Цирк, ставший оружием: трудное рождение авианосцев

Про военное

    Японский авианосец «Дзуйкаку»
    Пикирующие бомбардировщики Aichi D3AVal на палубе авианосца «Дзуйкау». Прекрасно видны опущенные ниже палубы дымовые трубы авианосца
    Американский авианосец типа «Эссекс»
    Японские авианосцы господствовали на Тихом океане в первые годы войны. Но восполнить утраты судов, лётчиков и самолётов Япония не имела возможности
    Один из самых известных эпизодов войны на Тихом океане — рейд Дулитла. Двухмоторные американские бомбардировщики в первый раз взлетели с авианосца, нападали Токио и совершили посадку в Китае

Еще незадолго до Первой Мировой показалась мысль постройки для того чтобы военного корабля, что имел возможность бы являться аэродромом для боевых самолетов. В Соединенных Штатах проводились кроме того попытки взлететь с палубы корабля и сесть на нее Но армейские видели в этих опытах всего лишь воздушный цирк, не имевший никакой практической пользы.

Так как настоящая боевая эффективность самолетов в то время была через чур мелка — они, к примеру, не могли поднять бомб, талантливых нанести какое количество-нибудь большие повреждения вражескому флоту. Исходя из этого считалось, что постройка авианосцев не только технически неосуществима, но и тщетна. Иначе, создавать разведку и корректировать артиллерийский огонь авиация имела возможность уже тогда — что делало перспективными попытки разместить ее на судах.Цирк, ставший оружием: трудное рождение авианосцев

Как сесть на корабль?

Неспешно в следствии американских и английских опробований незадолго до и по окончании начала Первой мировой было обнаружено, что взлететь с корабельной палубы еще возможно. А вот сесть на нее — задача очень сложная (кроме того при низкой посадочной скорости тогдашних самолетов). Ответ пришло скоро: начали применять гидросамолеты на поплавках.

Садились они на воду рядом с кораблем, по окончании чего кранами их поднимали на палубы. Взлет производился посредством роликов — гидросамолеты разбегались по намерено выстроенной древесной палубе-«аэропорту». В принципе, это также было не обязательно: возможно было спустить самолет на воду, и он взлетал на поплавках.

Так показались предшественники настоящих авианосцев — суда, укомплектованные гидросамолетами (по-русски они тогда назывались авиаматками). Английские гидроавианосцы учавствовали в военных действиях, а также против судов соперника. Взлетные палубы монтировались и на крейсерах.

За войну мощь авиации многократно возросла, аэропланы уже имели возможность поднимать и бомбы, и торпеды.

Стало ясно, что гидросамолеты с их массивными поплавками уступают колесным самолетам по боевым возможностям. Но как организовать посадку таких самолетов на палубу?

В составе английского флота был весьма необыкновенный корабль — полукрейсер-полуавианосец «Фьюриес». в первых рядах у него был ангар для восьми самолетов и взлетная палуба, за ними — простые для крейсера надстройки, мачты и труба, а на корме — башня с единственным орудием ужасного калибра 456 мм (самого большого в то время)! Взлетавшие с «Фьюриеса» аэропланы должны были приземляться на береговых аэропортах, что делало его боевую полезность вызывающей большие сомнения (в случае если аэропорт поблизости, то из-за чего бы с него и не взлетать?)

Но одному из лихих летчиков удалось приземлить собственный истребитель «Сопвич» на взлетную палубу «Фьюриеса». На протяжении попытки повторить посадку дул сильный ветер, и самолет вышел из строя. Следующая попытка обошлась еще дороже — аэроплан упал в воду, а летчик утонул.

Затем крейсер решили модернизировать — снять ненужную башню и устроить на корме посадочную палубу. Увы, и по окончании реконструкции (завершившейся весной 1918 года) садиться на «Фьюриес» было страшно.

Дабы уменьшить относительную скорость самолета, корабль обязан на протяжении посадки полным ходом идти против ветра. Увы, надстройки, мачты и труба создавали на корме такие завихрения воздуха, что пилоты не знали, куда в следующий момент бросит их хрупкую машину. Помимо этого, навстречу самолету из трубы мчались клубы тёплого дыма Пилот, сажавший самолет в таких условиях, рисковал куда больше, чем любой исполнитель воздушно-акробатического трюка в цирке!

В осеннюю пору 1918 года, но, показался «Аргус», на котором по большому счету не было надстроек! В авианосец решили переделать строившийся пассажирский лайнер. В верхней части палубы оборудовали ангар, крыша которого представляла собой целую полетную палубу.

Возможно представить себе, как морщились английские морские волки при виде некрасивого «Аргуса» — замечательный корпус, над которым не было ничего!

Но это первенствовалавианосец хорошей компоновки, от которого принципиально не отличались его потомки, сражавшиеся во Второй мировой войны (но, и самому «Аргусу» это также предстояло). Тут были применены лифты для подъема самолетов из ангара, и уникальные устройства — тормозные аэрофинишеры в виде натянутых на протяжении палубы тросов. Посадка на палубу преобразовывалась из циркового трюка в простое дело. Но тем временем война уже кончилась

Действенны ли авианосцы?

Ровная палуба, длиной равная корпусу корабля, — хорошая новость для летчиков, но у моряков она приводила к законному недоумению. Допустим, все каюты возможно убрать вовнутрь корпуса, но так как для действенного управления нужен ходовая рубка и капитанский мостик, у корабля должны быть мачты, труба, наконец Уже по окончании окончания Первой мировой в авианосцы были перестроены однотипные «Фьюриесу» крейсеры «Глориес» и «Корейджерс». На них применили высокие, но узкие и долгие надстройки с одного борта корпуса, названные «острова».

В будущем большая часть британских и американских авианосцев были оборудованы «островами». А вот японцам понравилась гладкопалубная компоновка. Их первый авианосец «Хосё», вступивший в строй в первой половине 20-ых годов XX века, имел «остров», но позже его разобрали.

Три низкие трубы «Хосё» в момент взлета и посадки самолетов имели возможность откидываться на 90 градусов и наблюдать не вверх, а в сторону. В будущем на многих японских авианосцах трубы были жестко закреплены в горизонтальном положении и дымили вбок. «Острова» на этих авианосцах или были совсем миниатюрными, или их не было по большому счету.

Период между мировыми войнами состоялся в оживленных дискуссиях между противниками авианосцев и сторонниками. В Японии палубная авиация развивалась бурно, хотя здесь по большей части думали, что авианесущие суда не смогут самостоятельно решать финал сражений и ядром боевой эскадры так же, как и прежде должны быть линейные корабли.

Но палубные летчики японского флота имели возможность оттачивать собственный мастерство в тянувшейся с 1937 года войне в Китае (где на стороне китайцев сражались среди них и советские пилоты на советских самолетах). В том месте же был испытан морской истребитель «Зеро», продолжительное время остававшийся лучшим в мире.

В Соединенных Штатах многие прогрессивно мыслящие адмиралы отдавали должное новому виду морских оружий. В том месте были выстроены самые громадные авианосцы этого периода — «Лексингтон» и «Саратога», авиагруппа каждого из них насчитывала около 80 самолетов! В Штатах систематично организовывались флотские учения с применением палубной авиации.

Сценарии учений были уникальны: к примеру, во второй половине 30-ых годов XX века «вражеские пилоты» с авианосца «Саратога» сумели «разбомбить» шлюзы Панамского канала. Не единожды (в первоначальный раз — уже во второй половине 20-ых годов двадцатого века!) американские авианосцы, изображая силы условного соперника, удачно нападали Пёрл-Харбор. Увы, должных выводов из этих учебных атак сделано не было

Начало Второй мировой и ее первые морские сражения между Германией и Англией, казалось, подтвердили правоту тех военных, каковые без энтузиазма оценивали боевой потенциал авианосцев. Дело в том, что британцы, пионеры морской авиации, за межвоенный период существенно отстали в ее развитии. На английских авианосцах базировались торпедоносцы и устаревшие истребители.

Пикировщиков не было вовсе — их функции делали истребители-бомбардировщики, причем имелись они лишь на самом большом авианосце «Арк Ройял». К тому же употреблялись авианосцы первоначально для уничтожения и поиска подводных лодок. Через 14 дней по окончании начала войны в следствии таковой «охоты» охотник превратился в дичь: германская субмарина U-29 двумя торпедами потопила авианосец «Корейджерс».

Однотипный «Глориес» ушел на дно в следующем году: германские линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» потопили его в Северном море. Атака была неожиданной, и британцы кроме того опоздали подготовить собственные самолеты. Армейские теоретики чесали затылки: значит, пушки на морских просторах так же, как и прежде посильнее авиабомб?

Успех палубной авиации

Сомнения скептиков развеяли японцы. Начиная с 1941 года американский флот базировался на Гавайских островах, в Пёрл-Харборе, дабы оказывать «сдерживающее» влияние на Японию. В это же время армейские стратеги Страны восходящего солнца во главе с адмиралом Ямамото заметили в этом настоящую возможность покончить с замечательным Тихоокеанским флотом США одним ударом.

Замысел операции был создан тщательнейшим образом. Были кроме того сконструированы особые авиаторпеды, пригодные к применению в мелководной гавани Пёрл-Харбора. Все суда шедшего к Гавайям ударного соединения сохраняли полное радиомолчание, одновременно с этим особые радиостанции в Японии вели радиообмен, что должен был создать эффект нахождения этих судов в родных портах.

Действительно, американцы сумели перехватить и расшифровать ноту об объявлении войны, отправленную из Токио в японское консульство в Вашингтоне. А дальше сработала обоюдная расхлябанность.

Японские посольские чины через чур продолжительно расшифровывали и готовили ноту и в итоге вручили ее позднее нужного срока — уже тогда, в то время, когда на Пёрл-Харбор падали бомбы. Вследствие этого страну обвинили в вероломном нападении. Для японцев, высоко чтивших древние понятия о воинской чести, это обвинение было не безлюдным звуком (в отличие, скажем, от Гитлера, неизменно нападавшего без предупреждения).

Разгильдяйство американцев обернулось не только моральным ударом, но и материальными потерями и человеческими жертвами. Президент его помощники и Рузвельт, взяв расшифровку перехваченной ноты, сделали верный вывод об объекте грядущей японской атаки. На Гавайи было отправлено предупреждение, которое в том месте просто-напросто затерялось

Утром 7 декабря 1941 года началась эра господства палубной авиации на океанских просторах. Неожиданная атака Перл-Харбора была образцовой и продемонстрировала могучие возможности авианосных соединений. С четырех японских авианосцев с отличием в 1 час 15 мин. встали две атакующих волны.

Американский флот атаковали пикирующие бомбардировщики и торпедоносцы (кое-какие из них несли бомбы). Их закрывали истребители «Зеро», не позволявшие «поднять голову» американским летчикам.

В фильме «Пёрл-Харбор» поведана прекрасная история двух хороших парней, взлетевших под постоянной бомбежкой и всыпавших узкоглазым агрессорам. Но она, несомненно, есть порождением фантазии авторов сценария. В настоящем бою большинство американских истребителей была стёрта с лица земли на аэропортах, а те, кто все же сумел встать в атмосферу, были тут же сбиты.

Японцы утратили около 30 самолетов из-за зенитного огня, но эти утраты были ничтожны если сравнивать с достигнутым эффектом. Все восемь находившихся в гавани американских линейных кораблей были или повреждены, или потоплены — это ли не убедительное подтверждение эффективности действий авианосной авиации? А возможно, все дело в том, что суда находились в гавани и не подготавливались к вражеской атаке?

Через три дня по окончании разгрома Пёрл-Харбора японские самолеты около побережья Малайи послали на дно два замечательных английских корабля — линейный корабль «Принс оф Уэлс» и линейный крейсер «Рипалс». Действительно, потопившие их торпедоносцы и бомбардировщики взлетели не с палубы, а с берегового аэропорта. Однако было получено подтверждение того, что самолеты смогут топить готовые к бою и маневрирующие в открытом море суда.

Триумфальные для Японии первые полгода тихоокеанской войны продемонстрировали, что авианосцы являются главным инструментом победы как на суше, так и на море. «Плавучие аэропорты» японцев оказались в том месте, где необходимо было поддержать десантные операции либо атаковать корабли. Характерно, что единственное поражение в это время японские армии потерпели при атаке острова Уэйк — для данной операции не смогли выделить авианосец (их было в тот момент всего шесть).

В следствии всего лишь четыре имевшихся на острове американских истребителя, подвесив мелкокалиберные бомбы, сумели повредить два японских крейсера и потопить эсминец! Стоило в окрестностях Уэйка показаться двум авианосцам, как сопротивление его защитников было подавлено, а сам остров был захвачен японским десантом.

За первый период войны японцам удалось потопить множество судов, а также два авианосца соперника — один английский и один американский.

Возмездие

Казалось, в руках умных восточных стратегов новое оружие, палубная авиация, было увеличено до совершенства. Как раз японцы в первый раз применили тактику массированных атак авиагрупп нескольких авианосцев, неизменно приносившую успех. Но в Соединенных Штатах скоро сделали нужные выводы.

Была начата программа строительства авианосцев, оснащенных по окончательному слову техники, среди них и замечательными радиолокационными установками. Авианесущие суда различных типов стали, по сути дела, серийной продукцией и начали сходить со стапелей десятками. Япония, владевшая значительно меньшим промышленным потенциалом, так скоро строить авианосцы не имела возможности.

Ответственные меры были приняты и в области подготовки пилотов. Дело в том, что, не обращая внимания на имевшуюся в это время действенную совокупность аэрофинишеров (из самолета выпускался трос с крюком, цеплявшийся за натянутые поперек палубы верёвки), посадка на авианосец все еще была мастерством сродни цирковому. А вдруг сейчас твой корабль еще и атакуют?

Помимо этого, действовавшим на океанских просторах пилотам необходимы были и особенные навыки ориентирования.

В общем, морская авиация была элитной — летчик со не сильный подготовкой не имел тут шансов выжить.

В Соединенных Штатах, но, умелых пилотов всегда отзывали из района военных действий и направляли инструкторами в особые школы. В следствии настоящих асов у них было меньше, чем у японцев, но действующий флот всегда пополнялся квалифицированными кадрами. Японский пилот в большинстве случаев летал и сражался впредь до собственной смерти в сражении, никакой ротации предусмотрено не было.

Исходя из этого, в то время, когда лучшие экипажи выбыли из строя, заменить их возможно было лишь неопытными юнцами. Действенной совокупности подготовки пополнения в японцы так и не создали, исходя из этого все больше их летчиков в силу не сильный мастерства годились только на роль камикадзе

Летом 1942 года вырождение японской морской авиации еще не было заметно, и руководство императорского флота подготовило амбициозную операцию по захвату атолла Мидуэй, где размешалась американская база. В ударное соединение входили четыре авианосца с самыми умелыми пилотами, которым противостояли только два американских и не сильный авиация самой базы. Но все сложилось вопреки логике и соотношению сил.

Японская авиация нанесла успешный удар по Мидуэю. Истребители прикрытия отбивали вялые атаки базисной авиации, а о том, имеется ли поблизости американские авианосцы, командующий эскадрой адмирал Нагумо не знал. Он распорядился снять со собственных находящихся в резерве самолетов торпеды и подготовить их ко второй атаке береговых целей.

Сейчас поступило сообщение об обнаружении американской эскадры. Стали снимать бомбы и опять подвешивать торпеды.

Тут же находились емкости с бензином для дозаправки. Весьма некстати стали возвращаться нападавшие Мидуэй эскадрильи с безлюдными баками, их необходимо было сажать и дозаправлять. Это породило ужасную неразбериху на палубах японских судов. В этот самый момент показались самолеты с белыми звездами на крыльях

Истребители прикрытия сбили все низко летевшие американские торпедоносцы. Но у адмирала Нагумо не было радиолокаторов, каковые имели возможность бы предотвратить, что на громадной высоте к его соединению приближаются пикирующие бомбардировщики. Пикируя вниз на цели и совершенно верно сбрасывая бомбы, американцы поразили неприятеля в тот момент, в то время, когда он был самый уязвим.

Полетные палубы судов Нагумо были забиты дозаправлявшимися и принимавшими новый боекомплект самолетами.

Сразу же вспыхнули пожары, и бороться за спасение авианосцев стало фактически нереально. Только одному авианосцу из четырех удалось избежать данной атаки, но и он скоро был потоплен. В итоге на дно пошли «Акаги», «Кага», Сорю и «Хирю» — все авианосцы, нападавшие Пёрл-Харбор.

Вместе с ними погибли лучшие японские летчики и самый квалифицированный технический персонал.

От этого поражения императорский флот уже ни при каких обстоятельствах не сумел оправиться.

Япония продемонстрировала, как острым возможно авианосный клинок. Но уже через полгода по окончании Пёрл-Харбора он был у нее перехвачен — и вплоть до конца войны пребывал в американских руках.

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№24, октябрь 2004).

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: