Исторический процесс в пространстве и времени

Исторический процесс, как уже узнали, это форма развития социальной материи, она существует во времени и пространстве. Но потому, что перед нами своеобразная форма материи – социальная, то правомерно сказать о социальном пространстве и о социальном времени. И их не нужно путать с временем и физическим пространством.

Социальное пространство это форма бытия социальной материи, другими словами общества, представляющего собой продукт сотрудничества людей, создающих материальные и духовные сокровища. Физическое пространство существует независимо от социальной материи. Что касается социального пространства, то оно не существует без социальной материи, по причине того, что оно появляется вместе с обществом.

Социальное пространство это пространство социальных связей, взаимоотношений.

К примеру, географическое пространство России в XVI в. было больше, чем во всей Европе, она простиралась от Балтики и до Тихого океана, но в плане её вовлеченности во всемирной исторический процесс, места и роли в экономике, культуре, политики мира, увы, социальное пространство не соответствовало отечественным просторам.

Исторический процесс в пространстве и времени

Социальное пространство формировалось по мере того, как развивалось само общество. Так, первобытное общество существовало десятки тысяч лет, но его социальное пространство было очень ограничено. Люди жили в рода либо племени, базу которого составляли отношения и кровнородственные связи.

Жизнь шла вперед, совершенствовались производительные силы, развивались контакты с другими этническими сообществами, заселялись новые территории, появлялись страны, что стало причиной установлению межправительственных связей и отношений. Показались мировые державы с населением и огромными территориями. Империя Александра Македонского, к примеру, занимала широкие пространства от Греции до Индии.

Началась колонизация чужих земель.

С происхождением межгосударственных отношений и государства к историческому пространству добавляются политическое и экономическое пространства, каковые, в сущности, являются частью исторического пространства. В последующие эры логика исторического процесса ведет к тому, что более замечательные страны занимают больше экономического и политического пространства. Они объективно начинают подчинять себе менее большие страны, включают их в орбиту собственного влияния.

С переходом к капиталистическому методу производства начинается интенсивное становление единой глобальной истории, другими словами единого исторического пространства. Сотрудничество в области экономики между государствами и народами взяло как следует новые параметры и ориентиры. Показался глобальный рынок, для которого характерна ломка национальных перегородок и интернационализация капитала.

Национальные отрасли, другими словами отрасли, каковые раньше трудились на местном сырье, стали уничтожаться. На смену ветхой национальной замкнутости пришли всесторонняя зависимость и всесторонняя связь наций друг от друга.

Резкое расширение исторического пространства случилось не только в сфере материального, но и духовного производства. Плоды духовной деятельности отдельных наций стали достоянием всех. Европейская культура была перенесена в Новый Свет, другие регионы и Австралию мира, что стало причиной частичной европеизации всемирный духовной культуры.

Одни уверены в том, что это сказалось очень плохо на развитии всемирный цивилизации, что европейцы стёрли с лица земли местную культуру, навязали нормы жизни и свои традиции. Но, иначе, благодаря европейской культуре многие народы совершили качественный скачок по пути приобщения и социального прогресса к всемирной цивилизации. Еще раз подтверждает то, что прогресс не прямая дорога.

Исходя из этого история не поддается моральным оценкам.

Вопрос о пространственном измерении исторического процесса связан с понятием всемирности истории. Он имеет методологическое значение, поскольку перед каждым историком поднимается вопрос: глобальная и локальная история – это один поток, либо два различных? Изучение истории России, либо еще уже Сибири, – это отдельная история либо часть общемировой.

На различных стадиях развития исторической мысли по-различному отвечали на данный вопрос. Но осознанно как философско-теоретическая неприятность он был поставлен лишь в 18 в. учеными просветителями. В его ответе сложилось пара подходов:

1. Вико – исторический процесс глобален, т.е. универсален в смысле постоянного развития, смены циклов – зарождения, упадка и расцвета различных государств и народов, а всемирно исторический процесс это совокупность различных историй, между которыми нет связи. Т.о. глобальной исторический процесс как единство постоянного поступательного развития отрицается.

2. Кант, Кондорсе, Гегель — утверждали идею поступательного характера исторического процесса. Любая эра формирует предпосылки для будущего, не повторяя, а развивая достигнутое.

3. Карлейль, Тойнби, Шпенглер – история это совокупность локальных историй, не связанных между собой.

4. Особенная позиция в марксизме. Формационная теория основывается на идее перемещения всех локальных историй в одном направлении. Это принято именовать линейным подходом. Кроме того в случае если в истории отдельных народов нет ничего сейчас неспециализированного (США и Новая Гвинея), то и в том месте, и в том месте развитие подчинено неспециализированным законом.

К таким универсальным законам в марксизме относится определяющая роль производительных сил, снабжающих прогресс публичных взаимоотношений.

В марксистской методологии глобальное выступает как общее, в котором выражается историческая необходимость, закономерность. Локальное – как особое, т.е. оно подчинено глобальному либо формационному. Так, история предстает не хаотическим нагромождением случайностей, а перемещением общества в поступательном направлении от низших к высшим стадиям развития.

Преимущество для того чтобы подхода несомненно, но и у него имеется и минусы. Опыт истории говорит о том, что в этом перемещении создается огромное многообразие локальных вариантов, т.е. дорог, маршрутов. Так, к примеру, Российская Федерация, Китай, Латинская Америка и т.д. пришли к индустриальной фазе развития не через капитализм, а иным методом.

Так же как и нет единого перемещения от первобытного общества к классовому. Рабовладение не являлось универсальной моделью. Но при всем разнообразии дорог исторического процесса, все народы в той либо другой степени в него включены через сотрудничество.

Локальное оказывает собственный влияние на неспециализированное, общее – на локальное.

Так локальный вариант развития СССР, привычно именовавшейся социализмом, для которого был характерен приоритет социального над экономическим, повлиял на капиталистическую модель. Под этим влиянием в некоторых странах ЕС по окончании Второй мировой утверждается модель социально ориентированного страны. Со своей стороны и в СССР в конце 1980-х гг. начинаются преобразования в либерально-рыночном направлении, приведшие, в итоге, к утверждению данной модели, действительно, в очень своеобразном виде.

Через многообразие локальных вариантов реализуется целостность истории, её всемирность. Но многообразие локальных дорог так громадно, что появляется сомнение в целесообразности всевозможных научных «измов». К примеру, еще в конце XIX в. в отечественной науке появился спор о том, был ли капитализм в Российской Федерации.

Народники отрицали его на том основании, что базу экономики составляло небольшое крестьянское и кустарное производство, в котором нет присвоения и эксплуатации капиталистической прибыли. Марксисты в ответ на это приводили факты, свидетельствовавшие о подчинении небольшого производства большому капиталу, в т.ч. и мировому. В советское время кроме того монопольное утверждение марксистской теории не сняло спорность неприятности.

В 1970-е гг. в советской историографии на протяжении дискуссии по проблемам многоукладности был высказан взор о том, что капитализм в Российской Федерации в начале ХХ в. существовал не как господствующая формации, а только как один из социально-экономических укладов.

Корень расхождений в том, что и те, и другие участники этих давешних дискуссий абсолютизировали само понятие «капитализм», отождествляя его с исторической действительностью. И если не обнаружили определенных его показателей, то приходили и к отрицанию капитализма. Но сам Маркс сказал, что капитализм, не действительность, а научное понятие о ней.

А это не одно и также. С её помощью мы пробуем познать эту действительность, систематизировать отдельные явления действительности. В то время как мир постоянно будет многообразнее всякой теории.

Но, иначе, в случае если мы откажемся от теории («измов»), то придем только к фактологии и провалится сквозь землю наука.

Множественность в истории возможно сравнить с множественностью в лингвистике. При всем разнообразии языков в их развитии действуют одинаковые закономерности – происхождения речи как второй сигнальной совокупности. Был в то время, когда то праязык, как и прачеловек.

Но по мере развития увеличивается разделение под влиянием окружающей среды, что и стало причиной многообразию. Но в нем но возможно выделить общее, на базе чего классифицировать в отдельные языковые группы, подгруппы. Фактически, наука и занимается обнаружением этого неспециализированного, а в нашем случае глобального.

Вот на что нужно обратить внимание – так это на универсальность закона – нарастания разделения развития, как китайцы говорят «цветущей сложности».

Время

Время– объективная форма бытия материального мира, оно осуществляется в цикличности трансформаций в длительности и природе, в течении которой происходят количественные и качественные трансформации. Человек существует в этом временном круге, но для него время имеет еще и социальное значение, которое связано с отражением времени в публичном сознании. Представление о времени формировалось по мере того, как развивалось само человеческое общество.

Так в первобытности оно было примитивным. В нем не было представления о прошлом, оно было одномоментно, как у ребенка – все происходит на данный момент. Неспешно человек поймёт продолжительность собственной рода и жизни, зарождается представление о том, что было до рождения его и происхождения рода.

Прошлое воспринималось как начало цикла, а настоящее как продолжение прошлого, которое подойдя к какому-то пределу, снова возвратится к исходной точке и без того потом будут повторяться циклы без трансформаций.

Цикличность в представлениях первобытного человека о времени естественна, она отражала чередование природных циклов. Но в вместе с тем представления о времени уже на ранних стадиях покупают социоморфный темперамент как времена хорошие и злые. Не просто так, что знаком времени делается круг, в котором все повторяется, а все что имеется, уже в то время, когда то было.

Представление о том, что в один раз произошедшее событие будет повторяться, сохранялось и в античном мире. Так Аристотель утверждал, что его время находится по окончании Троянской войны, но круг вращается, и она снова повторится.

В средневековье представление о времени изменяются, включая в себя две точки отсчета: время от сотворения мира и до Рождества. Время воспринимается как свойство земного мира. В неземном, из которого человек был изгнан, его нет – в том месте вечность, понимавшаяся как неизменность.

Христианство как бы порвало круг временной и ввело на оси времени точки: от сотворения мира до Рождества – это один этап; второй – от Рождества и до Конца Света, по окончании чего время исчезает и наступает вечность. Так, на смену цикличности приходит совокупность линейного времени, для которого характерна протяженность от начала до конца, события на этом протяжении не повторяются. И на данной линии для верующего были серьёзны три точки: сотворение мира, Рождество, Финиш света, все что в их промежутке не имеет значения, как суета сует.

Такое пренебрежение временем разъясняется не только религиозные обстоятельствами, но и тем, что для аграрного общества точность времени не имела особенной актуальности. Исходя из этого для средневекового человека не существовало четкой грани между настоящим и прошлым. Настоящее воспринималось как продолжение прошлого.

Так кроме того по окончании крушения Рима сохранился титул императора Священной римской империи, что носил Карл Великий.

Смещенность времени проявлялась и в таком факте, что живописцы изображали древних всевышних в средневековых одеждах.

Только позднее с развитием торговли и ремесла, для занятия которыми правильное время получает актуальность, отношение к нему изменяется. К 14-15 вв. относится изобретение механических часов, каковые размешались на ратушах в историческом центре города, что уже само по себе говорит о возросшей важности счета времени. Начинает осознаваться граница между настоящим и прошлым, вводится и расчлененность на эры.

Время в жизни человека как условие его активной деятельности, направленной на то, дабы заслужить спасение в протестантской этике получает особенную цену. Вечности возможно достигнуть лишь хорошими делами и нужно спешить их делать, в делах – бессмертие человека. Девиз «время – деньги» относится уже к новой эре капитализма, в которой время утрачивает сакральное собственный значение и актуализируется с бытийной земной судьбой человека в настоящем.

В Новое время в связи с достижениями естествознания укрепляется представление о времени как о факторе общества и изменчивости природы. Формируется способ историзма в науке т.е. подход к изучению мира в развитии и появляется то, что направляться именовать историческим временем,являющемся свойством общества и материального мира изменяться в поступательном направлении, переходя от одной стадии к второй.

С понятием исторического времени связано понятие хроноструктуры, означающее продолжительность отдельных временных отрезков в эпох и больших этапов. Так в развитии капитализма выделяются этапы генезиса, его разложения и расцвета. Но эти этапы не совпадают в историческом времени для народов и разных стран.

Так в Западной Европе генезис капитализма относится к 14-16 вв., а в Российской Федерации и на Востоке к 19 в. Так, историческое время владеет свойством, которое отличает его от астрономического – оно может не совпадать в пространстве. В одно и также астрономическое либо календарное время на Земле наблюдаются различные эры, т.е. исторический календарь не сходится с астрономическим. Это свойство высказывает автономность хроноструктур.

Особенно ярко это свойство исторического времени проявляется в Российской Федерации. Население огромной страны жило не только в различных временных поясах, но и в различных исторических. Так в начале ХХ в., в то время, когда в промышленном центре страны бурными темпами идет индустриализация, на далеких окраинах люди еще живутпатриархальным укладом, характерным для 17-18 вв.

Ответственное методологическое значение для историка имеет вопрос о соотношении настоящего и прошлого. Как выяснить их границы, поскольку время течет непрерывно. В случае если с позиций календарного времени прошлое – это то, что было день назад, а настоящее – сейчас, на следующий день – будущее, то с позиций исторического времени распознать эту границу будет сложнее.

Скажем, в случае если Куликовская битва либо Бородинское сражение – события исторического прошлого, и в этом нет сомнений.

То как быть с историческими событиями хотя бы последнего двадцатилетия. Возможно ли их вычислять историческим прошлым? Тут за базу берется не календарное, а историческое время, отражающее качественные трансформации в развитии общества.

Вот, к примеру, сутки 25 октября 1917 г. стал последним днем истории имперской России и первым днем истории Советской республики.

Он отделяет одну историческую эру от второй, но это относится лишь России, а для народов других государств он не есть эпохальной датой. Второй пример, это события 19-21 августа 1991 г. в СССР. Они привели к глобальным изменениям на геополитической карте мира и повлекли такие процессы, каковые взяли глобальный темперамент.

Исходя из этого мы живем на стыке громадных исторических эр, но в исторической науке они еще не обозначены – потому, что процесс не перешел собственной качественной грани, он продолжается – это еще настоящее.

Итак, подведем итог. Для историка принципиально важно различать календарное и историческое время. Календарное время, в отличие от исторического времени течет равномерно, ритмично и непрерывно.

Оно совсем одинаково для периодов и всех эпох.

Так, календарное время в первобытном обществе текло кроме этого ритмично и равномерно, как протекает в отечественную эру, не смотря на то, что ритм судьбы первобытного общества значительно отличается от ритма современных людей. Календарное время подчиняется своим собственным законам, и оно независимо от изменения и развития исторических событий.

В отличие от календарного времени историческое время предполагает содержательный анализ людской истории. Оно насыщено конкретным социально-историческим содержанием и, по честному замечанию японского философа Я. Кэндзюро, пронизывает всю историю, потому, что анализ времени разрешает представить человеческое общество как находящийся в постоянном развитии социальный организм. Мы ощущаем историческое время благодаря ходу истории, событий, явлений, процессов.

Игнорирование времени неизбежно ведет к неисторическому подходу к изучению публичных взаимоотношений.

Сравнивая календарное и историческое время, нельзя не отметить да и то, что календарное время постоянно течёт ровно, медлено и ритмично, в то время как историческое время прерывисто и довольно. В нем вероятны и цикличность, и повторяемость (очевидно, не полная), а также перемещение вспять. Это видно особенно тогда, в то время, когда происходят большие события, оказывающие громадное влияние на последующее публичное развитие.

Насыщенность исторического времени зависит от насыщенности и содержательности исторических событий. Примером могут служить войны и революции, каковые разламывают привычный уклад судьбы людей и за маленький период как следует изменяют публичные порядки, образ и менталитет судьбы людей.

За последние двадцать лет в мире случились такие большие трансформации, каковые стали причиной коренному и полному преобразованию социально-политических и экономических университетов, пересмотру сложившихся по окончании Второй мировой национальных границ многих государств. В противном случае говоря, эти процессы всецело поменяли картину мира. По насыщенности событиями и их важности данный маленький период равняется многим столетиям прошлых эр.

В случае если календарное время не зависит от людей, то историческое время зависит от субъектов истории, и в этом смысле оно субъективно. Как раз люди смогут наполнять его историческими событиями, имеющими огромное значение для человечества. Субъективность исторического времени состоит кроме этого в том, что каждый индивид по-своему распоряжается своим временем.

Он может проводить время, быть может за маленький срок создавать великие творения, трудиться с полной отдачей сил.

Пушкин, Моцарт, Рафаэль прожили мало, но внесли в историю культуры неоценимый вклад. Верно говорят, что жизнь измеряется не числом прожитых лет, а ее содержанием, другими словами тем, что было сделано за отведенное на судьбу время. Маркс отмечал, что время — это простор для развития свойств, а мерилом достатка общества он считал наличие свободного времени, применяемого каждым человеком для самосовершенствования и для проявления собственных творческих свойств.

Время как главное условие всякого развития показывает историю в движении и изменении, оно дает представление о том, как человеческое общество по мере продвижения по пути социального прогресса совершенствуется, гуманизируется и преобразовывается в настоящее пространство людей, неповторимых творцов цивилизаций на Земле.

Территория заблуждений. Путешествие во времени


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: