Керченско-феодосийская операция: первая схватка

Высадившись на берег утром 26 декабря 1941 года, советские десантники смогли закрепиться у посёлка Камыш-Бурун. Сейчас перед руководством операцией встал вопрос: удастся ли увеличить захваченные плацдармы и обеспечить высадку основных сил десанта?

Высадка 2-го отряда

Примерно в семь часов утра к Камыш-Буруну подошли две первых группы 2-го отряда — семь сейнеров, на которых пребывали рота 823-го и рота 825-го полка. В соответствии с отчётной карте, три сейнера произвели высадку на северной оконечности Камыш-Бурунской косы, четыре — у пристани судоремонтного завода (в собственных документах немцы подчернули, что к верфи «опять подошли два громадных корабля»).

Место высадки третьей группы 2-го отряда (рота 831-го полка) остаётся неясным. В соответствии с отчёту Керченской военно-морской базы (КВМБ), высадка состоялась между Эльтигеном и Камыш-Буруном, причём часть сейнеров, не сделав задачи, возвратилась к месту погрузки. В соответствии с отчётной карте, высадку осуществили в самом Эльтигене.

Схема высадки Камыш-Бурунского десанта.
Хроника ВОВ СССР на Черноморском театре. Выпуск 1. — М.: Воениздат, 1945

Немцы подтверждают уличный бой в Эльтигене, именуя его «ожесточённым»: около 6:30 (7:30 по Москве) 3-й батальон рассказал о том, что «неприятелю удалось укрепиться в южных зданиях Эльтигена».Керченско-феодосийская операция: первая схватка Наверное, тут сражалась лишь штурмовая несколько с катера № 92. Бой длился до самого полудня, и снова немцы расстреляли двоих пленных комиссаров.

В итоге из 33 человек штурмовой группы сохранилось лишь пятеро: трое моряков, оставшиеся на катере, к утру 28 декабря смогли на резиновой лодке переправиться через пролив; майор Лопата с ещё одним моряком вечером 26 декабря вышел к Камыш-Буруну.

Одновременно с этим штаб германского 114-го артполка информировал, что по окончании 6:45 его 1-я батарея 150-мм орудий начала «бой с неприятелем, высадившимся на крутом берегу восточнее Коммуны Инициатива». В соответствии с отчёту германского 42-го пехотного полка, чуть позднее (в 11:00 по Берлину) в полосе 3-го батальона «неприятель пробовал высадиться на крутой берег между Эльтигеном и Коммуной Инициатива». 150-мм орудие из 1-й батареи 114-го артполка прямой наводкой потопило два маленьких корабля, но ещё трём «удалось выгрузить приблизительно 400 человек с одним комполка и одним начальником батальона».

Отчёт оперативного отдела штаба Крымского фронта подтверждает тот факт, что около 250 человек во главе с начальником 831-го полка майором А. М. Шариппо высадились у коммуны «Инициатива» и заняли оборону на высоком берегу северо-восточнее Тобечикского озера. На карте оперативного отдела штаба фронта плацдарм 831-го горнострелкового полка на 29 декабря отмечен в километре южнее Эльтигена, наоборот и чуть севернее коммуны «Инициатива».

Основываясь на показаниях военнопленных, немцы думали, что начальник высадившегося полка был убит и вместе с ним погибло ещё 34 человека. Майор Шариппо вправду погиб, но дата его смерти неясна. В соответствии с итоговому отчёту 51-й армии, безвозвратные утраты его группы составили всего 20 человек.

Примерно в восемь часов утра к Камыш-Буруну подошли оставшиеся плавсредства группы 2-го отряда — немцы насчитали тут 11 судов. Катера прикрыли бухту дымовой завесой, что затруднило действия германских артиллеристов. Однако огнём только что прибывшего противотанкового взвода в бухте был потоплен один сейнер и подожжён «небольшой охотник» МО-143 (СКА-034) под руководством лейтенанта В. В. Пономарева — с него спаслись только 4 десантников и 7 моряка.

Советская артиллерия с Тамани обстреливала германские позиции, затрудняя действия оборонявшихся.

Замысел высадки десанта из отчёта Керченской военно-морской базы

Тем временем красноармейцы, высадившиеся на Камыш-Бурунской косе, обошли мелководный залив с юга и неожиданной атакой сбили с позиций 2-ю и 12-ю роты немцев. Продвинувшись на протяжении железной дороги на северо-восток, десантники вклинились между 2-й и 4-й ротами, оборонявшими район верфи. Для отражения данной атаки руководству 1-го батальона было нужно собирать солдат из писарей и (небоевых подразделений водителей при штабе), и привлечь тыловиков из базировавшегося тут обоза зенитчиков.

Продвинувшись дальше, десантники захватили территорию Камыш-Бурунского железорудного комбината, где вражеской обороны не было. Дабы не разрешить немцам выйти в тылы батальона, из высвобожденных частей 3-й роты была спешно создана оборонительная несколько, размещённая на отвалах севернее завода.

Более того, десантникам удалось перехватить дорогу на Эльтиген, в следствии чего локтевой контакт германских 1-го и 3-го батальонов был потерян, сообщение штаба полка с 3-м батальоном поддерживалась лишь по радио. В 9:30 по Берлину штабу полка было нужно выделить автотранспорт и на нём послать в Камыш-Бурун собственные резервы: 7-ю роту в составе двух офицеров, шести сорока-и унтер офицеров рядовых при пяти лёгких пулемётах.

Ко мне же прибыла часть первой батареи 64-го зенитного полка: одна 88-мм зенитка и один 20-мм автомат. 1-й батальон получил приказ срочно нападать и выбить русских из Камыш-Буруна.

Высадка 3-го отряда

Ближе к полудню к главному пункту высадки подошли суда 3-го десантного отряда. Он складывался из трёх групп судов, в каждую из которых входили три сейнера и буксир с несамоходной баржей. Отряд сопровождали два «малых охотника» и шесть торпедных катеров.

На нём пребывала главная часть десанта: 3327 человек, 29 орудий и три миномёта. На каждой из барж разместились тысяча человек и четыре 76-мм орудия.

Из-за отсутствия навигационных знаков в Тузлинской промоине перемещение отряда задержалось, суда растянулись по проливу. Баржа «Тверь» сперва села на мель, позже её сорвало с буксира и снесло течением, в итоге её отбуксировали обратно в Тамань. Начальник отряда капитан-лейтенант Н. З. Евстигнеев решил направить сейнеры к месту высадки, не ждя подхода барж.

Эту группу возглавил старший политрук Ф. И. Чернявский на сейнере «Пушкин», вооружённом 45-мм орудием.

Около 12 часов дня восемь либо девять сейнеров группы Чернявского дошли до Камыш-Бурунского порта и за час-полтора разгрузились у пристани судоремонтного завода. Немцам удалось потопить один из сейнеров — с него было спасено 23 бойца и семь членов экипажа.

Схема фактической высадки десанта из отчёта Керченской военно-морской базы

Тем временем в воздухе показались германские самолёты. В первую очередь они нападали самые большие цели — два отставших буксира с баржами. Баржа № 317 с главным составом 825-го горнострелкового полка была подожжена прямым попаданием бомбы, на ней появилась паника, в результате которой за борт скинули два 76-мм орудия, и 45 коробок снарядов и 60 коробок патронов.

Наряду с этим утонуло 50 красноармейцев (в соответствии с отчёту оперативного отдела штаба Крымского фронта — до 100 человек). В итоге пожар удалось потушить, по окончании чего баржа возвратилась в Тамань.

Второй целью германской авиации стала третья баржа («Болиндер № 1») с буксиром СП-25, на которой пребывало около восьмисот бойцов 823-го горнострелкового полка. Сейчас баржа уже достигла основания Камыш-Бурунской косы и поднялась в полусотне метрах от берега, швартовая команда начала её разгрузку посредством пребывавших тут сейнеров. Одна из бомб попала в буксир СП-25, что скоро затонул, следующая бомба угодила в баржу, пробила её корпус и взорвалась на грунте.

В следствии пожара и появившейся паники погибло около 300 человек (включая утонувших); порядка 500 бойцов и солидную часть снаряжения 823-го полка удалось выгрузить на берег. Примечательно, что эту победу засчитали себе и германские артиллеристы: 3-я батарея 115-го артполка вместе с 3-й батареей 114-го артполка рассказали о том, что около 11:15 (12:15 по Москве) юго-восточнее Камыш-Буруна ими был потоплен 1200-тонный пароход!

Действия десанта вечером

Около 12 часов дня обострилась обстановка в полосе 3-го германского батальона севернее коммуны «Инициатива». Десантники, высаженные 2-м отрядом севернее места первой высадки, атаковали охранение 9-й роты и вынудили его отойти к позициям артиллерии. Бой докатился кроме того до артиллеристов: одно из трёх 150-мм орудий 1-й батареи было выведено из строя взрывом гранаты.

Главная часть 9-й роты безотлагательно выдвинулась из Орта-Эли к берегу с задачей блокировать место высадки.

К этому времени оба плацдарма у коммуны «Инициатива» объединились. Тут сосредоточилось 400–450 бойцов 831-го стрелкового полка во главе с комполка майором А. М. Шариппо, высаженные с сейнеров в составе 1-го и 2-го отрядов. Не обращая внимания на небольшой состав, несколько майора Шариппо действовала решительно, исходя из этого немцы заметно переоценили её численность.

В Камыш-Буруне также длился бой. К полудню ухудшилась ситуация в полосе германских 2-й и 12-й рот севернее железорудного комбината: начальник 2-й роты обер-лейтенант Бука был убит, сама рота была окружена советскими силами с трёх сторон. Резервов у 42-го полка уже не хватало: штабную роту из Катерлеза немцам было нужно кинуть на северную окраину Керчи, куда из бухты Булганак прорвались высаженные в том месте части 83-й морской стрелковой бригады.

Торпедный катер типа Г-5.
Моделист-конструктор, 1986, № 8

Только вечером немцам удалось организовать в Камыш-Буруне неспециализированную атаку: в 14 часов части 1-го батальона вместе с 7-й ротой 2-го батальона, частью 88-го сапёрного батальона и собранными по тылам подразделениями атаковали район причалов. 7-я рота смогла захватить место высадки у пристани железорудного комбината (тут были установлены на позиции одно германское и одно трофейное советское противотанковые орудия).

Германские сапёры атаковали территорию верфи, но из-за наступившей темноты не смогли её занять. На ночь район верфи блокировали часть и сапёры 4-й роты. В вечернем бою погиб начальник 4-й роты лейтенант Криль.

В соответствии с советским документам, к вечеру 26 декабря подразделениям 302-й стрелковой дивизии было нужно покинуть Камыш-Бурун и отойти южнее него. В действительности бой и без того шёл южнее посёлка — на территории аглофабрики, судоремонтного завода и порта.

В это же время для немцев ухудшилась обстановка юго-западнее посёлка, около железорудной фабрики и карьеров. Ещё в 15 часов 1-й батальон доложил в штаб полка, что 2-я и остатки 12-й роты попали в окружение и несут тяжелые потери: в частности, погиб лейтенант Душек, принявший руководство по окончании лейтенанта и-гибели Бука. Штаб полка по радио приказал ротам под прикрытием темноты прорываться к Камыш-Буруну либо Эльтигену и примкнуть или слева к 3-му батальону, или справа к 1-му.

В итоге 2-й роте удалось выйти в район Эльтигена, кинув часть автотранспорта и неисправного оружия. 12-я рота утратила целый транспорт, поскольку советские десантники сходу захватили её конюшни и гараж.

По результатам 26 декабря утраты 42-го полка (без приданных ему частей) составили 3 офицера, 7 унтер-офицеров и 18 рядовых убитыми, и 9 унтер-офицеров и 30 рядовых ранеными. Помимо этого, пропали без вести один унтер-офицер и шестеро рядовых. Так, неспециализированные утраты обоих батальонов (без других направленных ко мне частей полка) за сутки составили 74 человека — а также 35 человек безвозвратно (3 офицера, 8 унтер-офицеров и 24 рядовых).

Итоги первого дня операции

Всего 26 декабря на западном берегу Керченского пролива было высажено около 2200 человек, либо около 40% от 5225 человек, намеченных к высадке. По оценкам штаба КВМБ, из этого числа утонуло и погибло на берегу 350–400 человек — другими словами к финалу дня на двух плацдармах должно было пребывать около 1800 десантников.

Итоговая карта высадки из отчёта Керченской военно-морской базы

В действительности погибших было больше: не меньше 500 человек погибло при высадке, ещё около сотни было убито либо ранено в битвах на берегу. Исходя из этого численность десанта на западном берегу пролива возможно оценить следующим образом: около 1200 человек в районе Камыш-Буруна, до 300 человек — у коммуны «Инициатива». Наряду с этим Камыш-Бурунский плацдарм практически складывался из двух частей: одна группа сражалась у верфи, а та, что высадилась на косе, сейчас завязала бой за железорудный комбинат.

На протяжении высадки погибло пять сейнеров, один «небольшой охотник» МО-034, торпедный катер, буксир и несамоходная десантная баржа («Болиндер № 1»). Повреждения взяли 18 сейнеров, два катера «МО» и одна баржа. 17 сейнеров и одна баржа не выполнили задания из-за посадки на мель или по обстоятельству трусости начальников.

Увы, управление Керченской базы не имело связи с десантом и не знало подробностей происходящего на берегу: у армий, высаженных в порту, раций или не было, или они вышли из строя. Рация в пункте высадки № 2 прекратила трудиться по окончании его разгрома германской артиллерией (по некоторым данным, позднее она всё-таки получила). Два торпедных катера, высланные в сумерках к Камыш-Буруну, были обстреляны с берега малокалиберной артиллерией — по всей видимости, двумя противотанковыми пушками, поставленными немцами на причал.

В столь негативных условиях у руководства Керченской базы сдали нервы, и оно решило отказаться от продолжения высадки. В донесении в штаб 51-й армии адмирал А. С. Фролов ссылался на холодную ночь (8–10° мороза), усиление ветра до 7–8 баллов, бешеный огонь и «обледенение берега противодесантной обороны». В конечном итоге метеопост Тамани в 8 часов утра 27 декабря продемонстрировал только 3–4 балла ветра (10–12 м/с) и столько же баллов беспокойства, температуру — до 6° ниже нуля.

В ответ командующий 51-й армией генерал В. Н. Львов настойчиво попросил продолжать высадку, исходя из этого моряки обратились в штаб флота. В итоге руководство флота приняло соломоново ответ, дав перенести высадку подкрепления десанту на следующую ночь — с 27 на 28 декабря.

Командующий 51-й армией генерал В. Н. Львов.
forums-su.com

Генерал Львов был весьма зол на Фролова — позднее в беседе с участником Армейского совета фронта Ф. А. Шаманиным он назвал командующего Керченской базой «очень сильно сломанным человеком, не могущим делать приказания, ссылаясь на объективные обстоятельства». Что же касается десантников, то им предстояло целые дни сражаться без подкреплений…

Продолжение направляться.

литература и Источники:

  1. Бережной С. С. суда и Корабли ВМФ СССР. 1928–1945. — М.: Воениздат, 1988.
  2. Издание военных действий 42-го военного корпуса (NARA, Т-314, R-1668).
  3. Зубков А. И. Керченско-Феодосийская десантная операция. М.: Воениздат, 1974.
  4. Керченская операция. Декабрь 1941 г.–январь 1942 г. ГШ КА, Военный отдел. — М.: Воениздат, 1943.
  5. Мартынов В. А., Спахов С. Ф. Пролив в огне. — Киев: Политиздат Украины, 1984.
  6. Неменко А. В. История одного десанта http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=490298.
  7. Оперативные сводки штабов Закавказского и Кавказского фронтов 22.11.41–15.01.42 (ЦАМО РФ, фонд 216, опись, 1142 дело 14).
  8. Отчёт о десантной операции по захвату Керченского полуострова и городов Феодосия и Керчь 26–31.12.41. Оперативный отдел штаба Черноморского флота. Севастополь, 1942 (ЦАМО РФ, фонд 209, опись, 1089, дело 14).
  9. Отчёт об операции по форсированию Керченского пролива и высадке десанта на Керченский полуостров Керченской военно-морской базы Черноморского флота 26–29 декабря 1941 года. Своевременный отдел КВМБ ЧФ, 1942 (ЦАМО РФ, фонд 209, опись, 1089, дело 1).
  10. Хроника ВОВ СССР на Черноморском театре. Выпуск 1. С 21 июня по 31 декабря 1941 г. — М.-Л: Управление Военно-морского издательства НКВМФ, 1945.

В Крыму отмечают 40-летие Военно-морской базы Черноморского флота


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.