История в цитатах: суворов о бегущих французах

Герои войны

«Они как овцы бежали, и генералы в первых рядах».

Граф Суворов — о французской армии
времён Итальянского похода

За две с лишним тысячи лет Милан повидал очень многое. В эру Римской империи он тягался за титул столицы с самим Римом. В то время, когда Вечный город пал к стопам дикарей, Милан также пришёл в запустение.

К зениту Средневековья он заявил о собственной независимости, продлившейся до нашествия Фридриха Барбароссы.

Грозный германский император стёр Милан с лица почвы, но век спустя тот опять восстал из праха. Одна правящая семейство сменяла в Милане другую, по Апеннинам шагали рука об руку война и чума, а великий Леонардо да Винчи поражал собственными шедеврами Флоренцию и целый Ветхий Свет. После этого – Новое новое и время владычество: французское, испанское, австрийское… А на исходе XVIII века в Милан в первый раз в его истории вступили русские воины.

Европу лихорадила Великая Французская революция. Ей было тесно в прошлых границах, как будто бы расплавленному металлу в тигле, и она норовила выплеснуться наружу. Неудивительно, что последовательность империй и королевств в первой половине 90-ых годов XVIII века создали альянс – 1-ю антифранцузскую коалицию.

Австрийцы боролись с французами за Италию в течение нескольких лет, причём Вену поддерживал и Петербург. Действительно, во второй половине 90-ых годов восемнадцатого века погибла императрица Екатерина II, а у нового царя Павла I имелись личные политические векторы.

Коалиция распалась, но революционная Франция не унялась. В северной части Италии начали появляться новые страны, объединившиеся во второй половине 90-ых годов XVIII века в Цизальпинскую республику. Император Павел придерживался политики нейтралитета в полной мере в духе ненавистной ему матери.

Он приказал адмиралу Ф. Ф. Ушакову готовьсяподдержать Турцию и Англию на Средиземном море, воспретил французам въезд в Россию, но и лишь. Скоро преуспевающий юный генерал Наполеон Бонапарт с армией отчалил от берега Франции, забрав курс на Египет. На его пути пребывала омываемая волнами Мальта – старая вотчина ордена госпитальеров.

Русский правитель покровительствовал мальтийским рыцарям, и в то время, когда Бонапарт заодно захватил и остров, Павел не вытерпел. Следующий год прошел под флагами 2-й антифранцузской коалиции — ни шатко, ни валко, как и прошлые. Армиям нужен был главноком – абсолютный фаворит, стратег и умелый тактик.

Поразительно, но факт: его внес предложение не Павел I, а император Австро-Венгрии Франц II.

Царю было некуда деваться, и в первых числах Февраля 1799 года призвал в столицу Суворова.

70-летний отставной фельдмаршал смотрел за европейскими баталиями из имения в новгородском селе. В его голове уже созревал замысел войны с французами именно на голенище итальянского «сапога». «Граф Александр Васильевич! Сейчас нам не время рассчитываться. Виноватого Всевышний забудет обиду.

Римский император требует вас в главы собственной армии и вручает вам судьбу Италии и Австрии…», — гласило письмо царя.

1 марта 1799 года Суворов принял бразды управления армией.

История в цитатах: суворов о бегущих французах
«Праздничная встреча Суворова в Милане в апреле 1799 года». Худ.

А. И. Шарлемань.

Доселе считается, что вместо замыслов военных действий он разбрасывал перед австрийскими генералами бумагу, словно бы сеятель – гособлигации в «12 стульях» Ильфа и Петрова. На самом желе, таких чудачеств Суворов не допускал, но в самом деле хитрил, не хотя делиться с союзниками информацией. В первых числах Апреля он приехал в Верону, где устроил армиям смотр.

Перед объединенными силами стояла задача высвободить Ломбардию – провинцию на севере Апеннин.

10 апреля 1799 года авангард русско-австрийских армий подошел к крепости Брешиа. Если доверять бумагам Суворова, то город был забран с боя, в упорной борьбе, с воем ядер и громом пушек. И в этом деле отменно показал себя генерал П. И. Багратион – будущий храбрец Бородинской битвы.

По правде же, Брешиа сдалась без единого выстрела и утрат со стороны союзников – ветхий полководец снова слукавил.

Но эта экспедиция лишь начиналась, и безмятежным вояжем точно не была. Пара дней спустя, 13 апреля тот же Багратион разбил французскую дивизию и забрал Бергамо – не только малую отчизну Арлекина, но и сильную крепость. Французы отходили к реке Адда, оборонительному пределу еще с древних времен. Их силы были большими, но растянулись на протяжении правого берега на сотню километров.

И Суворов не преминул воспользоваться этим.

Верный Багратион нападал правый фланг соперника, что отвлекло часть армий республики с центра. На следующий сутки, 16 апреля сам Топал-паша (так охромевшего из-за раны Суворова прозвали многократно разрушенные им турки) атаковал французов по фронту. Неприятным сюрпризом для них стала угроза и в тылу.

Французские армии принялись быстро отступать, но Суворов не преследовал их, ограничившись казачьими разъездами. Он не желал изнурять маршем воинов, только что прошедших кровавое сражение на Адде.

«Сражение на реке Адда».

Худ. Спиавонетти.

Увенчала эту часть похода победа русско-австрийской армии в Милане. Первым в город вечером 17 апреля ворвался русский офицер майор Молчанов с казачьим полком. «Народ ринулся истреблять эмблемы республиканского правления: деревья вольности, фригийские колпаки, надписи» — писал армейский историк, доктор наук Николаевской академии Генштаба Н. А. Орлов. По иронии судьбы, Милан в прошлом и сам был знаком республиканской независимости.

А на следующий сутки в него празднично въехал Суворов. 18 апреля 1799 года совпало с Пасхой Христовой, на улицах Милана царил праздник. 20 апреля союзные армии выступили из города, продолжая поход.

Великий полководец высвободил Ломбардию практически за дюжина дней. Он же, верный себе не меньше великий хитрец, информировал в реляции о французах: «Они как овцы бежали, и генералы в первых рядах». Да, поражение соперника стало неоспоримым, но его отступление разрешило сохранить силы для предстоящего ведения войны.

в первых рядах были новые битвы в Пьемонте, известные переход через Чёртов мост и Альпы. Среди жёстких швейцарских скал Суворова на склоне дней ожидал его славы и личный пик жизни.

Паршивые овцы. Серия 3. Black Sheep. Episode 3. (With English Subtitles).


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: