Экономика украины: жизнь после кризиса?

Положение дел в разных секторах национальной экономики конкретно говорит о том, что Украина есть неотъемлемым элементом мировой экономики. Но мы еще не в состоянии (как по объективным, так и по субъективным обстоятельствам) адекватно применять эту глобальную взаимозависимость, благодаря чего не всегда удается получить от глобализации все бонусы. Не смотря на то, что приходится чувствовать на себе все неприятности, с ней связанные.
Одним из примеров для того чтобы негативного влияния стал кумулятивный эффект глобального экономического кризиса: денежное цунами активизировало и усилило кризисные явления, каковые уже давно накапливались в отечественной экономике. Правительство Украины вместе с другими университетами власти и представителями национального бизнеса создало и внедрило соответствующие меры, о которых уже известно общественности. Уже затем на вашингтонском денежном саммите фавориты группы 20 в собственной совместной декларации провозгласили главные направления борьбы с кризисными явлениями, каковые, в принципе, подтвердили правильность отечественного подхода. В частности, было заявлено, что они:
— будут осуществлять каждые предстоящие действия, нужные для стабилизации денежной совокупности;
Экономика украины: жизнь после кризиса? — признают важность помощи монетарной политики, отвечающей внутренним условиям;
— будут применять фискальные способы стимулирования внутреннего спроса, пока не будут созданы базы политики, талантливой обеспечить фискальную стабильность;
— окажут помощь государствам с новообразованными рынками получить доступ к финансированию, включая программы обеспечения поддержки и инструменты ликвидности.
На сегодня по каждому из этих пунктов правительство Украины уже имело возможность бы отчитаться о проделанной работе. Отчитаться, конечно же, перед собственным народом, потому, что кроме того беспрецедентный по своим размерам кредит от МВФ Украина взяла, не соглашаясь на чьи-то требования, а просто согласовав с интернациональными специалистами те шаги (время от времени достаточно твёрдые и непопулярные), каковые сама рекомендует осуществить. Следовательно, вне всякого сомнения, совместными усилиями нам удастся минимизировать последствия кризисных явлений и опять вывести экономику на широкий путь развития.
Потому, что всемирный кризис пришел к нам в первую очередь из-за падения и оттока инвестиций фондового рынка, желаю подметить, что, к сожалению, фиктивный капитал, обращающийся на этом сегменте денежного рынка, был еще и фиктивным зеркалом, в достаточно искаженном виде отражающим настоящее состояние отечественной экономики. В случае если в 2007-м — первой половине 2008-го это зеркало было похоже на телескоп, демонстрирующий нам небо в бриллиантах, порождая через чур представление и оптимистические прогнозы о настоящем положении дел, например, в таких отраслях индустрии, как металлургия, энергетика и химическое производство, то в конце 2008 года телескоп перевернулся и показывает нам (в случае если доверять индексам ПФТС) чуть ли не полный развал.
Разумеется, обе картины далеки от действительности. Украинская экономика достаточно замечательная и имеет настоящий потенциал для предстоящего роста. Само собой разумеется, этим утверждением я не пробую приукрасить вправду важную обстановку, а в некоторых секторах и отраслях экономики — настоящий системный кризис.
Но, кризис, как мы знаем, — это не только тупик и спад производства, кризис — это очищение экономического организма. Это не только настоящая возможность, но и необходимость реформ , талантливых обеспечить ускоренное количественное и качественное экономическое развитие в будущем. И думать об этом будущем необходимо уже сейчас.
По различным оценкам, кризис может длиться от шести месяцев до трех лет. А что же дальше?
Перед тем как попытаться ответить на данный вопрос, нужно сообщить о том, а вероятны ли по большому счету какие-либо прогнозы. Так как мы живем в условиях свободной экономики, в то время, когда направления и темпы развития определяются в основном требованиями рынка.
По моему убеждению, базой для аналогичного прогнозирования возможно лишь активная национальная экономическая политика. Под давлением последствий глобального кризиса кроме того такие принципиальные защитники неолиберальной экономической теории, как занимаюший ранее пост главы Федеральной резервной совокупности США А.Гринспен, вынуждены признать, что одни только рыночные силы не смогут обеспечить обычное функционирование современной экономики и исправление диспропорций, появляющихся как на внутренних рынках отдельных государств, так и в глобальной экономике в целом. Но, учитывая опыт многих государств, прекрасно узнаваемый и нам, попытки мелочного вмешательства, а тем более прямого администрирования рыночных взаимоотношений со стороны страны также не приводят к желаемым итогам.
Следовательно, единственной альтернативой, с которой дали согласие, думается, и начальники Громадной двадцатки, есть политика либерального патернализма. Отечественная задача — не идти против ветра рыночных требований, пробуя воплотить какую-то нереалистическую политику, а всячески применять разные попутные ветры, направляя корабль национальной экономики к намеченной цели. Как раз такая активная и вместе с тем важная, выстроенная на рыночных реалиях экономическая политика и разрешит нам с оптимизмом наблюдать в будущее.
В первую очередь нам все же нужно будет определиться с несколькими неспециализированными вопросами, без ответа на каковые мы не сможем действенно решать неприятности отдельных отраслей. Первый из них касается собственности на средства производства. Да, Конституция Украины признает многоукладность отечественной экономики и равноправие всех форм собственности.

Но права предполагают и обязанности. Личная форма собственности зарекомендовала себя как достаточно действенный инструмент ответа многих неприятностей. (Достаточно отыскать в памяти хотя бы о том, что самый популярный в период СССР термин недостаток фактически исчез из отечественного лексикона, оставшись, пожалуй, лишь для обозначения дефицита финансовых и валютных ресурсов, к чему мы еще возвратимся.) Но во многих случаях мы еще не видим адекватной социальной ответственности частных собственников. И речь заходит не только о благотворительности либо сохранении социальной инфраструктуры фирм, а по большей части об важном отношении к формированию новообразованных, в особенности приватизированных, фирм.
Личный хозяин обязан осознавать: государство, народ дали ему заниматься предпринимательской деятельностью, исходя из его социальной обязанности наладить действенное производство товаров либо предоставление одолжений, талантливых быть конкурентоспособными на рынках, и снабжать занятость населения с оплатой на уровне, хорошем европейской страны. Право частной собственности — не священная корова, которая может без всяких последствий лежать на пути социального развития страны.

Государство не должно перманентно пугать кого-то вероятной национализацией, а тем более конфискацией собственности. Но, как мы видим на примере самые либеральных экономик мира, государство также имеет не только право, но и обязанность вмешиваться в развитие экономических процессов впредь до учреждений и национализации предприятий, провал которых может больно ударить по заинтересованностям миллионов наших соотечествеников.
Нужно определиться и с соотношением различных форм собственности и их секторальной структурой. Считаю, что именно в этом вопросе государство, правительство смогут осуществить стремительные и действенные шаги. И в первую очередь — обеспечить действенное управление госсектором экономики, к которому должны быть привлечены лучшие менеджеры методом открытого тендера. Это, кстати, должно касаться не только конкретно фирм, но и всего госсектора, среди них и тех, кто предоставляет населению разные услуги: управленческие, контрольные, информационные…
Госсектор занятости не должен рассматриваться как совокупность лишних людей, на содержание которых государство лишь зря тратит деньги. Как и в остальных развитых государствах, государство должно быть самым серьёзным и привлекательным работодателем, что отбирает лучших работников, предлагая им лучшие материальные условия, но и требуя наилучшей работы.

Сперва — испытательный срок, после этого — маленькие, на пара лет, договора, и лишь затем эксперту возможно предложена постоянная госслужба (либо управленческая работа на национальном предприятии). Лишь таковой подход, по моему убеждению, сможет обеспечить действенную деятельность госсектора и большое сокращение его численности. Нет, я сообщил бы по-второму — большое высвобождение рабочих кадров для частного сектора.
В этом же нюансе нужно разглядывать и проблему среднего бизнеса и развития малого, в котором заняты около 6 млн. человек. Мы как-то забыли, что именно собственников таких фирм в свое время разглядывали и как основной двигатель экономики, и как поручителя социальных и политических прав и свобод. Но у нас снова оказался перекос в направлении большого бизнеса.

А большой бизнес, вне всякого сомнения, крайне важен для экономики, но с позиций собственности принципиально слабо отличается от национального капитализма, в котором мы жили много лет. То же отчуждение от собственности, управление тысячами работников и миллиардными суммами, беспокойство и боль которых кажутся из высоких кабинетов достаточно абстрактными, независимо от того, где эти кабинеты находятся…
средний бизнес и Малый не только ближе к людям, но и более эластичный. Не требуется лишь относиться к нему как к небольшим сделкам типа приобрети-реализуй либо шашлычных одолжений. Сейчас он будет равноправным партнером больших фирм как производитель-смежник.

Как губка, он обязан поглотить и инженерные кадры и рабочие, и этапы работ и определённые услуги, каковые оказываются неэффективными на больших фирмах, но вместе с тем готовьсяпостоянно предложить их гигантам индустрии, в то время, когда маховик экономики будет быстро усиливаться . Как раз для того чтобы амортизатора, как выяснилось, и не достаточно отечественной экономической совокупности.

Так, как раз проблему среднего бизнеса и развития малого и необходимо было бы сейчас обсуждать с капитанами большого бизнеса. Это отечественное общее дело.
Само собой разумеется, государство не должно оставлять без внимания и большие компании. Считаю, что нужна особая программа для помощи (в первую очередь законодательной) замыслов преобразования больших украинских компаний и холдингов в настоящие транснациональные компании с дочерними компаниями и филиалами за рубежом.

И не чтобы переводить в них корпоративные права и экспортные поступления, а дабы с их помощью выстраивать самые рациональные схемы производства и сбыта, и выхода на новые зарубежные рынки. Наибольшие украинские компании уже пробуют достигнуть этого, скупая промышленную собственность за рубежом, размещая (время от времени достаточно вызывающими большие сомнения способами) собственные акции на зарубежных фондовых рынках, участвуя в больших операциях слияния и поглощения капиталов и т.п. Необходимо четко осознавать, что в конечном итоге транснационализация украинских корпораций — это громадная неприятность не только развития большого бизнеса, но и отечественного места в мировом разделении труда.
Родственным есть и вопрос о желательном соотношении между индустрией, сферой услуг и сельским хозяйством. Украина — возможно достаточно большое государство чтобы были развиты все либо большая часть отраслей и секторов экономики.

Но двигаться в один момент по всем направлениям нереально: направленность векторов приложения упрочнений в различные стороны может привести к тому, что мы на месте в то время, в то время, когда кроме того чтобы оставаться на месте в глобализованной экономике, нужно достаточно скоро бежать. Следовательно, рассечение гордиева узла изменений структуры все равно неизбежно, сколько бы мы ни откладывали настоящее ответ данной задачи.
без сомнений, Украина обязана обеспечить полное применение собственных преимуществ в производстве сельскохозяйственной продукции. Но, это возможно сделать лишь по окончании коренной индустриализации аграрного сектора, требующей комплексного подхода. Мы не можем и в будущем продолжать помощь села несложным бюджетным финансированием помощи статус-кво.

Фактически, мы должны поддержать не классическое село, в противном случае, о котором обращение шла еще практически полстолетия назад, — это в то время, когда будет стерта грань между селом и городом. Тот, кто уверен в том, что это коммунистическая утопия, может отправиться в Запад-ную Европу и заметить, что имеется в виду. Мы должны вывести сельскую судьбу на уровень европейских, а не африканских стандартов.
Правительство коренным образом откорректировало политику долговременного развития аграрного сектора. Так, в случае если в 2007 году инвестиции в главный капитал отрасли выросли всего на 18,4%, то за девять месяцев 2008-го — на 56,2%. Подобный показатель для прямых зарубежных инвестиций за девять месяцев был в два раза выше.
Большим потенциалом ускорения развития отечественного агросектора может стать аграрная реформа. Но, запуская почву в экономический оборот, необходимо заблаговременно продумать денежные условия его обеспечения. Так как нам нужно, дабы самая плодородная в мире почва употреблялась не под поля для гольфа, а под нивы для выращивания растений, для обеспечения отечественной продуктовой безопасности, а уже после этого — для удовлетворения потребностей зарубежных потребителей.
Нужно создать долгую (либо неизменно действующую) национальную программу кредитования пищевой промышленности и сельского хозяйства, а вероятно (в качестве дополнения), и создать национальный земельный банк. Так как государство не имеет права допустить, дабы переданная в залог коммерческим банкам почва была при неуплаты долга передана собственникам, каковые ее из сельскохозяйственного оборота. В этом случае, возможно, было бы лучше, дабы она опять появилась в гос собственности, но осталась в сельскохозяйственном применении.
Что же касается индустрии, то нам нужно как возможно стремительнее обеспечить громадную диверсификацию отечественного производственного потенциала. руководители и Собственники отечественных металлургических комбинатов смогут гордиться тем, что на эти предприятия приходится более чем 40% валютных поступлений от украинского экспорта. Но для тех, кто несёт ответственность за экономику, это — сигнал критической зависимости.

Кроме того 10—15% национального экспорта смогут рассматриваться как красная территория, что говорит о возможности ощутимого удара по экономике при резкого трансформации конъюнктуры в мире. С чем мы, фактически, и столкнулись в прошедшем сезоне.
Высокое напряжение борьбы в мире оставляет нам мало шансов занять хорошее место в классических отраслях. Но в полной мере настояща возможность показать себя в новых направлениях и отраслях. Но и в этом случае соперники не оставляют большое количество времени на раздумья.

Отечественные программисты — одни из лучших в мире, а новой компьютерной силой (в первую очередь благодаря применению эластичной совокупности аутсорсинга) стала Индия.
Вследствие этого направляться обратить внимание еще на одну проблему, ответ которой не требует долгих законодательных изменений и согласований. Речь заходит о финансировании отечественной науки, в частности Национальной академии наук. Мы столько говорим о отечественных научных достижениях, о том, как ценят отечественных ученых за рубежом… Но умы, как и сердца, стремятся в том направлении, где их больше ценят.

Уверен, не так долго осталось ждать мы в очередной раз заметим, что первыми из кризиса начнут выходить те, кто сможет предложить новые идеи и технологии. Следовательно, экономика знаний продолжит собственный победное шествие. И мы еще раз сможем убедиться, что любая гривня, положенная в науку и образование, приносит громаднейшую социальную прибыль.
Когда-то у Б.Франклина задали вопрос: Какая из свобод основная? И он ответил: Свобода слова: с ней мы сможем завоевать все остальные свободы, а без нее — все утратить. Подобно, самыми ответственными являются инвестиции в науку: новые знания разрешат нам урегулировать любые вопросы, а их отсутствие приведет (уже приводит) к потере и ранее занимаемых позиций.

Вот о чем хотелось поболтать с отечественными олигархами.

Где у нас замечательные научные центры наподобие тех, каковые содержат западные транснациональные корпорации? Так и дальше станете жить чужим умом (разработками)?
Ученым нужно обеспечить все условия для изучений, даже в том случае, если нужно будет отказываться от майбахов и лексусов. Честно говоря, я ввел бы дополнительный налог для целевого финансирования науки. Как раз за счет избыточного потребления.

А до тех пор пока этого не случилось, Министерство экономики формирует личный Фонд финансирования изучений и планирует деятельно поддерживать тех ученых, чьи разработки смогут принести конкретные преимущества украинским фирмам в их конкурентной борьбе в мире. Разглядываю это лишь как первый ход в указанном направлении и сохраняю надежду на поддержку инициативы и национальными структурами, и частным бизнесом.
Думается, никто не отрицает, что возможности научно-инновационного развития у нас достаточно хорошие. К примеру, по количеству научных учреждений и качеству изучений с позиций потребностей бизнеса Украина опережает кое-какие страны ЕС : Италию, Латвию, Польшу. Но возможности необходимо реализовывать, что сложно, в случае если на финансирование НИОКР расходуется кроме того менее 1% ВВП, тогда как в среднем по ЕС данный показатель в два раза больше, а в Скандинавских государствах превышает 3,5%.
Настоящая помощь — это не программы и отдельные гранты, в то время, когда по старинке распределяются бюджетные средства. Нужно обеспечить финансирование на уровне не случайного дождика, а современной ирригационной совокупности. Инновационное развитие должно наконец стать не на словах, а на деле стратегическим направлением отечественной экономики.

А для этого нужно обеспечить действенную сообщение бюджетного финансирования фундаментальных научных изучений с эластичной совокупностью внедрения их результатов.
Проверенным инструментом таковой связи во всем мире являются технопарки. К сожалению, равно как и со свободными (либо особыми) экономическими территориями, у нас данный путь развития почему-то смешивают с необходимостью предоставления каких-то льгот: налоговых, таможенных и т.п. Нужно четко сообщить: налоги должны платить все.

И тем более современные, высококонкурентные (высокорентабельные) отрасли. Государство должно снабжать нужные условия для разработки передовых идей, а их внедрение должно давать высокие доходы предпринимателям и налоги — стране.
Говоря о технопарках и особых экономических территориях, нельзя обойти вниманием неприятности распределения и территориального разделения труда трудовых ресурсов в стране. Как эксперт, посвятивший много времени изучению данной проблематики, могу указать на бессчётные недочёты отечественной экономики. Но, учитывая количества статьи, отмечу лишь один — региональный дисбаланс.

Само собой разумеется, экономическая структура не должна быть однородной на территории всей страны.

Тем более таковой большой, как отечественная. Но наличие отсталых, а время от времени и просто депрессивных регионов не украшает карту европейской страны. Так, перед нами стоит задача поднять отдельные регионы страны до отметки промышленно развитых государств, наряду с этим не задерживая развитие и тех регионов, каковые сейчас делают роль промышленного локомотива.
И еще об одной из вечных неприятностей — энергетической. Мы так в далеком прошлом говорим об энергосбережении, что это уже утратило каждый суть. Сейчас в повестке дня вопрос энергоэффективности, по которой мы отстаем не только от Германии (в которой энергоемкость ВВП как количество потребления первичных энергоносителей на 1 тыс. долл.

ВВП образовывает 0,15 тонны), но и от соседних государств — Польши (0,2 тонны), Румынии (0,21), Чехии (0,23). К сожалению, у нас данный показатель все еще достигает 0,45 тонны на 1 тыс. долл.

ВВП (по ППС).
Падение производства не должно остановить работу по энергопереоснащению фирм, монтажу нового энергоэффективного оборудования и внедрению новых разработок. Бюджетное перенапряжение — это эргономичный случай ввести налоги на чрезмерное применение энергии, а для энергоэффективного оборудования — внедрить ускоренную амортизацию. Необходимо, опять-таки, перейти от слов к делу.

Очевидно, это ляжет тяжёлым, а быть может, и непосильным бременем на кое-какие предприятия а также отрасли.

Но может ли экономика, не располагающей в достаточном количестве энергетическими резервами, позволить себе такие отрасли?
Не смотря на то, что и данный вопрос неоднозначный. Украина богата на разные энергетические ресурсы. Иное дело, что кое-кому намного легче продолжать бездумный экспорт чужих нефти и газа, чем, к примеру, обеспечить нужные капитальные вложения для организации производства биологического топлива либо переработки угля в жидкое топливо и газ, как это делают многие страны — от Южно-Африканской Республики до Китая.

Возможно было бы отыскать в памяти и опыт Бразилии, применяющей для этого собственные аграрные ресурсы.
Кризис и временное конъюнктурное падение цен на источники энергии дает нам настоящую возможность вынудить промышленных потребителей перейти на энергосберегающие разработки: они смогли выжить при больших стоимостях, пускай на данный момент направляют дельту на техническое переоборудование. Вряд ли имеется суть отдавать это на откуп частным собственникам и их действенным менеджерам.

Соответствующие отчисления должны аккумулироваться госбюджетом, а позже возвращаться фирмам при реализации ими энергосберегающих программ

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.