Фурсенко считает, что слишком много вузов

Другой взгляд на политику

Один из самых нелюбимых населением украины путинского правительства начальник Министерства образования Андрей Фурсенко высказался за «оптимизацию количества Институтов».

По его словам за пять лет количество выпускников школ в Российской Федерации уменьшилось практически в два раза — с 1,4 миллиона до 730 тысяч.

Таковой уровень числа 11-классников сохранится до 2020 года, уверен министр.

 

 

«И это указывает лишь одно — мы стоим перед необходимостью значительно сокращать сеть высших школ», — цитирует размышления Фурсенко ИТАР-ТАСС.

 

Наряду с этим инициатор введения скандальной совокупности ЕГЭ подчернул, что принципиально важно на протяжении реформирования «сохранить сильные Институты». Но имеется важные основания считать, что, как неоднократно уже бывало у нас, очередная реформа-сокращение приведёт к очередному же развалу реформируемой совокупности.

 

— Логика заявления Фурсенко содержится в том, что между количеством выпускников абитуриентов и количеством школ взаимосвязь.

 

Но это показывает, что глава минобразования по большому счету не осознаёт специфики образования, – вычисляет федеральный специалист в области профобразования Виталий Калинин.Фурсенко считает, что слишком много вузов — Школьники, в особенности девушки, обычно поступают в высшии учебные заведения не в первоначальный год по окончании окончания школы, а во второй. Много студентов, кинувших учёбу в университете через некое время пробуют восстановиться и продолжить образование.

 

Фурсенко считает, что из школы они просто передают нам в университеты парней, дабы мы за ними присматривали. В случае если исходить из данной логики, – Фурсенко прав, нянек и наблюдателей в виде учителей высшей школы должно быть меньше. Но так как это не верно.

 

Данное заявление министра Министерства образования свидетельствует кроме этого, что настоящей цифры экспертов, нужных для России, в Министерства образования не воображают. В случае если стране необходимо, например, 20 тысяч инженеров, это никак не зависит от количества выпускников школ. Фурсенко в этом случае отталкивается не от образовательных программ.

Он, как неизменно, выводит некие цифири.

 

«СП»: — Речь заходит о сокращении числа национальных Институтов?

 

— Да. Коммерческие сами решают, как целесообразно их существование.

 

«СП»: — По словам Фурсенко, в первой половине 20-ых годов XXI века число выпускников опять увеличится. Неимеетвозможности ли повториться обстановка, которую мы проходили с детскими садами: сперва закроют университеты, а позже быстро вырастут конкурсы в национальные Институты?

 

— Такая обстановка вероятна. Наряду с этим закрытие национальных Институтов очень страшное занятие. Многие учители, которых возможно отнести к интеллектуальной элите общества, окажутся на улице.

В случае если Фурсенко желает создать революционную обстановку в стране, тогда я с ним соглашусь: нужно уменьшать число Институтов.

 

Помимо этого, уменьшение числа абитуриентов – вечный жупел, что разыгрывают госслужащие Министерства образования. Большое количество охали, что произойдёт провал с абитуриентами 1991-1992 годов рождения. Демографы давали показатель, что будет глобальный спад числа желающих поступать в высшии учебные заведения.

Но на деле число абитуриентов уменьшилось не так катастрофически, как предполагалось.

 

Фактически все заявления Фурсенко говорят о том, что он выстраивает какие-то схемы. Но эти схемы – всё дальше от реалий сегодняшнего образования.

 

«СП»: — А имела возможность бы Российская Федерация получать, более обширно принимая на освободившиеся места абитуриентов из ближнего зарубежья? Так как это ещё и вопрос политики: люди со всех стран получавшие образование СССР, в большинстве случаев, и сейчас сохраняют доброжелательное отношение к нашей стране.

 

— Это вопрос межгосударственных соглашений. Сейчас на уровне Институтов решаются подобные вопросы, имеется и межправительственные соглашения. Расширение аналогичной практики связано с экономическими вопросами.

Не каждая из бывших советских республик способна оплатить учёбу собственных студентов в Российской Федерации.

А те, каковые способны, не всегда захотят это сделать. К примеру, грузины не отправятся к нам в связи с известными событиями. Узбеков и киргизов не устраивает идеология отечественного образования.

Так что вопрос данный весьма непростой.

 

Директор университета развития образования Высшей школы экономики Ирина Абанкина уверен в том, что процесс «оптимизации» сети русских Институтов уже запущен.

 

— В прошедшем сезоне объединилось приблизительно 35 Институтов. По большей части объединения шли по принципу специализации. К примеру, к Денежному университету присоединился Общероссийский заочный экономический университет. Имеется и исключения.

К примеру, Высшую школу экономики, в которой я тружусь, присоединили к Столичному университету электроники и математики.

Данный проект обсуждался несколько год. И с этого года мы будем принимать в оба Института, как в один.

 

Процесс объединения отечественных высших учебных заведений – это, а также, и поиск возможностей создавать современные большие холдинги, каковые имели возможность бы трудиться на современном уровне, показывать образовательные разработки. И в этом смысле – это верный процесс.

 

Вопрос, сколько необходимо Институтов и каких, поднимался многократно. Одна из попыток решить проблему – создание федеральных университетов путём объединения нескольких учреждений.

 

Помимо этого, Институты объединяют по территориальному показателю. К примеру, во Владимире Политехнический университет объединился с Пединститутом. Оказался полифункциональный ВУЗ.

 

«СП»: — Другими словами возможно сохранять надежду, что срезать под корень «лишние» Институты не будут?

 

— Думаю, не будут. Имущественные комплексы университетов останутся в ведении тех ведомств и министерств, которым они принадлежат. В Российской Федерации всего около 660 национальных Институтов.

Из них лишь добрая половина подведомственны Минобрнауке. Остальные имеют иных соучредителей – Минкультуры, Минздрав, Минтранспорт, Минсвязи.

 

Нужно, само собой разумеется, учитывать и настоящие потребности в экспертах. В Российской Федерации 88 Институтов, каковые выдают диплом школьного преподавателя. Кроме того для таковой громадной страны, как отечественная, это перебор.

Исходя из этого речь заходит о том, что сохраняя имущественный комплекс Институтов, обсуждая стратегию развития кадрового потенциала, нужно создавать замечательные университеты, каковые имели возможность бы обновлять образовательные программы, переоснащать учебный процесс и делается какое количество-нибудь конкурентными в мире.

 

Отечественным учителям нужно публиковаться, покупать известность в мире. И собственные программы строить, исходя не только из пересказа чужих книжек, но и опираясь на личные научные исследования и прикладные разработки. Это, кстати, запрос и со стороны работодателей, и самих студентов, ориентирующихся на успешность карьеры.

 

«СП»: — Другими словами часть сил педагогического состава Институтов с обучения студентов будут переведены на научную работу, и это разрешит максимально сохранить кадры?

 

— Кадровая политика — вещь весьма важная. Само собой разумеется, нужно завлекать молодёжь, занимать людей научными изысканиями. Очень многое было потеряно за последние десятилетия. на данный момент большое количество сделано кАлек с зарубежных образовательных программ, дабы хоть как-то соответствовать современным вызовам.

А вот собственных, конкурентных программ, каковые опирались бы на настоящие научные успехи, у нас мало.

Исходя из этого кадровая политика должна быть весьма осмысленной. И тут довольно много зависит конкретно от Институтов. Сейчас для всей земли это актуальная неприятность.

Раньше считалось, что доктор наук на кафедре полноправный и единоличный хозяин. Сейчас многие университеты стараются приглашать современных консультантов, бизнес-фаворитов, сумевших добиться успеха, в следствии чего трансляция их опыта крайне важна для молодых.

 

«СП»: — Не приведёт ли очередная «реформаторская выдумка» к тому, что мы развалим совокупность собственного высшего образования? Так как что-то подобное мы замечали сейчас в отношении армии.

 

— Да, реформирование Институтов – непростая задача. Исходя из этого функционировать нужно неспешно и последовательно. Неспециализированные условия для реформы отечественным Институтам созданы.

Им финансируют не только текущую деятельность, но и программы развития. Быстро увеличены затраты на науку в ВУЗах. Часть – на конкурсной базе, но и в рамках госзаданий – также.

По большому счету процесс модернизации отечественной высшей школы весьма медленный.

И это не всегда зависит от отечественных учителей. К примеру, чтобы сравняться по публикационной активности с ведущими мировыми университетами нужно, дабы в ближайшие 10 лет все научные издания, несущие ответственность за рейтинги Институтов, лишь нас и публиковали. Но это, как вы осознаёте, нереально.

Кроме того , если работа принимается к публикации, она часто ожидает собственной очереди год, в противном случае и два. А позже в то время, когда ещё автора прочтут и начнут цитировать… От активности Институтов зависит да и то, как коммерчески привлекательные разработки они смогут вести. Мало запатентовать изобретение, нужно, дабы им воспользовались.

 

«СП»: — По окончании 2020 года возможно ожидать сильного повышения числа поступающих в российские Институты?

 

— Маленький всплеск будет до 2023 года. Позже стабилизация на год-два. А позже – очередной недостаток абитуриентов.

Демография – волновой процесс. Вычислять, что сейчас мы закроем Институты, а позже некому будет обучать студентов, неправильно. Два десятилетия назад у нас было 22,7 миллиона школьников. на данный момент – 13,5.

Демографические прогнозы говорят о том, что 17,5 миллиона школьников – это предел, на что мы можем рассчитывать.

По крайней мере на период до 2050 года.

МОНЕТКА Голосами Политиков (ЛСП)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: