Лоренс олифант о россии перед крымской войной

Герои войны

Британский путешественник Лоренс Олифант побывал во многих частях европейской части России перед Крымской войной и покинул актуальные заметки о России: ее экономике, политическом и состоянии армии и социальном устройстве и флота…


Лоренс Олифант (Laurence Oliphant, 1829, Южная Африка – 1888, Англия)
http://www.findagrave.com/cgi-bin/fg.cgi?page=grGRid=28188965

Лоренс Олифант (Laurence Oliphant, 1829, Южная Африка – 1888, Англия) – неутомимый путешественник, дипломат, журналист и писатель – был широко известен в Англии в Викторианскую эру. В 1853 г. издал книгу The Russian Shores of the Black Sea (Российские Берега Черного Моря) с путевыми заметками о собственном продолжительном путешествии по России, которую он совместно с соотечественником по имени Освальд Смит (Oswald Smith) посетил в 1850–51 гг.

Данный юный человек проехал от Санкт-Петербурга до Одессы через Москву, Новгород, Поволжье, Донской и Приазовский края и Крым. Нужно дать ему должное: это был наблюдательный человек, и многие его записи и комментарии довольно российской действительности в эру финиша правления Николая I перекликаются с тем, что мы знаем о России тех лет из русской хорошей публицистики и литературы.Лоренс олифант о россии перед крымской войной

Олифант много раз отмечает в собственной книге то, каким тяжелым бременем лежат на экономике крепостное право, устаревшее законодательство, мешающее формированию внешней торговли, запреты, ограничения и громадные налоги, затрудняющие развитие индустрии, повсеместная коррупция. Не ушли от его внимания привычка граждан РФ везде обманывать собственный широкое распространение и государство нечистоплотности в бизнесе, взяточничество и чванство государственныхы служащих, и большое количество второе. Олифант не был очарован Россией, и слова варварская страна и варварство видятся в его книге несколько раз.

Громадный интерес воображают его наблюдения, касающиеся состояния русском армии и флота в канун войны с европейскими странами, неизбежность которой была для Олифанта очевидна.

Первые комментарии относительно боеспособности русском армии появляются в книге в описании Донского края. Олифант отмечает, что донские казаки являются особенным этносом и к русским и относятся безо всякой симпатии. Имеется у них и бессчётные претензии к центральной власти, неспешно отобравшей у них много свобод, которыми они пользовались в прошлом.

Вместе с тем казаки считаются самая боеспособной частью российской армии, а также за их неординарную храбрость. Говоря об этом, Олифант приводит слова одного венгерского офицера, участвовавшего во многих сражениях на Кавказе (из текста неясно, на какой стороне вести войну венгерский офицер – ВК).

Это офицер поведал Олифанту, что немыслимая храбрость казаков – один из популярных мифов, поддерживаемых самим правительством для удовлетворения тщеславия поддержания и казаков у них достаточно гордого отношения к вторым населениям украины. Черкесы, по словам, офицера, в постоянных битвах с казаками реально оценили их боеготовность и сейчас относятся к казакам практически с таким же презрением, как и к простым русским воинам. В кавказских компаниях казаки вправду показали себя намного лучше, чем русские воины, не смотря на то, что в громаднейшей степени это относится к безжалостной жестокости, которую они проявляют, преследуя отступающего соперника.

В один момент с цитированием этих малоприятных для русского человека высказываний наблюдательный Олифант рассмотрел, что не обращая внимания на тяжелое бремя военной работы для большой части мужского населения Донского края, это достаточно зажиточная и экономически развитая область, а донские казаки – самый энергичный, трудолюбивый и предприимчивый народ среди субъектов его императорского величества…

Посетив Севастополь, Олифант занес в собственные путевые заметки множество фактов, касающихся состояния Черноморского флота. Он подчернул, что настоящим бичом для сделанных из сырой еловой и сосновой древесины кораблей ВМФ стал червь, проникающий в бухту из Тёмной Речки. Согласно точки зрения Олифанта гниения дерева возможно было бы избежать за счет покрытия доньев судов бронзовыми страницами.

Но военно-морские госслужащие более заинтересованы в «атаках на правительственные денежные средства, чем атаках на червя-древоточца». Примечательно, что Олифант противопоставляет Черноморскому флоту значительно лучшее состояние Балтфлота и связывает это с тем, что Балтика находится значительно ближе к штабу . Согласно точки зрения Олифанта казнокрадство и коррупция пронизывали все флотские работы снизу доверху и всю цепь поставок материалов для флота.

В итоге сырой лес приходит в Севастополь из Центральной России за цену, которой хватило бы на приобретение мореного дуба. Воровство из складов и казённых мастерских достигло, к тому же, таковой степени, что торговым судам входить в Севастопольскую бухту. В итоге, пишет Олифант, на целый флот осталось лишь два корабля, каковые имели возможность бы осуществить плавание около южной оконечности Африки.

По большому счету, в книге пара раз звучат критические замечания в адрес русских как неважных моряков. Олифант, например, увидел, что большая часть корабельных команд проводит значительную часть времени на берегу, в казармах, что очень плохо отражается на боевой подготовке. Большинство флотского состава дальше Босфора никуда не ходила, и, «по злостным слухам, стоит встать шторму, как большинство офицеров и моряков валятся от морской боезни…».

По-видимому, справедливо отмечает создатель книги, Черноморский флот возможно достойным соперником лишь турецкому флоту…

Британец невысоко оценил уровень качества оборонительных фортов Севастополя. Он подметил, что ничего не будет в состоянии помешать вражеской армии высадиться всего в нескольких милях от города и осуществить марш на город. Стремительной концентрации русских сухопутных сил около Севастополя, пишет британец, помешает неразвитость ЖД сообщения в Российской Федерации и недостаточное развитие пароходного сообщения по главным рекам.

Олифант медлено переходит к неспециализированной оценке состояния русском армии. Основной проблемой военном организации он вычисляет разлагающие ее казнокрадство и коррупцию.

Опираясь на данные о ходе военных действий на Кавказе (действительно, источники не указаны), британец пишет о тяжелейших утратах – практически 20 000 человек в год, каковые несет русская армия от болезней и голода, являющихся следствием воровства среди интендантов и офицеров, наживающих астрономические суммы сверх простого содержания. В целом настоящее состояние русской армии, не обращая внимания на материальные ресурсы и колоссальные людские империи, достаточно плачевное.

Оно совсем не соответствует тому блеску, что может ослепить человека, замечающего за армейскими играми, развернутыми для императора и его свиты в Красном Селе (Олифанту довелось замечать это на раннем этапе собственного путешествия), и тем завышенным оценкам, каковые были распространены, как пишет создатель, в английском обществе незадолго до Крымской войны. Достаточно сообщить, согласно его точке зрения, что русский армия уже 22 года неимеетвозможности добиться каких-либо удач на Кавказе, где отряды свободолюбивых горцев сдерживают двухсоттысячную армию…

Создатель не устает осыпать похвалами храбрых горцев, но наряду с этим упоминает, что ими довольно часто руководят офицеры из государств-членов Евросоюза, многие из которых – поляки. Более того, один из чужестранцев, путешествовавших по России, уверял Олифанта, что на одном из сибирских рудников сказал с двумя сосланными на вечную каторгу британцами, захваченными русскими в плен в битвах на Кавказе.

Заслуживает внимания еще один комментарий британца, показавшийся на базе бесед с русскими: русский армия в полной мере в состоянии скоро разбить горцев, но империи нужна постоянная война для поддержания боевого духа у армий. Олифант оспаривает эти высказывания и уверен в том, что война обходится стране непомерно дорого и России очень нужно совсем подавить сопротивление горцев как возможно стремительнее…

Последние главы книги, обрисовывающие провинции и Одессу нижнего течения Дуная, наполнены рассуждениями о ненасытном жажде России подчинять себе новые и народы и новые земли. Олифант с фантазией и в красках обрисовывает тяжелейшие последствия от вероятного присоединения к Российской Федерации земель к югу от Кавказа, продвижения и захвата Босфора в Европу за счет аннексии турецких владений в Европе.

Разумеется, что создатель видит в этом угрозу торговым дорогам Английской и Французской империй. Помимо этого, британец уверен в том, что русский экспансия не несет ничего хорошего соседним народам. Он много раз приводит в пример Крым, что, согласно его точке зрения, пришел в упадок по окончании присоединения к Российской Федерации, да и причерноморские народы живут в намного более цивилизованных условиях, чем большинство населения России.

Последние страницы книги посвящены неспециализированным рассуждениям о дорогах развития русского страны. Олифант отмечает, что военная мощь России существует в ущерб цивилизованности и формированию коммерции в стране. Он признает, что восточноевропейский (антитурецкий – ВК) вектор в русском политике носит, в значительной степени, сакральный характер, темперамент крестового похода (crusade).

Но он напоминает, что русский внешняя политика постоянно отличалась осмотрительными подходами и редко подводила самодержцев. В частности, тот факт, что около четверти тогдашнего населения империи составляют люди, исповедующие магометанскую веру, должен был бы послужить царю важным предостережением перед началом новой антитурецкой войны.

В целом возможности России в надвигающейся войне Олифант оценивает невысоко…

В послесловии к книге Майкл Халс (Michael Halse) написал о том, что благодаря знакомству Олифанта с Россией его знания и опыт были востребованными в начале Крымской войны. В первые ее дни он был приглашен в штаб Лорда Рэглана (Lord Raglan, 1788–1855, командующий английскими армиями в Крыму в 1854–1855) для беседы. Юный человек без промедлений набросал замысел боевых действий, что учитывал не сильный защищенность Севастополя с суши (о чем он ранее написал в собственной книге).

Наряду с этим Олифант выделил, что его замысел необходимо осуществить как возможно стремительнее, пока русские не укрепили город подобающим образом. Позднее Олифант снова побывал в Крыму, в этом случае – армейским обозревателем. Тут в беседе с Сэром Джоном Бургойном (Sir John Burgoyne, 1782–1871, генерал-фельдмаршал Английской Армии, на протяжении Крымской войны – советник Рэглана), что находился на встрече Олифанта со штабными офицерами, он услышал о том, что его вывод, к сожалению, не было принято во внимание.

Книга Лоренса Олифанта о его путешествии по России воображает громадной интерес историков и заслуживает перевода на русский язык. Она не утратила актуальностии сейчас.

Laurence Oliphant. THE RUSSIAN SHORES OF THE BLACK SEA and A JORNEY TO KATMANDU. 1998

Konemann Verlagsgesellschaft mbH. Bonner Stra?e 126. D-50968 Koln

Письмо французского солдата с Крымской войны (1855 г) Читает Михалков


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Толстой — участник крымской войны

    Севастопольские рассказы. В первой половине 50-ых годов XIX века началась русско-турецкая война. Николай I, надеясь на нейтралитет Австрии и противоречия…

  • Философия войны

    Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц был практически обыкновенным армейским, второстепенным деятелем за спиной великих прусских армейских реформаторов –…

  • Ii. первая мировая война и русский офицерский корпус

    Первая мировая стала последней войной для армии России, ее офицерского корпуса и предопределила его ужасную судьбу… Большинство его или погибло на…

  • Крымская война: взгляд с той стороны

    К сожалению, отечественная история весьма руссоцентрична. И это относится не только описания стародавних столетий, событий времен Ивана Калиты либо Ивана…