Издержки большой войны

Каждый вооруженный конфликт неизбежно ведет к понижению уровня судьбы населения воюющих государств. перестройка экономики и Мобилизация армии на армейский лад подчас имеет ужасные последствия, потому, что хозяйственная совокупность делается весьма уязвимой для внешних действий. Так, в 1915–1918 гг. ужасное сочетание нескольких факторов (милитаризация экономики, непродуманная политика правительства, стихийное бедствие) стало причиной невиданному прежде голоду в Ливане, что тогда был одной из провинций Турции.

Ливан в политической совокупности Турции

К началу ХХ века на территории нынешнего страны Ливан пребывало пара административно-территориальных единиц Турции: в первую очередь это Бейрутский вилайет с входившими в него более небольшими областями-санджаками, и независимая область Горного Ливана (мутасарифия) под управлением губернатора-христианина. Такое деление произошло по окончании 1861 года, в то время, когда интернациональная рабочая группа из представителей Франции, Англии, России, Пруссии, Турции и Австрии выработала особенный «Органический статут» для Горного Ливана.

Данный документ был призван сгладить религиозные и социально-экономические несоответствия в стране, в один момент открывая ворота для предпринимателей из европейских стран. В независимой области стало скоро развиваться сельское хозяйство (выращивались как продуктовые, так и технические культуры), а Бейрут был одним из самых громадных портов империи по количествам экспорта.

К сожалению, экономические удачи омрачались негромко тлеющей неприязнью между религиозными группами, населяющими независимый Горный Ливан и прилегающие санджаки. Друзы и особенно христиане-марониты рассматривались мусульманским большинством и правительством вилайета как проводники влияния европейских держав, традиционно покровительствовавших христианам Ближнего Востока. Противостояние религиозных сообществ дополнялось, помимо этого, неприязнью между османской администрацией, представленной в большинстве случаев уроженцами тюркоязычной Анатолии, и арабоязычным населением Сирии и Ливана.

Издержки большой войны
Жертвы голода 1915–1918 гг. в Горном Ливане

В ноябре 1914 года вступление Турции в Первую мировую на стороне ее союзников и Германии в корне уничтожило хрупкое равновесие в регионе. На гражданского начальника и место военного в Сирии был назначен один из трех пашей, практически руководивших Османской империей впредь до ее провала в 1918 году, Ахмед Джемаль-паша (вторыми двумя были, соответственно, Энвер-паша и Талаат-паша).

Джемаль-паша сместил мутасарифа Горного Ливана, армянина Оханнес-пашу, и заменил его турком Муниф-пашой. Военная администрация срочно развернула охоту за ливанскими и сирийскими националистами, казнив в 1915–1916 гг. 33 человека по обвинению в шпионаже и измене в пользу Антанты.

Но значительно нехорошим наказанием для населения стал введенный властями режим т.н. «safarbarlik» («seferbarlik» и т.п.). Под этим термином (его примерно возможно перевести как «военно-мобилизационные меры» либо «приготовление к армейским действиям») понимается обыкновенно широкий комплекс действий по установлению режима армейского времени во всех сферах судьбы общества.

Современный ливанский историк Фавваз Трабулси именует среди мер османских правительства введение необходимой военной работы с возможностью избежать ее, заплатив 44 фунта золота за человека, контроль над торговлей, экспроприацию скота и зерна, принудительную подписку на армейские займы. Османские армии кроме этого деятельно вырубали деревья на горючее и для получения стройматериалов.

Помимо этого, английский флот начал блокаду прибрежных районов Турции, что стало причиной трудности со снабжением некоторых регионов. Джемаль-паша попытался поддержать верность аравийского населения, отправляя в том направлении продовольствие из Сирии и Ливана, в один момент установив внутреннюю блокаду средиземноморского побережья, дабы перекрыть нелегальные поставки продовольствия сопернику.

Обстоятельства голода и его авторитет на ливанское общество

Конечно, действия османских армейских, привёдшие к разрыву прошлых торговых связей, и неспециализированное тревожное настроение армейского времени содействовали недостатку многих продуктовых продуктов, и росту цен на них. Историки спорят, имели возможность ли подобные действия привести к голоду, но, по всей видимости, решающим для наступления недостатка продовольствия причиной стало грандиозное нашествие саранчи, затронувшее целый Ближний Восток, включая Малую Азию.

Саранча. Снимок сделан в Ливане весной 1915 года

Саранча обрушилась на страну весной 1915 года. Новозеландский офицер, замечавший ее около Суэцкого канала, писал, что «насекомые пришли из пустыни… и куда ни взгляни, везде была саранча… громное чёрное облако накрыло почву». В Иерусалиме очевидец подчернул, что саранча «пришла роем в миллионы и миллионы… казалось, небо почернело».

Священник-маронит Антун Ямин подчернул, что «9 апреля [1915 года] мы не смогли разглядеть солнце. Огромная туча саранчи закрыла все… целую семь дней из-за нее стоял мрак». Куда бы она ни села, как писала одна ливанская газета, «весна обращалась в осень», потому, что вся растительность, травы и листья, дикие либо выращенные, срочно уничтожались прожорливыми насекомыми.

На дорогах, как образно выразился один из современников, появился слой из саранчи, через что нужно было пробираться, как через глубочайший снег. Конечно, сады с фруктовыми деревьями, виноградники, поля со злаковыми и бобовыми, и трава на пастбищах были стёрты с лица земли практически подчистую (от 80 до 100%, как пишет историк Закари Фостер).

Раскрашенные фото фигового дерева до и по окончании налета саранчи. Утверждается, что между кадрами прошла пара часов

К материальным утратам добавились кроме этого и денежные. Мусульмане, христиане, иудеи в разных поселениях по вилайету вынуждены были затратить (нужно отметить, напрасно) огромные суммы на борьбу с саранчой. Помимо этого, лишились работы много тысяч людей, каковые в большинстве случаев трудились сезонными сельскохозяйственными рабочими. Американский миссионер Чарльз Дана в июле 1915 года писал:

«В случае если условия были весьма нехорошими три месяца назад, то на данный момент они в четыре раза хуже. Вся страна легко опустошена саранчой. Горный Ливан, что выращивал много пшеницы, оливок, винограда, и создавал различные другие продукты, фиги и фрукты всех видов, сейчас всецело разорен. У людей нет работы… тысячи людей находятся на пороге голода… нам нужна помощь!»

Османский губернатор Бейрута, Азми-бей, докладывал одвременно с этим главе МВД в Константинополе, что «создавать реквизиции либо закупки для армии сейчас полностью нереально», потому, что у людей нет продуктов кроме того для их собственного пропитания. осень и Лето 1915 года не принесли облегчения, снабжение так и не было налажено.

Саранча поразила в 1915 году целый Ближний Восток. Так смотрелись весенние оливковые рощи в Палестине

Сопредельные районы империи были кроме этого затронуты бедствием, а морские перевозки были неосуществимы из-за двойной блокады. Смертность быстро выросла. Бейрутские власти ввели распределение хлеба по фиксированным нормам.

Люди старше 15 лет приобретали 480 граммов хлеба, дети до 15 лет – 320 граммов, а вот детям до трех лет хлебная пайка просто не полагалась.

В сельской местности не было сделано кроме того этого.

Немцы, союзники турок, отмечали, что имевшиеся запасы нереально было доставить в нуждающиеся регионы из-за отсутствия транспорта. Положение усугублялось тем, что десятки тысяч беженцев старались выбраться из пораженных голодом местностей, скоро ухудшая обстановку в тех городах, где аналогичных неприятностей еще не было. Отдельные благотворительные организации пробовали оказать помощь.

Так, развернули сеть приютов, столовых и больниц члены и американские миссионеры Американского Красного Креста, но их совместных усилий очевидно не хватало.

Кроме того в столице империи положение было весьма важным. Германский журналист Штюрмер свидетельствовал, как «пара дюжин людей ежедневно практически умирали от голода в Константинополе. Собственными глазами я всегда наблюдал, как от истощения падают на улице дамы».

Плакаты Американского комитета помощи Ближнему Востоку.

Комитет помогал тем, кто стал жертвой голода, и армянам, появлявшимся жертвами геноцида 1915 года. Источники изображений — сайты Библиотеки Конгресса США и Имперского военного музея в Лондоне

В Ливане и Бейруте был, пожалуй, центр бедствия. Журналист Фалих Рифки-бей, выполнявший некое время обязанности секретаря Джемаль-паши, был в Ливане в самый разгар голода:

«…Когда мы пересекли эту дорогу, расположенную на одном из холмов города и достигли соседних районов, я почувствовал себя так не хорошо, что было нужно остановиться, по причине того, что я услышал голодные мольбы и крики о куске хлеба. Позже увидел похожих на скелеты людей, лежавших около и не талантливых двигаться. Я заметил повозку, из которой свисали руки, а присмотревшись, разглядел в том месте трупы детей и женщин, каковые не выдержали голода.

Муниципальные власти Бейрута отрядили эти повозки, дабы они ездили по округе и забирали тех, кто погиб на улицах, а позже избавились от них. Эти повозки должны были перевозить десятки этих несчастных каждую ночь, а время от времени они поднимали и людей, каковые легко падали в обморок от голода, но не было никого, кто имел возможность бы позаботиться о них. Придя в сознание, эти люди появились среди мертвых, а голод и страх скоро убивали их также.

Один из возчиков сообщил мне, что он довольно часто видел, как это происходит, и никого не было, дабы оказать помощь».

Количество погибших очень сильно колеблется у различных авторов. По некоторым подсчетам, в 1915–1918 гг. на Ближнем Востоке погибло до 500 000 человек, но, по-видимому, Ливан принял на себя главный удар. Пострадавшими от голода в том месте стали от 100 до 200 тысяч при неспециализированном населении мутасарифии около 400 000 человек.

Конечно, не только голод вызвал смерть . Тиф, грипп, прочие болезни и дизентерия ударили по ослабленному населению и унесли десятки тысяч судеб.

Попытки борьбы с саранчой: насекомых окружают и сгоняют в ловушки

Положение выправилось лишь по окончании того, как османские армии были разбиты, а Ливана и территория Сирии оккупирована английскими и французскими армиями. Ливанцы, служившие в рядах последних, были поражены состоянием страны, которую они покинули цветущей. Так, переводчик Бишара ал-Бувари, пребывавший на протяжении войны на французской работе, с кошмаром заметил, как бейрутские мальчишки стали драться за кожуру винограда, которую он выплевывал на нечистую мостовую.

Ал-Бувари, разрыдавшись, дал им целый деньги и виноград.

Выводы

Голод в Сирии и Ливане, ставший одной из самых грандиозных гуманитарных трагедий на протяжении Первой Мировой, в общем и целом явился еще одним доказательством того, как принципиально важно подготовка и планирование к войне нового типа. Историк Мелани Танилян, посвятившая вышеописанным событиям собственную диссертацию , уверена, что голод разразился не из-за безотносительного недочёта продовольствия в Турции, а от неумения (и, добавим, нежелания) распорядиться имеющимися запасами. Попытки оказать влияние на обстановку местных муниципалитетов, к примеру, Бейрута, и центральных правительства, ничего не дали.

Жертвы голода 1915–1918 гг. в Горном Ливане

Введение ограничения на продажу, карточки, попытка регулирования тёмного рынка не принесли желанного облегчения. Бывшие у власти представители самые состоятельных слоев общества не смогли, да и не желали принять меры против спекулянтов. И потому уже к весне 1915 года цены взлетели до невиданных высот, призрак голода уже стоял у порога, а саранча сделала его неизбежным.

В довершение всего, голод существенно уменьшил население Горного Ливана, бывшего по преимуществу христианским. В то время, когда французские оккупационные власти составили из бывшей Бейрутского вилайета и автономной области то, что они назвали Великим Ливаном, христиане и друзы стали в том месте большим, но все же меньшинством. Тем самым, голод не только был катастрофой собственного времени, но и послужил косвенной обстоятельством всех будущих этноконфессиональных распрей в данном регионе.

Литература:

  1. Fawaz L.T. A land of aching hearts: the Middle East in the Great War – Cambridge, Massachusetts: Harvard University Press, 2014
  2. Foster Z.J. The 1915 Locust Attack in Syria and Palestine and its Role in the Famine During the First World War // Middle Eastern Studies. 2015. № 3 (51). p.370–394
  3. Harris W. Lebanon: A History, 600–2011 – Oxford University Press, 2012
  4. Tanielian M. Politics of wartime relief in Ottoman Beirut (1914–1918) // First World War Studies. 2014. № 1 (5). p.69–82
  5. Tanielian M. The War of Famine: Everyday Life in Wartime Beirut and Mount Lebanon (1914–1918). A dissertation submitted in partial satisfaction of the requirements for the degree of Doctor of Philosophy in History in the Graduate Division of the University of California, Berkeley
  6. ?arabulsi F. A history of modern Lebanon – London; Ann Arbor, MI: Pluto, 2007

На краю Аляски часть №1


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Россия готовится к большой войне

    Согласно точки зрения корреспондента газеты «The Guardian» Сьюзен Ричардс, граждане РФ в 2014 и 2015 году всецело уверены, что глобальная «безграничная»…

  • Тема 16. великая отечественная война 1 страница

    1. М. Мельтюхов в собственной монографии «Потерянный шанс Сталина. борьба и Советский Союз за Европу: 1939—1941» приводит такие эти: Красная армия…

  • Возлюбившие войну

    В соответствии с общепринятому точке зрения, образ девы-воительницы начал проникать в массовую культуру в 70-х годах XX века, поскольку как раз в это…

  • Оранжевая армия в тени великой войны

    Первая мировая катком прошлась по государствам Европы, сокрушая монархии и перекраивая границы. Большая часть нейтральных стран, не затронутых военными…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: