Крымская «игра престолов»: ханы и запорожцы

У большинства людей, интересующихся историей восстания Хмельницкого, появляется в полной мере закономерный вопрос – как запорожские казаки, ревнители православной веры, были союзниками крымских ханов? И по большому счету – как выстраивались отношения крымских правителей и казаков до восстания Хмельницкого? Существует много сведений о том, что казаки с радостью принимали участие во внутренних конфликтах Крыма, часто сражаясь на стороне того либо иного претендента на ханский престол.

Но для многих любителей истории эта тема остаётся неизвестной – давайте разберемся в ней.

Тонкости престолонаследия

Взяв независимость в первой половине 40-ых годов XV века, Крымское ханство достаточно скоро стало подчинённым крепнущей Турции – сверхдержавы того времени. В большинстве случаев это трактуется как взаимовыгодный альянс: османы приобретают территорию влияния в Северном Причерноморье, татары – возможность ходить в набеги под покровительством сильного страны. На деле всё было не столь радужно, и пребывать под покровительством Порты крымские ханы хотели далеко не всегда.

В первую очередь, султаны были потомками Османа, заложившего фундамент могущества Турции, тогда как крымские ханы Гиреи (вернее – Гераи) вели собственную родословную от самого Чингисхана – завоевателя половины мира. Но происхождение ещё возможно было стерпеть, если бы османы не вмешивались во внутренние дела страны. Турки полагали совсем в противном случае, и с 1584 года назначение ханов на крымский престол всецело перешло в ведение правителей Порты.

Не обращая внимания на то что это сводилось к избранию очередного Герая местной элитой и утверждению новоизбранного хана османским владыкой, крымцам такая практика казалась унизительной.

Крымская «игра престолов»: ханы и запорожцы
Карта Восточной Европы 1620-х годов
Источник: Гайворонский О. Повелители двух материков, Том 2

Настоящая «игра престолов» началась в Крыму в 1608 году, в то время, когда погиб хан Гази II Герай. По традиции, установившейся в ханстве, по окончании смерти правителя престол наследовал самый старший из его братьев. Но практически все братья Гази-Герая к моменту его смерти кроме этого успели почить, а единственный выживший… сидел в колонии в Константинополе.

По данной причине крымские беи избрали в ханы сына Гази – Тохтамыш-Герая (весьма интересно отличие от европейской практики престолонаследия – прямой потомок погибшего правителя становился ханом только в порядке исключения!).

Сначала казалось, что «назначение» пройдёт удачно. Гази-Герай, не хотя воцарения брата, заблаговременно «выбил» у султанов формальное согласие на интронизацию собственного сына. Неприятность пребывала в том, что хан договаривался с султаном Мурадом III, погибшим ещё в 1595 году, а в 1608 году Османской империей правил его внук Ахмед I, для которого обещания деда мало что означали.

При жизни Гази-Герай был хорошим полководцем и успешным правителем, неоднократно выручавшим турок на войне, но наряду с этим стремился проводить свободную политику. Сместить энергичного хана было непросто, исходя из этого Ахмед I воспринял его смерть как презент судьбы и попросту отказался делать обещания деда. Тохтамышу в воцарении было отказано, и султан выставил собственного претендента, которым стал тот самый оставшийся в живых брат Гази-Герая – Селямет-Герай, в своё время появлявшийся в колонии как раз по просьбе царственного родственника.

Мехмед и Шахин – «серые кардиналы» Крымского ханства

Тяжело сообщить, из-за чего Селямета не убили, как было заведено при дворе султана, но в 1608 году такое милосердие сыграло Порте на руку. Селямет был выпущен из колонии и послан в Крым морем для интронизации. На помощь Селямету по суше отправился его внучатый племянник Мехмед-Герай, ранее кроме этого пребывавший в Константинополе, а сейчас назначенный калгой – вторым лицом в ханстве.

Последнему сказочно повезло – по дороге он встретился с Тохтамыш-Гераем, что почему-то сделал вывод, что персональный визит к султану окажет помощь ему стать легитимным ханом. Никем стать Тохтамышу не удалось – он был зарезан янычарами Мехмеда.

Генеалогическое древо крымских ханов
Источник: Гайворонский О. Повелители двух материков, Том 2

По дороге к Мехмеду присоединился ещё один из знаковых участников будущей гражданской войны – Шахин-Герай, ранее скрывавшийся от бешенства Гази-Герая в Черкесии. Сейчас он был утверждён в качестве нурэддина (третий человек по окончании хана и калги). При Шахине кроме этого пребывали племянники Гази-Герая – Девлет и Джанибек в сопровождении их матери Дур-бике.

По прибытии в Крым Дур-бике тут же обвенчалась с Селямет-Гераем, которому нужна была помощь местной элиты, помимо этого, новоиспечённый хан немедля усыновил Джанибека и Девлета. Селямету вправду требовалась помощь: чуть взяв высокие титулы, Мехмед и Шахин начали готовить заговор с целью избавиться от хана и править самим.

В собственный заговор Мехмед и Шахин посвятили Джанибек-Герая – быть может, собираясь заручиться и его помощью. Успешной эту идею назвать тяжело – Джанибек, только что усыновлённый Селяметом, все собственные возможности связывал с приёмным отцом и плести против него интриги настроен не был. Замысел заговора тут же стал известен хану, и братьям было нужно бежать в ногайские степи.

Селямет встревожился и пожаловался на мятежников туркам, и те решили поскорее замирить стороны, пока Крым не утонул в междоусобицах. В следствии удалось достигнуть компромисса – Мехмед и Шахин были прощены и возвращены в Крым. Так, «козлами отпущения» были Девлет и Джанибек – так как Мехмед и Шахин замечательно осознавали, кто выдал их хану.

Решив не соблазнять судьбу, неудачливые «стукачи» сбежали в турецкую Кафу.

Возвратившись в Бахчисарай, Мехмед и Шахин нежданно для себя были хозяевами положения – Селямет-Герай неожиданно погиб. Крым снова остался без правителя, и братья не нашли ничего лучшего, чем заявить себя ханом и калгой (Мехмед стал ханом, а Шахин калгой). Турки эту идею не поддержали, поскольку ещё перед смертью Селямет подкупил в Константинополе нужных людей, и Джанибек стал официальным наследником ханства.

Против самозванцев Порта срочно послала янычар, каковые должны были посадить Джанибека на крымский трон. Но Мехмед и Шахин были умелыми полководцами и придумали хорошей замысел: на время уехать из Бахчисарая, дождаться, пока янычары уйдут обратно в Кафу, по окончании чего возвратиться и мгновенно разгромить Джанибека. Но турки также были не промах: водворив на троне Джанибека, янычары сделали вид, что уходят, а сами послали в Кафу только ничтожную часть собственных сил.

Обрадовавшись, что Джанибек остался без помощи, Мехмед и Шахин напали на Бахчисарай, где их встретил сильный янычарский гарнизон. В недолгом бою войско Мехмеда и Шахина полностью погибло, по окончании чего Мехмед бежал в Константинополь, а Шахин – в Буджакскую орду.

Прибыв в Константинополь, Мехмед развил бурную деятельность. В первую очередь, он склонил на собственную сторону визиря и начал искать возможности встретиться с султаном Ахмедом I. Таковой случай скоро представился – султан созвал высшую знать на охоту. Но эта охота сломала все замыслы Мехмеда – он умудрился подстрелить из лука косулю, которую наметил для себя султан.

Ахмед плохо обиделся и поверил на слово интриганам, сказавшим, что Мехмед целился в самого султана по приказу собственного покровителя-визиря. Визирь был казнён, а Мехмеда послали сперва в колонию, а после этого в ссылку на остров Родос.

Мягкосердечный хан

Тем временем новый хан Джанибек осваивался на крымском троне. Калгой при нём был Девлет, но сильными правителями братья себя не продемонстрировали. Ни одного вопроса Джанибек не решал без советов высшей знати и по большому счету, вёл себя скорее как конституционный монарх.

Большое количество сил у хана отнимала борьба с Шахином, что стал полководцем Буджакской орды, ходил в набеги на Подолию, Русь, Польшу и тем получал себе уважение и влияние подчинённых.

Хан соперника терпеть не хотел и скоро отправился походом в буджацкие степи – ловить Шахина. Поймать Шахина не удалось, но власти он лишился и был должен бежать на Кавказ. В 1615 году Джанибек отправился походом уже на Обращение Посполитую (номинальным предлогом стали набеги запорожцев на крымские порты).

Поход был успешным – был захвачен таковой громадный ясырь, что цены на невольников быстро упали, а малоценных рабов татары кроме того не брали, убивая их на месте.

Татары ведут полон
Источник: Яворницький Д. І. Історія запорізьких козаків, Том другий

В 1616 году Джанибек по приказу султана отправился вести войну на персидский фронт. Для татар персидская кампания была тяжёлой обязанностью, не сулила никаких почёта и прибылей, а потому большая часть ханов старались увильнуть от отправки в Персию. Но Джанибек сильным правителем не был и от османов зависел очень очень сильно.

В итоге татарская орда отправилась в Персию посуху – заодно планировалось усмирить Громадную Ногайскую орду, которая, кочуя в междуречье Волги и Яика, не желала подчиняться хану и претендовала на прямое управление из Константинополя. Турецкие султаны были не против этого и незадолго до 1616 года выдали ногайцам санджак (знак власти). Но ногайцы поступили хитро – били челом русскому царю Михаилу Фёдоровичу и перешли под его защиту.

Русскому царству Джанибек до тех пор пока противостоять не имел возможности и был должен развернуть на Кавказ, дабы добраться до Персии. Тут хана ожидал неприятный сюрприз – предгорья Кавказа населяли племена, союзные ногаям, и крымцев через горы попросту не разрешили войти. Позор был ужасный, и хан решился на беспрецедентный ход – приказал добираться на фронт морем, чего татары в большинстве случаев избегали.

Одвременно с этим на работу к персидскому шаху прибыл уже знакомый нам Шахин-Герай. Шах нуждался в дополнительном воинском контингенте и послал татар Шахина сражаться против татар Джанибека. К войне персы готовились прекрасно, и скоро от турецко-крымского войска не осталось практически ничего.

Победу Шахин в очередной раз применял для поднятия собственного авторитета – военнопленных крымцев он поделил на знать и несложных солдат («тёмных татар»).

Первых он казнил чуть ли не собственными руками, вторых – отпустил без всякого выкупа, прослыв среди рядовых солдат «радетелем за несложный народ». Затем похода Джанибек во многом потерял авторитет, потому, что вину за поражение крымцы возлагали лично на него.

Падение Джанибека

В 1617 году погиб османский султан Ахмед I. Придворные группы сделали султаном Мустафу I, что многие восприняли как насмешку – Мустафа был психически нездоров и до вступления на престол находился в заведении, очень напоминавшем психиатрическую клинику.

По устоявшейся традиции, Джанибек должен был взять подтверждение у нового султана на право пребывать на троне. Это ему удалось, поскольку турецким придворным кликам было не до Крыма – они дробили власть. Снова укрепившись на престоле, Джанибек начал готовить новый поход на Кавказ, дабы разгромить Шахин-Герая и наказать Малую Ногайскую Орду, давшую изгнаннику приют.

Поход возглавил брат хана – калга Девлет-Герай, что разгромил кубанских ногаев и вынудил Шахина в очередной раз бежать.

В первой половине двадцатых годов семнадцатого века назревала очередная война Речи и Османской империи Посполитой, в которой были задействованы и крымцы. Предлогов к войне было два – длившиеся набеги запорожских казаков, разорявших турецкие почвы впредь до самого Константинополя, и «молдавский вопрос». Традиционно молдавский господарь являлся подчинённым османов, но Польша весьма желала заполучить Молдавию, так что конфликт назревал в далеком прошлом.

В войне, начавшейся в первой половине 20-ых годов семнадцатого века, татары действовали весьма удачно, но авторитет Джанибека падал . Неприятность пребывала в том, что по окончании персидского поражения хан решил не рисковать и сам войско не возглавил – с ордой отправился его брат, калга Девлет-Герай, что вместе с ногайским мурзой Кан-Темиром начал громить польские тылы. Звёздным часом для татар стала битва под Цецорой.

По окончании неудачного начала битвы польское войско начало разлагаться, а командующий, великий коронный гетман Станислав Жолкевский, послал к османам парламентёра с целью договориться о возможности и выкупе нормально уйти. Со своей стороны поляки внесли предложение деньги, а вместо захотели забрать Кан-Темира в заложники. Турки готовьсядать согласие на такие условия, но Кан-Темир плен вычислял позором.

В следствии полякам было нужно отступать без каких-либо обеспечений.

Кан-Темир же жаждал битвы и сумел перехватить польскую колонну на марше. Разгром оказался полный – в частности, как раз под Цецорой погиб папа Богдана Хмельницкого, а сам будущий гетман попал в крымский плен. Погиб и сам Жолкевский, а в плену выяснилось много польской знати.

Смерть Станислава Жолкевского. Картина Валери Элиаш-Радзиковского
Источник: pinakoteka.zascianek.pl

Победа поляков под Хотином в первой половине 20-ых годов XVII века пара сгладила последствия Цецорского поражения, но в целом война скорее была побеждена османами. Порта начала контролировать Буджакскую орду без участия крымского хана, а Кан-Темир стал пашой Очакова, Силистрии и Бабадага. Крымцам же война принесла «моральное удовлетворение» без каких-либо осязаемых польз.

Что же касается Джанибека, то он потерял остатки собственного авторитета – султан без стеснения именовал его «бабой».

По окончании того как султан Осман II, ещё в 1618 году поменявший на престоле Мустафу I, погиб, политика Порты по отношению к Крыму изменилась. Джанибека практически признали не справившимся с возложенными на него обязанностями, и на его место решили поставить бывшего калгу Мехмед-Герая. Хан не очень упрямился, и трон перешёл из рук в руки без борьбы.

Из Персии в сопровождении 2000 солдат в Крым отправился неугомонный Шахин, и по окончании двенадцатилетнего перерыва братья снова овладели Крымом (прибыв в Крым в мае 1624 года, Шахин стал калгой).

Нурэддином при Мехмеде и Шахине стал очень увлекательный человек. Задолго до обрисовываемых событий младший брат Гази-Герая Фетх-Герай удачно сходил в поход на Польшу, захватив, кроме другой добычи, прекрасную панну. На предложения выйти замуж она отвечала жёстким отказом, и в итоге была выкуплена роднёй.

Но, по дороге к себе полячка нежданно родила ребёнка и погибла. Неожиданная беременность дамы поставила логичный вопрос «кто папа» – очевидно, все подозревали Фетха, но он ребёнка не принял. Во второй половине 90-ых годов XVI века Фетх был казнён собственным братом, а ребёнок, названный Мустафой, вырос в бедности и пас скот.

Всё изменилось с воцарением Мехмеда, что неожиданно признал пастуха сыном Фетха – так Мустафа стал Девлет-Чобан-Гераем.

В следствии во властной вертикали ханства показался человек из народа, которого Мехмед и сделал нурэддином.

Торговля невольницами. В Крымском ханстве такие картины были обыденными. Картина Отто Пилни
Источник: rushist.com

Приблизительно одвременно с этим воцарившийся Мехмед приструнил Кан-Темира, что в далеком прошлом злил собственной самостоятельностью и Бахчисарай, и Константинополь (туркам не нравилось, что из-за нескончаемых набегов Буджакской орды им никак не удаётся помириться с Польшей). Тем временем, крымских беев начал злить уже сам Мехмед – в отличие от Джанибека, он правил в полной мере самодержавно и не желал слышать о том, дабы по каждому вопросу собирать совет.

Недовольства добавил и опустошительный набег донских казаков в первой половине 20-ых годов семнадцатого века: донцы проникли на полуостров, разорили Булыклы (Балаклаву), захватили два корабля и полон, и дошли до сёл в 15 милях от самого Бахчисарая. В отличие от Джанибека, Мехмед не стал жаловаться на донцов столичному царю, чем серьёзно обидел татарскую вершину. Но, у Мехмеда был хороший метод усмирить обиженных – он вовсю развернул политические репрессии, ранее в Крыму не практиковавшиеся.

Донские казаки. Картина Юлиуша Коссака
Источник: pinakoteka.zascianek.pl
В игру вступают казаки

Видя таковой поворот событий, турки посчитали, что Мехмед через чур много на себя берёт, и решили поменять его на более лояльного правителя. Потому, что под рукой у османов был отечественный старый знакомый Джанибек, они решили не вводить в игру новые фигуры и ограничиться реставрацией «демократичного» хана. Мехмед и Шахин шепетильно подготавливались к обороне, собирая под своим началом конницу лояльных мурз.

Многие мурзы собирались переметнуться на сторону Джанибека, но калга Шахин не напрасно «стажировался» в Персии – собственные силы он поделил надвое. Беи со собственными отрядами остались в войске хана, а их сыновья поступили в распоряжение калги. И тем, и тем было заявлено, что измена в войске хана срочно влечёт за собой повешение сыновей, а измена в войске калги – казнь отцов.

Такое новшество разрешило удержать в целом нелояльное войско в состоянии верности.

В этот самый момент в дело вступили запорожские казаки. У Мехмеда и Шахина совсем не было боеспособной пехоты, и калга заблаговременно договорился с запорожцами о предоставлении ему отряда казаков (по второй версии, отряд был организован на месте из военнопленных запорожцев, которых крымские власти вооружили, дав обещание награды и свободу).

Но, версия о пленных казаках раздалась из уст самих запорожцев, которым необходимо было растолковать польским влияниям, как они были втянутыми в крымские разборки. Исходя из этого правдивость этих сведений вызывающа большие сомнения. Возможно высказать предположение, что Шахин уже имел контакты с казаками, поскольку последние в больших количествах проходили службу в войске персидского шаха.

Кроме этого, Шахин заключил с запорожцами соглашение о нападении казацких «чаек» на Константинополь! Главные силы османского флота ушли из Босфора к берегам Крыма закрывать высадку янычар Джанибека, и путь на турецкую столицу был открыт. Казаки немедля воспользовались этим, и в июле 1624 года их «чайки» совершили сходу два опустошительных набега.

И сам город (частично), и его окрестности были разграблены, а часть гарнизонов – вырезана. Как мы знаем, что один из походов на османскую столицу управлял тогдашний казацкий гетман Олифер светло синий.

Виды Босфора. Картина Томаса Аллома
Источник: historicaldis.ru

В Крыму казаки кроме этого продемонстрировали себя с лучшей стороны. 11 августа турецкое войско вышло из Кафы в поход на Бахчисарай, забрав с собой всю артиллерию. 14 августа янычары, шедшие во главе, напоролись на плотный ружейный пламя окопавшейся запорожской пехоты, а на их фланги обрушилась крымская кавалерия.

Обстановка для турок складывалась невыигрышная, и они уже подумывали о вероятной почётной капитуляции. Сейчас нервы не выдержали у Джанибек-Герая. Потенциальный хан сделал вывод, что всё пропало, ударился в бегство совместно со своей свитой, а за ним побежала и вся турецкая армия.

Крымцы организовали преследование – среди погибших на протяжении него был и Девлет-Чобан-Герай.

Ворвавшись в Кафу на плечах бегущих, казаки и татары заняли город.

Мехмед-Герай в город не вошёл, чтобы не приводить к гневу султана, но Кафа всё равняется подверглась грабежу. Затем начались переговоры, из-за которых Шахина и ханские полномочия Мехмеда были обоснованы.

До тех пор пока в Крыму разгоралась гражданская война, Кан-Темир, не поддерживавший никого из сторон, возвратился в родные кочевья и повёл буджакцев на поляков. Поход окончился неудачей – татарскую конницу перехватил и разбил Станислав Конецпольский. Одвременно с этим Шахин, полностью понявший мощь казацкой пехоты, принялся за переговоры уже с польским королём.

Их суть был несложен – в счёт «поминок» (дани, которую Обращение Посполитая систематично платила Крыму) возможно давать не деньги, а оружие и казацкие пехотные отряды, каковые сражались бы на стороне хана.

Сейчас Шахин внес предложение увести Буджакскую орду за Днепр, дабы оказать помощь полякам захватить крепости Аккерман, Килия и Бендеры. Помимо этого, он предлагал заключить альянс против Русского царства, а вместо хотел взять «пороха и свинца», и казаков. Поляки по неясной обстоятельству отказались, и Шахин отправился договариваться с казаками уже напрямую.

Предварительно он отпустил на Днепр казаков, каковые помогли ему разбить турецкую армию – всех щедро одарил, обеспечил транспортом, и отправил с ними 1000 овец, 300 коров, множество бочек вина и возов хлеба.

Между татарами и казаками появлялся прочный взаимовыгодный альянс. Поляки начали беспокоиться, что это может привести к отделению Запорожья, казаки же наблюдали на соглашение как на простое «потепление взаимоотношений», не усматривая в этом сепаратизма. 1624 год доходил к концу, и вместе с ним завершался первый этап гражданской войны в Крыму. в первых рядах было масштабное участие казаков в татарской «игре престолов»…

Продолжение направляться

Перечень литературы:

  1. Баран О. Шах Аббас Великий і запорожці. // Український Історик. – 1977. – № 1–2. – с. 50–54
  2. Гайворонский О. Повелители двух материков: в 2 т. Т.2 / О. Гайворонский. – Киев – Бахчисарай: Майстерня книги, Оранта, 2009. – 272 с
  3. Королёв В. Н. Босфорская война./ В. Н. Королёв. – М.: Вече, 2013. – 640 с
  4. Новосельский А. А. Борьба Столичного страны с татарами в первой половине ХVII века./ А. А. Новосельский. – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1948. – 448 с
  5. Сас П. М. Хотинська війна 1621 року. / П. М. Сас. – Київ: Інститут історії України, 2011. – 520 с
  6. Тунманн И. Крымское ханство. / пер. с нем. Н. Л. Эрнста и С. Л. Белявской. – Симферополь: Национальное издательство Крым. АССР, 1936. – 106 с

Ученый-шизофреник делал куклы из трупов


Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • На пути к хмельниччине: взгляд сверху

    Во второй половине 40-х годов семнадцатого века казацкие и крестьянские веса, населявшие украинские почвы Речи Посполитой, пребывали на грани восстания,…

  • Легконогие в тени самураев

    Вторая добрая половина XV века ознаменовалась для Японии ослаблением власти сёгуна. Землевладельцы-даймё, взяв относительную независимость, без…

  • Крымская война: петропавловский вопрос

    Защита Петропавловска прекрасно известна как по отечественным источникам, так и по западным, исходя из этого ненужно детально останавливаться на ней…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: