Карл густав фон розен: рыцарь неба

Герои войны

племянник Германа и Шведский аристократ Геринга, Карл Густав фон Розен был человеком необычной судьбы. В начале собственной лётной карьеры успел побывать пилотом воздушного цирка, лётчиком Красного Креста на протяжении итальянского вторжения в Эфиопию, и пилотировал приобретённый на личные деньги бомбардировщик на протяжении советско-финской войны. Позднее его послужной перечень пополнился должностями лётчика гражданских личного пилота и авиакомпаний генсека ООН.

А во второй половине 60-ых годов XX века фон Розен ввязался в страшную гуманитарную миссию в мятежной провинции Нигерии Биафре.

Дорога к небу

Карл Густав фон Розен появился 19 августа 1909 года в шведском городе Хелгеста в семье путешественника и знаменитого исследователя Эрика фон Розена. Одним из наиболее сильных впечатлений его детства был сутки, в то время, когда его папа прилетел в родовое поместье Розенов Рокельстад на самолете через зимний буран. Карлу тогда было всего одиннадцать, а самолет пилотировал узнаваемый ас Первой Мировой Герман Геринг, что приходился мальчику дядей (его супруга Карин Геринг приходилась мальчику родной теткой).

Детство Карла Густава было насыщенно приключениями. Возможно заявить, что он был настоящим сорванцом – его кроме того исключили из респектабельной школы за систематические нарушения дисциплины, включая драки со сверстниками. Поведение парня в далеком прошлом было больным темой для почтенной семьи фон Розенов, и исключение Карла из школы стало последней каплей для его отца, с которым у будущего авиатора произошёл ужасный скандал.

Озлобленный юноша ушел, хлопнув дверью — отныне он неизменно и во всем будет сам по себе.

Карл густав фон розен: рыцарь неба
Эрик фон Розен, папа Густава

Одним из основных увлечений Карла Густава в юношеские годы были гонки на моторных лодках. Но чем взрослее он становился, тем посильнее проявлялась в нем тяга к совсем иным скоростям и вершинам. В то время, когда гонки на лодках стали для него обыденностью и прекратили приносить прежнее наслаждение, он, наконец, отыскал в памяти сильное впечатление детства и решил посвятить себя воздухоплаванию.

Во второй половине 20-ых годов XX века Карл поступил в лётную школу и к 23 годам стал умелым пилотом.

Тогда же, в первой половине 30-ых годов XX века, он помирился с отцом. Тот, наконец, заметил, что из задиры и шалопая вышел в жизни толк. Фон Розен вошел в число первых пяти шведов, взявших лицензию пилотов-инструкторов.

Первыми достижениями Карла на поприще полётов стала демонстрация фигур пилотажа на потеху публике. На своем одномоторном «Хейнкеле» он устраивал настоящие шоу в крупных посёлках и городах по всей Швеции. Была создана целая концепция развлекательной программы: фон Розен и его ассистенты демонстрировали имитацию настоящего воздушного боя, где швед «вел пламя» по сопернику посредством сигнальных ракет, установленных на его самолете, и уходил от огня бутафорских зениток.

В завершении программы, в соответствии с сюжету, Розен появился «подбит» — он заглушал двигатель и входил в штопор, быстро мчась к почва. В то время, когда до земной тверди оставалось немного, Карл Густав опять запускал двигатель, выходил из пике и, быстро набирая скорость, устремлялся в голубую высь под восхищенные крики толпы. Команда Розена проездила со своим шоу по стране до 1935 года, пока летчик не отыскал для себя новое приключение.

Финляндия и Эфиопия

Сейчас до шведа дошли слухи о войне, которую вела фашистская Италия в Эфиопии. Новости красочно обрисовывали страдания чернокожих аборигенов, которым тех подвергали воины Муссолини. В этот самый момент юный шведский летчик осознал, в чём его призвание.

Фортуна дала ему крылья, разрешила возможность превозмогать земное притяжение и парить в небесах – дар, дешёвый весьма немногим. Карл решил применять его для помощи вторым и записался в качестве добровольца в шведский Красный Крест.

И вот фон Розен уже парит в голубом небе Африки — на своем «Фоккере» он везет лекарства для эфиопов. На протяжении одного из перелётов вблизи линии фронта Карл попал под обстрел итальянских зениток и применил тот самый трюк, что еще совсем сравнительно не так давно демонстрировал восхищенным зрителям в родной Швеции — сбавил обороты двигателя и сымитировал падение, планируя над самыми вершинами деревьев. В то время, когда самолет скрылся из сектора обстрела итальянской зенитной артиллерии, фон Розен снова запустил двигатель на полную мощность и взмыл в небо.

В том месте же, в Эфиопии, до Карла дошла печальная новость — скончался его папа, и сейчас к нему по наследству перешел титул графа фон Розена.

Douglas DC-2

В то время, когда во второй половине 30-ых годов двадцатого века СССР напал на Финляндию, фон Розен опять не усидел на месте. На индивидуальные средства он купил два истребителя для финской армии и пассажирский Douglas DC-2, что он переоборудовал в бомбардировщик. Самолет имел возможность нести две 500-килограммовые бомбы и четыре 100-килограммовые.

Карл сам пилотировал «Дуглас» в течении всей войны и бомбил советские коммуникации вблизи Карельского перешейка. Но война не продлилась продолжительно, и скоро Рекомендации взяли верх, покинув авиатора не у дел.

Розен и Геринг

Усталый и подавленный, Карл Густав решил уехать в Нидерланды, откуда родом была его жена, дабы устроиться в том месте на работу в коммерческую авиакомпанию KLM. Его путь пролегал через Германию, и это было то самое время, в то время, когда фашисты подготавливались к наступлению на государства Бенилюкса. Приехав в Берлин, Карл был радушно встречен Германом Герингом, что устроил по этому поводу вечеринку.

Но рейхсмаршал всячески отговаривал шведа ехать в Нидерланды, давая очень уклончивые ответы на в полной мере закономерный вопрос «из-за чего?» Пространных и расплывчатых аргументов Геринга для фон Розена было не хватает, и он все же отправился в Амстердам. Только в то время, когда швед заметил в небе над Амстердамом германские самолеты, он осознал наконец, на что ему пробовал намекнуть дядя.

Карл помчался на аэропорт Схипхол, где скоро вывел из ангара самолет компании KLM DC-3. Совместно со старшим пилотом компании он загрузил на борт самолета серьёзные правительственные бумаги, каковые удалось спасти в воздухе паники и всеобщего хаоса, и направил борт в сторону Англии.

Герман Геринг во второй половине 30-х годов двадцатого века

Его прибытие было встречено ликованием, которое, но, тут же схлынуло, в то время, когда в интервью местным СМИ Карл заявил, что есть родственником Германа Геринга. Британцы, недолго думая, арестовали шведа и повезли его в Лондон, где пилота ожидали долгие допросы.

Но, один из влиятельных английских государственныхы служащих, что лично знал фон Розена, поручился за него и объявил, что, не обращая внимания на родство с рейхсминистром авиации, швед не имеет к нацистской Германии никакого отношения. Это было правдой. Более того, фон Розен потом кроме того постарался завербоваться в ВВС английской короны дабы сражаться с гитлеровскими пилотами над Ла-Маншем.

Но ему было отказано как раз из-за столь нелицеприятного родства.

Африка кличет

По окончании окончания Второй мировой Карл Густав снова отправился в уже привычную ему Эфиопию, где поступил на работу в императорские ВВС в качестве инструктора. Он занимал эту должность впредь до 1956 года, в то время, когда из-за интриг одного из собственных помощников был должен покинуть работу и возвратиться в Швецию.

Практически сразу после этого он стал личным пилотом генсека ООН Дага Хаммаршельда, и эта почетная работа имела возможность появляться последней в его жизни. Но, как это часто бывает, вмешался случай. Незадолго до злополучного вылета в сентябре 1961 года, закончившегося авиационной трагедией над Родезией, фон Розен заболел, и его подменял второй пилот.

Катастрофа унесла судьбе всех шестнадцати человек, пребывавших на борту самолета, включая и самого Хаммаршельда.

Затем на фоне эскалации конфликта в Конго фон Розен решил возвратиться к себе.

Но судьбе было угодно снова вернуть его в Африку, с которой швед, казалось, был окончательно связан крепкими узами. В мае 1967 года на Тёмном континенте разгорелась новая война. Одна из областей Нигерии, Биафра, заявила о собственной независимости, и обе стороны стали готовиться к вооруженному противостоянию.

Фон Розен сейчас трудился пилотом в компании Transair – по окончании Конго он решил больше не ввязываться в чужие войны. Но одним августовским утром 1968 года в офис компании зашли пара мужчин, каковые представились участниками германской благотворительной католической организации. Они желали зафрахтовать грузовой самолет, дабы возить на нем в Биафру медикаменты и продовольствие.

Директор Transair сходу привёл к фону Розена как человека, уже имеющего опыт гуманитарных миссий в Африке.

Карл Густав сначала упирался. Но рассказы немцев о страданиях и тяготах, каковые каждый день выносит населения Биафры, все же прикоснулись его сердце, и швед нарушил данное себе слово больше ни при каких обстоятельствах не летать в «тёплые точки». В итоге немцы зафрахтовали «Дуглас» DC-7, на котором фон Розен должен был возить гуманитарные грозы с принадлежащего португальцам острова Сан-Томе.

Douglas DC-7

Незадолго до рейса до представителей гуманитарной миссии дошли сведения, что нигерийцы значительно усилили собственные силы ПВО, и сейчас кроме того самые отчаянные оружейные контрабандисты не рискуют летать в Биафру. Немцы пришли к фон Розену, и начальник организации сообщил:

«Мы можем только молиться, дабы вы взялись за эту работу».

Поставщики оружия в Биафру, каковые видели в Розене собственного соперника, отказались сказать его экипажу кодовое слово, употреблявшееся для ночных посадок. Исходя из этого летчику, незнакомому с местностью, было нужно летать днем, дабы иметь возможность приземлиться. Утром 13 августа 1968 года DC-7, пилотируемый фон Розеном, вылетел с Сан-Томе, до отказа нагруженный медикаментами и провизией.

Дабы не стать мишенью для нигерийских МиГов, швед решил лететь низко, всего в 10 метрах над водой. Точкой назначения являлся город Ули в мятежной Биафре.

До цели было свыше тысячи километров. Навигатор фон Розена по имени Паули потом вспоминал, что целый экипаж пребывал в предельном напряжении. Не было уверенности, что в Ули удастся дозаправиться для обратного перелета, и тогда, по меткому выражению Паули, долетая до Сан-Томе, им было нужно бы глотать дым.

Опасения вызывали и нигерийские радары, каковые хоть и не должны были засечь самолет на таковой низкой высоте, но все же без шуток тревожили экипаж. В то время, когда, наконец, морская синева под фюзеляжем самолета уступила место зеленой растительности, члены экипажа с облегчением выдохнули. Голос фон Розена в наушниках шлемофонов сказал только одну маленькую фразу: «Мы сделали это».

Приближаясь к посадочной полосе в Ули, фон Розен умышленно сделал разворот, показывая биафрийцам, что к ним летит не вражеский бомбардировщик, а грузовой самолет. По окончании нескольких напряженных секунд ожидания зенитного огня с почвы не последовало, и Карл Густав начал заводить борт на посадку.

Окончание

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: