Category История

Второе интернет-издание, исправленное – 2015 г

История

Перевод с английского и редакция перевода 2014-2015 – Андрей Деревянко, Майя Ом

См. группу перевода сериала «Всевышний Всевышних Махадев» (2011-2014): http://vk.com/bog_shiva

ВТОРОЕ ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ – 2015 г.

ЗАМЕТКА ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ

Среди многих священных писаний, каковые учат нас пути к освобождению, Шива-гита занимает одно из основных мест. Не смотря на то, что она и не получила такую популярность как Бхагавад-гита, однако неизменно прекрасно обучаться духовности, независимо от популярности источника. В отечественных священных писаниях имеется 28 Гит: Шива-гита, Уттара-гита, Рудра-гита, Брахма-гита, Гуру-гита, Бхагавад-гита, Дэви-гита, Ганеша-гита, Авадхута-гита и др.

Нам необходимо осознать, какая Гита нам подходит и направляться ей.

Тут необходимо заявить, что нельзя сравнивать Шива-гиту с Бхагавад-гитой либо какой-либо второй Гитой. В каждой Гите имеется главная тема, которая образовывает центр сюжета, и неповторимый стиль изложения послания. Лучшая среди ведантических писаний – Бхагавад-гита, по причине того, что она всесторонне учит священной мудрости Упанишад.

Но это не означает, что Шива-гита либо какая-либо вторая Гита хуже её.

Шива-гита по большей части сосредотачивается на Господе Шиве – Парабрахмане Вед, и она открывает путь к освобождению лишь под парусом Шивы.

Read More

Зайчиха шутиха и ее пень-зубоскал

История

Предисловие

«Сказки барда Бидля» — это сборник, направленный волшебницам и маленьким волшебникам. Уже большое количество столетий малышам просматривают перед сном любимые сказки, и потому практически всем обучающихся школы Хогвартс Прыгливый Фонтан и горшок феи Фортуны так же прекрасно привычны, как Золушка и Спящая красавица — детям маглов (другими словами неволшебников).

Сказки Бидля во многом схожи с отечественными чудесными сказками: к примеру, добро в них в большинстве случаев вознаграждается, а зло — наказывается. Но кидается в глаза одно отличие. В магловских сказках обстоятельством всевозможных бед значительно чаще не редкость волшебство: злая колдунья подсовывает принцессе отравленное яблоко, либо погружает ее в сон на сто лет, либо превращает принца в ужасное чудище.

В это же время храбрецы «Сказок барда Бидля» сами обладают волшебством, и все же справляться с трудностями им не легче, чем нам, простым смертным.

Сказки Бидля помогли многим поколениям своих родителей растолковать своим детям жёсткую правду судьбы: волшебство разрешает решать множество неприятностей, но и формирует их не меньше.

Еще одно значительное отличие этих сказок от магловских — у Бидля волшебницы действуют куда решительнее, чем героини отечественных сказок.

Read More

Vol 4. победителей не судят 6 страница

История

— Ух ты, блин… — Выдохнул я.

Антон радовался во целый рот и наблюдал на меня так, как будто бы я только что какой-то подвиг совершил.

— Нужно же, оказалось. – Достаточно равнодушно отметил Димон. – Ну, отправились?

Мы вышли из строения поликлиники, сейчас окружённого жестяным забором, каким временно огораживают участки, где идёт строительство. Я посмотрел назад и взглянуть на четвёртый этаж, дабы проститься со своей комнатушкой, но… строение было двухэтажным.

— Говорят, в случае если неизменно всему удивляться, — сообщил Антон, согнувшись ко мне и положив мне руку на плечо, — возможно свободно спятить. Так что попытайся всё как имеется.

За забором мы нашли пара автомобилей. Припаркованных на обочине. Антон указал мне на вишнёвую «семёрку» и сообщил:

— Вот её запомни. Это отечественная тачка.

Димон сел за руль, Антон – на переднее сиденье, а я разместился позади. Мне казалось, что на данный момент мы рванём вперёд со скоростью звука либо взлетим, но машина завелась как в большинстве случаев, медлено тронулась с места, Димон включил поворотник и выехал на дорогу…

Вишнёвая «семёрка» привезла нас к громадному древесному дому, выстроенному очевидно задолго до моего рождения. Дерево очень сильно потемнело, наличники на окнах, рамы и другие декоративные подробности пара раз красились синей краской, но и она уже порядком выцвела и утратила цвет, так что, возможно заявить, что дом был выполнен в чёрно-голубых тонах.

Read More

В результате закона аналогии получаются неправильные формы: хотишь, хочите

История

Вопрос 38

В зависимости от того, какие конкретно средства употребляются для образования новых слов, слова возможно распределить на две группы:

1) слова, образованные морфологическим методом (посредством разных морфем);

2) слова, образованные неморфологическим методом (без помощи морфем).

Морфологический метод

1. Аффиксация (суффиксальный, приставочный, приставочно-суффиксальный, бессуффиксный).

2. Сложение (сложение слов, сложение баз посредством соединительной гласной, сложение + суффиксация, сложение сокращённых баз).

Неморфологический метод

1. Морфолого-синтаксический (метод перехода одной части речи в другую).

2. Лексико-синтаксический (сращение).

3. Лексико-семантический (распад многозначного слова на омонимы).

В словообразовании конкретных частей речи самый распространёнными являются те либо иные методы. Так, в словообразовании имён существительных преобладают приставочный, суффиксальный, приставочно-суффиксальный способ и способы сложения. Имена прилагательные чаще образуются приставочным и суффиксальным методами.

Глаголы чаще образуются приставочным, суффиксальным, приставочно-суффиксальным методами. Бессуффиксным методом образуются лишь существительные от прилагательных и глаголов.

Read More

Тема 3.бытие, человек, познание

История

С. Кара-Мурза Из книги «Манипулирование сознанием»

Основная цель книги — дать материал чтобы любой имел возможность поразмыслить о том выборе, перед которым мы сейчас стоим. Это не выбор президента, партии либо кроме того политического строя. За всем этим стоит выбор жизнеустройства (типа цивилизации).

Я-то лично пологаю, что в действительности для весьма многих это выбор между смертью и жизнью, но не будем эту тему тут развивать.

Сейчас мы болтаемся между двумя типами жизнеустройства, и нас усиленно тянут и толкают к тому берегу, где манипуляция сознанием станет главным и практически тотальным средством господства, так что некое время спустя перед нами по большому счету провалится сквозь землю неприятность и выбора, и борьбы …

Те, кто не желают для того чтобы финала и готовы плыть искать второй берег, хотя бы и в тумане а также плывя против течения (либо хотя бы барахтаться на месте, пока не рассветет), смогут отыскать в данной книги кое-какие ориентиры. Имеется фундаментальные, инерционные структуры, каковые нужно защищать, в случае если мы не хотим быть вытащенными на берег манипулятивного общества. Эти структуры на большом растоянии еще не сломаны, их сохранение зависит от «молекулярной» помощи всех нас, от массового пассивного сопротивления.

Обращение в первую очередь идет о школе русского типа—так, как ее сложила отечественная культура в советское время.

Read More

Роман «обломов» как центральная часть романной трилогии

История

По свидетельству самого Гончарова, замысел «Обломова» «готовься » еще в 1847 г., т. е. практически сразу после публикации «Обычной истории». Такова уж особенность творческой психологии Гончарова, что все его романы как бы в один момент вырастали из неспециализированного художественного ядра, являясь вариантами одних и тех же коллизий, сходной совокупности персонажей, одной характерологии…

Совокупность образов романа организована по хорошему принципу антитезы. Возлежащему на диване «прожектёру» и барину?мечтателю Илье Ильичу Обломову создатель устраивает необычные «очные ставки». Как будто бы на театральных подмостках, последовательно сменяют друг друга персонажи, призванные показать Обломову преимущества другого – деятельного – образа судьбы.

Сперва есть крепостной слуга Захар, после этого петербургские привычные Волков, Судьбинский, писатель Пенкин, Алексеев, земляк Михей Андреевич Тарантьев… Эти храбрецы всецело слиты в авторской чёрте со своей «средой». Черта намеренно однопланова и тяготеет к нарицательности типа, принятой в поэтике «натуральной школы». Выделены безликость, бесхарактерность антагонистов Обломова, напоминающая неопределенность многих гоголевских храбрецов (так, к примеру, строится композиция образа Алексеева).

Петербургские привычные Обломова любой на собственный лад являют духовному взгляду храбреца образцы псевдодеятельности, будь то бездумное «порханье» Волкова по столичным гостиным, или пустопорожние рассуждения Судьбинского о целесообразности постройки собачьих конур в губернских присутственных местах.

Read More