Краснокожие на тропе великой войны

Герои войны

Первая мировая не только была тяжёлым опробованием для европейцев, но и дала серьёзный армейский опыт многим населениям украины, Африки и обеих Америк. Среди уроженцев Северной Америки, участвовавших в войне, были и представители некоторых индейских племён, живших на территории США. Ввиду малочисленности они не могли оказать важной помощи в битвах, но понадобились в качестве связистов-шифровальщиков.

История известных «говорящих с ветром» началась не на просторах Тихого Океана, а в окопах Шампани и Пикардии.

Индейцы в армии США до Первой мировой

Отношения между аборигенным населением американского континента и европейскими колонистами сначала были сверхсложными. Войны, сопровождавшиеся резнёй мирного населения с обеих сторон, сменялись периодами хороших отношений с интенсивным культурным обменом. По мере роста численности белых поселенцев индейские племена отходили всё дальше на запад.

К середине XIX века территория США уже простиралась от Атлантического до Тихого океана, а индейская неприятность, так остро находившаяся в восемнадцатом веке, уже никого очень не тревожила. Индейцы оказывали спорадическое сопротивление переселенцам на почвах к западу от Миссисипи, но бесповоротно изгнать их со своей территории они уже не могли.

Краснокожие на тропе великой войны
Американский интернационал: алеут, чероки, чокто, южный шайенн и два команча. Тренировочный лагерь, штат Нью-Йорк, 1919 год

От конфронтации с бледнолицыми многие племена перешли к сотрудничеству, а индейская кавалерия рассматривалась многими политиками, по словам историка Брюса Уайта, как эквивалент французских спаги из Алжира, индийцев на английской работе либо кроме того русских казаков. Индейские отряды завлекали для рейдов на территорию соперника на протяжении Гражданской войны, а по окончании 1866 года кроме того появились замыслы создания особых отрядов из индейцев в армии США.

Споры по поводу аналогичных соединений длились два десятка лет. Согласно точки зрения многих политиков и военных, подобные меры содействовали бы распространению среди индейцев английского, христианства, образа и привычек судьбы белого населения. Сами индейцы, действительно, не выказали особенного энтузиазма в этом вопросе, предпочитая обживать территории резерваций, куда они были вытеснены в следствии притока новых переселенцев и формирования штатов.

Да и офицеры, как отмечает Уайт, с удивлением поняли, что многие индейцы – стрелки и плохие наездники, и «…медлительно перенимая преимущества белых воинов, они достаточно скоро научаются их порокам, в особенности азартным играм и пьянству». В следствии к концу XIX века замыслы по инкорпорированию индейских подразделений в армию были покинуты, а военный жёсткость скорее оттолкнула многих индейцев от общества и государства, нежели содействовала их политической и культурной ассимиляции.

Индейцы вместе с вождём Белоголовым Орланом в 1917 в Нью-Йорке на церемонии открытия макета древесного корабля называющиеся «Рекрут», сооружённого для привлечения добровольцев во покупки и флот облигаций армейского займа

Не обращая внимания на то что индейцы учавствовали в испано-американской войне 1898 года на Острове Свободы и Филиппинах (к примеру, в известном кавалерийском полку Теодора Рузвельта), всякие замыслы по созданию отдельных индейских подразделений в 1900–1913 гг. традиционно отвергались армейским министерством.

Призыв индейцев в американскую армию в 1917–1918 гг.

Обстановка изменилась в годы Первой Мировой. По окончании объявления Соединёнными Штатами войны Германии споры о создании отдельных индейских армейских формирований вспыхнули с новой силой.

Приверженцами сегрегации, т.е. создания этнически чистых подразделений, выступили госслужащие из национальных работ по делам индейцев, в то время как первое в Соединенных Штатах «Общество американских индейцев», тон в котором задавали переселившиеся из резерваций в города бизнесмены и рабочие, неожиданно выступило быстро против этого. Согласно точки зрения представителей общества, образ индейца как какого-либо наездника-дикаря с западной границы нужно было уничтожить, исходя из этого они настаивали на включении индейцев в простые части. Индейцы не дикари, а простые граждане, и потому не нуждаются в каком-то особенном обращении с ними – таким был их политический лозунг.

Дело осложнялось ещё и тем, что приблизительно треть индейского населения США именно не имела статуса полноправных граждан, а для остальных подтвердить его официальными бумагами было проблематично. Но отсутствие гражданства у новобранцев не останавливало ни добровольцев, каковые сами явились на призывные пункты (это много поразило военных офицеров), ни чиновников, каковые проводили принудительную мобилизацию.

Индейцы вместе с вождём Белоголовым Орланом в 1917 в Нью-Йорке на церемонии открытия макета древесного корабля называющиеся «Рекрут», сооружённого для привлечения добровольцев во покупки и флот облигаций армейского займа

Особенными проблемами были расовые предрассудки самих индейцев, каковые были быстро настроены против работы в «цветных» отрядах для американских негров, и неграмотность либо во многих случаях полное незнание английского уроженцами резерваций. Растолковать призывникам, куда их, фактически, призывают, за что они планируют воевать, и из-за чего по большому счету должны это делать, было сложной задачей, потому, что агитационных материалов на языках индейцев не существовало.

Но, как с радостью и удивлением отметили многие чиновники и журналисты, уровень патриотизма у индейцев и без этого был очень высоким. Скорее, нехорошее владение языком затрудняло обучение в тренировочных лагерях, но, как решило руководство, это не должно было стать препятствием для военной работы. Помимо этого, из не хорошо либо не владевших английскимязыком индейцев были созданы трудовые отряды для работы в тылу.

В итоге к началу осени 1918 года из 11 308 американских индейцев, зарегистрированных правительством для несения военной работы, руководство взяло на военную службу 6509 человек, что составило около 13% всех взрослых мужчин-индейцев США. По окончании сентября 1918 года прошло регистрацию ещё 5500 индейцев, но какое количество из них было в следствии призвано, неизвестен.

Но ещё существовали, как говорилось выше, добровольцы – их правильное число, которое колеблется в пределах 6000–8000, подсчитать тяжело. Историки, как признаётся исследователь Томас Бриттен, скорее склонны преувеличивать общее число попавших в армию индейцев до 20–30% взрослого мужского населения. Помимо этого, имеется сообщения тогдашней прессы, что какое-то количество индейцев США переходило границу и записывалось в канадскую армию.

Индейцы в боевых частях

Что же делали индейцы на фронте? На данный вопрос попытался ответить лейтенант Дж. Р. Эдди, до призыва бывший инспектором резервации племени кроу в Монтане.

Как пишет Брюс Уайт, лейтенант Эдди убедил руководство отослать опросный лист в 15 000 боевых подразделений Американского экспедиционного корпуса. Лейтенант полагал, что индейцы должны показать себя как хорошие разведчики, и был прав.

Отзывы были различными, но большая часть начальников, в подразделениях которых по большому счету были индейцы, выделили такие их качества, как выдающаяся храбрость, хорошая выносливость, острота эмоций (а также ориентирования и чувство направления в темноте), умение превосходно передвигаться по-пластунски, сидеть в засаде, бегать, неслышно красться. Помимо этого, было отмечено, что индейцы стоически переносят плен, превосходно маскируются, выявят и запоминают приметы местности, которую многие из них смогут зарисовать на протяжении разведки.

Индейцы вместе с вождём Белоголовым Орланом в 1917 в Нью-Йорке на церемонии открытия макета древесного корабля называющиеся «Рекрут», сооружённого для привлечения добровольцев во покупки и флот облигаций армейского займа

На опросный страницу Эдди позже ссылались многие исследователи, но лейтенант, по всей видимости, составил его так, чтобы получить необходимые ему ответы. В следствии руководство лишний раз убедилось, что индейцы как раз такие, какими им надеется быть (т.е. сильные, ловкие, стремительные разведчики с западного фронтира). Любопытно, что немцы, столкнувшиеся с индейцами, опасались скорее их дикости и варварства.

По всей видимости, и в том и другом случае стереотипы, навеянные пропагандой и литературой, сыграли собственную роль.

Самую увлекательную работу сделали те индейцы, каковые попали на должности телефонных операторов и стали передавать данные на собственных языках, так шифруя её и делая устойчивой к перехвату. Сведения о подобном применении воинов-индейцев собрал и представил Томас Бриттен.

Бриттен пишет, что уже на исходе войны, в октябре 1918 года, начальник 142-го пехотного полка придумал применять индейцев в качестве телефонистов. Потому, что полк занял покинутые немцами окопы, то подключение сохранившихся от соперника телефонных проводов могло быть страшным из-за перехвата сообщений.

Но выбора не было, а для минимизации риска было решено привлечь двух солдат из племени чокто, потому, что, как писал комполка, «…было поразительно, дабы фрицы смогли перевести беседы на этом языке». Опыт 142-го полка был признан весьма успешным, а пара индейцев прошли особую подготовку для передачи армейских сведений на их языках по телефону.

Раненый индеец-шифровальщик из племени чокто в военного госпиталь, Франция, 1917–1918 гг.

Основная сложность, как показывает Бриттен, пребывала в том, что многие индейские языки весьма отличались от британского построением фраз – к примеру, были инкорпорирующими, т.е. все члены предложения либо его отдельные смысловые части сливались в одно весьма долгое слово. Это очень сильно затрудняло дословный перевод сообщений с английского и обратно. Индейцам было нужно изобретать для замещения британских армейских выражений и терминов собственные.

Так, «третий батальон» преобразовывался в «три зернышка кукурузы», пулемёт в «скоро стреляющее мелкое ружьё», утраты становились «скальпами», а газовая атака появилась «нехорошим воздухом».

Не считая чокто, телефонистами трудились команчи, шайенны, осейджи и сиу. Ветераны Первой Мировой, помогавшие вместе с индейцами-телефонистами, вспоминали: «[Индейцы] страсть как обожали поболтать по телефону по-осейджски. Мы обожали мнить, смогут ли немцы по большому счету осознать хоть что-нибудь».

Кое-какие ветераны-индейцы, к примеру Пол Пикотт из народа сиу, по большому счету заявляли, что «…лишь благодаря юношам-индейцам удалось победить войну!.. Они попали на фронт… Владели индейскимязыком по-телефону… И война закончилась!»

Индейцы-ветераны по окончании войны

В словах Пола Пикотта был собственный суть. Многие из индейцев, не обращая внимания на формальное обращение в христианство, всё ещё оставались приверженцами классических вер их народов. Война воспринималась многими как сакральное действо, которое возможно было победить не только делом, но и словом.

В то время, когда в 1919 году демобилизованные воины-индейцы возвратились к себе, их встретили не только цветами и государственными флагами, но и верно совершёнными церемониями, включающими песни и танцы в классических костюмах. В честь ветеранов были сочинены новые песни, каковые стали священными для многих индейских родов на Великих равнинах. Всё это придало локальному и племенному эмоции невиданную в течение продолжительного времени силу, потому, что в течении десятилетий многие церемонии и обряды индейцев были под прямым запретом либо порицались властями.

Американский Президент Калвин Кулидж с вождями племён по окончании подписания акта о предоставлении индейцам американского гражданства, 1924 год

Традиции многих племенных групп были обновлены, дополнены новыми песнями и рассказами, и нежданно в некоторых случаях взяли подпитку от патриотической пропаганды США. Во многом это содействовало большей интеграции аборигенов континента в англо-американское сообщество, на чём так настаивали деятели «Общества американских индейцев».

Интеграция была закреплена актом Конгресса в 1919 году, в соответствии с которому все индейцы-ветераны Великой войны взяли американское гражданство, а в первой половине 20-ых годов XX века все индейцы США наконец стали гражданами страны, в котором появились и выросли. Историки до сих пор спорят, возможно ли вычислять эти законы необычным «подарком» индейским народам за их патриотизм, либо же эти акты вписываются в более широкий процесс эмансипации ранее ущемлённых в собственных правах социальных групп.

Литература:

  1. Britten T. A. American Indians in World War I: At Home and at War – UNM Press, 1997
  2. Krouse S. A. North American Indians in the Great War – University of Nebraska Press, 2007
  3. Meadows W. C. The Comanche Code Talkers of World War II – University of Texas Press, 2009
  4. White W. B. The American Indian as Soldier, 1890–1919 – Canadian Review of American Studies, 1976, Vol. 7, № 1, p.15–25.

Русские в Нью Йорке. Лучшие Клубы. Место где я Начал Видеоблог


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: