Из оружия — в экспонаты

Хронология и даты значимых военных событий

В 1706 г. Несвижский замок был захвачен шведскими армиями во главе в Карлом ХІІ. Сам замок и его упрочнения превратились в руины, имущество разошлось по рукам, а артиллерийские орудия захватчики частично расплавили, частично утопили во рвах. Известные пушки работы Германа Мольцфельта финиша XVI–начала XVII столетий предназначались для пополнения коллекции оружия шведского короля.

Но шведы не смогли переправить тяжёлые орудия через Припять и были вынуждены их затопить.

Именно поэтому неповторимые пушки смогли пережить военное время.

Возвращение потерянного

Восстановление уничтоженной резиденции Радзивиллов затянулось на десятилетие. Восстановление оборонительного потенциала крепости уже не было первостепенной задачей: пушек в замке не осталось, а старое строение арсенала переделали в дополнительное жилое помещение.

В 1717 г. настоящей неожиданностью для обладателя замка Кароля Станислава Радзивилла стала новость о том, что на дне реки у деревни Лахва отысканы 11 пушек (среди них были «Гидра», «Цербер» и «Попугай»), 2 мортиры и 12 гаковниц, хранившиеся до войны в Несвиже. В осеннюю пору оружие возвратилось в Несвиж и послужило базой для восстановления артиллерийского парка.

Металлическая пушка, отысканная во рву Несвижского замка.Из оружия — в экспонаты Финиш XVII – начало XVIII в. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 64

Что касается затопленных в замковых рвах орудий, их поиски начались ещё в восемнадцатом веке. Но только при реставрации Несвижского замка в 2010 г. на протяжении очистки замковых рвов на поверхность были подняты металлическая пушка, две целые гаковницы и две гаковницы, сохранившиеся частично.

Возвращение Несвижскому замку прежнего величия и восстановление его артиллерии связаны с именем Михала Казимира Радзивилла «Рыбоньки». Он вступил во владение несвижскими почвами в 1724 г. Участие магната в «войне за польское наследство» 1733–1735 гг., получение должности польного гетмана, а после этого и великого гетмана литовского заставили Михала Казимира обратить внимание на повышение артиллерийского парка.

Михал Казимир Радзивилл Рыбонька. Малоизвестный живописец. ХІХ век

В 1727 г. несвижский ординат заказал в Гданьске или в Кёнигсберге серию из четырёх 9-фунтовых пушек, носивших имена «Св. Михаил», «Св. Казимир», «Св. Николай» и «Св.

Криштоф». Они были посвящены небесным патронам самого магната, его сына и всего рода Радзивиллов.

Так началось восстановление несвижской артиллерии.

В 1756 г. арсенал замка насчитывал 41 пушку и 7 мортир. Михал Казимир «Рыбонька» организовал производство орудий в собственных владениях, прежде всего в Олыке. В принадлежавшем его старшему брату Иерониму Флориану Уречье кроме этого действовала людвисарня, снабжавшая пушками среди них и крепость в Несвиже.

Кроме этого, магнат пользовался одолжениями литейщиков в Гданьске, Кёнигсберге и Орше.

Из Жолковского замка в Несвиж попал один занимательный экземпляр кожаной пушки, которой, по всей видимости, не собирались пользоваться, поскольку для неё не был изготовлен лафет. Скорее, она заинтересовала Радзивилла как экспериментальное артиллерийское орудие: в семнадцатом веке шведы пробовали организовать лёгкую подвижную полевую артиллерию, складывающуюся из таких кожаных пушек. Действительно, эта мысль так и не прижилась.

Остатки кожаной пушки // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 115 кола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 64

«Рыбонька» делал упор на возможности применения артиллерии не только в стенках крепости, но и в поле. При необходимости все несвижские орудия возможно было вывезти из замка и передать полевому войску. Как мы знаем, что Михал Казимир подкреплял артиллерией отряды собственной милиции на протяжении конфликта с сандомирским воеводой в первой половине 40-ых годов восемнадцатого века.

Но основной функцией артиллерии Несвижского замка сейчас было отражение политического и социального положения магната в стране. Все праздничные события в замке сопровождались салютами из пушек и ружей, что должно было выделить его большой статус как великого гетмана литовского. В конечном итоге же армейский потенциал крепости был достаточно ограниченным, что позднее постарался исправить наследник «Рыбоньки», Кароль Станислав «Пане Коханку».

Закат военной славы

Десятый ординат несвижский Кароль Станислав Радзивилл «Пане Коханку» постарался вдохнуть новую судьбу не только в частное войско собственного отца, но и в артиллерию замка. Он начал стягивать в несвижскую крепость артиллерию из вторых собственных владений, собираясь сделать Несвиж центральным арсеналом. Но настоятельная потребность магната деятельно принимать участие во внутриполитической судьбе страны всё время отвлекала его от данной задачи.

Постоянное противостояние группировке Чарторыйских, русским армиям, нахождение в эмиграции не позволяли сосредоточиться на делах крепости, которая в 1768–1776 гг. была забрана под контроль русском армией.

Кароль Станислав Радзивилл «Пане Коханку». Живописец К. Александрович.

1786–1790 гг.

Однако, по возвращении из первой эмиграции «Пане Коханку» смог нарастить собственный артиллерийский парк до 70 мортир и пушек, из которых 50 были в исправном состоянии, и организовал отдельный корпус артиллерии в составе милиции замка. К концу 1768 г. корпус насчитывал 357 человек.

В 1768 г., практически сразу после отъезда магната за предел, генерал Измайлов разместил в крепости российский гарнизон, а ворота арсенала, остававшегося неприкосновенной собственностью Радзивилла, были опечатаны. Но чем продолжительнее был гарнизон в крепости, тем чаще командующие заглядывали в арсенал — сперва брали под расписку, а после этого и попросту реквизировали артиллерию магната. Начальник Несвижа Юзеф Собесский писал:

«В арсенале ничего больше нет, не считая ветхого оружия, копий, кожаной пушки и патронташей, да и то не знаю, как продолжительно удержатся».

Но самые полезные экземпляры русским армиям не достались, о чём командующие гарнизоном и сами догадывались. Пара раз предпринимались раскопки в стенках замка и за его пределами. Лишь вот Радзивиллы имели богатый опыт сокрытия сокровищ в 60 секунд, в то время, когда крепости угрожала опасность.

В то время, когда «Пане Коханку» возвратился из эмиграции в 1777 г., 8 мольцфельтовских пушек были извлечены из укрытия.

В 1790 г. неспокойный магнат скончался, а его дело пришло в упадок. Милиция была сокращена, артиллерийский корпус практически был ликвидирован. Последней каплей стала осада крепости русским войском в 1792 г. Незадолго до второго раздела Речи Посполитой в Несвиже пребывало 86 пушек.

Россияне захватили 47 из них. Остальные были опять-таки запрятаны или полковником Домиником Дедерко, управлявшем оборону крепости, или комиссаром Мацея Радзивилла. Данный эпизод стал последним аккордом военной истории Несвижского замка.

Пушки покидают крепость

По окончании второго раздела Речи Посполитой в 1793 г. Несвижский замок стал пограничной крепостью России. В начале ХІХ века в окрестностях Несвижа был создан артиллерийский учебный лагерь, а по окончании войны 1812 г. тут разместился российский артполк.

Пушка «Химера» на детинце Несвижского замка, 1920–1930-е гг. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 164

Но сам замок так же, как и прежде принадлежал Радзивиллам, и его обладатель Доминик Радзивилл, перешедший на сторону Наполеона, отошёл вместе с французами. Действительно, перед отступлением он по ветхой традиции рода сумел припрятать кое-какие иные ценности и орудия. В 1819 г. в одном из подземелий замка были обнаружены 32 пушки, среди которых преобладали орудия 1-фунтового калибра.

Инвентарь 1834 г. упоминает 42 пушки и дробит их на две категории.

21 пушка хранилась в самом замке как «артефакты старины», а ещё 21 ствол воспринимался как источник сырья. Скоро они были вывезены и разрешены войти на переплавку. Десять самых увлекательных пушек сложили на детинце замка на общее обозрение.

Сохранившиеся пушки нормально пережили целый ХІХ век, не покидая Несвижа. В 1886 г. несвижский ординат Антоний Вильгельм Радзивилл принимал германского кронпринца Вильгельма, что приехал для принятие участия в охоте на медведей. В своих мемуарах гость покинул упоминание об замеченных орудиях:

«Я сообщил князю, что эти стволы имеют не только громадную сокровище как изделия из латуни, но и демонстрируют большой уровень литейного мастерства, и в таком количестве вряд ли представлены в каком-нибудь музее артиллерии».

Пушки у крыльца южного корпуса Несвижского замка, финиш ХІХ – начало ХХ в. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 163

По окончании визита кронпринца хозяин замка выложил пушки у крыльца южного корпуса, дабы взглянуть на них имел возможность любой визитёр замка. Супруга несвижского ордината Мария Дорота де Кастелян +строила идею включения стволов пушек в композицию крыльца южного корпуса дворца, что она собиралась перестроить. Но эти идеи так и остались на бумаге.

Пушки продолжали нормально лежать около крыльца, и взглянуть на них приезжали артиллерии и историки искусства. В 1900 г. Несвиж посетил директор исторического музея в Дрездене Макс фон Эренталь. Он лично руководил чисткой оружия и давал рекомендации по поводу его предстоящей реставрации. Фон Эренталь стал автором первой статьи о пушках Германа Мольцфельта.

Интерес к несвижскому оружию стали проявлять и польские историки.

Но с началом Первой Мировой наступил финиш спокойной судьбе, и древние пушки отправились в продолжительный путь.

Проект перестройки крыльца южного корпуса Несвижского замка, вт. п. ХІХ в. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 161
Неспокойный ХХ век

Изделия из латуни были полезным сырьём для армейского производства и потому подлежали обязательному вывозу в Россию. Будущее пощадила изделия мастерской Германа Мольцфельта — покинув Несвиж, они пережили войну и не пошли на переплавку.

18 марта 1921 г. был заключён Рижский мирный соглашение, в соответствии с которому Россия обязывалась передать Польше все ценности, хранившиеся в русских музеях и имевшие «польское» (в широком смысле) происхождение. Принявшие польское гражданство обладатели Несвижа имели все основания потребовать возвращения собственного имущества. В 1922 г. Польше были переданы 24 пушки, принадлежавшие Радзивиллам.

По причине нестабильной интернациональной обстановки пушки не сходу направились в приграничный Несвиж — их разместили в Варшаве на детинце королевского замка. Неясно, в то время, когда совершенно верно орудия возвратились в Несвиж, но как мы знаем, что тогдашний несвижский ординат Альбрехт Радзивилл должен был выплатить национальной казне 15% их стоимости, которая, согласно данным особой рабочей, составляла 225 190 золотых рублей.

Пушка «Виноград» на детинце Несвижского замка, 1920–1930-е гг. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 164

Кроме того в то время, когда пошлина была сокращена в два раза, обладатель полезного оружия не отыскал нужных денег и передал стране 4 пушки — две из них попали в музей Королевского замка на Вавеле в Кракове, а ещё две — в Исторический музей Львова. Оставшиеся 20 пушек прибыли в Несвиж и разместились на детинце замка.

Простояли они в том месте недолго. В 1939 г. Несвиж отошёл к СССР, а Радзивиллы покинули собственную резиденцию. Переданные Национальному историческому музею в Минске в 1940 г. пушки были выставлены перед строением музея и снабжены табличкой «Из этих пушек феодалы стреляли по угнетённым крестьянам».

На этом же месте орудия встретили и германскую оккупацию. Армейские власти два раза порывались послать их на переплавку, но германские органы гражданского управления хотели покинуть пушки в Минске в качестве свидетельства германского культурного влияния на востоке.

Пушки «Химера», «Виноград» и «Цербер» у строения Национального исторического музея в Минске, 1942 г. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 164

Однако, в 1943 г. пушки были вывезены из Белоруссии и переданы в берлинский цейхгауз, где был музей оружия. В акте приёмки значилось, что из Минска прибыло 17 пушек, одна из них на лафете. Где потерялись ещё три — неизвестно.

Новым опробованием для несвижских пушек стали бомбардировки Берлина, из-за которых музей оружия был уничтожен, а многим его экспонатам были нанесены повреждения. К примеру, пострадала казённая часть «Химеры», где стояло имя известного литейщика.

Несвижские пушки перед Берлинским цейхгаузом, 1945–1948 гг. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 166 к, 2015. — С. 166

Советские эксперты, приехавшие в Берлин для поиска вывезенных из СССР сокровищ, переправили спасённые пушки в артиллерийский музей Ленинграда. Но и в том месте оружие на долгое время не задержалось. В 1948 г. советское правительство передало их Польше, оставив в Ленинграде две наименее повреждённые.

Остальные же перешли в собственность Музея Войска Польского в Варшаве.

Сейчас несвижские пушки работы Германа Мольцфельта разбросаны по музеям Польши, России, Швеции и Украины. Он сохраняются в Музее Войска Польского в Варшаве («Гидра», «Цирцея», «Сова», «Химера», «Попугай»), Военно-историческом музее артиллерии в Петербурге («Цербер» и «Виноград»), Львовском историческом Музей и музей Армии в Стокгольме («Мелюзина», вывезена в Швецию ещё в семнадцатом веке).

Пушка «Гидра» перед Музеем Войска Польского, 1950-е гг. // Волкаў, М. А. Артылерыя Нясвіжскага замка / Мікола Волкаў. — Мінск, 2015. — С. 167

По свидетельствам полковника Доминика Дедерко, в 1792 г. на территории Несвижского замка были закопаны ещё три тяжёлые пушки калибром 18 и 24 фунта. Быть может, когда-нибудь замок откроет новый секрет собственных обладателей. Сейчас же в Несвиже хранится уникальная металлическая пушка, отысканная на протяжении реставрации дворцового комплекса, и копии пушек «Цербер» и «Виноград» славного Германа Мольцфельта.

Уникальные Экспонаты Огнестрельного Исторического Оружия


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: