Крым-1944: искусство маневренной войны

По окончании прорыва германской линии обороны Перекопа в апреле 1944 года войска СССР устремились вглубь Крымского полуострова. Одну из наиболее значимых ролей в освобождении Крыма сыграли намерено созданные подвижные группы – благодаря их применению войска СССР смогли продемонстрировать новый уровень воинского мастерства и разгромить сильного соперника.

Еще на протяжении прорыва германской обороны на Ишуньских позициях, в 12 часов дня 10 апреля, командующий 2-й гвардейской армией генерал Федор Дмитриевич Захаров приказал начальникам дивизий и корпусов создать подвижные отряды на базе усиленных стрелковых батальонов, посаженных на машины. Каждому такому отряду придавался истребительно-противотанковый артполк (ИПТАП). Отряды должны были готовьсяк действиям уже в 2 часа ночи 11 апреля – другими словами, в малейшие сроки.

Карта Крымской операции
stat.mil.ru

Подвижные группы должны были, во-первых, «наглыми и стремительными действиями овладеть наиболее значимыми портами на западном побережьи Черного моря», не давая сопернику эвакуироваться из Крыма. Во-вторых – уничтожать отходящие разрозненные группы соперника и не допускать их закрепления на новых пределах. Третьей задачей являлось проникновение между отходящими вражескими колоннами с целью уничтожения и разъединения их по частям.Крым-1944: искусство маневренной войны

Помимо этого, отряды должны были попадать в промежутки между немецкими узлами сопротивления и опорными пунктами, нарушая порядок следования отходящих основных сил неприятеля. Последней по порядку, но не по приоритетности задачей был перехват серьёзных дорог, захват населённых пунктов и переправ – все это должно было отрезать вражеским армиям пути отхода и не допустить их эвакуации морем. Для исполнения этих задач отряды должны были иметь высокую мобильность, громадную огневую мощь и нападать с хода маленькими ударами, не ввязываясь в затяжные битвы.

Живописец Военно-медицинского музея Н. Г. колонна и яковлев грузовиков на протяжении передислокации на южном берегу Сиваша (4-й Украинский фронт)
waralbum.ru

Всего было создано восемь дивизионных отрядов (еще один – уже на протяжении преследования немцев) и два армейских, различавшихся по структуре и численности. Пройдя Ишунь, отряды расходились по четырем направлениям – на Евпаторию–Саки, Булганак–Севастополь, Симферополь–Севастополь и Ак-Мечеть–Караджа. Армейские отряды насчитывали 904 и 1372 человека, дивизионные – от 150 до 465 человек.

«Наступала грозная броня»

Первый армейский отряд больше восьми часов простоял в ожидании прорыва обороны у Ишуни. За время простоя его руководство не организовало инженерной разведки, исходя из этого при переправе вброд колесные автомобили застряли (другая часть отряда переправилась в другом месте).

На ходу по Крыму в трех-четырех километрах (ночью – на расстоянии до 800–1000 м) впереди отряда двигалась его разведка – два танка, взвод мотопехоты, саперы и четыре расчета ПТР. После этого шло передовое охранение – два танка, четыре 76-мм орудия, две «сорокапятки», стрелковая рота (без одного взвода), саперы, пара 82-мм минометов и пара станковых пулеметов.

В двух километрах сзади двигались главные силы – пулеметный взвод, два танка, штаб, батарея 76-мм орудий, стрелковая рота, еще два артиллерийские батареи, танковая группа и стрелковая рота. Замыкал колонну стрелковой взвод тыльной заставы. Всего отряд имел в собственном составе 4 танка КВ и 9 огнеметных ОТ-34, 25 76-мм и 5 45-мм орудий, 4 82-мм миномета, 80 автомашин.

На ближних подступах к Крыму (3-й Украинский фронт): советские мотострелки из 15-й гвардейской механизированной бригады спешиваются с огнеметного танка ОТ-34. 1944 год
waralbum.ru

Утром 14 апреля первый армейский отряд, двигаясь к Бахчисараю, разгромил колонну автомашин с несколькими самоходными орудиями, после этого был развернут к Севастополю и окончил рейд на подступах к Бельбеку. Начальник отряда полковник Лев Илларионович Пузанов взял официальный «нагоняй» за безынициативность и нераспорядительность, не смотря на то, что задачу отряд выполнил.

Второй подвижный армейский отряд (артиллерийский), имел в собственном составе по одному дивизиону от трех артполков (итого – 36 76-мм орудий, одна «сорокапятка», один миномет), четыре «Катюши», два КВ, пять СУ-152, и 57 автотягачей, батальон сапёров и стрелковый батальон.

Утром 13 апреля генерал Захаров, лично объезжая наступавшие армии, подал сигнал летчику, летевшему с направления, где должен был пребывать армейский артиллерийский отряд. Пилот посадил самолет, рассказал о положении отряда в этот самый момент же взял задание передать отряду приказ «Севастополь забрать с хода». Уже через полчаса летчик доставил Захарову расписку начальника отряда полковника Владимира Ивановича Кобзева о том, что приказ взят и выполняется.

За своевременное исполнение задания пилот прямо на месте взял орден Красного Знамени.

Но на марше тяжелые самоходки СУ-152 и танки КВ отстали от передовых сил (не считая одной СУ-152), каковые к тому же подверглись бомбежке и при подходе к реке Бельбек наткнулись на вражеские позиции, заблаговременно подготовленные к обороне. Все это стало причиной тому, что на рубеже Бельбека сопернику все же удалось оторваться от отряда.

Самоходки СУ-152 1824-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка в Симферополе, 13 апреля 1944 года
waralbum.ru

Увлекательны действия подвижного отряда 3-й гвардейской стрелковой дивизии, складывавшегося из усиленного стрелкового батальона, отделения саперов, отделения разведчиков, трех батарей 122-мм гаубиц, батареи 76-мм взвода и орудий «сорокапяток». Отряд должен был овладеть Евпаторией и двигаться на Севастополь. Евпаторию отряд забрал 13 апреля в 8:00 (совместно с первым военным отрядом), а уже в 19:00 завязал уличные битвы в городе Саки, через час высвободив и его.

С 11 по 13 апреля отряд в нескольких битвах захватил 65 военнопленных, 13 75-мм орудий (причем 5 из них успел применить против их бывших хозяев), 1 зенитку, 4 автомобили, 2 мотоцикла, 3 трактора, 52 лошади и два склада с драгоценным в условиях Крыма горючим (более 200 т первосортного бензина).

Подвижный отряд 387-й дивизии, загрузив пулеметы, минометы и ПТР на автомобили со пушками и снарядами, лишь в одном бою, действуя «смело и энергично», умело обходя наиболее значимые пределы вражеской обороны, захватил 21 орудие, 15 пулеметов, 5 минометов, 13 автомашин, 2 тягача, 8 тракторов, 3 пленных и 18 радиостанции, а в следующем бою – 140 военнопленных, 2 автомобили, мотоцикл и 6 пулеметов.

Но случались и казусы – так, в то время, когда глава разведки 315-й дивизии ехал впереди своего отряда на трофейной машине с германским водителем, встретившие его танкисты 6-й танковой бригады не разобрались и полчаса вели бой со собственными. Не обращая внимания на досадную оплошность, на протяжении Крымской операции данный отряд смог захватить 570 солдат и офицеров, танк, 3 зенитных орудия, 22 легковых и 25 грузовых автомобилей, 48 особых автомашин, 12 тракторов, 10 000 снарядов и полмиллиона патронов.

Разбор полетов

Не обращая внимания на обилие трофеев, высшее руководство сурово осуждало подвижные отряды за «увлечение лёгкой победой и захватом трофеев над обреченным соперником», в то время, когда вместо исполнения главных задач они гонялись за отдельными группами немцев, и за неумение скоро отрываться от превосходящих вражеских сил. Помимо этого, кое-какие отряды подверглись критике за нехорошую разведку.

В движение операции вмешался непредвиденный случай. Еще вечером 10 апреля при бомбардировке командного пункта 63-го стрелкового корпуса начальник 19-го механизированного корпуса Иван Дмитриевич Васильев был не легко ранен, вместе с ним ранения взяли глава своевременного отдела и начальники двух танковых бригад.

Ранее предполагалось, что мотострелковая бригада этого корпуса будет преследовать немцев по шоссе Бахчисарай–Севастополь, но вместо этого новый командующий генерал Разуваев направил ее по горной дороге на Алушту, другими словами, в совсем втором направлении. Отрезать отступавший из района Керчи германский корпус бригада опоздала, выйдя к Алуште только к финалу 15 апреля. Еще одна бригада ушла на восток.

Так, к Севастополю двинулись только две танковые бригады с минимумом мотопехоты, исходя из этого темпы их наступления были медленными. «Утешительным призом» стал разгром отрядом 202-й танковой бригады огромной германской колонны, отступавшей к Симферополю – 12 апреля было забрано более 3000 пленных, стёрто с лица земли 200 гружёных повозок 500 и автомашин.

Не обращая внимания на перепады высот и узкие дефиле в горной части полуострова, всего за четыре дня подвижные отряды прошли до 235–250 км, преодолевая по 80–100 км в день. В отдельные дни темпы продвижения доходили до 120–130 км в день – скорость, немногим ранее казавшаяся немыслимой. Как информируют советские документы, немцы, доходившие к собственному укрепленному пределу у Бельбека, не ожидали встретить в том месте войска СССР, «вдавались в панику и бегли».

Забрать Севастополь сходу советским армиям не удалось, но подвижные отряды смогли захватить плацдарм глубиной 6–7 км в равнине реки Кача – скоро это сыграет наиболее значимую роль в освобождении города.

Советские солдаты в Крыму. Фото Евгения Халдея
waralbum.ru

Боевой опыт 2-й гвардейской армии на Донбассе, в Таврии и Крыму подтвердил необходимость создания подвижных отрядов. По опыту Крымской операции в состав каждой подвижной группы желали добавить приблизительно пять броневиков (взвод) БА-64, полдюжины мотоциклов с колясками (плюс четыре-пять – без колясок), «виллисы», саперный взвод (в обязательном порядке с топорами и пилами), пулеметы ДШК либо малокалиберную артиллерию для ПВО, один-два самолета У-2 для связи и замечательную радиостанцию с радиусом действия не меньше 100–150 км. Любопытно, что последний пункт практически без трансформаций фигурирует в требованиях танкистов еще с первой половины 30-х годов: сперва на учениях, позднее – по результатам похода в Польшу.

Было отмечено, что темп перемещения мотопехоты в несколько раз превышает скорость тяжелых танков КВ и самоходных орудий, исходя из этого включать тихоходные автомобили в состав подвижных отрядов посчитали нецелесообразным. Огнеметные танки из-за боев «накоротке» не смогли всецело показать себя. К тому же, советские армейские жаловались на то, что в Крыму немцы покидали собственные опорные пункты и огневые точки раньше, чем огнеметные танки успевали подойти на расстояние стрельбы огнемета (75–100 м).

Структура дивизионного подвижного отряда, созданная офицерами своевременного отдела армии по результатам Крымской операции, смотрелась приблизительно так: усиленный стрелковый батальон, один-два дивизиона 76-мм пушек, рота автоматчиков, два взвода саперов, взвод химиков, два взвода разведчиков, отдельная пулеметная рота, четыре-шесть 82-мм минометов, санитарное отделение, взвод бронемашин БА-64, три-пять мотоциклов либо две-три легковых машины для связи, две радиостанции. Военному подвижному отряду добавлялся ИПТАП, рота (а не взводы) саперов, и один-два самолета У-2.

При освобождении Крыма Красная армия взяла полезнейший опыт стремительной маневренной войны, что весьма понадобится ей в последующих сражениях. Советское руководство уяснило, автомашины и какие танки необходимы для борьбы в глубине вражеской обороны, на что способны маленькие какие задачи и подвижные отряды они способны делать.

литература и Источники:

  1. Российский национальный армейский архив, фонд 31811, опись 1, дело 111
  2. Российский национальный армейский архив, фонд 31811, опись 4, дело 20
  3. Материалы портала «Память народа», https://pamyat-naroda.ru/
  4. Исаев А. В., Хазанов Д. Б., Романько О. В. и др. «Битва за Крым 1941–1944». М., Эксмо, 2016
  5. Материалы военно-исторической конференции «Крым в истории России: к 70-летию освобождения. 1944–2014», http://encyclopedia.mil.ru

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.