Лучший пират её величества

Герои войны

Начало пути Англии к званию торговой сверхдержавы в полной мере соответствует фразе из книги «Золотой телёнок»: «Все большие современные состояния нажиты самым недобросовестным путём». Мировая торговля тогда, в 1560-е, пребывала в руках «великой тройки» — Испании, Венеции и Португалии. Все роли, кроме того не через чур честные, были поделены, а деньги Англии по окончании правлений Генриха VIII, Эдуарда IV и королевы Марии Тюдор были ой как необходимы.

Первая «исследовательская» кругосветная экспедиция Фрэнсиса Дрейка 1577–1580 годов принесла в британскую казну около двух годовых бюджетов. Подобный метод борьбы с бюджетным недостатком пришёлся королеве Елизавете по вкусу.

Англия и её отношения с Испанией в 1558–1585 годах

Финансы Англии были совсем расстроены, амстердамские торговцы давали деньги взаймы под немыслимые проценты (до 14 процентов в месяц). Современники говорили:

«Королева бедна, государство истощено, знать бедна и не сильный. Народ не повинуется, не достаточно хороших солдат и командиров. Правосудие не отправляется.

Всё дорого… В стране внутренний раскол.

Угроза войны с Францией и Испанией. Французский король стоит одной ногой в Кале, второй в Шотландии. Стойкая враждебность за границей, но нет стойкой дружбы».

Однако, торговля с Испанией более-менее шла. Ещё в 1530-е была создана англо-испанская торговая фирма, которая приносила акционерам огромные доходы.

Изначально она именовалась «торговое братство Святого Георгия», и ей не запрещалось держать торговые представительства в Сан-Лукар-де-Баррадере, Севилье, Кадисе и Пуэрто-де-Санта-Марии. Указом Карла V британцам был предоставлен режим громаднейшего благоприятствования в торговле, отменены кое-какие пошлины и не запрещалось вывозить товары на собственных судах с территории Испании.

Лучший пират её величества
Прогулка по Лондону Елизаветы Британской. Картина XVI века

Это безоблачное сотрудничество длилось приблизительно до 1561 года. Именно в текущем году новый король Филипп II запретил перевозку испанских товаров на судах зарубежных держав, в случае если испанские суда были дешёвы. Британские торговцы большей частью не приняли этих условий, и в следствии в испанских портах процветала незаконная с позиций Испании торговля.

В первой половине 60-ых годов шестнадцатого века Испания наложила временное эмбарго на ввоз товаров в Англию, и связано это было с британскими корсарами. В то же самое время британские торговцы сумели рассориться и с португальскими торговцами, потому, что залезли в Гвинею, Берберию и другие области, каковые португальцы вычисляли собственной вотчиной.

Через 5 лет в Гвинее случился открытый конфликт – намерено отправленная португальцами эскадра разгромила и стёрла с лица земли экспедицию британского торговца Уильяма Винтера, а португальский монарх Себастьян I наложил запрет на торговлю с Англией. Королева Елизавета начала искать выход. А что прикажете делать?

Куда прикажете деваться господам британцам, каковые настойчиво искали собственное место под солнцем?

Само собой, процветала контрабанда. Громадные возможности сулила возможность торговли с тогда ещё «дикой» Московией, тем более что торговый путь в том направлении был открыт Ричардом Ченслором ещё в первой половине 50-ых годов XVI века. Но путь в Холмогоры и Архангельск был неудобен – кроме того что достаточно долгий, так зимний период устье Северной Двины перемерзало, и торговля вовсе прекращалась.

Британцам неоднократно приходила идея применять для торговли с Столичным страной порты Балтики.

Наверное, первые перемещения в этом направлении начал тогдашний принц-консорт Англии – супруг королевы Марии Тюдор Филипп Испанский. Да-да, тот самый, правитель и будущий король Испании первой по величине империи мира. В этот самый момент – вот успех! – Иван Грозный решил пробиться к Балтике и в январе 1588 года начал Ливонскую войну.

Это идеально отвечало чаяниям британцев. Конечно, со стороны британцев действия русских приобрели полную помощь – запахло деньгами, а деньги сравнительно не так давно вступившая на престол Елизавета I Британская пропускать мимо себя не обожала.

Ливонская война, цветная польская картина XVI века

Весной Иван Васильевич захватил Дерпт и Нарву – сейчас Московия взяла порты на Балтике. Уже летом 1558 года агент Столичной компании Томас Элкок прибыл в Москву с предложением торговать через балтийские порты. Грозный царь дураком не был, и соглашение был подписан весьма скоро.

В Московию потекли… товары армейского назначения, что весьма напрягло Польско-Литовскую Унию, Швецию, Данию, да и целый восток Священной Римской империи. Император Фердинанд I в гневном письме перечислял, что Англия поставляет в Россию ружья, мелкозернистый порох, пушечное железо, амуницию, зажигательные смеси (fire oil) и т.д. Вправду, а что ещё Англия имела возможность предложить?

Сукно тогда более ценилось испанское и фламандское, превосходила продукция и английские товары итальянских оружейников… Англия тогда пребывала до тех пор пока ещё на периферии «мастерских мира», и её товары очевидно не пользовались популярностью. Но военного снаряжения Ивану не хватало, и за британские припасы и оружие он готов был платить живые деньги.

Иван Грозный принимает британских купцов в Кремле

Длилась эта вакханалия приблизительно до 1565 года. К тому времени Ревель захватили шведы (1560 год), чуть ранее (1559) датчане высадились на островах Саарема и Муху. Делёж «Ливонского наследства» шёл полным ходом.

В связи с этими событиями против британских торговцев появилась стройная коалиция из умирающей Ганзы, шведов и датчан.

Гром грянул в 1565 году, в то время, когда датский король Фредерик II особым указом закрыл Зунд и Бельты для британских купцов, обвинив Елизавету: дескать, «англичанка» шведов оружием снабжает, а те лишь дремлют и видят, подлецы эдакие, чтобы оторвать кусок от датской Эстляндии, Норвегии либо по большому счету, от самой Дании. В полной мере быть может, в деле была замешана и Испания, потому, что Филипп II усиление торговых позиций Англии не приветствовал.

Елизавета была в шоке – только-только наладили сбыт пускай не для того чтобы «приличного», но прекрасно окупаемого товара в новую страну, взяли в том месте тут и – торговые преференции на тебе! Пробовали, было, заняться любимой контрабандой – но датский флот продемонстрировал, что шутить не собирается, и пара судов были легко захвачены и конфискованы вместе с деньгами и товарами.

Ну а что же англо-испанская компания?

Протекционистские меры иберийцев 1568 года поставили многих британских торговцев на грань провала. К сожалению, они не были так объединены и централизованы, как, например, компания Торговых Авантюристов либо Столичная компания. В следствии им было нужно за бесценок распродавать португальские и испанские товары во Франции.

Наконец, в первой половине 70-ых годов шестнадцатого века была образована централизованная англо-испанская торговая фирма, главой которой стал бывший публичный юрист Лондона Джон Мерше. Компания управлялась советом из 24 торговцев, любой из которых внёс 5 фунтов. Всё бы ничего, но во второй половине 70-ых годов XVI века, по окончании кругосветного вояжа Дрейка, последовал очередной удар по англо-испанским отношениям.

Все 40 участников компании в Испании оказались под угрозой ареста а также лишения судьбы. Для решения этого вопроса сами британские торговцы попросили отправиться к Филиппу II испанского генерала Педро де Субиаура, дабы уверить короля, что торговцы Испанской компании были полностью не в курсе предприятия Дрейка и осуждают действия собственного соотечественника. Более того – они предлагали компенсировать утраты испанской короны из британских товаров, находящихся на территории Испании, каковые они готовьсядать добровольно!

Но вследствие этого в самом Лондоне появился конфликт между детищем Мерше и компанией Торговых Авантюристов, каковые усмотрели в Испанской компании прямого и явного соперника. Спорили практически обо всём – о квотах, каковые нужно назначить на ввозимый товар, о портах, в которых разрешено разгружаться, о способе реализации, о капитализации компаний… При дворе интересы Испанской компании отстаивал мажордом королевы Джеймс Крофт, а интересы Торговых Авантюристов – Сесил и Рейли.

Тяжело заявить, что было бы, если бы побеждала точка зрения Крофта, что предлагал торговать с Испанией, в не вести войну, но всё пошло вторым путём.

Особенный шок у Испании привело к известию о том, что во второй половине 70-ых годов XVI века Марокканский султанат и Англия наладили дипотношения, а послом в Берберии прописали Эдмунда Хогана. К тому же Англия подписала торговый контракт с Марокканским султанатом, и сейчас в обмен на сахар, страусиные перья и селитру снабжала берберов лесом, пушками и порохом. Так, Англия торговала стратегическими товарами с берберийскими пиратами, и пушки с лейблом «made in England» употреблялись конкретно против испанцев, совершенно верно так же как и суда, выстроенные из британского дуба и бука.

В том самом 1585 году, что был критичным для Испании и Англии, английскими торговцами была создана Берберийская компания, которая взяла монополию в торговле с Марокко на 12 лет.

Испано-португальское сражение при завоевании Португалии, 1580 год

По окончании того как Филипп II в первой половине 80-ых годов шестнадцатого века стал и португальским королём, Елизавета через собственного посла Генри Робертса пробовала договориться о помощи берберами другого претендента дона Антониу. Отыщем в памяти, на минуточку, что данный претендент на португальский престол вообще-то был рыцарем-иоаннитом, и заключение им договора с мусульманами – это прямая измена собственной религии. Такие действия Англии очевидно возможно трактовать как совсем недружественные по отношению к Испании.

Ну а 29 мая 1585 года наступила развязка. До предела обострённые отношения между двумя государствами ударили по всему, среди них и по неспециализированной торговле. По приказу Филиппа II все британские суда были конфискованы, моряки и торговцы были брошены в колонию, и часть из них позднее попала под суд Инквизиции.

Елизавета в ответ всем торговцам, пострадавшим от действий испанских правительства, начала выдавать корсарские патенты. Это была война.

Начало новой американской экспедиции Дрейка

14 сентября 1585 года из Плимута к берегам Карибского моря отплыло соединение из 21 корабля и 8 пинасов с 2500 воинами под неспециализированным руководством Френсиса Дрейка. Армиями экспедиции руководил генерал Кристофер Карлайл, имевший штаб на 30-пушечном «Тайгере». Авангард под руководством адмирала Мартина Фробишера следовал на «Примроуз».

Арьергард возглавлял адмирал Фрэнсис Кноллис на галеоне «Лейстер».

Флагманом экспедиции был королевский 47-пушечный «Элизабэт Бонавентуре» (150 моряков, 24 канонира, 76 солдат, капитан – Томас Веннер, флаг адмирала Фрэнсиса Дрейка), остальные суда являлись вооружёнными приватирами, имевшими кое-какое оружие, но употреблявшимися прежде всего в качестве войсковых транспортов. Задачей эскадры являлся собственного рода симбиоз военной экспедиции с пиратским предприятием по разграблению богатых городов Вест-Индии.

Господин Фрэнсис Дрейк

Уже 1 октября Дрейк был на траверзе Виго, но сильный шторм вынудил его укрыться в Байоне – мелком городе на побережье Испании. Губернатор Байоны, определив о национальной принадлежности авантюристов, закрыл ворота и держался настороже – с одной стороны, война между Испанией и Англией не была заявлена, с другой – через чур свежи были воспоминания о визите англичан к побережью Чили.

Отряд кэптена Симпсона в составе 250 человек, высаженный около крепости, заметил гарнизон, готовый к обороне, и ретировался обратно на суда. Чтобы обезопасить себя от вероятного штурма, губернатор отправил британцам торговцев с вином, фруктами, оливковым маслом, мармеладом и яблоками.

Дрейк весьма огорчился таковой непредвиденной задержке. В ожидании хорошей погоды он на «Лейстере» отправился на разведку к бухте Виго в надежде отыскать хоть какую-нибудь добычу, но напрасно. Губернатор Галисии, вовремя предупреждённый о незваных гостях, собрал для защиты побережья маленькой отряд в 200 кавалеристов и 300 аркебузиров, с которым поспешил к Виго.

Дрейк заверил кастильца в том, что не планирует грабить его провинцию, обменялся заложниками, запасся питьевой водой и возвратился к главным силам. 11 октября эскадра отправилась дальше.

17 ноября каперы подошли к островам Зелёного Мыса, где нежданно нападали и сожгли город Сантьяго, совсем не готовый к обороне. 1000 солдат под руководством Карлайла высадилась за буграми, скрывавшими побережье, и, сделав 10-километровый ночной марш-бросок, укрылись в маленькой роще около крепости. К стенкам были высланы 30 мушкетёров, которым было приказано вести прицельный пламя по обороняющимся испанцам.

Дрейк подвёл суда к гавани и вступил в артиллерийскую дуэль с бастионами города, куда испанцы скоро направили все резервы.

Сейчас с суши Сантьяго нападали британские пикинёры, каковые вместе с мушкетёрами скоро смяли хлипкие заслоны жителей и ворвались в город, по окончании чего начались простые для той эры насилие и грабёж над местными обитателями. Британцы находились в городе 14 дней, методично собирая на суда провизию и всё мало-мальски полезное. Действия собственные Дрейк цинично оправдывал «отмщением Уильяма Хокинса из Плимута», британского работорговца, которого казнили в Сантьяго тремя годами ранее за контрабандный вывоз «тёмного товара» в Америку.

Сан-Доминго

Утром 10 января 1586 года адмирал достиг Сан-Доминго – жемчужины испанской короны в Карибском море. Плантации этого острова приносили громадный доход в казну Филиппа II. Помимо этого, Сан-Доминго, наровне с Картахеной, был центром, куда свозилось серебро с южноамериканских шахт для отправки в метрополию.

Маленький испанский каботажник смог предотвратить наместника острова о подошедшем вражеском флоте, и город стал спешно подготовиться к обороне. При виде множества парусов прогремел набат, и на бревенчатых стенках показались воины, но британцы нормально проследовали мимо гавани. Это мало успокоило испанцев, с радостью поверивших в то, что каперы имеют целью какой-то второй город.

Надежды эти были напрасными – утром 11 января 18 судов заполнили собой всё пространство между замыкающими гавань столицы острова мысами Пунта-Торичелла и Матадоро.

Нападающие высадили два десанта в 600 и 700 человек. Эти известия произвели настоящую панику среди жителей. Наместник короля Испании в Сан-Доминго дон Кристобаль де Оваллье решил сопротивляться.

В основной цитадели города, крепости Форталеза, вербовали всех талантливых носить оружие, раздавали мушкеты и сабли. Из арсенала выкатили пушки, каковые разместили на бастионах. У входа в бухту испанцы затопили три маленьких галеаса и галеру, чтобы не разрешить Дрейку приблизиться к порту со стороны моря.

На следующий сутки, в 12 часов дня, 30 испанских кавалеристов атаковали десант, но под метким оружейным огнём были вынуждены уйти в город, утратив убитыми около 20 человек. Эта неудача ввергла обитателей Сан-Доминго в полное уныние – из крепости начался настоящий финал поселенцев, каковые уносили с собой не только золото, драгоценности и серебро, но и вещи несложнее.

Поддавшись панике, бежал и дон Кристобаль де Оваллье, сопровождаемый капитаном одного из потопленных галеасов Хуаном де Мельгарехо и королевским судьёй. Эти «храбрецы» смогли на маленьком баркасе уйти к Гаване, где поведали о нападении Дрейка, увеличив силы британцев раз в пять. В собственном докладе Филиппу II де Оваллье упоминал аж о «45 разнообразные судах, неожиданно атаковавших крепость Сан-Доминго, вверенную мне Вашим Величеством».

Из-за малодушия руководства город был данным на разграбление головорезам Дрейка. В 12 часов дня, 12 января 1586 года, британцы без сопротивления вошли в Сан-Доминго. Были захвачены огромные склады с провиантом, в котором каперы терпели уже громадную потребность, множество тюков с китайским шёлком, шерстью, и полезные породы дерева, сложенные для отправки в Метрополию.

О утратах обеих сторон сказать и смешно, и безрадостно в один момент – британцы не утратили ни одного человека, со стороны испанцев погиб лишь один (!) – бакалавр Франсиско Тостадо, у которого произошёл сердечный приступ при единственном залпе, произведённом с судов Дрейка.

Высадка Дрейка в Сан-Доминго

Собственной штаб-квартирой каперы избрали собор в историческом центре города, куда сносилась вся добыча. На Сан-Доминго была наложена огромная контрибуция в 200 тысяч дукатов, и дабы ускорить её выплату, британцы приступили к насилию и грабежу кварталов над обитателями. Изнасилованиям, по словам испанских монахов-доминиканцев, подвергались не только дамы, но и мужчины.

Разграбленные дома были подожжены, и город затянуло пожарами.

Сгорели церкви Санта-Барбары, Санта-Мерседес, Регины, Сан-Франсиско и Санта-Клары. Вместе с ними погибли весьма полезные архивные документы вице-королей Вест-Индии, ведущиеся со времён Колумба.

Оваллье из Гаваны отправил парламентёра прося начать переговоры. В итоге, сошлись на сумме в 25 тысяч дукатов, каковые Дрейку привёз кубинский иезуит Гарсия Фернандес де Торреквемада. Британцы не удовлетворились этим – они организовали ещё и выкуп военнопленных, другими словами попросту внесли предложение сбежавшим обитателям оплатить жизни тех, кто остался в городе.

Эта операция принесла Дрейку ещё порядка 20 тысяч дукатов.

10 февраля британцы покинули Сан-Доминго. На суда они загрузили всю артиллерию Форталеза, сахар, кожи, тюки с тканью и другое. Город был перевоплощён в кучу полуобгоревших развалин.

Однако, за всё время присутствия каперов в городе погибло ещё только два испанца – это священник Хуан де Саравиа и небольшой фермер Хуан Ильянес, каковые были повешены на Пласа Дуарте за то, что ударили одного из британских капитанов на протяжении изнасилования юный мулатки.

Фрэнсис Дрейк в вест-индском вояже, 1585 год

Позор для Филиппа II был велик – город, имевший возможности к сопротивлению, сдался, кроме того не открыв огня. Наместник тайком бежал, обезглавив оборону Сан-Доминго. Дрейк ограбил испанскую корону на 40 тысяч дукатов в золоте и серебре, не считая остальных товаров.

Между Вест-Испанией и Индией была введена безотлагательно пакетботная работа, а Филипп обратился к британской королеве прося выдать ему «проклятого пирата Дрейка». Меж тем адмирал уже держал курс к Картахене.

Картахена

18 февраля 1586 года приблизительно в 4 часа утра у стенку Картахены Индейской показались британские суда, каковые встали на рейд приблизительно в 5 милях от города. На берег был высажен десант в 2000 человек, а у входа в гавань – ещё 300 человек под руководством Карлайла. Сейчас в Картахене пребывали 30 испанских аркебузиров, 200 индейских лучников и около 300 вооружённых пиками рабов-негров.

Не смотря на то, что Корбетт пишет о 50 кавалеристах, 450 аркебузирах, 100 пикинерах, и 400 индейцах-аркебузирах и 150 лучниках-неграх, это весьма завышенные эти и, вероятнее, они забраны из отчётов Дрейка либо Карлайла. В то время в Картахене насчитывалось всего около 30 испанских семей, другими словами в городе всего было около 100 испанцев. Взяться громадным силам в захолустном городишке, защищённом земляными упрочнениями, было легко неоткуда.

У защитников города были две мелкие кулеврины и один фальконет. Картахена была совсем не готовой к обороне – земляные бастионы Сан-Фелиппе де Барахас и Сан-Лукас эль Кобрейро были захвачены за пара мин., вход во внутреннюю гавань был открыт. Цепь, закрывающая вход в акваторию порта, кроме того не была натянута, и с приливом суда Дрейка вошли во внутреннюю гавань.

На рейде было две либо три маленькие 11-пушечных галеры, на борту которых пребывали по 30–40 мушкетёров-негров, гребцы сейчас пребывали на берегу. Британцы легко захватили их.

Штурм Картахены Индейской

2000 человек, высаженные рядом с городом, к трём часам дня подошли к стенкам Картахены. Дозорные на башнях были застигнуты неожиданно – лишь с первым залпом аркебуз испанцы осознали, что их ещё атакует отряд и со стороны берега. Тем временем Дрейк начал обстрел основной цитадели из корабельной артиллерии.

Карлайл со своим соединением спустил в заливе Террабомба две галеры.

Высадившись в местечке Бокагранде и обойдя маленькую земляную крепость, генерал в сумерках устремился к беспомощному городу.

На его дороги поднялись индейцы-лучники, каковые обрушили град стрел на ещё пребывавших в воде британцев. Испанские аркебузиры, укрывшиеся за бочками с почвой, кроме этого вели пламя по нападавшим. Но силы были через чур неравны.

Мушкетеры сержант-майора Горинга и пикинёры капитана Симпсона, одетые в металлические латы, легко смогли приблизиться к испанским флешам и дали убийственный залп. Четверо аркебузиров (среди них и знаменосец) было убито, остальные сдались на милость победителя. Пикинёры врубились в ряды индейских лучников и начали их бессердечно уничтожать.

Однако, довольно продолжительное время индейцы держались, умело отступая и отстреливаясь. Не испугали их кроме того мушкетные залпы. Но утраты отряда были весьма громадны, и, в итоге, лучники обратились в бегство.

Высадка британцев у Картахены, карта

К 16 часам город был забран. Испанский флаг развевалсялишь на главном бастионе города – Кастилло Фуэрте, но по окончании того как Дрейк подвёл суда поближе к берегу, испанцы срочно сдались.

Утраты защитников составили 100 человек, из которых львиная часть пришлась на индейцев-лучников. У британцев было 20 убитых и 40 раненых. Успех операции был предрешён не грамотным планированием либо какой-либо уникальной тактической задумкой, а огромным перевесом британцев в живой вооружении и силе.

Дрейк назначил выкуп за город в 40 тысяч дукатов. Власти города возражали, растолковывая, что они просто не смогут собрать требуемую сумму. Затем господин Френсис прибегнул к практике Сан-Доминго, устроив погромы и грабежи в Картахене.

Но с деньгами вправду было туго. К тому же неподалеку от города объявились испанские галеоны, каковые смогли стереть с лица земли пинас из эскадры Дрейка, вышедший на разведку.

Помимо этого, в Картахене от громадного количества убитых и незахороненых начиналась эпидемия жёлтой лихорадки. Британцы быстро засобирались к себе, а сумма выкупа была значительно снижена – до 12 тысяч дукатов. К концу семь дней испанцы смогли собрать требуемую сумму, и Дрейк торопливо погрузился на суда.

По окончании шестинедельного нахождения британцев в Картахене от города остались одни головешки.

Эпидемия жёлтой лихорадки сотрясала эти места ещё два года.

Река Сан-Аугустин

Дрейк отправился к Кубе. Через два либо три дня по окончании отплытия из Картахены британцам было нужно затопить торговый пинас «Ло», доверху загруженный награбленным в Сан-Доминго. Все товары без промедлений были перегружены на галеон «Тэлбот», В том же направлении перешла и команда «Ло».

Дрейк обогнул Кубу с запада и направился к Гаване в отыскивании пресной воды. 27 апреля он достиг мыса Сан-Антонио, но смена ветра помешала ему достигнуть лагуны Матанзас, где была маленькая речка. На море начался сильный ливень и шторм, что, не смотря на то, что и нанёс кое-какие повреждения судам эскадры, помог пополнить запасы пресной воды, потребность в которой была критической.

Британские суда у берегов Америки

13 мая Дрейк покинул побережье числа и 28 Кубы приблизился к Флориде. Ни адмирал, ни его подчинённые ничего не знали о поселениях испанцев в этих местах, исходя из этого был высажен десант из 50 человек для разведки местности. Сделав марш-бросок на милю вглубь полуострова, разведчики нашли сравнительно не так давно выстроенный форт, расположившийся в низине, рядом с рекой Сан-Аугустин.

Это был посёлок Сан-Хуан. Не поднимая шума, британцы сгрузили на берег 7 орудий и разместили их на возвышенности рядом с фортом.

Первое ядро во неприятелей отправил лично Дрейк. Карлайл с 400 воинами спустился к реке и атаковал форт со стороны муниципальных ворот. В Сан-Хуане сейчас пребывало 17 испанских солдат, 8 кастильских семей, около 150 негров, употреблявшихся в качестве рубщиков леса и тростника, и не более 100 индейцев.

Стенки форта были древесными, пушек не было совсем.

Вот данной «силище» противостояло 400 солдат Карлайла, 7 пушек и около 300 высадившихся моряков Дрейка. Однако, британцы приступили кроме того к рытью ретраншементов и траншей! Упрочнения эти были напрасными – по окончании 4 залпов на стене показался испанский офицер с белым флагом.

Вошедшие в город со стороны реки матросы не нашли никакого сопротивления, все испанцы сумели сбежать в сельву. В доме губернатора была обнаружена казна, в которой было около 2000 фунтов.

Высадка у Сан-Аугустина

Подозревая, что дальше по реке находятся и другие поселения испанцев, Дрейк отправил туда маленькую партию разведчиков. Из-за водных порогов и непролазных зарослей разведка возвратилась назад, сказав, что выше по реке находится форт Сан-Элен с достаточно большим испанским гарнизоном (приблизительно 150 человек). Дрейк внес предложение атаковать посёлок, но моряки взбунтовались – гарнизон посёлка казался достаточно сильным, а возможностей на богатую добычу не было никаких.

Адмирал отказался от атаки и приказал возвратиться на суда. Эскадра отплыла к берегам Англии.

Возвращение

20 июля 1586 года экспедиция возвратилась в Портсмут. Добыча была сказочной – порядка 60 тысяч фунтов, из которых 20 тысяч предназначалось солдатам и экипажам. Неспециализированные утраты составили 750 человек.

Было захвачено 240 пушек (с галер и кораблей в Сантьяго, Сан-Доминго и Картахене), из них 40 металлических.

Но самым главным открытием стало то, что колонии Мексики и Мейна[1] совсем беспомощны. направляться подчернуть, что действия Дрейка были больше похожи на разбойничий налёт, чем на операцию. Никакого важного сопротивления испанские поселенцы ему оказать и не могли, а слух о прекрасно укреплённых колониях был легко мифом.

Как заметил вице-король Перу, «вся защита Индий от неприятелей заключалась только в том, что неприятели практически ничего не знают о них; а ещё – в тех естественных препятствиях, каковые ставит непогода и сама земля, а не в силах, талантливых им противостоять».

Это были вправду значительные препятствия, каковые не следует недооценивать. Вот как обрисовывает итальянский аптекарь Франческо Гемелли собственное путешествие в Вест-Индию на испанском галеоне во второй половине 90-ых годов XVII века (другими словами сто лет спустя):

«Голод, жажда, тошнота, мороз, невозможность ни на 60 секунд остаться одному, не говоря уж о том, что швыряет из стороны в сторону от ужасных волн. Корабль кишит небольшими грызунами, питающимися галетами и печеньем и размножающимися так скоро, что весьма не так долго осталось ждать они бегают не только по каютам, кроватям а также тарелкам, из которых едят люди, но кроме того по самим людям. Мухи падают в тарелки с супом, где кроме этого плавают и черви всех видов.

Любой кусок пищи кишит личинками.

В рыбные дни в большинстве случаев кормят тухлой рыбой, сваренной в солёной воде; днём едят суп из бобов, в котором так много личинок, что они плавают на поверхности».

Создатель высказывает глубочайшую признательность Эдуарду Борисовичу Созаеву за предоставленные материалы и оказанную помощь при написании данной статьи.

Литература:

  • Garcia, Jose Gabriel «Compendio de la historia de Santo Domingo», — Santo Domingo, 1894.
  • Lugo, Americo «Historia de Santo Domingo, 1556–1608», — Libreria Dominicana, Ciudad Trujillo, 1952.
  • Moya Pons, Frank «Manual de Historia Dominicana», — UCMM, Santi

Магазин выброшенных продуктов: как в Британии помогают малоимущим


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: