Долгая дорога домой

Герои войны

Советско-японская война 1945 года стала последним эпизодом Второй мировой войны. 8 августа послу Японии в Москве был вручен официальный документ об объявлении войны, а уже 14 августа японская сторона приняла условия капитуляции. 17 августа частям Квантунской армии был заявлен рескрипт императора Хирохито, вынудивший японские армии на Тихоокеанском и Азиатском фронтах сложить оружие.

Наконец, 2 сентября 1945 года воюющие стороны подписывают Акт о капитуляции Японии. Вторая мировая война завершилась. Но для сотен тысяч японских солдатах, появлявшихся в плену, это не означало немедленного возвращения к привычной довоенной судьбе.

Сложно установить как правильное количество забранных в плен солдатах японской армии, так и число возвратившихся на родину по окончании войны. Исследователи, опираясь на архивные документы, приводят различные цифры. Согласно данным из официальных источников ГУПВИ НКВД — МВД СССР, на 1950 г. в советском плену выяснилось практически 640 солдат и тысяч офицеров японской армии.

Из этого числа 10% были высвобождены и переправлены на родину из Маньчжурии, 2% переданы Монгольской Народной Республике, а 2,5% погибли ещё до вывоза в СССР. В ведение Министерства Армии, формировавшего из пленных отдельные рабочие батальоны, а также в лагеря НКВД поступило 526 637 человек — чуть более 80% попавших в плен солдатах Квантунской армии.

Долгая дорога домой
Капитуляция японского гарнизона перед войсками СССР

waralbum.ru
Хронология

Судьбу попавших в плен японцев определяло принятое 4 октября 1946 г. распоряжение «О репатриации из СССР японских пленных и интернированных гражданских». Данный документ вводил должность уполномоченного по делам репатриации, нёсшего ответственность за организацию учёта, содержания и размещения в лагерях лиц, ожидающих возвращения в Японию.

Совет министров СССР принимал ответ о каждом акте репатриации, а уже на основании его распоряжений Министерство внутренних дел издавало распоряжения, подтверждающие эти распоряжения.

Начало массовой репатриации военнопленных японцев было положено во второй половине 40-ых годов двадцатого века, а завершился данный процесс в 1950-м. Распоряжение министрства внутренних дел СССР от 11 октября 1946 г. гласил, что количество репатриантов должно было составить не меньше 25 000 человек. Чуть позднее к ним были добавлены военнопленные, вывозимые с контролируемых СССР территорий — КНДР и Ляодунского полуострова.

В 1947 г. на возвращение в Японию имели возможность рассчитывать 160 тысяч пленных, и 12 500 гражданских лиц и младших офицеров.

Большая часть пленных — около 280 тысяч людей, среди которых было и 94 генерала — ступили на родную почву лишь по окончании 1948 г.

22 апреля 1950 г. ТАСС выступило с официальным заявлением о завершении репатриации японских пленных. Отчёты ГУПВИ МВД СССР свидетельствуют, что количество репатриированных в 1946–1950 гг. военнослужащих Квантунской армии составило 510 409 человек: 488 солдат и тысяч офицеров покинули лагеря МВД и отдельные рабочие батальоны Министерства Армии СССР, а ещё 22 409 человек выехали из Монгольской Народной Республики, КНДР, и с Ляодунского полуострова.

Но только в 1956 г. последний японский военнопленный покинул пределы СССР: в СССР по окончании мая 1950 г. ещё оставалось полторы тысячи человек, осуждённых за совершение армейских правонарушений. 19 октября 1956 г. враждующие стороны ратифицировали договор о прекращении состояния войны, что послужило стимулом для завершения репатриации.

23 декабря 1956 г., в то время, когда Совместная декларация СССР и Японии о прекращении состояния войны получила юридическую силу, в Находке сели на корабль остававшиеся в СССР военнопленные, досрочно высвобожденные от отбывания наказания. Так последние пленники возвратились на родину.

Как проходил процесс репатриации

Отбор контингента пленных, подлежащих репатриации, осуществляло Министерство внутренних дел СССР. Так, на начальном собственном этапе ответ о репатриации не распространялось на осуждённых за армейские правонарушения и находящихся под следствием.

Помимо этого, репатриации не подлежали работники японской разведки, карательных органов и контрразведки; курсанты и преподаватели шпионско-диверсионных школ; члены отряда № 731 (особый отряд японских армии, занимавшийся изучениями в области биологического оружия и проводивший испытания на живых людях); армейские преступники офицерского звания; начальники национальных органов Маньчжоу-Го, и нелояльные по отношению к советскому строю лица и нетранспортабельные больные. Для последних возвращение к себе оставалось вопросом времени — по выздоровлении они садились на суда и отбывали в Японию.

Несколько бывших японских военнопленных на причале по окончании возвращения к себе из СССР

waralbum.ru

Большая часть военнопленных японцев размещались в отдельных рабочих и лагерях батальонах, рассредоточенных по Сибири и Дальнему Востоку. Отдельные лагеря были созданы в европейской части СССР и в Средней Азии. Для отправки всех их в Японию требовалось перевезти практически полмиллиона человек в транзитные лагеря на берегу Тихого Океана СССР.

Важными за репатриацию назначались органы ГУПВИ, а с 1948 г. эта функция перешла к начальникам местных органов внутренних дел. МВД потребовало твёрдого контроля за качеством транспортировки пленных в транзитные лагеря. Создавались рабочей группе для проверки качества обеспечения эшелонов с пленными продуктами питания, нужными лекарствами и т. д. До прибытия ЖД составов с японцами на место главы управлений лагерей МВД лично несли ответственность за здоровье и жизнь репатриантов.

Транзитные лагеря для пленных создавались в портах, где швартовались суда, транспортирующие высвобожденных японцев на родину. Таких лагерей всего было пять — в Находке (№ 380, СССР), в порту Маока (№ 379, Сахалин), в портах Конан (№ 53) и Гензан (№ 51, оба в Северной Корее), и лагерь № 14 в порту Дальний на Ляодунском полуострове. Помимо этого, особые сборные лагеря занимались подготовкой пленных к отправке в транзитные лагеря.

Такие лагеря действовали в Забайкало-Амурском (лагерь № 381) и в Восточно-Сибирском (№ 382) военных округах. В том направлении направлялись больные и ослабленные военнопленные, нуждавшиеся в восстановлении здоровья. Но значительно чаще эшелоны с репатриантами следовали конкретно в транзитные лагеря.

19 декабря 1946 г. К. Н. Деревянко, воображавший интересы СССР в Союзном совете для Японии, и Главноком союзными армиями в Японии Дуглас Макартур подписали соглашение о проведении репатриации. Данный документ устанавливал, что пассажирские суда для перевозки японцев и ледоколы предоставляются американцами, а советская сторона отвечает задоставку пленных в транзитные лагеря. СССР обязывался отправлять на родину не меньше 50 тысяч пленных каждый месяц, включая зимние месяцы.

В транзитные лагеря репатрианты доставлялись по железной дороге, а уже по прибытии в порт размещались на судах. Из лагеря в порт военнопленные шли пешком в сопровождении офицеров и солдат Советской армии. Все пароходы загружались и выходили в рейд в тот же сутки, в то время, когда и прибывали в порт.

Погрузка людей на борт занимала 2–3 часа. Перед посадкой на корабль проходили прощальные митинги, на протяжении которых отправляющиеся к себе японцы имели возможность «выразить признательность представителям советского народа за внимание и заботу».

последствия и Причины задержки репатриации

Продолжительный срок репатриации разъяснялся многими обстоятельствами. Задержка в передаче военнопленных была обусловлена не только затратами, ложившимися только на советское правительство (МВД СССР в 1946–1949 гг. израсходовало на репатриацию японских пленных 167 284 323 рубля), и закрытием судоходного сезона на зимний период. СССР, разорённое долгой войной, для восстановления народного хозяйства отчаянно нуждалось в рабочих руках.

К 1946 г. пленные японцы были задействованы фактически во всех экономических структурах регионов, где размещались лагеря для пленных — в Сибири, на Дальнем Востоке и в Средней Азии. Изъятие для того чтобы количества рабочей силы из народного хозяйства повлекло бы за собой громадные экономические утраты. К примеру, отправка к себе японцев, занятых в рыбной индустрии на Сахалине и Курильских островах, угрожала остановкой в работе фирм отрасли на один-два года.

Исходя из этого освобождению и репатриации подлежали прежде всего военнопленные, не участвовавшие в хозяйственной деятельности организаций, военнопленные, употреблявшиеся на предприятиях и второстепенных предприятиях местного значения, и больные и военнопленные, отнесённые к третьей категории труда, другими словами ослабленные и неспособные к тяжёлому физическому труду.

Двое возвратившихся из СССР японских военнопленных проходят мимо группы встречающих

waralbum.ru

К концу 1947 г. контингент пленных был основательно очищен от непригодных к трудной работе лиц, что разрешило как следует улучшить условия проживания оставшихся пленных.

Репатриация японских пленных не была сугубо внутренним делом СССР. Данный вопрос много раз рассматривался Союзным советом для Японии — созданным в декабре 1945 г. консультативным органом, чья работа была направлена на контроль за соблюдением условий капитуляции Японии. Основной упор делался на девятую статью Потсдамской декларации 1945 г.:

«Японским вооружённым силам по окончании того, как они будут разоружены, будет дано вернуться к своим очагам с возможностью вести мирную трудовую судьбу».

Создаются разные органы, занимающиеся вопросами репатриации японцев из СССР — отдел расследования неприятностей нерепатриированных при МИД Японии, Федерация помощи японским гражданам, Контрольный совет по репатриированным и др. Помимо этого, в течении всего периода возвращения японских пленных в самой Японии насчитывалось более ста публичных организаций, каковые занимались сбором информации о жизни соотечественников в советском плену.

Мировая общественность кроме этого не оставалась в стороне. Главноком оккупационными армиями союзников в Японии Дуглас Макартур в течение года взял более 80 петиций с просьбами о содействии скорейшему возвращению японцев на родину. Недовольство японского общества темпами репатриации выливалось в демарше.

В одной из наибольших таких акций 15 июля 1947 г. участвовало около шести тысяч людей.

Союзный совет для Японии много раз предъявлял претензии советскому представителю по вопросам репатриации. Представитель США заявлял об умышленном понижении СССР количества высылаемых японцев (СССР не делал собственное обязательство по ежемесячной отправке 50 тысяч людей), об идеологической обработке репатриантов. На фоне разгоравшейся холодной войны разногласия между союзниками становились всё острее.

Затянувшееся на пять лет возвращение пленных к себе давало американским оккупационным влияниям возможность для создания негативного образа СССР в публичном сознании японцев, в чём им помогала и японская пресса, деятельно публиковавшая рассказы возвратившихся из плена о тяготах нахождения в Альянсе.

Новая волна репатриации, начавшаяся весной 1948 г., была встречена с одобрением как японским обществом, так и Союзным советом. Но в полной мере объективное сокращение темпов репатриации осенью-зимой, которое связано с окончанием судоходного сезона, породило новый всплеск недовольства. В Японии прошли очередные массовые демонстрации, 500 человек заявили голодовку, а пресса опубликовала письмо штаба генерала Макартура, в котором СССР обвинялся в умышленном понижении темпов репатриации в течении трёх лет и удержании в плену 520 тысяч японцев, что никак не соответствовало действительности.

Несколько бывших японских военнопленных по окончании возвращения из СССР

waralbum.ru

очень плохо было встречено и свидетельство идеологической обработки японцев в плену. 27 июня 1949 г. на родину прибыли 2000 репатриантов, каковые, чуть ступив на землю, запели «Интернационал» и стали выкрикивать политические лозунги. Японское ИА назвало это событие пощечиной встречавшим, а представители США в Союзном совете заявили о начале «активной кампании, рассчитанной на коммунизацию Японии изнутри», развёрнутой СССР.

Отношения между союзниками накалились так, что представители СССР с января 1950 г. прекратили принимать участие в совещаниях Союзного совета, на которых рассматривался вопрос о японских военнопленных. Официальное сообщение ТАСС об окончании репатриации японских пленных 22 апреля 1950 г. не привело к у представителя США в Союзном совете, и вопрос о военнопленных Квантунской армии был передан на рассмотрение в Главную Ассамблею ООН.

США применяли проблему репатриации японских пленных для ослабления позиций СССР в Союзном совете и формирования негативного образа СССР в глазах японского общества. В конце 1940-х — начале 1950-х гг. неприятность пленных в Японии стала общенациональной, и неторопливое возвращение японцев на родину сильно повредило развитиесоветско-японских взаимоотношений в послевоенное время.

Источники:

  • Потсдамская декларация 1945 г. ru.wikisource.org
  • Приказ МВД СССР от 12 апреля 1948 г. № 00374 «О репатриации пленных японцев в 1948 г.». libussr.ru
  • Советско-японская декларация 1956 г. wikisource.org
  • Спиридонов М. Н. Японские военнопленные в Красноярском крае (1945–1948 гг.): неприятности размещения, трудового использования и содержания. memorial.krsk.ru
  • Карпов, В. Репатриация японского гражданского населения и военнопленных с Курильских островов и территории Сахалина по окончании Второй мировой. src-h.slav.hokudai.ac.jp
  • Кузнецов С. И. Политика СССР в отношении японских пленных советско-японской войны 1945 г. penpolit.ru
  • Ким С. П. Репатриация японских пленных из СССР в 1946–1950 / С. П. Ким // Военный издание. — 2015. — № 3. — С. 69–75.
  • Бондаренко Е. Продолжительное возвращение из плена / Е. Бондаренко // Неприятности Дальнего Востока. — 1994. — № 4. — С. 102–107.
  • Галицкий, В. Архивы о лагерях пленных в СССР / В. Галицкий // Неприятности Дальнего Востока. — 1990. — № 6. — С. 115–123.

Воспоминания переводчика японских военнопленных


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: