Драма в двух частях

Герои войны

Специфика применения боевой авиации фактически сначала приводила к тому, что только в редких случаях возможно было с уверенностью сказать об удачах того либо иного летчика либо экипажа. Не обошлось без казусов и с авторством первой воздушной победы, одержанной французскими летчиками…

Эпизод первый: Первый блин комом

Утром 2 сентября 1914 года над областью Сюипп (Suippe) в близи от очередного временного аэропорта, что занимала эскадрилья DO.22 на протяжении ее постоянного отступления-перебазирования, пролетел «Таубе» с германскими крестами на крыльях.

С летного поля за его пролетом замечал солдат 2-го класса Шарль-Тусен Ведрин (Charles Toussaint Vedrines), более узнаваемый под своим прозвищем Жюль (Jules) – его именовали так кроме того в некоторых документах. Один из пионеров авиации («бреве» от 07.12.1910), он прибыл в эскадрилью всего пятью днями ранее на неповторимом аэроплане компании «Блерио» с собственным именем «Ла-Ваш» (La-Vache).


Шарль-Тусен «Жюль» Ведрин (слева) и Рене Викер

Самолет был спроектирован по заказу 1913 года как бронированный двухместный антицеппелинный самолет и закончен постройкой в июле 1914 года. Подобно остальным предвоенным «броневикам» он оказался перетяжеленным, не хватает тяговооруженным и сложным в управлении, так что «коровой» его назвали с полным на то основанием.Драма в двух частях

Но, «Дораны» Do.1, состоявшие на вооружении 22-й эскадрильи, также отнюдь не радовали скороподъемностью, но наряду с этим не могли похвастаться бронекоробкой, рассчитанной на защиту от стрелкового оружия на высоте 500 метров. Еще одним преимуществом «Блерио» было наличие на нем штатной пулеметной установки пулемета «Гочкис» (источники не уточняют, какой как раз – станковый Mle 1900, либо легкий Mle 08/13). К сожалению, к размещению оружия конструкторы подошли очень экстравагантно: вместо классического крепления над фюзеляжем они разместили его в кабины наблюдателя, выведя ствол через особую амбразуру в левом борту ниже плоскости крыла, без шуток ограничив тем самым сектора как обстрела (лишь вниз, вбок и назад), так и обзора.

Бронированный антицеппелинный аэроплан компании «Блерио»

Заметив неприятеля, Ведрин ринулся к самолету, крича во все горло воину Рене Викеру (Rene Vicaire), назначенному ему в механики и по совместительству воздушные стрелки, дабы тот забрал снятый вечером пулемет и скоро возвращался обратно. По окончании того, как напарник занял собственный место, летчик отправился на взлет и начал «медлительно и безрадосно» набирать высоту.

Немцы вовремя увидели стартующий самолет и развернулись в сторону линии фронта, не став ждать «демонстрации намерений» соперника. Но при явном недочёте скороподъемности по скорости французский моноплан имел неоспоримое преимущество перед германским.

Скоро обогнав «Таубе», Ведрин остановил сближение на дистанции 80 метров. Осознав, что начальник не настроен делать его просьбы подлететь поближе, Викер открыл огонь, расстреляв одну за второй три ленты-кассеты. Затем германский самолет клюнул носом и, оставляя за собой шлейф дыма, падением устремился к почва, упав в 07:50 у Ла-Гранд-Романи (La Grande Romanie) в 10 км южнее Сюипа.

В то время, когда у места падения германского самолета показались французские воины, его экипаж уже успел скрыться в лесу и через два дня сумел добраться до собственных. Осмотр трофея продемонстрировал, что пожара на борту не было, а шлейф дыма привело к маслу, вытекающее из пробитого бака прямо на раскаленный выхлопной коллектор. В соответствии с второму свидетельству вынужденная посадка была позвана несколькими пробоинами в радиаторе, но одно второму никак не мешает.

Газетная вырезка осени 1914 года: вверху кто-то (возможно, сам Ведрин) демонстрирует
прочность фюзеляжа «коровы»; внизу Ведрин приобретает инструкции
от собственного комэска капитана Леклера

В любом случае германский самолет был непременно сбит. Но французское руководство отказало своим авиаторам в праве быть участниками данной победы, всецело списав ее на зенитный пламя пехотинцев. Такое ответ возможно было бы растолковать тем, что в начале войны никого не интересовал подсчет воздушных побед, и лишь позже началось обнародование и отслеживание подвигов храбрецов-летчиков. Но Рене Викер в собственных послевоенных воспоминаниях прямо говорит о действиях (либо, скорее, бездействие) начальника эскадрильи капитана Поля Леклера (Paul Leclerc): Ведрин еще до войны успел так без шуток сломать отношения со многими офицерами-авиаторами, среди них и со своим будущим комэском, что в части его чуть терпели и уж точно не планировали признавать каждые его заслуги…

Эпизод второй: Первая официальная

Примерно в восемь часов утра 5 октября 1914 г. на аэропорте 24-й эскадрильи у населенного пункта Лери (Lhery) восточнее Реймса сержант Жозеф Франтс (Joseph Frantz) и его стрелок и механик-наблюдатель воинов 2-го класса Луи Кено (Louis Quenault) подготовились к очередному боевому вылету на самолете «Вуазен» тип LA (более позднее военное обозначение – тип 3). Задача – бомбардировка и разведка германских позиций у форта Бримон (Brimont) на западной окраине одноименного города к северу от Реймса.

Для этого на держателях на протяжении борта фюзеляжной гондолы они развесили «гирлянду» из шести авиабомб, переделанных 90-мм снарядов.Удачно отбомбившись, авиаторы забрали курс на северо-запад в направлении возвышенности Шмен-де-Дам (Chemin des Dames). Уже над собственной территорией пилот увидел приблизительно в километре по левому борту в направлении Шалон-сюр-Вель (Chalons-sur-Vesles) какой-то самолет и решил проверить, кто это. При ближайшем рассмотрении самолет был германским – позднее стало известно, что это был «Авиатик» P14 (более позднее армейское обозначение B.I) сер. № B114/14 из состава FFA18 с экипажем из пилота сержанта (звание между унтер-офицером и вице-фельдфебелем) Вильгельма Шлихтинга (Wilhelm Schlichting) и наблюдателя обер-лейтенанта Фрица фон Цангена (Fritz von Zangen). «Боши» также выполнили собственный задание и сейчас возвращались на базу, но французы вознамерились им в этом помешать.

Франтс и Кено позируют перед хвостовым оперением собственной автомобили.
Снимок, возможно, сделан практически сразу после церемонии награждения

Эскадрилью V.24 отличала от всех других частей Aeronautique Militaire того периода одна особенность: ее начальник капитан Андре Фор (Andre Faure) был апологетом воздушного боя по большому счету и авиационных пулеметов в частности. Благодаря своим военным связям он выбил для всех шести самолетов эскадрильи по ручному пулемету «Гочкис», а благодаря дружбе с авиаконструктором Габриелем Вуазеном взял для каждой автомобили еще и пулеметный «лафет» заводского изготовления с сектором обстрела в 180 градусов.

Обычный ранний бомбардировщик «Вуазен». От автомобили Франтса и Кено его отличает
более идеальное оружие – 25-патронные кассеты заменил барабан с 75-патронной «лентой»

Франтс дал полный газ и начал маневр сближения, появлявшись по его завершении в 100 метрах сзади неприятельского аппарата и мало выше его. По скорости французский самолет имел преимущество перед германским и начал его скоро догонять. На дистанции 50 метров Кено поставил в пулемет первую кассету и изготовился к стрельбе, но не планировал открывать пламя , пока «не станут видны белки глаз» – опыт 11 предшествующих неудачных боев продемонстрировал, что с целью достижения результата стрелять нужно практически в упор и нужно маленькими очередями.

Сейчас германский пилот увидел опасность и заложил левый вираж, уводящий его от безопасности собственных линий, но дающий возможность наблюдателю начать стрелять из карабина по преследователю.

Франтс продолжил сближение с целью, бросая машину из стороны в сторону, дабы не быть легкой мишенью, а его стрелок-механик терпеливо ожидал и надавил на гашетку лишь тогда, в то время, когда два биплана разделяли только 20 метров. Первую 25-патронную твёрдую ленту-кассету он расстрелял в две долгие очереди, а уже по окончании перезарядки оружия начал экономить снаряды.

Шлихтинг пробовал приложить максимумальные усилия, дабы оторваться от преследования, но «Вуазен» шел за «Авиатиком» как привязанный, поливаяего маленькими очередями. На 47 выстреле «Гочкис» заклинило.

Звучно ругаясь, Кено открыл крышку ствольной коробки, пробуя оживить собственный оружие, и не заметил, как самолет соперника внезапно задрал шнобель вверх, фактически замерев в воздухе, так что Франтс чуть избежал столкновения, а позже упал на левое крыло, перейдя сперва в крутую спираль, а позже в практически отвесное пикирование. Из его капота вырвалось пламя, и приблизительно в 09:30 самолет упал на заболоченный участок около пункта, обозначенного на карте как Ла-Туилери-а-Мюзон (La Tuilerie a Muizon) в треугольнике между Жоншери-сюр-Вель, Пруйи и Мюизоном (Jonchery-sur-Vesle, Prouilly и Muizon).

Германский разведчик «Авиатик» P.14 выпуска начала 1914 года

Поблизости размешался наблюдательный пункт штаба 5-й французской армии, исходя из этого все перипетии воздушного боя прошли на глазах у ее командующего генерала Франше-д’Эсперея. Генерал был на месте падения самолета кроме того раньше его победителей, приземлившихся на близлежащем поле. Он лично поздравил авиаторов с их победой и заявил, что обоих ожидает приз.

С часовым опозданием «Вуазен» возвратился на собственный аэропорт, в то время, когда все уже уверились в том, что что-то произошло. Сейчас ни у кого не появилось сомнений в том, кто как раз сбил вражеский самолет, и данный эпизод стал широко известен как первая победа французской авиации. Кроме этого ее довольно часто именуют первой победой Первой Мировой, а также первым воздушным боем в истории, но да и то, и второе явная неточность.

Генерал выполнил собственный обещание – 11 октября на праздничном построении персонала 24-й эскадрильи воину Кено вручили Военную медаль, а сержанту Франтсу – Рыцарский крест Ордена Почетного легиона (Военная медаль у летчика уже была).

Фото из коллекции автора

Неверные признали — Борода это преимущество HD


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: