Хроника пикирующей бомбардировщицы

Герои войны

в один раз я кроме того видела лицо германского летчика, так близко подошел истребитель. Он заходил с правой стороны. Степа Цымбал по нему стрелял, но не попал, а тот проскочил, скинул некоторое время и скорость летел рядом с нами в двадцати метрах. Ни мы, ни он не могли стрелять.

Развернув голову я заметила голову летчика в шлемофоне и лицо… Как в данной ситуации себя ощущала?

Нормально. Он же в этом положении не страшен…

Два раза награжденная Орденом Красного и Орденом Знамени Отечественной Войны I степени, участница битв за Витебск, Оршу, Даугавпилс (Двинск), лётчица пикирующего бомбардировщика Пе-2 Елена Мироновна Малютина появилась в Петрограде в канун Октябрьской революции. Она утвержает, что летать желала неизменно и мало воображала себя в второй профессии. Во второй половине 30-ых годов двадцатого века закончила десятилетку и параллельно – Ленинградский аэроклуб.

Вместе с еще семьюдесятью двумя девушками, составившими комплект отдельной женской эскадрильи, Е.М. Малютина поступила в Батайское летное училище, лишь на второй год обучения в котором курсантов начали допускать до полетов на «альма-опытен всех предвоенных летчиков – «У-2».

Инструктором в училище у меня была Губина Люба, которая потом сражалась начальником звена 125 ГвБАП. В то время, когда я пришла в полк, ее уже не было — погибла под Ельней. При подходе к цели, у нее был поврежден мотор. Сопровождение ушло с главной массой самолетов, а ее звено отстало.

На них напали истребители.

Экипаж Ани Язовской погиб — самолет с пикирования врезался в почву. По всей видимости был убит летчик. Экипаж Иры Осадзе выпрыгнул.

Стрелок при приземении сломал позвоночник, погиб в военного госпиталь.

А штурман и Ира Валя Волкова по окончании военного госпиталя возвратились в полк. Люба Губина разрешила команду покинуть самолет. Стрелок-радист выбросился, а навигатор Катя Батухтина зацепилась лямкой парашюта за турель пулемета. Она заметила, что Катя висит, «дала ногу», и Катю сорвало потоком, а у нее самой уже не было высоты…

Первый год в училище был посвящен в основном теории полета, матчасти, работе с радиостанцией и общеобразовательным предметам. По окончании окончания летного училища Е.М. Малютина была послана в Казань, в отряд спецприменения уральской авиагруппы.

Чем занимались летные отряды спецприменения?

Возили почту, рожениц из сёл в Казань, химобработкой занимались — в общем, спецприменение. «Мимино» наблюдал? Ну вот и мы также, коз возили. Аэропорты были грунтовые, маленькие площадки, все оборудование которых составлял висевший у края конус, показывавший направление ветра.

В первой половине 40-ых годов двадцатого века взяла направление в Магнитогорск, летчиком-инструктором Гражданского Воздушного Флота, и на первых порах устройство на новом месте не обошлось без неприятностей:

«И на данный момент-то даме утвердиться в коллективе сложно, а в то время летали по большей части мужчины. В то время, когда я лишь прибыла начальник отряда, красивый мужчина, хороший летчик, сообщил: «Дамы у меня трудиться не будут». Он со мной слетал и в пилотское свидетельство написал: «Техника пилотирования неудовлетворительная.

Инструктором быть неимеетвозможности». Имеете возможность себе представить!

И рядом никого из родных, кому возможно было поплакаться в жилетку! Как я волновалась! Скоро приехал гражданский летчик Уткин контролировать технику пилотирования.

Со мной слетал: «Не нервничай, Лена, будешь летать и будешь трудиться, как миленькая. В противном случае, что он не желает, так это его личное дело». Меня покинули.

Позже мы с начальником были в весьма хороших отношениях. Я осознаю, из-за чего он сперва не желал трудиться с дамами. Мне же необходимо было ставить отдельную палатку.

При мне они не могли ругаться. Большое количество ограничений накладывает присутствие дамы…»

По окончании начала войны началась подготовка курсантов по ускоренной программе, и к августу 1942 года Е.М. Малютина выпустила группу курсантов. В конце 1942 года была направлена в Запасной Летный Полк в Йошкар-Олу, где прошла переобучение – сперва на многоцелевой Р-5, позже – СБ, а к 1944 году пересела на Пе-2.

В марте 1944 года вместе с еще девятью экипажами Е.М.

Малютина была послана на фронт в 587 Бомбардировочный Летный Полк.

«Что сообщить про «пешку»? Сложный самолет. Планер был хороший, но моторы для него слабоваты. Однако, хорошие экипажи на новых самолетах брали до 1200 килограмм бомб.

Первой начала брать начальник эскадрильи Федутенко, а за ней и мы подтянулись. Отрывалась она не легко. На взлете не хватало сил поднять хвост.

Исходя из этого навигатор давила на плечи, помогая отжать штурвал. Кабина была приспособлена под мужчину средней комплекции. Исходя из этого мне, к примеру, техники подкладывали подушку на сиденье.

Что касается пилотирования, то у нас неприятностей не было — все летчицы были с широким опытом «…»У нас была одна летчица не сильный, исходя из этого она два раза выкатывалась за аэропорт. Но, славу всевышнему, экипаж не страдал, страдала машина. Но что машина?

Железка!

Ее восстанавливали».

Летом 1944 года меня не легко ранило. Вылет у нас был на бомбежку большого ЖД узла…

Выдержка из наградного страницы от 28 июля 1944 года:

24.07.1944 года в строю девятки бомбардировщиков Пе-2 Гвардии мл. лейтенант Малютина наносила бомбардировочный удар по скоплению армий соперника западнее города Двинск. Задание выполнялось в сложной метеообстановке, в условиях низкой облачности и плохой видимости. При подходе к цели девятка была встречена сильным заградительным огнем соперника.

Не обращая внимания на сложную обстановку экипаж задание выполнил превосходно. Осколком боеприпаса Гвардии мл. лейтенант Малютина была не легко ранена в пузо. Передав навигатору: я ранена, иду на вынужденную, где возможно сесть?

Тов. Малютина вела машину, сохранив собственный место в строю, а после этого утратила сознание.

Будучи приведенной в эмоцию Гвардии младшим лейтенантом Юшенковой, тов. Малютина опять взялась за штурвал и громадным упрочнением воли, напрягая последние силы, повела самолет через линию фронта на указанный навигатором ближайший аэропорт истребителей. От громадной утраты крови она трижды теряла сознание и опять приходя в эмоцию, превозмогая боль, бралась за штурвал.

На предложение навигатора сесть на фюзеляж, товарищ Малютина категорически отказалась, ответив: «Запрещено разламывать машину» и приказала навигатору выпустить шасси. Превосходно произведя посадку, она снова утратила сознание. 25 мин. величайшим упрочнением воли, напрягая последние силы, Гвардии лейтенант Малютина боролась за спасение экипажа, сохранив дорогостоящую для Отчизны материальную часть.

За смелость, героизм и мужество, показанный в битвах за Советскую Отчизну, Гвардии младший лейтенант Малютина хороша награждения орденом «Красное Знамя».

Первая девятка отбомбилась, а в то время, когда отечественная девятка зашла, то цель закрылась облаком. Было нужно заходить еще раз. А ведь бомбардировщик на боевом курсе беспомощен — нельзя менять ни направление, ни скорость, ни высоту в противном случае бомбы не попадут в цель.В то время, когда мы пошли на второй заход, мне стало дурно. Я говорю навигатору Лене Юшенковой: «Похоже, что меня ранило». — «Держись, на данный момент будем сбрасывать бомбы». Бомбы скинули. Я ощущаю, что у меня кружится голова.

Вижу, что несколько отходит.

Она мне разрешила понюхать нашатырь — стало полегче. Внизу громадной лесной массив — сесть негде. Нужно дотянуть до аэропорта истребителей.

Зашли на аэропорт истребителей.

Уже я понижаюсь, выпустила щитки, шасси. А на полосу выруливает самолет! На второй круг! А на «пешке» это и так-то весьма сложно, по причине того, что в то время, когда выпущены щитки и шасси, то громадная нагрузка на штурвал.

Зашли, сели.

Я лишь не забываю, что встала с сидения и утратила сознание. Пришла в сознание я уже в полевом госпитале под вечер.

Хроника пикирующей бомбардировщицы

По окончании награждения Е.М. Малютиной было произведено 23 успешных боевых вылета, например, 27.10.1944 года, при уничтожении артиллерийских и минометных позиций неприятеля, ей еще раз удалосьпроизвести сложнейшую посадку самолета, у которого осколком боеприпаса зенитной артиллерии был пробит водорадиатор левого мотора и нагнетатель.

Пятнадцатого января 1945 года Малютина довела и посадила свой автомобиль с пробитым радиатором левого и консольным бензобаком мотора – самолет был подбит на протяжении бомбардировки центрального и северного участка опорного пункта соперника Пилькален. В апреле 1945 года учавствовала в уничтожении германской группировки на Земландском полуострове, совершая по два-три боевых вылета в сутки.

Мы были радостны, что принимали участие в защите собственной Отчизны, лучше которой нет свете. Помимо этого, такие экстремальные обстановки делают людей чище, сближают. Все мелочное, мещанское отпадает.

Само собой разумеется, как дамы, мы, возможно, были скучные по окончании фронта.

Мы не умели наряжаться, да и не было для того чтобы рвения.

Нам удалось встретиться с Еленой Мироновной, забрать интервью и подписать картины, на которых она изображена во времена собственной фронтовой молодости. Для тех, кто чтит подвиг собственных предков и обожает военную историю, мы объявляем конкурс. Подробнее об условиях конкурса вы имеете возможность прочесть тут.

Rasta — Euforija (Official Music Video)


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: