Ян монкиевич: не нужно надеяться, что мегарегулятор непременно решит те проблемы, которые не могут решить отдельные регуляторы

Европу ожидает революция денежного регулирования. Европейская комиссия опубликовала новые правила, включающие создание трех надзорных агентств в данной отрасли. Замыслы реформы в целом соответствуют неспециализированным правилам, изложенным в так именуемом отчете де Ларозьера.

Параллельно реформа финрегулирования начинается и в Украине: семь дней назад глава Госфинуслуг Виктор Суслов озвучил проект закона о изменении законодательства Украины о регулировании рынка денежных одолжений. Им предлагается отделить надзор за коммерческими банками от Нацбанка и объединить его с Госкомиссией по регулированию рынков денежных одолжений…
Редакция воспользовалась визитом Генсека Женевской Ассоциации, доктора наук денежного менеджмента Варшавского технологического университета Яна Монкиевича, ранее возглавлявшего денежный регулятор Польши, дабы определить, из-за чего пригодилось проводить реформу на данный момент и необходимо ли это делать Украине?
Уместно ли проводить реформу на протяжении кризиса?
— Кризис стал самым громадным вызовом для всех регуляторов денежных рынков.
К сожалению, он продемонстрировал, что нам не удалось создать такие органы надзора, каковые имели возможность предвидеть и предотвратить первые проявления кризиса в денежных совокупностях государств. Соответственно, эти регуляторы были неадекватными.Ян монкиевич: не нужно надеяться, что мегарегулятор непременно решит те проблемы, которые не могут решить отдельные регуляторы
В случае если мы взглянуть на историю развития регуляции — самые большие перемены происходили тогда, в то время, когда в мире случался кризис. Огромные регуляторные перемены в мировом денежном секторе случились по окончании Великой депрессии, в то время, когда американцы развели деятельность банков, инвестиционных компаний, страхового сектора и других денежных институций, создали сильную регуляцию по акциям, гарантийный фонд. Подобная схема существовала в мире продолжительное время.

Но сегодняшний кризис продемонстрировал, что регуляторы не смогли подготовить адекватную реакцию, не смогли своевременно предугадать события на рынках. Вспомните: за месяц до провала Lehman Brothers рейтинговые агентства кричали: покупайте ценные бумаги банка!
Более того, в регуляторном поле во многих государствах были такие места, каковые по большому счету никто не регулировал: к примеру, вопрос денежных обеспечений либо консолидации активов в рамках одного денежного университета. Из-за чего? По причине того, что возможно наблюдать на отдельное дерево, а возможно наблюдать на целый лес.

Так вот до кризиса отечественные регуляторы наблюдали лишь на собственные деревья, а никак не на лес.

А кризис наглядно показал, что денежный рынок сейчас — это глобальный рынок и что неприятности в больших местных институциях смогут оказать влияние на судьбу всей земли. Стало ясно, что у нас нет инфраструктуры, дабы руководить глобальными явлениями.
В чем сущность замысла де Ларозьера?
— Дело в том, что докризисное регулирование базировалось на нескольких правилах. Во-первых, это секторный подход к регуляции, в то время, когда все совокупности регулируются раздельно. Кроме того в том месте, где имеется консолидированный надзор в масштабе раздельно забранного страны, все равно нет налаженной совокупности обмена информацией.

Во-вторых, все регуляторы концентрируются на отдельных институциях по принципу: в случае если здорова институция, значит, здоров и рынок. С одной стороны, это правильно, но подобный подход обычно сводился к формальной оценке для того чтобы здоровья, к фиксации показателей, каковые каждая институция имела возможность сфальсифицировать.

В-третьих, регуляторы довольно часто относились к личной институции как к отдельному юридическому лицу, не принимая к сведенью, что в условиях глобализации рынка все уже давно пришли к созданию и групповой работе наибольших конгломератов, каковые смогут параллельно заниматься несколькими сегментами денежных одолжений. А с позиций каждого конкретного, отдельного органа надзора, определить, кто осуществляет контроль всю группу, откуда берутся согласованные ответы директора банка и президента страховой компании, фактически нереально.
Исходя из этого сейчас всю землю заключил, что главным направлением будет концентрация информационных синхронизация и потоков действий отдельных регуляторов в единую совокупность.
В то время, когда Хосе Мануэль Баррозу получила должность руководителя Европейской комиссии, он давал слово, что предпримет все меры, дабы создать новую совокупность надзора над европейскими денежными рынками. А вот каким будет данный регулятор — это еще находится на стадии дискуссии. В начале года Европейское сообщество собрало исследовательскую группу, которая должна была предложить новые ответа, вытекающие из неприятностей экономического кризиса.

И одним из основных предложений стал замысел реформы совокупности контроля в денежной отрасли ЕС, изложенный в отчете Жака де Ларозьера. Главный пункт этого отчета — создание нового регулятора в Европейском сообществе, что бы занимался системными рисками. Чтобы выяснить, из-за чего это так принципиально важно, — нужно ответить на вопрос, что такое системные риски.

Это риски кризиса доверия, риски вывода денег из денежных университетов… Несложнее говоря, это те риски, способные привести к тому, что денежная совокупность прекратит трудиться.
Де-факто в Европейском сообществе все органы надзора трудятся в национальном масштабе. И не смотря на то, что, по сути, они мало чем отличаются друг от друга и функции у них схожи, любой все равно делает мало по-своему. И это весьма мешает в практической деятельности, потому, что весьма сложно вести регулярный сбор информации о деятельности всех национальных регуляторов, вовремя ее разбирать и следить за неспециализированным экономическим климатом в сообществе.
До тех пор пока как раз национальные надзоры — главные регуляторы, а благодаря замыслу де Ларозьера будет укреплен элемент региональный. на данный момент во всех национальных регуляторных органах трудятся комитеты, каковые являются главным образом для обмена информацией. Исходя из этого главный вопрос сейчас — как сблизить политику всех этих надзоров, дабы любой из них трудился подобно остальным, дабы процесс обмена информацией был несложнее и своевременнее.

Несложнее говоря, единый орган регуляции будет огромным будильником, что будет отбивать ритм для местных регуляторов. Но загвоздка в том, что мы еще совсем не знаем, в чем конкретно будут заключаться его функции — либо он будет замечать, изучить, собирать и разбирать данные, либо же у него будет какая-то власть, и тогда, ясно, регуляторы взбунтуются и потребуют убрать его с рынка. До тех пор пока дискуссия в этом направлении ведется.
Ваше вывод относительно начала процесса создания мегарегулятора в Украине?
— Что касается попыток и Украины создать мегарегулятор на украинской земле, то тут нужно учитывать таковой момент: мегарегулятор значительно чаще создается, в то время, когда на то появляются рыночные обстоятельства, в то время, когда институции, каковые трудятся на рынке, укрупняются, становятся конгломератами и уже не смогут полностью быть подконтрольными какому-то отдельному регулятору. По всей видимости, в вашей стране такая необходимость уже назрела.

Но не требуется сохранять надежду, что мегарегулятор в обязательном порядке и обязательно примет решение те неприятности, каковые не смогут решить отдельные регуляторы. При его создания в обязательном порядке обязана наладиться совокупность сотрудничества между отдельными структурами в рамках всего механизма. Лишь тут эта совокупность должна быть внутренней, невидимой, но от этого не меньше слаженной и действенной.

Все будет зависеть, к примеру, от того, как мой сотрудник, что будет сидеть за стеной и заниматься банками, наладит сотрудничество со мной, занимающимся страхованием, и как отечественные главы будут сотрудничать между собой. Так что мегарегулятор не решает всех неприятностей, он лишь может оказать помощь.
Само собой разумеется, имеется хорошие элементы — мегарегулятор в рамках страны предоставляет больше техвозможностей для привлечения специалистов, для более анализа информации и масштабного сбора. Украина, как и Польша, — большая страна и имеет множество отдельных элементов и систем национального денежного механизма, каковые нужно осуществлять контроль.

Иначе, создание мегарегулятора постоянно имеет под собой и политическую подоплеку, поскольку формируется весьма влиятельная институция, имеющая значительно больше веса, чем отдельные регуляторы. Исходя из этого нельзя недооценивать ее значение на экономико-политической сцене страны, и доходить к ее созданию необходимо с скрупулёзностью и крайней осторожностью.
Записала Алина Полищук

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.