Гней помпей. самая крупная полицейская операция античности

Герои войны

Legatus praetor Gaius Anonimus
/
Гней Помпей Великий: войны в поздней республике
Ранее мы уже упоминали Гнея Помпея в связи с наиболее значимыми эпизодами истории Рима. Настало время поведать о нём поподробнее

  • античность
  • Древний Рим

Пиратство, как морской разбой, существовало с незапамятных времён, а правильнее – показалось в один момент с морской торговлей. Само собой разумеется, собственного романтизированного многими писателями «расцвета» оно достигло по окончании открытия начала-и Вест Индии трансатлантических путешествий с массовым вывозом сокровищ Нового Света в Европу, но от прибрежных селений и грабежей судов жители древнего мира страдали не меньше, чем их отдалённые потомки многие века спустя.

Фактически, само слово «пират» – латинское, и восходит оно к древнегреческому «пытающий счастья». Особенно в Античности прославились финикийские пираты, в полной мере удачно совмещавшие грабежи с торговлей: торговали они в том месте, где не считали себя достаточно сильными чтобы заниматься грабежом. За собственные подвиги на поприще пиратства финикийцы кроме того удостоились строчек в Гомеровской «Одиссее».

…Либо не знаешь, как в дом отечественный папа прибежал твой в испуге

Перед народом, что охвачен был яростным бешенством

По причине того, что, примкнувши к тафосским пиратам, вреда он

Большое количество феспротам принёс, союзникам отечественным давнишним

Смерти его домогались предать, из груди его оторвать

Сердце, покушать его всё достоянье и скот расхитить.

Не смотря на то, что со времён Гомера до походов Гнея Помпея Великого прошло много лет, обстановка с пиратами на Средиземном море в корне не поменялась. По окончании падения морских Коринфа – и держав Карфагена, каковые во многом сдерживали силы пиратов, – морской разбой на пространстве от Ближнего Востока до Испании начал покупать угрожающие масштабы, а сами пираты со временем производили перерасмотрение и поменяли собственную тактику.

В случае если изначально они применяли лёгкие, стремительные и манёвренные суда для неожиданных атак, то, почувствовав силу и безнаказанность, пираты начали строить более большие и тяжёлые суда. Применяя громадные триремы и биремы они нападали уже не единичные суда, а большие прибрежные города и торговые караваны.

Гней помпей. самая крупная полицейская операция античности

Реконструкция внешнего вида киликийского пирата. Исторический музей, города Тарс, Турция (бывшая столица Киликии)

До тех пор пока римский Сенат был занят непрекращающимися войнами с гражданским конфликтом и соседними племенами в самом Риме, пираты вовсю орудовали недалеко от италийских берегов – в своё время к ним в плен попал кроме того юный Юлий Цезарь. Собственного расцвета морской разбой достиг по окончании того, как царь понтийский царь Митридат VI заключил альянс с киликийскими пиратами в целях противостояния Риму – это значит, что пираты воображали из себя не только военную, но политическую силу. Историк Аппиан писал об этом необычном альянсе следующее:

Митридат наполнил всё море от Киликии до Геракловых столпов пиратами, каковые сделали все пути между городами недоступными для сношений и непроезжими и позвали везде тяжёлый голод.

По окончании поражения Митридата в войне с Римом пираты совсем стали неконтролируемой силой, а Киликия, ставшая домом для многих из них, по большому счету превратилась в свободное пиратское страну. Совсем обнаглевшие разбойники разрешали себе не только выставлять напоказ награбленное достаток – позолоченных мачт не было кроме того на судах могучего Карфагена! – но и начали нападать на святилища и храмы, что было совсем неприемлемо по меркам древнего мира.

Кое-какие предводители пиратов возгордились так, что вычисляли себя равными греческим царям и именовали добычу «армейскими трофеями». В итоге Сенат должен был отвлечься от распрей с галлами и иберийцами – правительство Республики поняло: около границ страны показалась сила, претендующая на политическую значимость, а следовательно, талантливая кинуть вызов Риму.

Дионис изгоняет пиратов из Тирренского моря. Но, всевышнему не удалось всецело очистить воды от пиратов, эта неприятность осталась в наследство римлянам

Особенно острой обстановка стала к 60-м годам до н.э. Многие пираты осели на острове Сицилия, выстроив укреплённую базу рядом от Сиракуз – оттуда совершались быстрые набеги на побережье Италии, под угрозу были поставлены римские торговые дороги, почему столица Республики столкнулась с критическими перебоями в поставках зерна.

Более того, пираты не были Карфагеном, что возможно было прийти и уничтожить (но, ранее мы говорили, какой ценой Риму обошлись пунические войны) – они представляли собой большие разрозненные отряды, действовавшие по всему Средиземноморскому бассейну, что серьёзно затрудняло каждые попытки активного противодействия. Под властью пиратов выяснилось более четырёхсот приморских городов, а флот насчитывал тысячи судов. Дабы прекратить бесчинства пиратов, Сенат обязан был организовать, а основное профинансировать (в условиях гражданской войны в Риме!) большую морскую экспедицию.

Но, сенаторы были неизменно заняты внутренними проблемами Рима, каковые приходилось решать в порядке очереди. До пиратов очередь дошла лишь по окончании победы над восставшими рабами во главе со Спартаком.

В 67 г. до н.э. трибун Авл Габиний – надежный друг Гнея Помпея – внес предложение принять особый закон для противодействия пиратам . В соответствии с законодательному проекту, Сенат назначал во главе антипиратской экспедиции (на три года) одного из полководцев, обязанного вести борьбу на море.

Командующий римским флотом наделялся чрезвычайными полномочиями с классической формулировкой «Пускай консулы примут меры, дабы государство не претерпело ущерба» – другими словами, полномочия были практически диктаторскими. Цель – установление полного контроля над Средиземным морем, включая прибрежные области на суше. Предусматривалось выделение огромного бюджета на содержание и создание боеспособного флота и поддерживающей его армии.

Реконструкция вида Помпея

Закон принимали продолжительно, у сената были основания для тревоги – по окончании семилетней войны в Испании с бывшим римским полководцем Квинтом Серторием, отделившимся от Рима и постаравшимся создать собственное государство за Пиренеями, возможно было ожидать, что и уполномоченный полководец кроме этого откажется распускать армию. Контроль над морскими автострадами сделал бы его фактически непобедимым. Однако, закон продавили с маленьким перевесом голосов, а руководство возложили на Гнея Помпея, за собственные прошлые победы названного Великим – у Помпея была хорошая репутация и он вряд ли осмелился бы выступить против народа и Сената Рима.

Армия, с которой Помпей вступил в непростую войну с пиратами, включала 500 судов, 120 000 всадников и 5000 легионеров. Было разумеется, что привычная римская тактика ведения войны будет не действенна против пиратов, потому полководец продолжительное время изучал опыт предшественников – ранее с пиратством удачно боролись греческие полисы и карфагеняне.

самая здравой стратегией он считал повсеместное одновременное наступление на пиратские базы, с целью не допустить объединения сил разбойников и не разрешить им уйти. Помпей условно поделил Средиземноморье на пара секторов, в каждом из которых должен был руководить один из его легатов с полномочиями претора.

Как мы знаем, что на руководство в Иберии у Геркулесовых столбов были назначены Тиберий Нерон и Манлий Торкват, за побережья Лигурийского и Кельтского морей (к югу от Галлии) отвечал Марк Помпоний; в Ливии, Сардинии и Корсике с прилегающими островами действовали Лентул Марцеллин и Публий Атилий. Тирренское море у берегов самой Италии стерегли Луций Геллий и Гней Лентул; Ионическое море и Сицилию до Акарнании вверили Плоцию Вару и Теренцию Варрону; Луций Сизенна взял Пелопоннес, Аттику, Эвбею, Фессалию, Македонию и Беотию (т.е. практически целый Балканский полуостров).

Эгейское море с его островами и прилегающей к нему частью Геллеспонта взял под собственный контроль Луций Лоллий; Вифинию, Фракию, Пропонтиду и само устье Понта — Публий Пизон. Ликию, Памфилию, Кипр и Финикию (один из самых важных участков) — Метелл Непот.

Где, фактически говоря, находится Киликия, и из-за чего оттуда комфортно осуществлять контроль торговые морские дороги из Иудеи, Ливии и Египта.

Так, при отступления пиратов в соседний сектор они мгновенно попадали в руки другого римского отряда. Сам Помпей охранял Тирренское море – треугольник между Италией, Сицилией и Сардинией, другими словами, самый близкий к столице участок. Было разумеется, что восстановление непрерывных поставок хлеба в Рим приведёт к наибольшей благодарности граждан, чего не имел возможности не учесть честолюбивый полководец.

Вся акватория Средиземного моря была под целым контролем римского флота. В каждом секторе пребывало три-четыре десятка судов, главной задачей мобильного отряда была охрана собственной территории, конечно зачистка островов и побережий, надзор за торговыми дорогами и перехват бегущего соперника. В отдельный – резервный – отряд Помпей выделил около шестидесяти судов с отборными экипажами, дабы при необходимости нарастить силы в не сильный секторе .

Легаты прибыли к берегам назначенных им территорий, операция началась. Сам Помпей лично проинспектировал все участки и координировал деятельность подразделений. В первую он очередь отправился в сорокадневную экспедицию в западное Средиземноморье, где лично проверил состояние и организацию собственных флотилий.

В те же сорок дней он уложился при следующей инспекции восточной части акватории.

Так, менее чем за три месяца была выстроена совокупность военно-административного контроля над всем движением и Средиземным морем торговых караванов.

Первый итог не вынудил продолжительно себя ожидать. Своевременное восстановление поставок и торговли в столицу привело к восхищению, как у народа, уже готового поднять мятеж из-за резкого удорожания продовольствия, так и у римской знати. Понижение цен на рынках высоко подняло престиж Помпея, что, но, входило в его замыслы – он желал потом учавствовать в консульских выборах.

Удар был такими внезапным и массированным, что пиратские объединения не сумели выстроить хоть какую-то важную оборону. Сперва они желали разбить флот Помпея в главном сражении, а его самого захватить для огромного выкупа, но оперативность и слаженность действий римского полководца повергла их в панику. Пираты начали снимать осады с городов и уходить под защиту собственных баз и гаваней.

Главные торговые дороги охранялись римским флотом с большими отрядами легионеров на судах, выйти в море стало нереально. Начальники Помпея не сидели сложа руки, неизменно атакуя пиратские отряды и высаживая десанты в районах разбойничьих гнёзд. В течении нескольких недель активность пиратов в центральном и западном Средиземноморье всецело сошла на нет – Помпей и его подчинённые действовали предельно жёстко и беспощадно.

Выжившие пираты предпочитали отсиживаться в укромных местах и не попадать под удар римского флота.

Древнее изображение финикийской биремы

Необходимо подчеркнуть, что странный Сенат не оставлял попыток засунуть палки в колёса собственным полководцам. Консулы опасались как чрезмерного усиления Помпея, так и его популярности в народе. Один из консулов кроме того приказал расформировать флот – и это по окончании грандиозных удач на море!

Но, Помпей на время покинул собственные суда, лично прибыл в Рим и урегулировал конфликт с Сенатом, поклявшись, что распустит армию по завершении операции.

Интересный эпизод случился по время нахождения Помпея у берегов Греции. Застигнутый римским флотом пиратский корабль предпочёл сдаться на милость великого полководца, Помпей превосходно осознавал, что он должен быть жёстким, но милостивым, потому пощадил пиратов, реквизировав оружие и корабли, но отпустив на свободу экипажи. Затем многие пираты, совместно со собственными семьями, начали массово сдаваться лично Помпею, а тот с их помощью отыскивал разбойников, не планировавших капитулировать – любой, кто оказывал сопротивление, срочно уничтожался.

В случае если в западном и центральном Средиземноморье достаточно скоро стало нормально, восток ещё страдал от пиратов. «Пиратское государство» – Киликия – так и оставалась разбойничьей вотчиной, и сдаваться киликийцы не планировали. Исходя из этого следующий ход Помпея в его кампании был очевиден – война с пиратами на востоке. Полководец весьма основательно подготовился к походу в Киликию.

Кроме десанта из конницы и пехоты, он заготовил десятки осадных и штурмовых автомобилей для взятия крепостей – он не сомневался, что война будет продолжительной и сложной.

Поход Помпея для многих пиратов стал ещё и личным оскорблением, поскольку они считали себя не просто разбойниками, а киликийскими жестокими правителями, равными царям Греции. Пара начальников пиратов решили дать римлянам бой неподалеку от собственной столицы – Корацезиума. Подробностей данной схватки в исторических хрониках не сохранилось, но как мы знаем, что неприятели Рима были разбиты великолепно обученной римской армией.

Остальные пираты, впечатленные мощью легионов, предпочли сохранить собственные жизни.

Началась волна капитуляций, грозный оплот пиратов, десятилетия державших в страхе Средиземное море, пал к ногам римского полководца. Более ста двадцати городов, портов и крепостей признали власть Рима, десять тысяч пиратов или погибли в битвах, или сдались в плен. Были забраны богатые трофеи: римляне взяли суда, оружие, продовольствие, награбленные ранее рабов и сокровища.

С самими пиратами Помпей поступил «жестоко, но справедливо»: наиболее вожди и злостные разбойники были казнены, остальные взяли прощение. Не следует забывать, что многие пополняли последовательности пиратов не по хорошей воле, а в силу различных событий – к примеру, по окончании разграбления теми же пиратами прибрежных селений. Обычно людям приходилось заниматься морским разбоем для получения денег на жизнь – Помпей великодушно забыл обиду их и даровал почву.

Забытые обиду пираты расселились по Киликии, опустевшей по окончании войн с Митридатом.

На протяжении кампании случился очень неприятный инцидент. Один из римских начальников – Метелл (родственник Квинта Цецилия Метелла, участвовавшего с Помпеем в Испанской войне), ещё до наделения Помпея чрезвычайными полномочиями, был направлен на Крит для уничтожения базы пиратов. Осада затянулась.

Уже по окончании победы Помпея в Киликии обитатели Крита послали полководцу вестников прося обезопасисть их… от римского же командующего Метелла. Потому, что район Крита контролировался лично Помпеем, оказалось так, что Метелл осаждал римский остров, населённый пиратами. Помпей попал в совсем глупую обстановку, потому, что имел возможность заступиться за неприятелей Рима, да ещё и лишить Метелла успеха.

Эта история закончилась благополучно – Метелл захватил Крит по окончании долгой осады.

Война с пиратами была закончена скоро и удачно. Залогом успеха послужил не столько перевес сил в пользу римлян, сколько несомненное тактическое и великолепная организация и стратегическое превосходство. Как раз в борьбе с пиратами Помпей всецело раскрыл собственный талант полководца.

Окончание направляться

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: