Дамоклов меч

С началом экономического кризиса и убывающего в геометрической прогрессии количества денег в экономике закономерно без шуток обострились отношения между партнерами, совместно ведущими бизнес. Тенденция отмечается во всех отраслях, но особенно ярко она проявилась в банковском секторе, что первым принял удар на себя.

Яблоком раздора, о что разбиваются кроме того самые утепленные отношения между совладельцами, стала пресловутая докапитализация — внесение дополнительных сумм для поддержания ликвидности банковских учреждений. Кроме того, что это фактически императивная совет регулятора в лице НБУ, для больших банков это еще и наиболее значимый фактор удержания лидерских позиций.
Но процесс докапитализации проходит отнюдь не гладко. Один из самых свежих примеров — УкрСиббанк.
Первой ласточкой, придавшей конфликту статус публичности, стала неожиданная отставка (согласно решению наблюдательного совета банка от 18 декабря) с поста главыАлександра Адарича, управлявшего банк в течение шести лет.
Второй звонок прозвенел в тот же сутки и на том же совещании набсовета. Тогда как представители интернациональной денежной группы с французскими корнями BNP Paribas и одного из наибольших предпринимателей страны Александра Ярославского конкретно высказались за докапитализацию финучреждения, Эрнест Галиев категорически отказался положить собственную долю.Дамоклов меч
И, наконец, третьим тревожным знаком стало несостоявшееся 23 января совещание набсовета, которое, как информируют источники в банке, Галиев заблокировал под тем предлогом, что о дате этого события его поставили в известность не за десять (как положено по процедуре), а за семь дней до его проведения. То бишь наличие противоречий между совладельцами УкрСиббанка налицо. Осталось только осознать, где проходит водораздел между коалицией BNP ParibasЯрославский и бывшим младшим партнером Ярославского, по сути его креатурой, Эрнестом Галиевым.
Удачно выйти замуж
Для начала маленькой экскурс в новейшую историю отечественного предпринимательства. Единоличное владение бизнесом хоть какое количество-направляться внушительного размера в украинской экономике есть скорее исключением, нежели правилом. Во-первых, во время формирования отечественных ФПГ (и просто больших компаний) несложнее всего было затевать бизнес сообща.

Совокупность знакомств и связей обладателей компании приносила бизнесу хорошие барыши в виде контрагентов и клиентов, и помогала более действенно решать вопросы с фискальными органами. Во-вторых, ко второй половине 90-х годов, в то время, когда многие единоличные собственники украинских фирм успели утомиться от операционного управления бизнесом, популярным стало привлечение наемных топ-менеджеров.

Дабы мотивировать управленца, минимизировать его склонность к крысятничеству и болтливость, несложнее всего было поделиться с ним долей в бизнесе. Новообразованные альянсы достаточно действенно трудились за счет денег одного и более либо менее приличного теоретического бэкграунда другого (в большинстве случаев, в наемники подавались выпускники бессчётных бизнес-школ, стажировавшиеся за границей).
Но деловые браки, как и браки простые, часто заканчиваются разводом. В этот самый момент, как гласит народная молва, основное не столько удачно выйти замуж, сколько удачно развестись. Обстоятельства, по которым вчерашние соратники решают расстаться, смогут быть совсем различными.

Условно их возможно поделить на рациональные и эмоциональные. В первом случае партнеры к выводу о том, что по-различному видят пути развития и цели бизнеса их успехи, следовательно, особенных неприятностей развод не вызывает. Вчерашние соратники нормально приходят к компромиссу.

Значительно сложнее, в случае если собственники компании расходятся из-за чувств. Тут импульсом конфликта может стать все что угодно: различное отношение к политике управления бизнесом, несогласие одного из партнеров с распределением прибыли, политические разногласия, непорядочность одного из собственников (откаты, подряд аффилированных компаний, применение инсайдерской информации в личных целях и пр.). Перечень далеко не полный.
Будущее же бывших партнеров по окончании расставания возможно совсем различной. В случае если развод отправился по нецивилизованному сценарию, то одураченному предпринимателю не остается ничего иного, как попытать счастья на рынке труда (если он лишь опоздал поднакопить хватает денег для организации своего бизнеса). При, в то время, когда партнеры поделили бизнес по-честному, предстоящие дела каждого из них зависят только от личных качеств и накопленных умений.

Особенно это проявляется в кризисы , каковые выступают необычным тестом на порядочность для бизнес-партнеров. И далеко не в любых ситуациях результаты этого теста хорошие.
девичья фамилия и Развод
Должность главы одного из департаментов в УкрСиббанке Эрнест Галиев взял благодаря родственным связям сразу после окончания Харьковского инженерно-экономического университета в первой половине 90-ых годов двадцатого века. Через некое время он уже был топ-менеджером, с которым тогдашний единоличный обладатель банка Александр Ярославский поделился долей собственности не только в самом финучреждении, но и в других собственных бизнесах (подконтрольная ему ФПГ УкрСиб уже тогда была замечательнейшей структурой не только в пределах харьковского региона, но и в национальном масштабе). По рассказам очевидцев, в те времена он вправду честно верил в незаурядные управленческие свойства собственного подопечного и, что еще более принципиально важно, — в его преданность.
Но, по словам экс-сотрудников УкрСиббанка, искры между партнерами проскакивали и раньше, но с 2005 года позиции Галиева и возглавляемой им группы очень сильно пошатнулись. Инвестиционные аналитики, к примеру, считают роковой неточностью тогдашнего топ-менеджмента выход УкрСиба из таких перспективных проектов, как КБ Надра, компаний Укртатнафта, Киевстар, и СевГОКа, ДМК им. Дзержинского, Росавы и др.

Ничем, не считая как жаждой обналичить манну небесную, доставшуюся с барского плеча Ярославского, такие решенияг-на Галиева растолковать запрещено. Ни один из этих активов еще не дорос на то время до исторического максимума цены, исходя из этого их следовало сохранять в инвестиционном портфеле группы, а не реализовывать, — сказал на условиях анонимности один из специалистов, занимавшийся оценкой достаточно акций этих компаний.
Помимо этого, в массмедиа много раз звучали намеки на то, что Галиев был не через чур порядочен по отношению к собственному старшему партнеру и, злоупотребив его доверием, изрядно нагрел руки при продаже части зарубежных активов. Наверное, устав терпеть пятую колонну в собственной бизнес-империи в 2005 году Александр Ярославский принимает ответ расстаться с компаньоном.
Отступные Галиев взял наличными — а также часть суммы от продажи контрольного пакета УкрСиббанка интернациональной денежной группе BNP Paribas. Плюс у него остался миноритарный пакет банка и пара девелоперских проектов, о судьбе которых, действительно, с того времени никто не слышал.
C данной 60 секунд пути бывших партнеров совсем разошлись. Ярославский переименовал собственную бизнес-империю в Группу DCH и удачно руководит всеми собственными денежно-промышленно-строительно-транспортно-спортивными активами. Что же касается Эрнеста Галиева, то он, по всей видимости, решил больше не связываться с настоящим бизнесом и положил все доставшиеся по окончании развода деньги в денежные инструменты, цена портфеля которых быстро сократилась на фоне разразившегося кризиса.

Как раз с невозможностью собрать нужную сумму — по оценкам банковских аналитиков, речь заходит о $100 млн. — банкиры и связывают конфликт между Галиевым и Ярославским, появившийся в связи с необходимостью проведения добровольно-принудительного повышения уставного фонда УкрСиббанк BNP Paribas.
Но, сам Эрнест Галиев растолковывает ситуациюнеобходимостью более тщательного просчета нужной суммы. В комментарии Инвестгазете он объявил, что сумма капитала, которую нужно внести по советы Нацбанка, измеряется миллиардами гривен.
С моей точки зрения, она очень сильно завышена и не отражает текущие реалии на рынках капитала. К тому же акционеры сейчас вносят капитал в гривне и в условиях девальвации практически должны принять убытки от падения курса. Капитал УкрСиббанка за счет девальвации гривни снизился во второй половине 2008 года в долларовом эквиваленте на $300 млн.

Эти убытки приняли на себя акционеры. Вследствие этого банки должны взять право обезопасисть новые взносы от девальвации, — утверждает господин Галиев.

Одновременно с этим специалисты финсектора уверены в том, что тщательный просчет нужной суммы может затянуться на многие месяцы, а также на год, потому, что, например, таковой показатель, как честная рыночная цена, только субъективен и может трактоваться по-различному. Другими словами существует угроза затягивания докапитализации под очередным процедурным предлогом, тогда как всей банковской совокупности страны живые деньги необходимы как воздушное пространство.
Одновременно с этим Жан Варле, воображающий в набсовете УкрСиббанка интересы BNP Paribas, объявил, что в скором будущем вопрос повышения уставного фонда банка снова покажется в повестке дня. Аналитики уверены, что банк сможет расширить капитал в любом случае, потому, что пакет акций, находящийся в собствености Эрнесту Галиеву, через чур мелок чтобы он имел возможность постараться заблокировать допэмиссию. Ответ о внесении дополнительного капитала будет принимать собрание акционеров в феврале 2009 года.

Дамоклов Меч — как это было


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.