Двенадцать трудных месяцев

Чем запомнится первый кризисный год?
В прошлую среду исполнился ровно год с момента календарного начала глобального финансового кризиса. Чего лишь мир не переживал за прошедшее время — банкротства (громадные и небольшие), разоблачения (большие и не весьма), громкие обвинения (доказанные и не доказанные). Одних только встреч в верхах, посвященных поискам дорог выхода из создавшегося положения, произошло не меньше десятка.

Перед тем как перейти, к главной части кризисного радости, отметим, что именно в текущем году случились и скандалы похлеще. К примеру, виновники основной измены в Калифорнии — кровати двуспальные. Как раз огромные и шикарные кровати стали свидетелями измены Арнольда Шварценеггера.

Его жена сразу же забрала сына и кровати остались пустовать по окончании секса Терминатора с горничной не первой свежести.

От одних скандалов к вторым. Очередная дискуссия пройдет, к слову, в будущий четверг в американском Питсбурге. Надежд с ней связывают достаточно, но пока толку от высоких бесед, увы, мало.
Равно как мало толку и от экономических прогнозов. Как сообщил в один раз привычный украинский банкир: Посади за один стол нобелевских лауреатов по экономике, а за второй — компанию ясновидящих бабуль из глубинки, и через час они выдадут приблизительно однообразный комплект предсказаний с однообразной степенью их осуществления.Двенадцать трудных месяцев И все это отнюдь не вследствие того что лауреаты поглупели либо бабули поумнели.

Легко обстановка такова, что совладать с ней никому очень не под силу.

Потому что все пробуют лечить следствия кризиса, так до конца не разобравшись в его подлинных обстоятельствах. Но пока суд да дело, давайте отыщем в памяти самые яркие события для того чтобы неоднозначного кризисного года.
Самые громкие банкротства. Очень символично, что неприятности начались с финсектора, а их пик пришелся на сектор промышленный. Банк Lehmann Brothers и автоконцерн Дженерал моторс — самые заметные жертвы экономических изменений.
Утро 15 сентября 2008 года выяснилось самым недобрым для Уолл-стрит — Lehmann Brothers, четвертый по величине банк США со 150-летней историей, специализирующийся на ипотечных операциях, заявили банкротом. Настроения, воцарившиеся на торговых площадках, напоминали кошмар и безразличие сентября 2001 года, в то время, когда упали башни ВТЦ. И хорошо бы все оплакивали лишь Lehmann Brothers c его 126 филиалами в мире и 26000 работников.
Смерть банка практически породила волну более финансовых потерь и мелких банкротств размером в десятки млд дол не только в банковской и страховой сфере, но и в настоящем секторе. Американский доллар в одночасье утратил сходу 3% собственной стоимости, а баррель нефти снизился в цене на 5%.
Обстановку не спасли кроме того собранные без промедлений 70 миллиардов долларов из фонда скорой помощи, организованного десятком вторых наибольших американских и европейских банков. Говорят, глава Центрального банка США Бен Бернанке лично обзванивал те американские и интернациональные структуры, каковые имели возможность бы выкупить банк и спасти его от банкротства. Но тщетно.

А за деловыми кругами от Lehmann Brothers отвернулось и государство, решившее не поддерживать утопающего.
Уже на следующий сутки, 16 сентября, ведущие компании и банки мира заявили ревизию собственных долговых и активов бумаг, приобретённых при посредничестве либо конкретно у Lehmann Brothers. В вакуум, как выяснилось, улетели 613 млд дол. Тотальное недоверие к любым бумагам захлестнуло все мировые денежные центры и сыграло на руку, пожалуй, лишь торговцам цветными металлами: золото в первый раз за четверть века дорожало сутки ото дня.
Это как пожар в кинотеатре. Все бегут к двери. И вы бежите, по причине того, что все бегут, — сообщил тогда International Herald Tribune доктор наук Принстонского университета Хун Сон Шин.
Банкротство Дженерал моторс также наделало много шума, хотя тут время Ч знали заблаговременно: 1 июня 2009 года американский автоконцерн подал прошение о защите от кредиторов, прибегнув к ст. 11 закона о банкротствах США. Благо, всецело ликвидировать концерн все-таки не решились — компании внесли предложение замысел реструктуризации, воплощение которого длится сейчас.
Итогом преобразований будет появление новой структуры — Auto Acquisition Corp., где 60% акций отойдет стране. Цена спасения — практически 50 миллиардов казенных американских долларов, а также золотой миллиард за услуги юристов, банкиров и бухгалтеров. Сумма для плательщиков налогов и без того недурственная, а вдруг учесть, что к концу 2010 года GM доведется закрыть более десятка собственных фирм (из 50-ти) и выдворить на улицу до 40 тысяч людей, и вовсе плакать хочется.
Дилерам, к слову, повезло еще меньше: концерну уже было нужно поступиться двумя третями собственной сети распространения. А ведь Дженерал моторс правил бал практически целый ХХ век, производя известные Buick, Cadillac, Шевроле, GMC, GM Daewoo, Holden, Pontiac, Saab, Опель и мечту многих автомобилистов — Hummer.
Самые большие потери. Несколько недель назад германская газета Frankfurter Allgemaine опубликовала занимательное изучение, в соответствии с которому неспециализированные утраты Почвы от кризиса составили 10 триллионов долларов — приблизительно полторы тысячи зеленых на каждого обитателя. В глубоком упадке были те, кто инвестировалв сырьевое производство, металлургию, и всевозможные трасты и инвестиционные фонды, завязанные на дутые активы.
Со своей стороны, издание Forbes составил рейтинг государств, самый пострадавших от экономического сбоя. Их мало, но и нам в том месте место нашлось. Полный список — Латвия, Эстония, Ирландия, Исландия, Литва, Венесуэла, ямайка и Украина.

Во всех перечисленных государствах, пишет Forbes, из-за низкого на данный момент формируется так называемая стагфляция, прекрасно знакомая американцам во времена кризиса 1970-х гг.
И, однако, свет в конце туннеля уже виден. Не обращая внимания на опасения экономистов относительно того, что многие сектора экономики еще долго не слезут с иглы национальной помощи, тенденции наметились очень обнадеживающие.
Так, глава Федеральной резервной совокупности США Бен Бернанке считает, что тяжелейший период рецессии завершается. Сейчас, говоря технически, рецессия, возможно, закончилась, но экономика все еще будет оставаться не сильный некое время… Темпы восстановления смогут быть посильнее либо не сильный прогнозов специалистов, но наряду с этим показатели безработицы будут сберигаться, — сообщил Б.Бернанке, выступая во вторник в Брукингском университете в Вашингтоне. В соответствии с практически всем прогнозов, в 2010 году мы будем замечать умеренный экономический подьем, — выделил финансист.
Самые громадные загадки. Любопытно, что чем чаще наблюдатели разбирают уходящий год, тем чаще они находят подтверждение сермяжной истине, гласящей, что в случае если к одному избушка (сиречь антикризисное везение) стоит задом, то второму она наблюдает прямо в лицо. Как выяснилось, далеко не всем в 2008-2009 годах было нужно туго.

Самые высокооплачиваемые менеджеры американских корпораций кроме того в кризис сумели получить более чем по 100 миллионов долларов в год.
Как свидетельствует ежегодный рейтинг информационно-аналитической компании Equilar, самыми дорогими менеджерами США в 2008 году стали глава энергетического гиганта Chesapeake Energy Обри Макклиндон и основной управляющий наибольшего производителя устройств сотовой связи Motorola Санджай Джа, каковые сумели получить в год рецессии по 112,5 миллиона долларов. Как этим хватким управленцам удалось обхитрить коллапс — тайная.
Равно как тайной выяснилось и недавнее заявление самого богатого человека в мире американца Уоррена Баффета. Его дочь Сьюзан, копаясь в отцовском мобильном, отыскала сообщение голосовой почты годичной давности об условиях приобретения банка Lehmann Brothers английским денежным гигантом Barclays.
Глава Barclays Боб Даймонд и инвестиционный банкир Майкл Клайн растолковали мне сущность сделки, но я не смог уловить все слету, исходя из этого я попросил их отправить мне все данные по факсу в гостиницу. Я планировал пойти на социальное мероприятие, которое должно было закончиться около полуночи.
В то время, когда возвратился в гостиницу, факса не нашёл, по всей видимости, он был сломан, — растолковал У.Баффет. А в это же время, отыщи он факс либо прослушай сообщение как направляться, и как знать, может, столь масштабного кризиса не произошло.
Самые занимательные изменения. А не произойди кризиса, быть может, никто бы не заговорил о необходимости если не упразднить, то изрядно потрепать так именуемые оффшорные территории. На минувшей семь дней министры финансов государств G20 договорились о вводе санкций против налоговых гаваней с марта 2010 г.
Под раздачу рискуют попасть Австрия, Андорра, Лихтенштейн, Монако, Швейцария и ряд других стран, предоставляющих налоговые убежища инвесторам, а также не в полной мере чистым на руку.
Предлога для тревоги прибавил и генсек Организации развития и экономического сотрудничества (ОЭСР) Анхель Гурриа, объявив, что времена банковской тайны в налоговых вопросах и безвестных оффшорных компаниях безвозвратно проходят. В завтрашнем мире не будет никаких оазисов, в которых возможно будет запрятать собственные деньги от оправданных налоговых требований, — припугнул А.Гурриа, чем заметно раздосадовал банковских служащих от Лихтенштейна до Сингапура.
Но какими бы грозными не казались слова государственного служащего, исполнение его призыва — дело не одного дня, а значит, тащить время, побеждая уступку за уступкой в том, что касается существования банковской тайны и налоговых льгот, возможно сколь угодно продолжительно.
Равно как столь угодно продолжительно возможно сказать о методах преодоления кризиса, изобретая все новые и новые экономические уловки — , пока кризис не отойдёт сам по себе и мир опять не возвратится к негромкой, размеренной жизни.

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.