Элита грозит революцией

Другой взгляд на политику

Появление в сети материалов, красноречиво озаглавленных, к примеру, Чубайс начал Путину войну, рассеивает весьма многие удивления. Ясно, что речь заходит не о человеке по фамилии Чубайс и не о человеке по фамилии Путин. Речь заходит о том, что консенсус двух крыльев русском элиты — государственнической, полагающей, что России направляться оставаться Россией,

и либерально-западнической, готовой перевоплотить Россию в придаток, предполье и поставщика ресурсов Западу, казалось бы, достигнутый в итоге передачи поста премьера Медведеву, — в действительности фикция.

 

 

Никакого консенсуса нет. Война (это слово из уст фаворитов оппозиции — полевой армии Чубайса сотоварищи — звучит уже открыто) будет идти до полной победы той либо второй стороны. И, если судить по истерической (Путин действительно себя возомнил фаворитом геополитического противостояния Америке!) реакции г-жи Латыниной, умом отнюдь не блещущей, но к источникам информации весьма близкой, Путин (либо государственники) данный вызов приняли.

 

На мой взор, верно осознать, в чём обстоятельство для того чтобы неожиданного для многих накала страстей, возможно, в случае если внимательнее присмотреться к раскрутке сирийского сюжета.Элита грозит революцией Лично для меня, и я об этом писал неоднократно, в полной мере разумеется: Сирия обречена. Она была обречена ещё годом ранее, в итоге ливийских фокусов тогдашнего президента России, и по сей день спасти её (сколь бы нужным это ни казалось) нереально.

 

Вцепившись в добычу, Запад уже неимеетвозможности отойти, не утратив лица, а утратить лицо для Запада свидетельствует утратить всё. Тем более, нельзя отступать долговязому мулату из Вашингтона: у него на носу выборы, а избиратели не забудут обиду слабости. Не смотря на то, что, иначе, не забудут обиду и очередной войны, если она внезапно окажется тяжёлой.

 

Иными словами, Сирию будут добивать любой ценой, не стесняясь в средствах (чему помешать реально Российская Федерация неимеетвозможности) и в максимально краткие сроки (а вот этому Российская Федерация помешать в полной мере способна). У Запада остаются лишь два пути вероятных действий: или как-то выходить на беседу о компромиссе, или быстро, на полный слом дестабилизировать эту неприятную Россию, дабы она не имела возможности мешать.

 

Позиция приверженцев первого варианта весьма четко очерчена в статье Симона Тисдейла, вице-редактора Guardian, человека весьма глубокоуважаемого на обоих Островах.

 

Создатель (30 лет во главе политической журналистики, обкатка в Observer, широчайшие связи за океаном), излагая подробности некоего трансформации позиции России по Сирии, проявившегося в самые последние дни, риторически задаёт вопросы: Из-за чего Российская Федерация меняет подходы?, — и начинает искать ответ. Забрав за точку отсчёта (внимание, это крайне важно!) тот факт, что Путин — не борец за мир и не «плюшевый» миротворец, его подход — это подход практичного и несентиментального человека, осознающего, что именно выгодно для национальных заинтересованностей собственной страны.

 

Потом идут весьма разумные тезисы — и именно по поводу вероятных компромиссов. Мол, Путин осознаёт, что упираться в сирийском вопросе бессмысленно, но чтобы ожидать от него уступок, направляться признать: имеется перечень вопросов, по которым Российская Федерация, в случае если собирается сохранить себя, как субъект политики, уступать просто не может.

Это (стратегически) письменные, юридические, со обоюдными испытаниями гарантии по ПРО — и Кремль уже много раз выделил, что ни о каких вторых вариантах речи не будет. И это (тактически) — потому, что Москва дорожит связями с Тегераном, да к тому же любой пожар на южном фронтире ей ни к чему, — мирное разрешение «иранской неприятности».

 

А помимо этого, это (у м-ра Тисдейла на этот счёт ни слова, но я добавлю), признание status quo на «тёплых линиях» экс-советского Южного Кавказа и (не менее важно) свёртывание курса на превращение Украины в «Анти-Россию». Ну и, основное, отказ от дестабилизации вРоссии с целью вернуть её на «инсоровскую» (чубайсо-медведевскую) дорогу.

 

Согласно точки зрения аналитика, в случае если Холм и Дом готовы сказать об этом серьёзно, поле для переговоров можно считать расчищенным. Для усмирения Дамаска Обама может пойти на очень многое, кроме того на небольшие уступки в этом вопросе. Допустим, не начнёт возражать против пощады Асаду, в случае если тот покинет страну, либо кроме того даст согласие на создание «паритетного переходного правительства Сирии», другими словами на реализацию не «ливийского», а «йеменского» варианта.

