведам».

Эта обращение так и не была прочтена: она уже подготавливалась к печати, в то время, когда появился слух, что в ней имеется нелестные для русского народа пассажи. Текст предполагаемого выступления изъяли из типографии и передали на рассмотрение отвлечённой рабочей группе, куда входили, например, вездесущий Василий и Ломоносов Тредиаковский. Тредиаковский пробовал вступиться за Миллера, считая его, в неспециализированном-то, правым, лишь самую чуточку нетактичным — ну запрещено же, в действительности, так прямо заявлять людям, что сами они с управленческими задачами не сумели справиться, а также само их имя («русские») случилось от более продвинутых инопланетян.

Василий Кириллович Тредиаковский

Но это вывод не отыскало понимания у другой комиссии, идейным вдохновителем которой был Михайло Васильевич. Исходя из этого вердикт рабочей группы гласил:

«Миллер во всей речи ни одного случая не продемонстрировал к славе русского народа, но лишь упомянул о том больше, что к бесславию помогать может, в частности: как их многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнем и мечем опустошили, и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили».

Во многом такая антинорманская горячность разъясняется тем, что свежа была ещё память об Анне Иоанновне и её «бироновщине». Отношения же конкретно со Швецией были и вовсе оторви и выкинь – только что отгремела очередная война. Исходя из этого Ломоносову не потребовалось как-то научно Миллера опровергать – тот был неправ только по факту оскорбления патриотических эмоций.

Этого было достаточно для того, чтобы Миллера на время разжаловали из докторов наук. На некое время высказываться в пользу норманской теории стало страшно для целостности и репутации собственного носа – рука у Ломоносова была, как мы знаем, тяжёлая.

Монумент Герхарду Фридриху Миллеру (Мюллеру)

Потом Ломоносов всё-таки представил общественности личный взор на проблему: во второй половине 60-ых годов XVIII века вышла его «Старая история России от начала русского народа до смерти Князя Ярослава Первого либо до 1054 года». В данной собственной работе он говорит, что варяги-русь — это полабские славяне, а всякие шведы, прочие претенденты и немцы на основание русского страны – это, в лучшем случае, неточность историка, а в нехорошем, конечно, тлетворное влияние и пропаганда.

Брейк

Казалось бы, Ломоносов победил всех. Но на самом же деле его противостояние с германскими историками (с Миллером – очное, с остальными – как окажется) стало только первой фазой продолжающегося до сих пор противостояния норманистов и антинорманистов.

Василий Никитич Татищев

Попытку примирить противоположные взоры предпринял В. Н. Татищев, что в собственной работе предположил (основываясь на Иоакимовской летописи), что сам Рюрик был по происхождению знатным норманном, но женатым на дочери старейшины Гостомысла, так что правы и те, и другие — вот вам славяне, вот вам норманны. К сожалению, сама эта летопись — источник очень вызывающий большие сомнения и вряд ли может принимать во внимание важным историческим свидетельством.

Николай Михайлович Карамзин

В будущем норманистскую точку зрения занимали такие известный историки, как Карамзин и Соловьёв, антинорманистскую — Гедеонов и Иловайский. Были озвучены разные точки зрения, приводились различные доводы, но в целом эта борьба слона с китом принесла хорошие результаты. Вопросом стали вправду заниматься, руководствуясь уже не только политическими, но, наконец-то, и научными мыслями.

Гандикап

В период СССР разногласия продолжились. Но наряду с этим добавилась новая вводная. Стало принято вычислять, что государство как таковое не может быть привнесено откуда-то извне, а есть естественным этапом развития общества.

Так было сообщено у Энгельса, а Энгельс, как мы понимаем, не имел возможности ошибаться.

Так что в этом замысле норманистам было нужно потесниться и признать, что никакие чужие «рюрики» Руси не основывали, а в лучшем случае сумели занять тёпленький престол и навести собственные порядки в уже сложившейся совокупности.

Из этого времени самые известным учёным — участником затянувшегося спора есть, конечно же, Б. А. Рыбаков, чей вклад в науку так же неоценим, как и одиозен. адепт и Певец древнеславянской культуры, Рыбаков прямо заявлял, что варяги-русь — это славяне, а русское государство сложилось где-то на среднем Днепре. Как участник спора антинорманистов с норманистами, Рыбаков примечателен уже тем, что в собственных работах опирался не только на личные идеи, но и на живую археологию, которую, но, очень необычно трактовал.

Борис Александрович Рыбаков

Частично норманистская точка зрения воспряла в 60-е гг. XX в., в то время, когда стала обширно обсуждаться теория Русского каганата. Такое необычное наименование взяло гипотетическое славянское государство, существовавшее до Рюрика.

С тем, что государство тут и до него было, согласны уже, в неспециализированном-то, все, но вот в каком виде оно существовало – на эту тему ведутся дискуссии.

Кстати, маленький курьёз.

Сама мысль существования Русского каганата (не княжества, не королевства, а вот таковой экзотики) происходит из так называемых Бертинских анналов — раннесредневековой франкской хроники. В том месте говорится о народе «рос» и их короле-«хакане» — участниках византийского консульства. Эта хроника была в полной мере известна и в XVIII в., в то время, когда Байер и другие учёные, о которых уже шла обращение в данной статье, писали собственные исторические труды.

Но в тот раз «хакан» не позвал ассоциаций ни с какими каганами, а сошёл за северное имя Хакон — оказалось дополнительное обоснование «шведской» версии. Вот и выходит, что кроме того письменные источники иногда бывают что дышло — куда развернул, в том направлении и вышло.

На данный момент учёные опасаются сказать о предполагаемом каганате что-либо определённое, потому, что через чур очевиден недочёт данных, которыми мы располагаем. На этом, пожалуй, и стоит остановиться. А в следующей статье мы более внимательно приглядимся к северным краям, где, по легенде, и началась история агрессивного основателя великокняжеской (а позднее — и царской) династии Руси.

Великая битва Слона с Китом | Прикольные мультики — Самый смешной мульт для взрослых


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Битва третья: снежный кит и грязептица

    То были дни Реддоттер, что превзошла собственного отца в кусании щитов… [И вот однажды] произошла необычная вещь: Альдуину Пожирателю Мира, что спит…

  • Россия: битва за жизнь

    вежливые улыбки и Белые рубашки бюрократов еще не гарантируют решения проблем. Время от времени меня обуревает желание оказать помощь стране стать более…

  • Битва за кредит

    Недоверие со стороны интернациональных страховщиков кредиторов к компаниям государств Балтии заставляет эстонских предпринимателей много раз обосновывать…

  • Англо-скандинавская «битва за британию» ix – xi века

    28 сентября 1066 года тысяча судов Вильгельма Завоевателя кинули якорь у британского побережья при городе Певенси. Практически сразу после этого…