Глава 13. комиссия по регистрации магглорожденных. 5 страница

— А вы что, разве не слышали об этом, Тед? – задал вопрос Дирк. – Ну про детей, каковые пробовали похитить клинок Гриффиндора из кабинета Снейпа в Хогвартсе?

Как будто бы электрический разряд прошел через Гарри, в то время, когда он услышал эти слова. Он стоял, не шелохнувшись.

— Ничего для того чтобы не слышал. – ответил Тед, — Этого не было в «Пророке»?

— Вряд ли, — фыркнула Дирк, — Грипхук сообщил мне, что слышал об этом от Билли Уизли, что трудится в банке. Одной из детей, пробовавших похитить клинок, была его младшая сестра.

Гарри взглянуть на Гермиону и Рона, каковые вцепились в собственные Удлинители Ушей так прочно, как будто бы от этого зависела их жизнь.

— Она и еще пара её друзей пробрались в кабинет Снейпа и вскрыли стеклянный футляр, в котором хранился клинок. Снейп поймал их на лестнице.

— О, храни их Господь. – сообщил Тед, — И что они желали сделать с клинком? Применять его в против Сам-Знаешь-Кого? Либо против самого Снейпа?

— Ну, что бы они не думали, это их дело, но Снейп сделал вывод, что клинок не будет в безопасности в его кабинете, — ответил Дирк, — Исходя из этого спустя два дня спустя, по всей видимости, по окончании беседы с Сам-Знаешь-Кем, он отправил его в Лондон, дабы поместить в Гринготтс.

Гоблины опять расхохотались.

— Я до сих по не осознаю, что тут забавного, — сообщил Тед.

— Это подделка, — давясь от хохота, проговорил Грипхук.Глава 13. комиссия по регистрации магглорожденных. 5 страница

— Клинок Гриффиндора подделка!

— О, да. Это копия. Но, кстати, нужно признать, прекрасная копия, но, она сделана колдуном.

Оригинал был изготовлен пара столетий назад гоблинами и владеет особенностями, свойственными лишь оружию, сделанному отечественным народом.

Где бы на данный момент не был клинок Гриффиндора, но он не в Банке Гринготтс.

— Ясно, — сообщил Тед, — И я так осознаю, вы не потрудились сказать об этом Пожирателям Смерти?

— Я не видел обстоятельства тревожить их по таким мелочам, — ответил Грипхук самодовольно, и в этом случае Дин и Тед присоединились к смеющимся Горнуку и Дирку.

В палатке. Гарри закрыл глаза, отчаянно хотя, дабы кто-нибудь у костра задал вправду вопрос, что тревожил его на данный момент больше всео. Через 60 секунд, которая показалась Гарри вечностью, Дин (кстати сообщить, Гарри не без укора ревности отыскал в памяти, что Дин когда-то был юношей Джинни) как будто бы услышал его немую мольбу.

— А что произошло с Джинни и всеми остальными? Что произошла с ребятами, каковые пробовали похитить клинок?

— О, они понесли наказание, весьма сурово, — безразлично сказал Грипхук.

— Но с ними-то все в порядке? – скоро задал вопрос Дин. – Ну я желал сообщить, хватит уже с Уизли раненных детей, как вы вычисляете?

— Ну пара я знаю, они взяли повреждения, но не весьма важные, — сообщил Грипхук.

— Повезло им, — кивнул Тед. – Зная послужной перечень Снейпа, думаю, мы должны радоваться, что парни по большому счету остались живы.

— Так вы также верите в эту историю, не правда ли, Тед? – задал вопрос Дирк. – Вы вправду вычисляете, что Снейп убил Дамблдора?

— Само собой разумеется, я в это верю, — ответил Тед. – Надеюсь, вы не собираетесь заявить, что вычисляете, словно бы Поттер как-то причастен к смертной казни Дамдлдора?

— Сейчас тяжело во что-либо верить, — тихо сказал Дирк.

— Я знаю Гарри Поттера, — вступил в беседу Дин. – Я верю, что он тот самый… Избранный… либо именуйте его, как угодно…

— Да, многие желали бы верить, что так оно и имеется, сынок, — ответил Дирк, — включая и меня. Но где же он на данный момент? Давай посмотрим объективно.

Если бы он знал что-то, чего не знаем мы, либо бы имел какие конкретно особые возможности, он бы не скрывался на данный момент, неизвестно где, а сражался, возглавил бы приверженцев сопротивления. И знаешь, в «Пророке» имеется на него достаточно…

— В «Пророке»? – улыбнулся Тед. – Ну что ж, ты заслужил того, дабы тебе лгали, раз до сих пор просматриваешь эту мерзость. В случае если желаешь вправду услышать факты, просматривай «Квиббер».

На втором финише Удлинителя Ушей кто-то поперхнулся и закашлялся. Это Дирк проглотил рыбью кость. Наконец, он пробормотал:

— «Квиббер»? Та самая газетенка лунатика Ксено Лавгуда?

— Ну не таковой уж он и лунатик. — не дал согласие Тед. — В случае если желаете узнать, Ксено пишет обо всем, о чем «Пророк» в большинстве случаев умалчивает. К примеру, в последнем номере «Пророка» нет не единого упоминания о Морщерогих кизляках. Я не знаю, как продолжительно они разрешат ему печатать собственную газету.

Но на передовице каждого номера он призывает всех колдунов, кто против Сами-Знаете-Кого, собственной первостепенной задачей вычислять помощь Гарри Поттеру.

— Тяжело помогать мальчику, что провалился сквозь землю с лица почвы, — возразил Дирк.

— Послушайте, уже то, что его до сих пор не схватили, можно считать громадным достижением, — сообщил Тед. – Я также с удовольствием взял бы от него хоть какие-то намеки, но он делает на данный момент то же, что и мы, пробует не потерять свободу, не так ли?

— Да, в твоих словах имеется суть, — вяло дал согласие Дирк. – Учитывая, что на поиски юноши кинуты все ресурсы Министерства, с его информаторами и доносителями, Поттера бы в далеком прошлом должны были поймать. Не смотря на то, что, откуда мы знаем, что он не пойман и не убит? Быть может, об этом легко умалчивается.

— Ах, не скажи так, Дирк, — тихо сказал Тед.

Позже они на долгое время замолчали, из Удлинителй Ушей доносился только стук ножей и вилок о тарелки. Потом дискуссия ограничилась тем, что они решали, остаться ли ночевать на берегу либо уйти. Остановились на втором, сделав вывод, что лучше будет скрыться в глубине леса.

Они потушили костер и начали взбираться по склону. Скоро голоса становились все тише, пока совсем не замолкли.

Гарри, Гермиона и Рон смотали и убрали обратно в сумку Удлинители Ушей. Гарри, что на протяжении всего подслушивания еле сдерживалсебя, дабы не заговорить, сейчас не смог сказать ничего, не считая: «Джинни…клинок…»

-Я знаю! – вскрикнула Гермиона.

Она запустила руки в собственную сумку.

— Вот… она… — процедила она через зубы, с большим трудом добывая что-то тяжелое. Гарри поспешил к ней на помощь, и совместно они вытащили безлюдной портрет Финеса Нигеллуса. Гермиона направила полочку на портрет.

— В случае если кто-то похитил настоящий клинок из кабинета Дамблдора, — сказала она, не легко дыша, пока они пристраивали портрет около стены палатки, — Финес Нигеллус имел возможность видеть, как это произошло. Эта картина висела прямо за футляром с клинком.

— В случае если, само собой разумеется, он в тот момент не дремал, — предположил Гарри. Он затаил дыхание, в то время, когда Гермиона поднялась на колени наоборот картины, кашлянув, позвала:

— Эээ… Финес? Финес Нигеллус!

Ничего не случилось.

— Финес Нигеллус, — опять сообщила Гермиона. – Доктор наук Блэк! Прошу вас, не могли бы вы поболтать с нами? Прошу вас!

— «Пожалуйста» — чудесное слово, постоянно работает, — послышался холодный плутоватый голос, и Финес Нигеллус скользнул в личный портрет. В этот самый момент Гермиона крикнула?

— Обскура!

Тут же тёмная повязка накрыла умные чёрные глаза Финеса. От неожиданности тот стукнулся головой о рамку картины и вскрикнул от боли.

— Что?… Да как вы смеете!… Что вы…

— Мне весьма жаль, доктор наук Блэк, — сообщила Гермиона, — но это нужные предосторожности.

— Уберите эту мерзость с полотна! Я сообщил, уберите! Вы портите великое творение изобразительного мастерства!

Где я? Что происходит?

— Не имеет значение, где мы, — вмешался Гарри, и Финес застыл, прекратив все попытки снять с глаз тёмную повязку.

— Неужто я слышу голос самого мистера Гарри Поттера?

— Быть может, — ответил Гарри, пробуя сохранить интригу и удержать интерес Финеса. – У нас имеется к вам пара вопросов, касающихся меча Гриффиндора.

— Ах, — сообщил Финес Нигеллус, вращая головой так и эдак в тщетной попытке хотя бы невнимательно посмотреть на Гарри, — да. Глупая девчонка вела себя очень неразумно…

— Подбирайте выражения, в то время, когда рассказываете о моей сестре! – достаточно быстро оборвал его Рон. Финес Нигеллус неуважительно немного поднял брови:

— А это еще кто? – задал вопрос он, крутя головой из стороны в сторону. – Мне не нравится ваш тон! ее друзья и Девчонка действовали очень рискованно. Обворовывать кабинет директора…

— Они не крали, — перебил его Гарри. – Данный клинок не в собственности Снейпу.

— Но он в собственности школе Доктора наук Снейпа, — возразил Финес Нигеллус. – А какие конкретно права имеет на клинок девочка Уизли? Она заслужила собственный наказание совершенно верно так же, как заслужил его данный идиот Лонгботтом и ненормальная Лавгуд!

— Невилл не идиот, а Луна – не ненормальная! – вмешалась Гермиона.

— Ну так где я? – повторил Финес Нигеллус и снова принялся бороться с тёмной повязкой. – Куда вы меня притащили? И из-за чего вы забрали меня из дома моих предков?

— Да хватит уже! Как Снейп наказал Джинни, Невилла и Луну? – задал вопрос Гарри упорно.

— Доктор наук Снейп послал их в Запретный Лес помогать этому неотесанному мужлану, Хагриду.

— Хагрид – не неотесанный мужлан! – Гермиона очевидно начала терять терпение .

— И Снейп уверен в том, что это наказание? – улыбнулся Гарри. – Уверен, Джинни, Невилл и Луна хорошо совершили время с Хагридом. Запретный Лес… поразмыслишь! Они сталкивались с значительно более ужасными вещами, если сравнивать с которыми Запретный Лес – это детские шалости!

Он почувствовал огромное облегчение, потому что уже в собственном воображение успел нарисовать кошмары, постигшие его друзей, сопоставимые, как минимум, с заклятьем Круциатус.

— В действительности, Доктор наук Блэк, мы желали определить, кто-нибудь второй брал клинок? Ну, возможно, его забирали из кабинета для чистки либо чего-нибудь в этом роде?.

Финес Нигеллус застыл, оставив в покое повязку, и чуть не подавился от хохота.

— Сходу видно — дитя Магглов, — ответил он. – Оружие, изготовленное гоблинами, не испытывает недостаток в чистке, простушка. На гоблинское серебро грязь не пристает, лишь впитывается то, что может сделать его еще крепче.

— Не именуй Гермиону простушкой, — вступился за подругу Гарри.

— Согласиться, я весьма устал от этого нескончаемого противостояния, — заявил Финес Нигеллс, — может, мне пора уже возвращаться обратно в кабинет директора?

Все еще с повязкой на глазах, он ощупью продвигаться к краю картины, дабы опять возвратиться в Хогвартс. Нежданно Гарри посетила одна идея.

— Дамблдор! Вы имеете возможность привести ко мне Дамблдора?

— Что, простите? – удивился Финес Нигеллус.

— Вы не могли бы привести доктора наук Дамблдора из его портрета в ваш?

— Поразмыслить лишь, а ведь не только рожденные от Магглов смогут быть столь невежественными, Поттер. Жители портретов Хогвартса смогут общаться между собой, но они не смогут путешествовать за пределы замка, за исключением случаев, в то время, когда они навещают личный портрет. Дамблдор неимеетвозможности прийти ко мне совместно со мной.

Помимо этого, по окончании того дерзкого обращения со мной, уверяю вас, я ни при каких обстоятельствах не возвращусь ко мне снова!

Легко подавленный Гарри замечал, как Финес повторял собственную попытку покинуть картину.

— Доктор наук Блэк, — внезапно сообщила Гермиона, — не могли бы вы нам, в то время, когда в последний раз клинок вынимали из футляра? Ну, другими словами перед тем, как его брала Джинни…

Финес нетерпеливо фыркнул.

— Я думаю, в последний раз клинок Гриффиндора покидал собственный футляр, в то время, когда доктор наук Дамблдор применял его, дабы вскрыть кольцо.

Гермиона быстро повернулась к Гарри. Никто из них не смел сказать ни слова в присутствии Финеса Нилеллуса, что еще мало повозившись в отыскивании выхода, все же смог его отыскать.

— Ну… спокойной ночи, — захотел он язвительно, и практически провалился сквозь землю и вида, из-за рамки выглядывал лишь маленький кусочек его шляпы, в то время, когда Гарри закричал:

— Погодите! Вы говорили доктору наук Снейпу об этом?

Голова Финеса Нигеллуса показалась в картине.

— Доктор наук Снейп через чур занятйй человек, дабы интересоваться эксцентричными поступками Альбуса Дамблдора. Прощайте, Поттер!

С этими словами, он совсем провалился сквозь землю из вида, покинув на картине только мрачный фон.

— Гарри! – закричала Гермиона.

— Сам знаю! – также прокричал в ответ Гарри. Не в силах больше сдержать себя, он рассек кулаком воздушное пространство. Это было значительно больше, чем он имел возможность кроме того сохранять надежду.

Он мерил шагами палатку, и, как ему казалось, намотал за это время не меньше мили. Он кроме того уже не ощущал голод, так он был возбужден. Гермиона запрятала картину Финеса Нигеллуса обратно в сумку, застегнула пряжку, и только тогда подняла сияющее лицо к Гарри.

— Клинок может стереть с лица земли хоркруксы! Гоблины делают лезвие так, что оно само себя усиливает…. Гарри, данный клинок уже насыщен ядом василиска!

— И Дамблдор до сих пор не дал мне его вследствие того что он был ему нужен, дабы испытать его на медальоне…

— … и он, быть может, сделал вывод, что тебе не разрешат его забрать…

— … исходя из этого он сделал копию…

— … и положил ее в стеклянный футляр…

— … а настоящий клинок запрятал… Но где?…

Они наблюдали друг на друга, ощущая, что ответ находится совсем рядом, невидимой тенью висит в воздухе. Но из-за чего Дамблдор просто не сообщил ему? Либо возможно, он сказал, но Гарри тогда не осознал?

— Думай! – тихо сказала Гермиона. – Думай! Где он имел возможность его покинуть?

— Не в Хогвартсе, — задумчиво сказал Гарри, опять заходив по палатке.

— Может, где-нибудь в Хоксмиде? – внесла предложение Гермиона.

— Визжащая Хижина? В том направлении никто ни при каких обстоятельствах не ходит.

— Снейп знает, как в том направлении пройти. По-моему, через чур рискованно было бы оставлять клинок в том месте.

— Но Дамблдор доверял Снейпу, — напомнил Гарри.

— Но не так, дабы рисковать клинком, — возразила Гермиона.

— Да, ты права, — дал согласие Гарри. Его хорошее настроение легко омрачилось, в то время, когда он поразмыслил о предательстве Снейпа. – При таких условиях, он должен был запрятать клинок где-нибудь подальше от Хогсмида… А что ты думаешь по этому поводу, Рон?.. Рон?…

Гарри огляделся. В первое мгновение он поразмыслил, что Рона нет в палатке, но потому встретился с ним на нижней койке двухярусной кровати. Смотрелся он мало заторможенным.

— О, неужто отыскали в памяти и обо мне? – проговорил он.

— Что?

Рон улыбнулся и уставился в потолок.

— Вы, двое, продолжайте. Не желаю сломать ваше веселье.

Мало запутанный Гарри взглянуть на Гермиону, прося у нее помощи, но та лишь покачала головой, также очевидно озадаченная.

— А в чем, фактически, неприятность? – обратился Гарри к приятелю.

— Неприятность? Нет никаких неприятностей, — ответил Рон, избегая видеться с Гарри глазами. – Ну, по крайней мере, ты здессь никакой неприятности не видишь.

По парусине палатки застучали капли дождя.

— Ну раз для тебя она очевидна, — сообщил Гарри, — давай, выкладывай!

Рон быстро сел, свесив ноги с кровати. Было не очень приятно наблюдать на для того чтобы Рона. Он не был похожим самого себя.

— Превосходно! Выкладываю! Не ожидайте от меня, что я буду скакать с вами и с данной чертовой палаткой с места на место лишь вследствие того что мы должны отыскать очередную идиотскую вещицу.

Легко впиши её в перечень остального барахла, о котором ты понятия не имеешь.

— Не имею понятия? – повторил Гарри. – Это я не имею понятия?

Кап. Кап. Кап. Капли стучали по крыше все посильнее и чаще.

Ливень заговорил скороговоркой на страницах деревьев и что-то нашептывал речке в темноте.

Недавнее ликование Гарри, казалось, смывало потоками льющейся с небес воды. Все-таки подозрения и страхи Гарри относительно мыслей Рона начали сбываться. Рон сказал как раз то, чего Гарри меньше всего желал и больше всего опасался от него услышать.

— Это было не лучший результат в моей жизни, — сообщил Рон, — Покалечил руку, недоедал, мерз каждую ночь, но наряду с этим я сохранял надежду, что непременно, по окончании недель скитаний и поисков, мы все же к чему-то придем, и отечественные упрочнения принесут хоть какой-то успех.

— Рон, — негромко позвала Гермиона, но тот не ответил, возможно легко притворившись, что не расслышал её голоса из-за барабанной дроби капель о брезент палатки.

— Я думал, ты знал, на что идешь, — ответил Гарри.

— Да, я также так думал.

— Ну и в какой как раз части не оправдались твои ожидания? – разозлился Гарри. – Может, ты считал, что мы будем останавливаться в пятизвездочных отелях? Либо возможно, каждый день отыскивать по хоркруксу? Либо ты сохранял надежду возвратиться под теплое крылышко матери к Рождеству?

— Мы думали, ты знаешь, что делаешь! – закричал Рон, вскакивая на ноги. Каждое его хлестало по щекам. – Мы думали, Дамблдор сообщил тебе, как необходимо функционировать, думали, у тебя имеется замысел!

— Рон! — В этом случае Гермиона обратилась к нему достаточно звучно чтобы её.

— Ну что ж, простите, что подвел вас, — заговорил Гарри, нежданно для самого себя негромко и нормально. – Сначала я был честен с вами. Я сказал все, что определил от Дамблдора. И еще, мало ли, внезапно вы не увидели, я отыскал одни хоркрукс…

— О, да, и мы все еще понятия не имеем, как от него избавиться, совершенно верно так же, как не знаешь, где искать остальные хоркруксы.

— Сними с себя медальон, Рон, — попросила Гермиона. Голос её звучал необычно высоко. – Прошу вас, сними. Ты не сказал бы так, если бы ты не носил его целый сутки.

— Сказал бы, — вмешался Гарри. Он совсем не желал искать оправданий поведению Рона. – Неужто в думаете, что я не увидел, как вы шептались за моей спиной? Неужто думали, что я не догадываюсь, о чем вы думаете?

— Гарри, мы не…

— Не лги, — закричал Рон на Гермиону. – Ты сказала то же самое. Ты сказала, что разочарована и что сохраняла надежду, что он готовьсядля этого дела…

— Я не это имела в виду, Гарри» Все было совсем не так! – она начала плакать.

Ливень стекал по парусине палатки, слезы текли по лицу Гермионы. Напряжение, царившее тут всего пара мин. назад внезапно провалилось сквозь землю, как будто бы его и не бывало, как фейерверк, что вспыхивает и сразу же умирает, оставляя за собой только холод и темноту. Клинок Гриффиндора был запрятан неизвестно где, а единственным успехом трех подростков было то, что они все еще живы.

— Ну так отчего же ты все еще тут? – задал вопрос Гарри Рона.

— Откуда мне знать?

— Отправляйся к себе.

— Да, может, и отправлюсь! – закричал Рон, шагнув к Гарри. Тот не отошёл. – Ты слышал, что они говорили о моей сестре? Но тебе так как наплевать, да? «Поразмыслишь, это всего лишь Запретный Лес». Гарри Я-И-Не-Такое-Видел Поттеру все равно, что с ней произошло в том месте – ну, поразмыслишь, огромные пауки либо психологическая чепуха…

— Я лишь сообщил, она была с остальными и с Хагридом…

— Да я все осознал! Тебя совсем не заботит ее судьба и судьба остальных участников моей семьи. «хватит уже для Уизли раненных детей» — ты это слышал?

— Да, я…

— А также не постарался осознать, это что может значить?

— Рон! – закричала Гермиона, став между ними. – Я не пологаю, что произошло еще что-то ужасное, по крайней мере, о чем мы еще не знаем. Поразмысли, Рон, легко Билл напуган, помимо этого, многие видели, что Джордж утратил ухо, ты должен быть мертв из-за расщепления. Уверена, именно это Дин имел в виду….

— О, ты уверена, да? Ну тогда для чего мне о них тревожиться, правда? Что до тебя, так у тебя по большому счету нет предлога для тревог – твоим родителям ничего не угрожает…

— Но мои родители мертвы! – проревел Гарри.

— И мои недалеки от этого! – закричал Рон.

— Ну тогда иди! – все больше распалялся Гарри. – Возвращайся к ним и притворись, что ты справился со своим расщеплением, и мамуля накормит тебя от души и…

Рон дернулся, Гарри ответил на его перемещение, и через секунду в руках обоих были зажаты палочки. Но перед тем как они успели ими воспользоваться, Гермиона их опередила.

— Престего! – закричала она, и между ней с Гарри и Роном появилась невидимая преграда. Силой заклинания всех их отбросило назад на пара шагов. Рон и Гарри наблюдали через преграду, словно бы в первый раз в жизни видели друг друга.

Гарри сейчас испытывал к Рону жгучую неприязнь: что-то сломалось между ними.

— Дай ко мне хоркрукс, — сообщил Гарри.

Рон снял цепочку с медальоном с шеи и бросил его на ближайший стул, после этого повернулся к Гермионе:

— Что ты планируешь делать?

— В каком смысле?

— Остаешься либо как?

— Я… — она смотрелась совсем несчастной. – Да-да, само собой разумеется я остаюсь. Рон, мы давали слово, что будем с Гарри, что поможем…

— Я все осознал. Ты выбрала его.

— Рон… нет… ну пожалуйста. Возвратись!

Она ринулась за ним, но невидимая стенки, которую она же и создала, не пускала её. До тех пор пока Гермиона снимала заклятье, он уже вышел из палатки и провалился сквозь землю во мгле. Гарри не сдвинулся с места, без звучно слушая её плач и как она кличет Рона.

Через пара мин. Гермиона возвратилась, промокшие волосы прилипли к её лицу.

— Он ушел. Аппарировал…

Усевшись в кресло и свернувшись клубочком, она начала плакать.

По окончании всего произошедшего Гарри овладело какое-то оцепенение. Он поднял хоркрукс и повесил его на шею. Забрав покрывало с кровати Рона, он укрыл им Гермиону, после этого лег на постель и уставился на чёрный потолок палатки, вслушиваясь в звуки дождя…

Он вам не Димон


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Категория: История  Теги: , ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.