 

Таковой компромисс даст ему возможность продемонстрировать американской нации, что он — волевой и настойчивый фаворит, заставивший таки Москву отойти и разрешивший конфликт без очередного «мы не вести войну, мы лишь бомбим». Кремль же, со своей стороны, спасёт жизнь клиенту (большой плюс) и окажет помощь его приверженцам сохранить некие позиции в Сирии (большой плюс), заодно удержав за собой классическую сферу заинтересованностей, включая базу и торговые отношения в Тартусе.

 

И всем будет счастье. По крайней мере, в той степени, в какой вероятно. Не считая, очевидно, сирийской «оппозиции», но холопам собственное вывод иметь не положено.

 

К тому же, подобная (в полной мере прагматичная) политика устраивает далеко не всех. Через чур много сил израсходовали приверженцы «твёрдой линии» (по схеме «Российская Федерация или отечественная, или никакая»), дабы отказаться от реализации собственных замыслов.

 

Из этого и ужесточение риторики «Рыцарей Белой Ленты», уже открыто говорящих о «войне» и, более того, готовности не только проливать кровь, но и разваливать страну. Из этого помянутая уже истерика г-жи Латыниной.

 

Из этого же и паника в высших слоях «западников», напуганных готовностью правительства ужесточать репрессии, пока ещё крайне осторожно, лишь увеличивая штрафы за насильственные действия на протяжении незаконных митингов. Что и ясно, потому что это сократит количество массовки в разы.

 

Как ни необычно, откровеннее всех высказывается Игорь Юргенс, глава «ИНСОР» и «серый кардинал» при Дмитрии Медведеве. В большинстве случаев не очень стремящийся к публичности, на данный момент он открыто угрожает влияниям : если не уступите, «окажется та самая история, которая случилась в 1905 году. В то время, когда на царя выяснялось давление, окружение сказало ему: эту гниду нужно дожать, ты через чур мягок.

Дальше вы историю понимаете.

В эру глобализации всё происходит стремительнее, может произойти переход в гражданское неповиновение» либо что похуже.

 

Другими словами, будет тебе, ВВП, 1917-й.

 

Это уже шантаж. Но глупый.

 

Не могу сообщить точно, полный ли невежда господин Юргенс в истории либо, сохраняя надежду на то, что другие истории не знают, но, в любом случае, уточню. 1905-й, в действительности, исчерпал собственный хороший ресурс в октябре, с подписанием Манифеста. И данный этап (по аналогии) сегодняшняя Российская Федерация уж прошла с принятием Закона о партиях.

Потом обстановка развивалась уже по сценарию сил, менее всего заинтересованных в упрочнении страны, и чем на громадные уступки шли власти, тем хуже и кровавее становилась действительность.

 

А позже пришел Столыпин, и всё кончилось.

 

И 1917-й продолжением 1905-го не был ни за что, он произошёл в совсем другой обстановке, которой сейчас нет и которая, дай Всевышний, по большому счету не повторится. По сути дела, власть сейчас ставят перед выбором: либо на данный момент же безоговорочно сдаться, либо обратиться за советом к тени великого премьера, большого эксперта по галстукам особенного рода.

 

Фактически, в случае если уж искать аналогии, то не в начале ХХ века, а в конце первой его трети и самом начале второй. В 1905-м все-таки была настоящая потребность в переменах. Хотя бы на селе, что по тем временам довольно много означало.

 

А на данный момент, скорее, 1934-й.

 

То же разложение в недрах ещё сравнительно не так давно действенной совокупности.

 

Те же заговоры, то же воровство да и то же предательство бывших революционеров, дорвавшихся до власти и сделавших из неё кормушку, причём (г-жа Нарусова, мисс Собчак, ау!) наследственно-домашнюю, а оттеснение себя от кормушки вычисляющих «изменой революции».

 

И совершенно верно равно как и тогда, мир в кризисе, выход из которого разнообразные «калифы на час» видят в войне. Которая, фактически, уже идёт вовсю. Уже растерзана «Абиссиния» — Ливия, и Сирии – «Испании» находиться недолго.

 

Как себя ни успокаивай, России отсидеться в сторонке не выйдет — она через чур лакомый кусок. А коль не так долго осталось ждать так, выходит, что время разобраться с «пятой колонной» не то, что пришло, но уже наступает на пятки. Откладывать на позже уже запрещено: «позже» может и не быть.

По причине того, что — куда ж деться? – война неизбежна, соответственно, нужно безотлагательно проводить дератизацию. В случае если этого не сделать на данный момент, то позже будет поздно

 

Наверное, человек в Кремле это осознаёт, как сознает да и то, что, принять вызов свидетельствует идти до конца. В случае если придется, то — по логике истории — впредь до тех самых галстуков, поминаний о которых не обожал Петр Аркадьевич, либо иных равноэффектных методик. Он, думаю, прекрасно всё осознаёт, и что такое «закон маховика», также в курсе.

 

Потому и колеблется.

 

Но возможности лавировать ему просто не оставляют, практически подталкивая к выбору, — и я, в случае если уж совсем открыто, не могу заявить, что это не хорошо…

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: