Цель — «готская линия»

В мае 1944 года части 8-й английской армии в четвёртый раз штурмовали «Линию Густава» в секторе Монте-Кассино. 15 мая в бой вступил 1-й канадский корпус — и союзникам удалось прорвать германскую оборону. Через восемь дней в наступление на протяжении побережья Тирренского моря перешли части 5-й армии США, а 4 июня немцы спешно покинули Рим и в город вошли американцы.

Чуть успев оправиться от кровопролитных битв на подступах к Риму, 1-й канадский корпус взял задачу совершить многокилометровый марш к побережью Адриатики и штурмовать очередную совокупность вражеских упрочнений — «Готскую линию», часть опорных пунктов которой размешалась на горном хребте Кориано.

Операция «Олив»

Американские армии заняли Рим, но это никак не отразилось на неспециализированном ходе Итальянской кампании. Не обращая внимания на то что летом 1944 года союзники забрали Флоренцию и нанесли важные утраты германским дивизиям, последние организованно отошли на север Апеннинского полуострова и закрепились на «Готской линии».

Эта совокупность оборонительных упрочнений начиналась у Средиземноморского побережья севернее Пизы, проходила на протяжении высоких Апеннинских гор между Болоньей и Флоренцией и заканчивалась у Адриатического побережья южнее Римини. Союзникам предстояло снова штурмовать германские упрочнения в горах, не имея возможности наносить фланговые удары.

Из-за операции «Оверлорд», начавшейся в Нормандии, войска союзников в Италии не имели достаточно транспортных судов с целью проведения десантной операции во вражеском тылу (подобно высадкам у Салерно и Анцио). Более того, 15 августа 1944 года стартовала операция «Драгун», так что пять дивизий были переброшены из Италии на юг Франции.

Операция по прорыву «Готской линии» взяла кодовое имя «Олив». В соответствии с замыслу будущего наступления, основной удар должны были наносить части 8-й английской армии (командующий — генерал Оливер Лиз) — 1-й канадский корпус (начальник — генерал Эдсон Льюис Бёрнс).

Дивизии 8-й армии получили приказ наступать на протяжении Адриатического побережья на Римини, по окончании чего к штурму германских упрочнений в центре Апеннин (севернее Флоренции, по направлению к Болонье) должны были приступить армии 5-и дивизии США (командующий — генерал Марк Кларк) совместно с 13-м английским корпусом (начальник — генерал Сидни Киркман). Корпуса 8-й армии размещались следующим образом: у прибрежной полосы действовали две дивизии 2-го польского корпуса генерала Владислава Андерса; по центру был 1-й канадский корпус; на левом фланге — 5-й английский корпус генерала Чарльза Кейтли в составе пяти дивизий и двух бригад.

Канадский корпус имел в составе 1-ю пехотную (начальник — генерал Кристофер Воукс) и 5-ю бронетанковую (начальник — генерал Бертрам Хоффмейстер) дивизии и 21-ю английскую танковую бригаду (начальник — бригадир Дэвид Дауни). Основной проблемой 5-й бронетанковой дивизии была малочисленность подразделений пехоты (всего три батальона), по данной причине в её состав ввели сравнительно не так давно организованную 12-ю пехотную бригаду, укомплектованную бывшими зенитчиками, разведчиками и сапёрами.

Союзники собирались пробиться в равнину реки По и захватить промышленные центры Северной Италии, например, Болонью. Основной проблемой для союзного руководства стала переброска канадского 1-корпуса и частей из Центральной Италии к Адриатическому побережью (от Перуджи до Анконы через Апеннины), которая должна была пройти незаметно для соперника.

Канадцам было нужно передислоцировать более чем 11 000 единиц автотранспорта, более 650 танков и САУ, 100 000 солдат и офицеров, более 1 млн снарядов и 50 млн литров топлива. Техника союзников двигалась по горным дорогам, каковые часто были засыпаны камнями в следствии оползней и обвалов. Канадцам предстояло захватить господствующие высоты и главные населённые пункты до начала осенней распутицы, и перед тем как соперник подтянет резервы.

Цель — «готская линия»
Самоходная гаубица М7 «Прист» 1-го канадского корпуса, август 1944 года.
legionmagazine.com
«Готская линия»

Совокупность германских упрочнений включала бессчётные линии траншей, доты, бункеры, более чем 2370 пулеметных точек, около 500 замаскированных артиллерийских и миномётных позиций, 3604 землянки, 27 пещер, 16 000 блиндажей и окопов, более чем 1 200 000 м колючей проволоки, 9000 м противотанковых рвов. Помимо этого, немцы установили 4 танкобашенных дота с 75-мм орудиями (башни от танков Pz.V), ещё 18 таких дотов находились в строительных работах.

«Готская линия» (обозначена красным цветом).
ww2talk.com

На дорогах, горных склонах и в речных равнинах немцы установили множество мин: более чем 72 000 противотанковых и более 23 000 противопехотных. Кое-какие противотанковые рвы имели более четырёх метров в ширину.

Один из танкобашенных дотов «Готской линии».
ww2talk.com

«Готскую линию» обороняли дивизии 14-й (командующий — генерал танковых армий Йоахим Лемельзен) и 10-й (командующий — генерал Генрих фон Фитингхоф) германских армий из состава группы армий «Г», которой руководил генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг. В резерве оборонявшихся, среди соединений и прочих частей, пребывала итальянская военный несколько «Лигурия» (командующий — генерал Альфредо Гуццони). 10-я германская армия противостояла 8-й английской, 14-я — 5-й армии США.

Главным преимуществом немцев было то, что они занимали прекрасно оборудованные возвышенности и позиции, а темперамент местности сковывал действия союзной военной техники.

Главные неприятности германских армий заключались в отсутствии помощи со стороны ВВС, мизерных запасах боеприпасов и топлива, недокомплекте пехотных и танковых частей. Так, 10-я армия насчитывала 81 пехотный батальон, но боеспособной была только треть армий из этого числа. Германские танковые подразделения кроме этого были немногочисленны: более чем 260 танков и штурмовых орудий.

Однако у немцев имелись собственные козыри: в составе 26-й танковой дивизии Вермахта (начальник — полковник Эдуард Краземан) был 4-й танковый полк, 1-й батальон которого был вооружён грозными «Пантерами». Кроме этого, в восточную часть Апеннинского полуострова перебросили 508-й тяжёлый танковый батальон под руководством капитана Йоахима Штелтера, в первых числах Августа насчитывавший 28 «Тигров».

Большие надежды немцы возлагали и на артиллерию: 10-я армия располагала приблизительно 570 миномётами и орудиями (против 2170 у союзников). миномёты и Немецкие пушки размещались на замаскированных позициях, а артиллерийские корректировщики — на господствующих высотах.

Первый удар союзников

Атака союзников последовала в ночь с 25 на 26 августа, в то время, когда части 1-го канадского корпуса форсировали реку Метауро и нанесли неожиданный удар по германской 71-й пехотной дивизии (начальник — генерал Вильгельм Рапке) 76-го механизированного корпуса (10-я армия). Наступлению предшествовал замечательный артобстрел, в котором приняло участие более чем 350 орудий. Удар был неожиданностью для германского руководства, потому, что дивизии Вермахта лишь «осваивали» упрочнения «Готской линии».

Канадская артиллерия практически смела пулемётные и артиллерийские позиции на близлежащих горных склонах, 71-я дивизия понесла ощутимые утраты. Продвижение канадцев сдерживали только снайперы, маленькие группы германских пехотинцев, и минные поля и взорванные мосты. Воины Королевского Эдмонтонского полка (2-й пехотная бригада) смогли забрать под контроль высоты у шоссе Монтечиккардо–Джинестрето.

Рота «А» Эдмонтонского полка вошла в деревню Монтечиккардо, где столкнулась с бойцами германской 71-й пехотной дивизии. Канадские пулемётчики заняли эргономичные позиции по обе стороны от основной улицы и открыли ураганный огонь по неприятелю. По словам канадцев, они стёрли с лица земли 60–70 германских солдат.

Германское руководство решило кинуть в бой части 1-й парашютной дивизии генерала Рихарда Хайдриха (парашютистов направили ко мне для усиления обороны) при помощи штурмовых орудий. Канадцы были выбиты с высот, из Монтечиккардо и отошли на юг. Рота «А» понесла чувствительные утраты: восемь человек (включая командира роты майора Роксбурга) пропали без вести, ещё 30 были ранены.

Канадцы смогли отбить позиции 27 августа, задействовав танки «самоходки» и Черчилль М10, но утратили наряду с этим 34 бойца.

Сначала Кессельринг полагал, что на востоке англичане нанесли только отвлекающий удар, а основное наступление начнётся в центре Апеннин. Его вывод изменилось по окончании 28 августа, в то время, когда в руки немцев попала копия приказа 8-й армии о переходе в наступление, а англичане продвинулись вперёд более чем на 15 км и приблизились к реке Фолья. В послевоенные годы Кессельринг писал:

«Английским армиям удалось добиться результата внезапности. 26-я танковая дивизия прибыла на место через чур поздно и вступила в бой неудачно, что оказало влияние на положение на всём фронте. В ночь с 30 на 31 августа нам было нужно сдать первый предел «Зелёной линии», за которым на всей глубине Адриатического сектора не было равноценного второго предела».

На практике продвижение канадцев было весьма медленным, потому, что им было нужно захватывать высоты и преодолевать минные поля под плотным пулемётным и миномётным огнём. В боях не на жизнь а насмерть несли утраты части 11-й пехотной (5-я бронетанковая дивизия) и 3-й пехотной (1-я пехотная дивизия) бригад.

Комполка Западной Новой Шотландии (3-я бригада) полковник Рональд Уотерман, не ждя подхода танков, кинул собственных бойцов на штурм высоты 133 — прямо на минные поля, под пламя, что вёлся в один момент с различных направлений. «Отечественные воины пробовали скрыться от пулемётов в канавах, но немцы заминировали их. Везде лежали фрагменты тел», — обрисовывал эти события капеллан Лоуренс Уилмот. 31 августа полк утратил 20 солдат убитыми и 56 ранеными, у большинства пострадавших были оторваны ноги.

Ноги утратил и командир роты D майор Алан Николсон. По окончании неудачных атак Уотерман был отстранён от руководства полком.

Более успешными были действия полка лёгкой пехоты принцессы Патриции (3-я бригада) что сумел захватить подступы к высоте 204, утратив троих солдат убитыми и ещё пара ранеными и наряду с этим стёрши с лица земли 20 и пленив 96 немцев. Ирландский пехотный полк при помощи 5-го бронетанкового полка принцессы Луизы удачно атаковал немецкие позиции у высоты Монтеккьо. артиллерия и Танки постоянным огнём загоняли немцев в окопы, пока пехотинцы взбирались по склону высоты.

Очень отличился сержант Фрэнк Джонстон, что стал одним из первых бойцов, взобравшихся на вершину. Посредством гранат и стрелкового оружия он подавил две пулемётные точки, взяв наряду с этим ранение. За успешные действия и храбрость Джонстон был награжден Военной медалью.

Ирландский полк утратил 18 человек убитыми и 32 ранеными, немцы – 35 убитыми и 121 военнопленными.

Утраты канадцев растут

31 августа танки 9-го бронетанкового полка драгунов Английской Колумбии, двигаясь по распутью, приблизились к высоте 204 и форсировали реку Фолья, по пути разгромив пехотный взвод неприятеля. Танкистам предстояло забрать высоту, и город Томба ди Пезаро. Перед канадцами стояла тяжёлая задача: указанные объекты обороняли части 3-го и 4-го парашютного полков совместно с танками 26-й танковой дивизии.

Помимо этого, у Томба ди Пезаро пребывало пара танкобашенных дотов, имевших хороший сектор обстрела. Канадская пехота отстала от танков, но танкисты решили атаковать высоту без помощи и попали под плотный артиллерийский и миномётный пламя. Когда «Шерманы» взобрались на вершину, выстроились в колонну и стали двигаться по узкому гребню высоты, они стали красивыми мишенями для 88-мм зениток, танкобашенного дота и нескольких самоходок.

Германские артиллеристы ведут бой. Италия, сентябрь 1944 года.
warfarehistorynetwork.com

Пара канадских автомобилей подорвалось на минах, по танкам открыли огонь германские гаубицы. «Я насчитал около пятидесяти вражеских танков и передал их координаты. Через десять мин. их накрыла отечественная артиллерия. У нескольких автомобилей от взрывов снесло башни», — вспоминал германский корректировщик артиллерии сержант 11-й роты 1-й парашютной дивизии Ганс Бендер. Одвременно с этим канадских танкистов контратаковали пара «Пантер», но один из германских танков был подбит экипажем, в котором служил рядовой Гордон Грин (заряжающий):

«Прямо перед отечественными «Шерманами» показалась «Пантера». Германский танк произвёл выстрел и сжёг один из отечественных танков. Отечественные боеприпасы отскакивали от его лобовой брони.

Но германский механик-водитель совершил неточность и начал разворачивать танк, подставив борт. Отечественный начальник прокричал: «Заряжай!» Я скоро зарядил боеприпас, и наводчик произвёл выстрел.

Я ещё раз зарядил. Два отечественных боеприпаса пробили башни и борта корпуса германского танка. «Пантера» загорелась».

Из-за сильной задымлённости начальники многих «Шерманов» были вынуждены осматривать местность, высунув головы из башен. Так они становились хорошими мишенями для германских снайперов. Осколком мины был убит комполка полковник Фред Воукс (брат генерала Кристофера Воукса). Миномётная мина попала прямо в открытый люк танка капитана Райли — погиб целый экипаж.

Пара танков сожгли германские пехотинцы, вооружённые гранатометами.

Танкистам из подбитых автомобилей было нужно сражаться в качестве пехоты.

Кроме того в то время, когда подоспела пехота, канадцы не смогли выбить соперника с высоты. В сражении отличился рядовой Гарольд Бэтчер, что вёл пламя из ручного пулемёта, пребывав в траншее рядом с танками. Тем временем «Шерманы» вели бой с германской самоходкой, замаскированной в кустарнике.

В то время, когда у Бэтчера закончились патроны, он подбежал к танку лейтенанта Уэйна Спенсера и начал стрелять из 12,7-мм пулемёта, расположенного на его башне. Несмотря на ожоги и пулевое ранение, Бэтчер отразил пара вражеских атак, за что потом был награждён Военной медалью. По окончании битв за высоту 204 из 52 танков 9-го бронетанкового полка в строю осталось только 12.

Левее 9-го бронетанкового полка действовали пехотинцы Пертского полка совместно с танкистами 2-го бронетанкового полка лорда Страткона. Канадцы убили 22 германских воина, пленили ещё 30, и посредством противотанковых гранатомётов стёрли с лица земли пара тягачей, буксировавших орудия к месту боя. Кроме этого как мы знаем, что канадские пехотинцы вступили в бой с двумя штурмовыми орудиями, подбить их не сумели, но вынудили отойти.

Пертский полк утратил 52 человека и, как утверждал майор Джеральд Истмэн, сумел истребить свыше сотни неприятелей. Танкисты 2-го бронетанкового полка совместно с пехотой 4-го полка драгунов принцессы Луизы (начальник — полковник Уильям Дарлинг) кроме этого поучаствовали в битвах за высоту 253, одвременно с этим роты Эдмонтонского полка забрали под контроль высоту Монте-Луро. В боях не на жизнь а насмерть 31 сентября и 1 августа канадцы утратили более чем 200 человек убитыми и практически 500 ранеными, но смогли пробить в «Готской линии» маленькую брешь.

Первый штурм Кориано

В ночь с 1 на 2 сентября погодные условия ухудшились: ливни размыли дороги и ещё больше осложнили продвижение транспорта и бронетехники союзников. Части 8-й армии рвались к Паданской равнине (равнине реки По), и, в соответствии с замыслу, должны были забрать под контроль Римини. Дабы пробиться к этому городу, союзникам предстояло преодолеть горный хребет Кориано длиной в 6 км, захватить деревню Кориано и форсировать реку Марано.

3 сентября началась первая битва за Кориано: части Канадского королевского полка атаковали немецкие позиции у Риччоне, полки 1-й английской бронетанковой дивизии ударили по хребту Кориано, а подразделения Горцев Кэйп-Бретона и Ирландского полка (11-я бригада) совместно с танками 5-го бронетанкового полка направились к Безаниго. К концу первого дня союзники утратили 79 танков из 156, принимавших участие в наступлении, но так и не смогли пробить германскую оборону и оседлать хребет Кориано. Как мы знаем, что более 20 «Шерманов» из потерянных попросту застряли в грязи.

Продвижение частей 1-го канадского корпуса 3–22 сентября 1944 года.
perthregiment.org

Генерал Лиз решил перебросить части 5-го английского корпуса на юго-запад от деревни Кориано и штурмовать деревни Джеммано и Кроче. Одновременно с этим хребет Кориано начали нападать канадцы. Для союзных армий складывалась непростая ситуация: немцы сконцентрировали у Кориано три полка 29-й панцергренадерской (начальник — генерал Фриц Поллак) и три полка 26-й танковой дивизий.

Помимо этого, против частей 8-й армии дрались остатки 71-й пехотной дивизии, 98-я (начальник — генерал Альфред Райнхардт) и 278-я (начальник — генерал Харри Хоппе) пехотные дивизии, 1-я парашютная дивизия, 5-я горнострелковая дивизия (начальник — генерал Макс-Гюнтер Шранк). Последняя доставила много хлопот 46-й английской пехотной дивизии в битвах у Джеммано. В то время, когда англичане начинали артобстрел, бойцы 100-го горнострелкового полка 5-й дивизии спускались на тросах с обратных склонов гор, дабы переждать его, а после этого опять поднимались наверх и встречали огнём атакующую британскую пехоту.

Умело действовала и германская артиллерия: Кессельринг стянул к Кориано более 80 артиллерийских батарей (158 полевых пушек, 56 тяжёлых пушек 14 и средних, 36 реактивных миномётов «Небельверфер», более чем 160 миномётов). Для сравнения: артиллерия 1-го канадского корпуса насчитывала 240 полевых пушек, 64 тяжёлых пушек 16 и средних, более 200 миномётов. Действительно, германским артиллеристам было нужно экономить боеприпасы ввиду того, что их запас был скудным.

Союзные ВВС деятельно атаковали транспортные средства соперника, и немцам приходилось транспортировать снаряды или ночью, или на мулах. По словам генерала Лиза, 66% утрат канадской пехоты приходилось на пламя германских миномётов.

4 сентября танки 5-го бронетанкового полка начали бои не на жизнь а насмерть за хребет Кориано. Эскадрон В попал под пламя 88-мм зениток — машина капрала Н. Флеминга была сожжена, танк Боба МакЛеода спрятался в канаву, а «Шерманы» майора Говарда Кирстеда и сержанта Кейта Фишера слетели со склона высоты и застряли в высохшем речном русле Безаниго. Застрявшие танки сходу попали под пламя германских парашютистов, каковые били из гранатомётов.

На выручку пришли танки эскадрона А, каковые собственные огнём отогнали неприятеля и выпустили дымовую завесу, под покровом которой экипажи застрявших танков эвакуировались без утрат. Но и эскадрон А понёс огромные утраты от огня замаскированных 88-мм орудий: к концу дня в строю осталось только три танка.

5 сентября канадцы утратили более чем 300 человек ранеными и убитыми в тяжёлых битвах у Сан-Савино. Английская пехота не обошлась без помощи танков 9-го Королевского уланского полка (2-я бронетанковая бригада), каковые уничтожали пулемётные точки, артиллерийские и миномётные позиции. Двигаясь по крутому склону, два «Шермана» перевернулись, ещё два танка были сожжены германским Pz.IV, что нежданно показался сзади.

Экипаж капитана Джона МакВейла скоро сориентировался в страшной обстановке и расстрелял германский танк практически в упор. В битвах за Сан-Савино англичане утратили 8 танков, стёрши с лица земли наряду с этим 30 солдат соперника, пара танка и 2 орудий. Ещё 60 германских воинов попали в плен.

В ночь с 5 на 6 сентября случился ужасный инцидент: германская авиация, ранее не проявлявшая активности, нанесла бомбовый удар по позициям 5-й бронетанковой дивизии, в следствии чего 9 человек погибли, и вдобавок 32 были ранены. Не достигнув успеха, 6 сентября канадцы решили окопаться и перейти к обороне, в тот же сутки снова начались замечательные ливни. Первая битва за Кориано была проиграна союзниками.

Согласно заявлениям немцев, им удалось вывести из строя более 77 канадских танков.

Второй штурм Кориано

7 сентября, ввиду того что 5-й английский корпус остановили у Джеммано и Кроче, генерал Лиз решил пара поменять генплан прорыва «Готской линии». Сейчас 46-я пехотная и 4-я индийская дивизии взяли задачу захватить Джеммано и Кроче, 1-й канадский корпус и части 1-й бронетанковой дивизии — овладеть Кориано, хребтом Сан-Фортунатто, а 2-я новозеландская дивизия — прорваться в равнину реки По и развивать наступление на Болонью и Феррару. Канадская артиллерия (а также корабельная) совместно с авиацией начала наносить массированные удары южнее и севернее Римини, пробуя уничтожить позиции соперника и не разрешить немцам перебросить резервы к Кориано.

8 сентября более 700 орудий нанесли удар по всему участку фронта, занимаемому 8-й армией, по окончании чего начался второй штурм хребта Кориано. 12 сентября бойцы 11-й пехотной бригады форсировали реку Безаниго и стали взбираться на склоны хребта, тогда как танки 5-й бронетанковой дивизии не могли переправиться через реку, пока не были наведены пара мостов.

Пехота полка «Горцы Кейп-Бретона» атаковала северный край хребта, слева от них наступал Пертский полк, деревню Кориано должен был захватить Ирландский полк при помощи 5-го бронетанкового полка. Моторизованный Вестминстерский полк совместно с 2-м бронетанковым полком выступали в роли мобильной артиллерии, поддерживая огнём штурмовые части. В ночь с 12 на 13 сентября роты А, D и С полка «Горцы Кейп-Бретона» начали упорные битвы за гребень хребта Кориано.

Канадские пехотинцы наступали под замечательным артиллерийским прикрытием.

Канадские пехотинцы на пути к Римини, сентябрь 1944 года.
legionmagazine.com

В сражении отличился сержант Дэвид Белльфонтейн, что под обстрелом поднял бойцов в наступление, захватил пулемёт и пленил трёх германских воинов. За данный эпизод сержанта наградили Военной медалью. Взводы лейтенантов Т. Купера и Ф. Келлитона (рота А) прочно закрепились на гребне хребта.

Сейчас несколько танков лейтенанта Рональда Лиссона (5-й бронетанковый полк) вела обстрел деревни Кориано, выпустив более чем 400 снарядов. Канадские инженеры прилагали титанические упрочнения по наведению мостов через Безаниго, дабы танки смогли подойти к хребту Кориано и прикрыть собственной бронёй пехоту. Инженерные части трудились под постоянными обстрелами.

В следствии попадания одного из вражеских снарядов погибло 9 человек, ещё 19 были ранены. Однако мост был наведён — и 13 сентября в 6:30 танки роты А вместе с пехотинцами Пертского полка устремились на штурм хребта. Рота С (приблизительно 14 автомобилей) под руководством майора Клиффа Макьюэна совместно с пехотой Ирландского полка приступила к зачистке деревни Кориано — посредством танка-бульдозера канадцы расчищали завалы на узких улицах.

Сначала немцы практически не оказывали сопротивления, ждя момента, в то время, когда канадцы продвинутся вглубь деревни, а после этого ударили со всех сторон. «Шерман» сержанта Уоткинса был сожжён германским танком Pz.IV (экипаж подбитой автомобили укрылся в близлежащих руинах дома). Майор Макьюэн послал вперёд ещё один танк, дабы тот столкнул в сторону подбитую машину, которая преграждала путь. Но, когда второй «Шерман» приблизился к подбитому танку, он был поражён из гранатомета.

По канадским пехотинцам, следовавшим сзади танка, открыли огонь снайперы. Макьюэну удалось найти «четвёрку», укрывшуюся за домом, и направить на неё пламя шестифунтового орудия. Артиллерийские боеприпасы уничтожили строение, и германский танк накрыло обломками.

Танк Pz.IV, подбитый на протяжении битв за «Готскую линию», сентябрь 1944 года.
ww2talk.com

Экипаж «четвёрки» пробовал взорвать собственный танк, но не смог, и машина досталась канадцам в качестве трофея. Тем временем танки Макьюэна стали продвигаться по второй улице, выстроившись в колонну. Как вспоминали канадские танкисты, неожиданно из-за руин показался «Тигр» (возможно, обращение шла о «Пантере»).

Первым же выстрелом германский танк подбил головной «Шерман», по окончании чего начал расстреливать колонну. «Отечественные боеприпасы отскакивали от лобовой брони германского танка, а обойти неприятеля с фланга не было возможности», — обрисовывал данный бой танкист Джек Майерс. Майору Макьюэну не оставалось ничего иного, как вывести сохранившиеся автомобили из Кориано. Следом за танками деревню покинула и пехота.

Кориано — в руках канадцев!

По окончании ухода канадских армий из деревни Кориано она подверглась авиации и мощным ударам артиллерии. За день на деревню и её окрестности скинули более чем 500 т бомб. До тех пор пока танки и Ирландский полк 5-го бронетанкового полка штурмовали деревню, пехота моторизованного Вестминстерского танки и полка 2-го бронетанкового полка очистили местность в двух милях севернее неё.

Солидную помощь наступавшим частям оказал 17-й полк полевой артиллерии, что выпустил более чем 900 дымовых зарядов, минимизировав утраты танков и пехоты.

14 сентября канадцы повторно вступили в Кориано и не встретили практически никакого сопротивления — деревня лежала в руинах. 15 сентября части 8-й английской армии захватили деревни Сан-Лоренцо, Кроче и Джеммано, а город Римини был забран 21 сентября по окончании затяжных битв. 12 сентября в центральном секторе Апеннинского полуострова удар нанесли дивизии 5-й армии США.

Не обращая внимания на то что в первых числах Октября американцы приблизились к Болонье, город так и не был высвобожден. Союзники понесли тяжелые потери, воины изрядно устали, запасы снарядов истощились, а погодные условия ухудшились. В итоге части 8-й и 5-й армий так и не смогли прорваться к реке По.

Итоги

26 августа — 21 сентября 1944 года части 8-й английской армии понесли ощутимые человеческие потери: более чем 14 000 солдат и офицеров. Утраты 1-го канадского корпуса составили 3900 человек, включая 1016 убитыми. Утраты 8-й армии в бронетехнике были огромны: по словам немцев, более чем 670 единиц (из них 320 — канадских).

Со своей стороны канадские документы показывают, что утраты немцев составили более чем 3000 человек убитыми и 8000 военнопленными. Канадцы израсходовали громадное количество снарядов: лишь 1-я пехотная дивизия в Сентябре 1944 года выпустила 262 000 снарядов (включая 25 000 дымовых).

Англичане объявили, что во время с 26 августа по 21 сентября 8-я армия стёрла с лица земли и захватила более чем 210 еди

#128546; Intel представила Coffee Lake, элитные корпуса для ПК, Кремль против дронов #128641;


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.