Как николай симоняк стал «генерал-прорывом»

Герои войны

Имя Николая Павловича Симоняка неразрывно связано с главными удачами Красной армии в битве за Ленинград. Зимний период 1943 года, на протяжении прорыва ленинградской блокады, его 136-я стрелковая дивизия сражалась на главном направлении и как раз её действия принесли 12 января многочисленный успех Красной армии. За них Н. П. Симоняк взял громкое прозвище «генерал-прорыв».

Перед прорывом блокады

Ещё со времён обороны полуострова Ханко в первой половине 40-ых годов двадцатого века Симоняк замечательно выстроил работу собственного штабного аппарата: достаточно редкое явление у начальников Красной армии в начале войны. Это заметно хотя бы по тому, как велись издания военных действий сначала 8-й отдельной стрелковой бригады, а позже и дивизии, которой Николай Павлович руководил. А также входе боевых действий августа — сентября 1942 года, неудачных для войск СССР, как раз его дивизия, сражаясь в составе 55-й армии, действовала, пожалуй, лучше всех советских соединений под Ленинградом.

В ноябре 1942 года 136-ю дивизию Симоняка вывели из 55-й армии в резерв фронта. Бойцы деятельно занимались боевой подготовкой, по причине того, что все осознавали: новая попытка прорыва блокады прейдет скоро. И дабы она была успешной, необходимо сделать весьма и довольно много.


Схема дислокации армий 136-й стрелковой дивизии.Как николай симоняк стал «генерал-прорывом» В наши дни эта местность находится в городской черте Петербурга

Одна из основных трудностей для Ленинградского фронта заключалась в том, что, перед тем как вступить в бой с немцами, его войска должны были переправиться через Неву. Нужно так, дабы захваченный плацдарм не превратился в очередной позиционный тупик и кровавую баню.

Перед генералом Симоняком и его 136-й дивизией задача стояла сложная: форсировать по льду замёрзшую Неву, ширина которой на этом месте достигала 600 метров. Крайне важно было подготовить пехоту дивизии к броску через реку, причём заблаговременно. От организации учений зависел успех в сражении.

Осуществлял контроль их проведение командующий Ленинградским фронтом генерал Л. А. Говоров. Как минимум два раза в Ноябре и декабря 1942 года в дивизию Симоняка приезжал представитель Ставки на Ленинградском фронте К. Ворошилов. За провалы на занятиях с руководства дивизии имели возможность задать вопрос весьма строго.

Не легко в учении, легко в сражении

Симоняк приложив все возможные усилия трудился над тем, дабы полноценно подготовить собственных бойцов к исполнению боевой задачи. Он старательно воплощал в судьбу военную истину о том, что пот экономит кровь. Он потребовал, дабы бойцы максимально стремительным рывком преодолели открытое пространство на реке.

От самого начальника требовалось доскональное знание переднего края германской обороны, вероятных направлений вражеских атак.

Это знание разрешало верно выяснить количество средств и сил, выделенных для дивизии.

Много упрочнений Симоняк приложил к максимально правильному воплощению в судьбу ещё одной идеи, которая, согласно его точке зрения, должна была принести успех его бойцам. Сущность её заключалась в том, дабы как возможно активнее применять пламя орудий прямой наводкой с правого берега Невы. Для этого необходимо было организовать разведку и как возможно тщательней изучить вражеский берег.

В сражении артиллерия должна была сопровождать действия пехоты огневым валом — движущейся перед пехотинцами стеной разрывов. Тактика действенная, но требующая от артиллеристов ювелирной точности, а от пехоты — умения идти за огнём собственных орудий. Неточность смертельна, по причине того, что бойцу, в общем, всё равняется, чей осколок в него летит, собственные либо чужой.

Исходя из этого перед операцией«Искра» бойцы дивизии обучались ходить за огневым валом.

На этом командир дивизии Симоняк и его штаб не останавливались. В стрелковых подразделениях началась подготовка штурмовых групп, каковые должны были расчистить дорогу главной массе пехоты. Бойцов групп готовили к тому, что они выйдут на лёд не только раньше вторых пехотинцев, но и не ждя завершения работы артиллерии.

От понимания «собственного манёвра», от навыков и скорости этих бойцов зависело многое.

Кроме того самый замечательный и прицельный артобстрел неимеетвозможности стереть с лица земли все огневые точки соперника, так что штурмовики должны были закончить начатое артиллеристами.

Замысел наступления 136-й стрелковой дивизии

Симоняк кроме этого осознавал, что управление боем потребует максимально правильных сведений о его ходе. И пускай штаб 136-й дивизии трудился превосходно, командир дивизии решил оборудовать для себя наблюдательный пункт прямо на берегу Невы. Оттуда генерал собирался смотреть за действиями собственных подчинённых.

Со своей стороны, бойцов должно было вдохновлять познание того, что командующий находится рядом с ними, на переднем крае.

Для грядущего наступления руководство передало в распоряжение Н. П. Симоняка большие силы: более 400 миномётов и орудий, и лёгкие танки 61-й танковой бригады.

Посмотрим, какого именно соперника должна была сокрушить 136-я стрелковая дивизия. На участке её наступления оборонялись части двух батальонов (из трёх) 401-го гренадёрского полка 170-й пехотной дивизии немцев. В полку насчитывалось более 1100 человек, и в дивизии он был сильнейшим.

Кроме того в случае если количество огневых средств в распоряжении его солдат не дотягивало до штатного, их всё равняется хватало для обороны собственного участка.

И уж совершенно верно их было намного больше, чем у противостоящих стрелковых частей Красной армии. Значительной проблемой для наступавших имела возможность появляться германская артиллерия. Если бы она смогла открыть огонь на протяжении форсирования Невы, операция была бы сорванной.

Самая броская дивизия «Искры»

Операция по прорыву блокады с кодовым заглавием «Искра» началась 12 января 1943 года. Для Симоняка и его дивизии настала пора проверить, каковы будут итоги тщательной подготовки, которую вёл Николай Павлович.

С дивизией Симоняка связано маленькое несоответствие между фактическими действиями советских бойцов и документами дивизии. В то время, когда речь идет об операции «Искра», постоянно упоминается замечательный артиллерийский огонь. Симоняк добавил к нему ещё и пламя самой пехоты.

За 20 мин. до окончания артподготовки станковые пулемёты выпустили по четыре патронные ленты в сторону германского берега.

Наряду с этим бойцы дивизии должны были сейчас уже выйти на лёд Невы. Документы показывают, что всё шло по замыслу. Вот такое несоответствие.

Сыграло ли оно собственную роль в развитии событий?

Наверное, нет. Но что совершенно верно известно — энтузиазм у бойцов было огромное, в бой они шли под пение «Интернационала», тогдашнего гимна СССР.

Как смотрелся удар дивизии Симоняка с позиций немцев? Сначала о судьбе собственного 401-го полка, угодившего под первый удар, штаб 170-й пехотной сообщить не имел возможности ничего. Утром, по окончании того как советская артиллерия открыла огонь и началось наступление, из штаба полка не поступило ни одной радиограммы.

Советские орудия нанесли тяжелые потери не только подразделениям полка на передовых позициях, но и его резервам.

Исходя из этого управление боем с германской стороны сходу выяснилось дезорганизовано, а все усилия по организации заградительного огня пошли прахом. Германская артиллерия по Неве практически не стреляла.

Прорыв блокады Ленинграда. 1943 г.
Картина живописцев В. Серова, И. Серебряного, А. Казанцева

Итогом боя стал большой успех 136-й стрелковой дивизии. Бойцы захватили на левом берегу Невы плацдарм шириной до трёх километров. В случае если учесть, что «зацепиться» за берег смогло соединение справа от Симоняка, это означало, что войска Ленинградского фронта добились практически неосуществимого.

Их бойцы бегом преодолели более чем полукилометра открытого пространства, вскарабкались на большой левый берег и взломали передний край обороны соперника.

Как говорилось выше, как раз действия дивизии Н. П. Симоняка привели 12 января к громаднейшему успеху. В случае если взглянуть целый движение операции «Искра», то получается, что его бойцы сыграли важную роль. Плацдарм, захваченный ими, удалось увеличить.

Полки Симоняка наступали навстречу Волховскому фронту, и как раз через пробитую ими брешь во вражеской обороне в бой вводились другие соединения. Как раз 136-я стрелковая продвинулась дальше всех и могла первой соединиться с «волховчанами».

В итоге это произошло 18 января 1943 года недалеко от Рабочего посёлка № 5 и стало одним из самых больших удач Красной армии на всём Северо-Западном направлении. Таковой финал операции «Искра» был обеспечен как раз победой Симоняка 12 января. Это был закономерный результат тщательной подготовки, правильного подхода и умелых действий к делу со стороны начальников 136-й дивизии.

Неслучайно уже в будущем многие из тех, кто служил под началом «генерал-прорыва», сделали броскую военную карьеру. Да и сам Николай Павлович заслуженно продвигался по работе.

Со 136-й стрелковой дивизией связана ещё одна история. Она скоро стала 63-й гвардейской, многие командиры и бойцы взяли правительственные призы. Армейский совет Ленинградского фронта отправил в штаб дивизии поздравительную весточку, в которой говорилось:

«Части Вашей дивизии в упорных битвах по прорыву вражеской блокады Ленинграда, действуя в первом эшелоне ударной военном группировки 67-й армии, преодолев предел р. Нева, прорвали очень сильно укрепленные позиции соперника… Части Вашей дивизии 18 января первыми соединились с армиями Волховского фронта и тем самым выполнили ведущую роль в битвах за прорыв блокады Ленинграда…»

В действительности дивизия Симоняка не первенствоваласоединением Ленинградского фронта, соединившимся с Волховским. Это ни капли не умаляет её огромных боевых заслуг. Весьма интересно и показательно второе. Текст весточки подвергался правке, и член Армейского совета фронта А. А. Жданов переписал её начало.

До исправления слова звучали ещё более лестно для комдива, только что ставшей гвардейской: «Части Вашей дивизии… выполнили главную, решающую роль в битвах за Ленинград».

Такое чувство, что Жданов пожалел скромность Симоняка.

Николай его дивизия и Павлович воевалав составе 55-й армии. Она должна была наступать на Красный Бор и вести войну с испанскими частями германской армии. Красноборская операция была неудачной для Красной армии, но не для Симоняка, гвардейцы которого выполнили задачу и наголову разгромили испанцев в Красном Боре.

Ранее статья была размещена на портале worldoftanks.ru.

литература и Источники:

  1. Документы ЦАМО РФ с сайта «Подвиг Народа».
  2. Стрешинский М. П., Франтишев И. М. Генерал Симоняк. Л., 1971.

Разведопрос: Баир Иринчеев о битве при Толваярви 12 декабря 1939 года


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Генерал в тени

    Имя Николая Владимировича Рузского нельзя назвать широко известным. Оно осталось в тени вторых русских полководцев начала XX века, наподобие Алексея…

  • «Откровения танкового генерала сс»

    Двигатель – такое же оружие, как и пушка. Курт Майер Курт Майер был осужден в 1945 году канадским трибуналом на пожизненный срок, но, как и многие другие…

  • Кризис «искры»

    Не обращая внимания на отказ германского руководства от наступления на Ленинград, положение блокированного города оставалось сложным. Накопленные запасы…

  • Ропшинский казус

    В советское время датой освобождения Ропши считалось 19 января 1944 года. В данный сутки Москва салютовала армиям Ленинградского фронта, завершившим…