Дело случая

Герои войны

Первое, что кидается в глаза по окончании прочтения уже первых 10 страниц данного ежедневника, – это какое-то любопытное везение. И дело кроме того не в фамилии автора: сын украинского сельского священника был человеком совсем противоположным по отношению к собственному известному однофамильцу из разведслужб.


Судоплатов А. Ежедневник / Александр Судоплатов; вступ. статья, сост. О. Матич, подгот. текста,
послесл. и коммент. Я. Тинченко. – М.: Новое литературное обозрение, 2014. – 376 с.: ил.

Главные вехи таковы. Появившийся в 1902 году Александр Судоплатов, окончивший семинарию, ушел в Добровольческую армию. В октябре 1919 года поступил в учебный батальон Первого Партизанского генерала Алексеева пехотного полка.

Служил в команде связи, позднее был в офицерской роте.

Из Севастополя – в Галлиполи, дальше – в Болгарию, после этого – в Королевство Сербов, Словенцев и Хорватов. Потом уехал во Францию и в 70-е годы еще жил в предместье Парижа.

В чем же везение, спросит меня читатель?

Во-первых, в том, что создатель сумел пережить Гражданскую войну, будучи в одной из элитных «цветных» частей Белой армии, каковые стяжали боевую славу на полях сражений, но и дорого расплачивались за нее. Судоплатов, например, смог пережить десант на Геническ в апреле 1920 года, по окончании которого Алексеевскую бригаду из-за утрат было нужно расформировать.Дело случая

Еще раз ему повезло уже в августе, на протяжении Улагаевского десанта, из которого он кроме этого смог выбраться целым и невредимым (из порядка 800 высадившихся выжило только около 120). Он и сам удивлялся этому, на протяжении самых тяжелых боев записал: «Не знаю, как я жив еще. Верю глубоко в Всевышнего и пологаю, что Он сохранит меня в дальнейшем.

Мне кроме того думается, что меня и не убьют ни при каких обстоятельствах».

Во-вторых, в том, что он, два раза за войну собственноручно уничтожавший собственный ежедневник, любой раз быстро его восстанавливал. Третий раз он переписывал его уже в Белграде, в первой половине 20-ых годов XX века, в то время, когда увидел, что ветхие записи расплылись. Как он сам отмечал, для него ежедневник был «дороже последних штанов», исходя из этого тут же сел и переписал все начисто чернилами.

То ли это именуется «от судьбы не уйдешь», то ли легко все то же дело случая.

В-третьих, в том, что Судоплатов смог не потеряться в вихре эмигрантского существования. Жизнь вряд ли была радостной: жену он похоронил, детей не было…

В первой половине 70-ых годов двадцатого века Борис Павлов, еще один алексеевец, которому на протяжении Гражданской войны было только 13 лет, опубликовал собственные воспоминания в военно-историческом издании «Часовой». Воспоминания прочел Судоплатов, и через редакцию ему удалось связаться с Павловым. Выяснилось, виделись.

Павлов в ответ на письмо отправил ему собственные мемуары. Со своей стороны, уже Судоплатов выслал Павлову собственный ежедневник, что аккуратно хранил и о судьбе которого весьма волновался. Просил принять в качестве подарка: «…если он не будет Вашим внукам увлекателен, Вы по прочтении, возможно, дадите его в какой-нибудь архив музея эмиграции».

Выдержки из ежедневника были опубликованы под редакцией Павлова в издании «Первопоходник» в первой половине 70-ых годов XX века в номере, посвященном алексеевцам. Судоплатов весьма гордился этим. В целом жизнь, как он сам выражался, «прошла для будущего».

Как и многие белые солдаты, он сохранял надежду, что их подвиг оценят потомки, и оценят, в первую очередь, в Российской Федерации.

Четвертый «везучий поворот» в данной истории случился в 2011 году, в то время, когда в киевском архиве дочь Бориса Павлова, Ольга Матич, случайно познакомилась с историком Ярославом Тинченко, что занимается алексеевцами. Ежедневник Судоплатова хранился у нее, и было решено его опубликовать.

Повествование ведется весьма легко: Судоплатов не кривит душой и обрисовывает то, что видел сам. Он не идеализирует собственных соратников. Создатель рисует как смелые типы рискующих собственной судьбой для спасения однополчан, так и тех, кто позорил мундир, например, грабя местное население.

В записях приводится большое количество бытовых подробностей, забавных случаев, фраз и диалогов. Судоплатов владел определенным литературным талантом, именно поэтому сам ежедневник читается весьма легко, нет заунывного повествования. Ярко обрисованы битвы.

Наряду с этим индивидуальные ощущения автора не заслоняют всего происходившего, и исходя из этого нет впечатления «каши» по окончании прочтения.

Чувств ровно столько, сколько необходимо – в стиле «вот мы наступаем, вот что я наряду с этим ощущаю».

К слову об чувствах. Что сильно выделяет ежедневник среди вторых аналогичных источников – в нем нет тоски, нет ужасной обреченности (как, к примеру, в записках генерала Пермикина). Не обращая внимания на то, что ближе к концу записей все чаще Судоплатов пишет о том, как его ужасает продолжающееся гражданское противостояние, и о том, что, вероятнее, война проиграна, нет ощущения того, что автора эти переживания душевно сломили.

Да, ему тяжело, но сам он готов это терпеть для Отчизны.

Нет в нем и холодной неприязни к ярости и противнику. На протяжении самых ожесточённых боев в августе 1920 года он единственный раз за целый ежедневник употребляет слово «стервецы» по отношению к коммунистам. В самом финише будет еще «красная сволочь», но написано это как-то устало, кроме того вяло.

Война ожесточает людей, показывает их подлинное лицо.

Гражданская война ожесточает людей запредельно. Семнадцатилетний Судоплатов данной участи, по-видимому, избежал.

Имеется еще один принципиальный момент: несложным карандашом он зарисовывал то, что видел, – братий по оружию, собственный место работы, марши, атаки, постройки и т.п. И эти «иллюстративные пометки» на полях ежедневника, пускай без особенного профессионализма, любопытно дополняют ощущения и сам текст от его прочтения.

В качестве приложения в книге приведены биографические справки чинов Алексеевского полка, расстрелянных органами ЧК в ноябре-декабре 1920 года, и письма Александра Судоплатова Борису Павлову. Ежедневник сопровожден комментариями, исходя из этого кроме того неискушенный в истории Белой армии читатель сможет осознать, о чем идет обращение.

Увы, биография самого Судоплатова известна эпизодически. Неясен кроме того год смерти, неизвестно и место последнего пристанища. Но принципиально важно тут второе: ежедневник, прорвав такие силки судьбы, все-таки добрался до российского читателя.

Пускай тираж в 1500 экземпляров и не есть громадным, но это все равно значит, что уже просто так данный текст не пропадет, что благодаря успешному стечению событий и всему, что стояло за данной историей, он оторван из цепких когтей немногословного забвения.

Соответственно, для любого читателя Судоплатов все так же будет жив и будет собственными несложными словами говорить о сложных, ужасных, ужасных и смелых годах юности и своей юности таких же, как он.

Судоплатов будет жить.

Клип команды КВН Дело случая


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: