Из нейтралов в победители

Всемирный конфликт 1914–1918 гг. повлиял, несомненно, и на нейтральные страны. Нидерланды и Швейцария, к примеру, были «зажаты» между фронтами, а их территория употреблялась как площадка для шпионских игр и перевалочная база для контрабанды с территории государств-соперников. Другие «нейтралы» были на периферии борьбы.

Так, у границ скандинавских государств не взрывались боеприпасы и не велись воздушные битвы, но война повлияла и на них, вынудив балансировать между двумя могущественными военно-политическими альянсами.

Дания незадолго до Первой мировой

Датское государство, по словам историка Карстена Дуэ-Нильсена, незадолго до 1914 года воображало собой страну, экономика которой базировалась на сельском хозяйстве, классических ремеслах и развитой торговле. Госсектор экономики был весьма скромным. В индустриальном отношении страна отставала от большинства остальных европейских стран.

Практически 90% датского экспорта составляли продукты сельского хозяйства, а добрая половина населения страны жила в деревенской местности.

Конечно, при таком экономическом раскладе в политике тон задавали партии землевладельцев. Рупором небольших сельхозпроизводителей было политическое объединение под неспециализированным заглавием «Венстре» (дат. Venstre – практически «левая»), а его соперником – партия «Хойре» (дат.

Hojre – практически «правая»).

Опорой последней были городская буржуазия и крупные землевладельцы вкупе с интеллигенцией, имевшей университетское образование. В течение десятилетия, предшествовавшего войне, «Венстре» и «Хойре» пережили, меняя заглавия, пара объединений и расколов, что повлияло, а также, на формировании внешнеполитического курса Дании и замыслах обороны страны при вражеского вторжения.

Из нейтралов в победители
Датчане за постройкой упрочнений (http://www.garderforeningerne.dk)

Внешняя политика королевства определялась тем, что наибольшими торговыми партнерами страны были Великобритания и Германия, появлявшиеся в противоборствующих политических альянсах. Торговый флот Дании, – и политики в Копенгагене превосходно это осознавали, – при противостояния империй имел возможность появляться между двух огней.

Помимо этого, проливы Скагеррак, Каттегат, Зунд и другие, соединявшие Балтийское и Северное моря, выяснялись очень серьёзными для боевых кораблей и переброски транспортов в будущем конфликте. Контроль над Данией означал и контроль над проливами.

Датские замыслы обороны страны

Армейские замыслы Дании в начале ХХ века постоянно составлялись с учетом того опыта, что взяла ее армия в годы войны за Шлезвиг в первой половине 60-ых годов девятнадцатого века. Но противостояние партий, представители которых сменяли друг друга в правительстве, накладывало собственный отпечаток. В частности, в различное время правительство то поддерживало замысел создания укрепленных районов на севере Ютландии, то настаивало на предстоящем совершенствовании упрочнений около сосредоточения и Копенгагена всех армий на острове, где пребывала столица, т.е. на Зеландии.

Колючая проволока для постройки заграждений на датско-германской границе (http://www.vestvolden.info)

Вопрос о том, как поведет себя Германия, был крайне важен. Замысел 1909 года, предложенный военным министром Кристенсеном, предусматривал нейтралитет Дании при условии, что Германия не нападет на нее. Положенное в базу замысла негласное соглашение, достигнутое между Кристенсеном и главой германского Генштаба Мольтке-младшим, было потом расценено многими как воздействие, близкое к измене.

Согласно этому плану было укреплено морское побережье и предусмотрена дополнительная защита столицы от нападения с моря.

В итоге Кристенсен пал жертвой интриг и был должен покинуть собственный пост незадолго до войны, а на его место пришел руководитель партии «Радикальная Венстре» Петер Мунк, что и стал вместе с министром иностранных дел Эриком Скавениусом защитником датского нейтралитета в годы войны.

Мобилизованные датские резервисты, 1914 год (http://www.garderforeningerne.dk)

Неприятности начались срочно. 5 августа 1914 года Германия настойчиво попросила установить мины в проливах между Швецией и Данией, не смотря на то, что за два года до этого Дания давала слово не делать этого в собственном заявлении о нейтралитете при войны. Германские требования спровоцировали острую дискуссию между королем, армейским начальством и правительством, по результатом которой было решено подчиниться и произвести минирование.

Датский флот позже всю войну занимался охраной этих минных полей, убирая либо восстанавливая заграждения для прохода торговых судов.

В один момент были мобилизованы 58 000 резервистов, 80% которых было сосредоточено на Зеландии, потому, что, как признали и генералы, оборонять какое количество-нибудь действенно Ютландию все равно было нереально. Организация обороны осложнялась еще и конфликтами между высшими военными и министерством обороны чинами. Последние настаивали на сохранении армии на таком уровне на все время войны, в то время как для либералов из правительства, вычислявших армейский бюджет через чур раздутым, совершенным было бы создание совокупности наподобие швейцарского ландштурма, фактически не потребовавшего финансирования.

Малым вооруженным силам – малая механизация. Через четверть века датская армия снова примет решение встречать агрессора а велосипедах (http://natmus.dk)

Воспользовавшись жалобами на увеличение количества и плохое поведение солдат венерических болезней в Копенгагене, минобороны медлено уменьшало численность мобилизованных, понизив их число в 1915 году до 34 000, а в 1917 до 24 500. Как отмечает историк Нильс Арне Сёренсон, генералам «подсластили пилюлю», одобрив строительство дополнительного кольца обороны около столицы.

социальные протесты и Военная экономика

Значительно более социалистам и важным либералам виделось регулирование импорта и экспорта, и удержание цен на приемлемом для населения уровне. Уже в первых числах Августа 1914 года были приняты особые законы, разрешившие особенным национальным органам (за время войны показалось 40 рабочих групп национального масштаба, не считая особых учреждений на местах) регулировать цены и потоки товаров в стране.

Самой основной проблемой было убедить Великобританию и Германию не запрещать торговлю датским компаниям с обоими странами в один момент. Германия с удовольствием дала согласие на это предложение, потому, что империя была кровно заинтересована в поставках из-за предела. Скандинавские государства, Нидерланды и Швейцария были ей жизненно нужны как перевалочные пункты.

Антанта, напротив, употребила все собственные силы, дабы воспрепятствовать такому.

Принц Аксель Датский и барон Шаффалитцки, руководившие подводными лодками датского ВМФ, 1915 год (http://www.vestvolden.info)

Первые два года войны увеличившийся импорт собственной продукции в воюющие реэкспорт и страны колониальных сырья и товаров в Германию разрешили Дании значительно поправить собственные дела – в частности, погасить задолженности по зарубежным займам. Но подъем длился лишь до конца 1916 года, поскольку разразившаяся в 1917 так называемая «неограниченная подводная война» вынудила Англию пересмотреть собственные отношения с Данией. Целый экспорт из государств Антанты был свернут.

Атакам германских подлодок стали подвергаться и датские суда (за время войны было утрачено 324 моряка и 702 судна).

К середине 1917 года правительство было вынуждено ввести строгое нормирование главных продуктовых товаров и жестко регулировать цены на остальные. В один момент на общегосударственном и локальном уровнях были развернуты программы помощи беднейшим слоям населения, так что общая сумма субсидий на топлива и покупку еды увеличилась с 43 миллионов крон в 1916–1917 гг. до 335 миллионов крон в 1918 году. Дабы залатать дыры в бюджете, правительству было нужно повысить существующие налоги и ввести новые.

Демонстрация безработных в Копенгагене, 1917 год (http://www.garderforeningerne.dk)

Не обращая внимания на потери и очевидные трудности (доходы рабочих, крестьян-батраков, служащих госучреждений ощутимо упали), массовой радикализации весов в Дании не случилось. Умелая политика социального обеспечения в Копенгагене, центре всей политической и публичной жизни, и эластичная раздача субсидий в провинции разрешили снизить накал недовольства. Принятие же в 1915 году новой конституции, разрешившей право голосовать женщинам и прислуге, увеличило доверие весов к правительству.

Шлезвигские датчане в германской армии

Но, датчане не только просматривали о войне в газетах. Та часть датского народа из Шлезвига, что была по окончании войны 1864 года подданными германского кайзера, совместно со всеми обитателями Германии сполна испытала все трудности армейского времени.

Но в начале войны кое-какие национальные меньшинства, среди них и датское, были заподозрены властями в шпионской деятельности в пользу Антанты. По Шлезвигу прокатилась волна арестов, но скоро большинство арестованных была отпущена. Нужно заявить, что подозрения германских правительства были небеспочвенны.

Датскоговорящее меньшинство на севере Германии служило, как показывает историк Микаэль Клеммесен, «глазами и ушами» мелкого скандинавского королевства.

Воины 86-го фузилерного (шлезвиг-гольштейнского) полка германской армии. Полк не меньше чем на 50% складывался из датчан (http://denstorekrig1914–1918.dk)

Однако, никаких протестов среди шлезвигцев не наблюдалось, все призванные под германские флаги беспрекословно отправились на фронт. В военных действиях участвовали около 30 000 уроженцев германской части полуострова Ютландия. Около 4000 ютландцев погибли, еще столько же остались калеками.

85 датчан вести войну против немцев в составе Французского Зарубежного легиона, и какое-то число датских эмигрантов кроме этого появилось в подразделениях армий английских доминионов.

Историк Петер Энглунд цитирует в собственной книге выдержки из писем и дневников датчанина Крестена Андресена, уроженца Шлезвига, что желал «отправиться на войну – не для наживы либо золота, не во имя спасения отечества и чести, а также не чтобы победить неприятеля, но дабы показать себя, собственную силу и волю, получить опыт и обучиться нести ответственность за собственные поступки».

Вместе с другим снаряжением Андресен забрал с собой роман популярного датского писателя и датский флаг, что воплощал для него «главные национальные сокровища». Однако, дождаться возвращения собственного края Дании ему так и не довелось.

Датская футбольная команда в британском лагере для пленных Фельтхэм, 1918 год (http://denstorekrig1914–1918.dk)

Два года Андресен совершил на Западном фронте. Его жизнь в окопах, прослеживаемая по письмам родным, была наполнена тяжелым трудом – лишь иногда, в отпуске либо больницах, были видны проблески обычного существования. К 1916 году романтический настрой у Андресена всецело провалился сквозь землю.

На протяжении битвы на Сомме в августе 1916 года датчанин был в самой гуще схватки за деревушку Гиймон. Будущий видный германский автор Эрнст направляться вспоминал, что, прибыв на данный участок фронта в конце того же месяца, вместо деревни заметил «лишь белое пятно на поле, изрытом воронками», а трупы воинов, павших в том месте, «были погребенными под толщей почвы, взрываемой боеприпасами». Среди данной толщи, по всей видимости, лежал и труп Андресена, которого по окончании атаки 8 августа никто ни при каких обстоятельствах больше не видел.

Окончание войны

Первая мировая сделала нейтральную Данию страной-победительницей. Не приложив военных упрочнений (если не считать погибшего Андресена и остальных не возвратившихся с фронта шлезвигцев, да утонувших моряков), королевство вернуло потерянную за полвека до того территорию Южной Ютландии. Не считая территориальных приобретений,впрочем , было и еще пара серьёзных последствий.

Стало известно, что нейтралитет Дании держался только на поставках в Германию нужных последней товаров.

Помимо этого, датская территория более не рассматривалась как ключ к проливам между Северным и Балтийским морями. Их контроль и минирование возможно было осуществить и без Дании, но Ютландский полуостров сейчас, как подчеркивает Сёренсон, стал ключом к Норвегии, овладение которой имело возможность прорвать, согласно точки зрения немцев, английскую блокаду.

Литература:

  1. Baltzersen J. Danmark og Sonderjylland under 1. verdenskrig 1914–1918 (http://dendigitalebyport.byhistorie.dk)
  2. Clemmesen M.H. The Danish armed forces 1909–1918: between politicians and strategic reality – Copenhagen: Royal Danish Defence College, 2007
  3. Sorensen N.A. Denmark // International Encyclopedia of the First World War (http://encyclopedia.1914–1918-online.net)
  4. История Дании. ХХ век / Отв. ред. Ю.В. Кудрина, В.В. Рогинский – М.: «Наука», 1998

Причины 1 мировой войны. Геополитическая расстановка сил накануне августа 1914 года.


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.