Core grato

Герои войны

Воспоминания итальянского священника Альдо Дель Монте посвящены его нахождению на Восточном фронте и страданиям, каковые он пережил


Дель Монте А. Крест на подсолнухах. Ежедневник капеллана в Российской Федерации (1942–1943) / Пер. с итал.
Леонида Харитонова. — М.: Фонд им. Александра Меня, 2000. — 375 с.

На русском доступно малое количество офицеров и мемуаров солдат, сражавшихся в армиях, союзных нацистской Германии. Не обращая внимания на то что один коммунистический создатель еще в первой половине 90-ых годов XX века написал хорошую монографию по итальянским армиям на германо-советском фронте (книга была переиздана в 2012 году), итальянская линия воспоминаний, за отдельными исключениями, практически не представлена на русском. Что уж сказать о венграх, румынах либо словаках.

Тем занимательнее было ознакомиться с этим взором, тем более что создатель — не солдат, а священник. Экспертам известны книги, написанные капелланами Вермахта (на русский также ничего не переводилось), имеется и профильные исследовательские работы. Итальянские же представители корпуса священников в униформе изучены меньше.

Возможно сообщить, первый плюс книги — это сходство двух редких моментов, т.е.

это «не германские» и «не солдатские» мемуары.

Альдо Дель Монте появился в 1915 году, священником стал во второй половине 30-ых годов двадцатого века.Core grato В первой половине 40-ых годов XX века сам вызвался ехать в СССР, не смотря на то, что ни нужным здоровьем, ни, если судить по тексту, идеологической мотивацией не блистал. На фронт его повело необычно осознаваемое чувство долга священника, что, дескать, раз в том месте страдают итальянские христиане, то его место — с ними.

Спустя 16 месяцев в составе маленькой группы ветеранов русской кампании смог возвратиться в Италию, практически чудесным образом избежав смерти и плена. Поврежденная психика давала о себе знать, исходя из этого лечащий доктор внес предложение ему отправиться на пара месяцев в горы на отдых, и в том месте, в тиши и покое, детально изложить все пережитые злоключения. На выходе оказалось 20 тетрадей, сдав каковые, Дель Монте постарался забыть.

Но они все равно вышли уже в конце 1945 года.

Мотивирующий момент для текста оказал на него огромное влияние, задав и структуру, и подачу. В случае если простой человек, будь то солдат либо офицер, чаще писал ежедневник «на память», дабы позже перечитывать и вспоминать об неповторимом опыте, либо для потомков, то Дель Монте писал, дабы излить всю накопившуюся боль и щедро поливал бумагу своим ранее невыраженным страданием.

Основная, подавляющая и определяющая черта данной книги — это рефлексия автора. Сначала казалось, что создатель легко эмоционален, как многие итальянцы. Позже пришла мысль, что эта национальная чувствительность была усилена спецификой профессии: кому же, как не священнику, иметь хорошее и громадное сердце, талантливое вместить в себя все скорби мира?

Уже к середине книги осознаёшь, что к этим моментам добавляется еще и третий, т.е. сама личность автора, сомневающийся, думающий, философствующий и страдающий тип. Ну и в качестве еще одного фактора – все та же обстоятельство для записей, т.е. желание излечиться через текст, посредством описания собственных мучений.

В итоге получается, что хорошие процентов 50 повествования — это высокомерное описание душевных мук, восклицания «Боже!», нескончаемое обдумывание происходящего и обращение к высшему разуму. Само собой разумеется, автора в этом винить не следует, все-таки человек страдал и мучился, пробовал опять стать обычным. Но это утомляет.

Временами неясно, что на первом замысле: душевный надрыв автора либо же происходящие около боевые действия, описание похода. Притом, последнее обычно не удается «привязать»: да, создатель был на Украине и позже угодил под «Небольшой Сатурн» в районе Миллерово, но кое-какие места в тексте не именуются, а имена сослуживцев не именуются практически совсем и заменены полными информативности псевдонимами наподобие «S.» либо «N.».

Для военного историка это громадный минус, неясно, как верно применять эту работу. Еще один минус: отсутствие комментариев. Такую «книгу-анонимку» не помешало бы взглянуть эксперту, что имел возможность раскрыть сокрытые автором смыслы: в одном из случаев кроме того мне было ясно, что «дивизия Т.» — 52-я пехотная дивизия Торино.

У Дель Монте все обрисовываемое находится в какой-то дымке страданий. Ясно, что другого было бы необычно ожидать, но большая часть воинов различных государств, дневники и мемуары которых доводилось просматривать, старались так или иначе сдерживаться, либо хотя бы не писали о том, на что совсем не хватало сил. Тут же и без того страшные вещи, умноженные на «пропускную свойство души» Дель Монте, создают еще более тяжёлое чувство.

Притом поведение Дель Монте не всегда поддается объяснению. Мытарства мирного русского населения трогают его: непременно, рассказы крестьян об атеистической политике коммунистов вызывали в нем самый живой отклик. общения и Описание встречи с православным священником, которого жизнь переломала так, что страшно поразмыслить, — одна из самых тяжелых глав во всей книге.

Тем необычнее поведение автора в одном из случаев.

В Польше, на остановке они видели трудившихся голодных иудеев: одну девушку они подкормили хлебом, а в то время, когда сослуживец Дель Монте начал расспрашивать девушку, что с ней и ее родными произошло (она ответила, что все погибли), тот его прервал с формулировкой «Будем уважать эту тайну!».

Сам Дель Монте сначала был в армиях, но позднее начал служить при военного госпиталь и выполнял роль врачевателя душ уже в том месте. Для современного человека обрисовываемые им вещи смогут быть пара непонятными: все пострадавшие для него — это христиане по определению. Он, по всей видимости, кроме того не допускал, что в 40-е годы XX века в итальянской армии смогут быть неверующие.

Притом, сам он в начале книги рассуждал о войне, которая втянула в себя миллионы людей, как бы объединенных знаменем с надписью «Без Всевышнего!», а вместо Всевышнего у этих людей были «два эмиссара князя тьмы — Сталин и Гитлер».

По-видимому, долг собственный он выполнял исправно, временами кроме того чересчур. С ранеными он старался побеседовать, утешить, оказать помощь. Описание этих бесед у изголовья составляют одну из важных линий повествования.

При общении с теми, кто «доходил», Дель Монте пробовал обставить все так, дабы воин погиб как христианин, с причастием.

Исходя из этого его весьма поразило, в то время, когда один из воинов как-то не внял его попыткам «привить христианскую смерть» (это цитата). Итальянские воины у капеллана — это неизменно эталон, львы в сражении и мученики в смерти.

В общем, это достаточно сумбурные воспоминания весьма чувствительного человека, что повидал страшное и пробовал посредством подробного описания оторвать эти образы у себя из памяти. Мне лично показалось, что лучше бы автору было и не ехать на войну, ему в том месте совсем не место. Раздельно стоит похвалить работу переводчика, не создалось ощущения «механического текста».

Книга читается скоро, но сама по себе — на любителя, как благодаря религиозной специфике, так и из-за тугого потока авторской рефлексии. Но, израсходованного времени не жаль.

Luciano Pavarotti — Core ´ngrato (Catari, Catari) — W/Translation


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Lore core — ядро лора

    Самая основная и жизненно неотъемлемая часть лора — его база. Она складывается из представления разработчиков о структуре мира. Это база ТЕС. Целый лор…

  • Война николая никулина: правда и ложь мемуаров

    Мемуары, мемуары… Кто их пишет? Какие конкретно мемуары смогут быть у тех, кто сражался в действительности? У лётчиков, танкистов и в первую очередь у…

  • Поэт со стальным блеском в глазах

    Первая мировая, как заметил английский историк Эрик Хобсбаум, была последней войной, в которой «населения украины, пускай и ненадолго, преисполнились…

  • Военная проза второй половины 80-х – 90-х годов

    Русская батальная проза к началу 80-х переживает определенный кризис: произведения о войне выходили , но среди них было мало по-настоящему неожиданных и…