Львовский поход хмельницкого: время собирать камни

Хронология и даты значимых военных событий

По окончании ужасного Пилявецкого разгрома в последних числахСентября 1648 года польская армия практически прекратила существовать. Огромные беспомощные почвы лежали перед казаками, чьё войско преисполнилось уверенности в собственных силах. Варшаву же обуяла паника.

Пилявцы – не Корсунь, не Жёлтые Воды, не грохот оружия на далёких пределах, а смерть основной военной силы страны, её лучших армий.

И неприятель, стоящий у ворот.

Головокружение от удач

Масштабы победы испугали кроме того часть казацкого руководства, не верившего в таковой немыслимый успех. Исходя из этого на военных рекомендациях мнения старшины разделились – многие поддерживалито, дабы остановиться на реке Случь и не продвигаться вглубь страны, но голос радикалов во главе с Максимом Кривоносом, Иваном Чернятой и Петром Головацким, уверенных в близкой и окончательной победе, был громче. Было решено идти как возможно дальше на запад и «добить зверя в его логове».

Наряду с этим существовала хорошая возможность поднять на Русское воеводство и восстание (Львов, Галич и Перемышль с близлежащими почвами). Как упоминалось ранее, народные веса и в украинных воеводствах, и в Киевской Руси были в полной мере готовы взяться за самопалы и косы. Но в Киевской Руси открытое восстание до поры до времени было нереально – в том месте хватало польских частей для противостояния бунтовщикам.

Так, ещё до Пилявецкой битвы, 11 сентября 1648 года, галицкий каштелян разбил под Збаражем отряд показачившихся крестьян численностью до 10 000 человек. 18 сентября отряд шляхтича Злотницкого отправился на бой с повстанцами, но был должен отойти – численное превосходство соперника выяснилось подавляющим. Но Пилявцы поменяли всё –тушить пожар восстания было уже некем, а деморализованному польскому войску оставалось только искать спасения.

Условия для восстания в Русском воеводстве были подготовлены заблаговременно – ещё с лета 1648 года агенты Хмельницкого и Кривоноса поддерживали контакты с населением воеводств западной части Малой Польши.

Львовский поход хмельницкого: время собирать камни
Малопольская провинция (на карте выделена красным). В семнадцатом веке в неё входила не только современная Малая Польша с Краковом, но и большинство территории нынешней Украины. Так, Малопольская провинция территориально превосходила Великую Польшу
Источник: poland-marketing.eu

Хмельницкий и Кривонос трудились, в случае если возможно так выразиться, с разной целевой аудиторией. Гетман обращался к шляхте, магнатам, православному духовенству – возможно, на Львовщине у Хмеля сохранились связи с того времени, в то время, когда он вербовал тут людей для морских походов Владислава IV. Кривонос же пробовал взбудоражить низы, поднять «тщетный и безжалостный» бунт черни.

Так, летом люди Вишневецкого задержали агента Хмельницкого – некоего Ярему Концевича. Тот дал ошеломляющие показания – выясняется, оказать помощь местным повстанцам оружием планировали… владыки Луцкий и Львовский. Участие в заговоре столь высоких персон легко разъясняется тем, что православное духовенство, несмотря на формальный отказ поддержать Хмельницкого, замечательно осознавало пользы, каковые возможно будет взять, в случае если на вверенные ему почвы придут православные хозяева.

Но православные их торговля и владыки оружием с казаками – это объяснимо. Значительно более любопытным выглядит факт участия в торговле с повстанцами самого Адама Киселя. В Речи Посполитой данный человек был фигурой известной и влиятельной, но в высших эшелонах власти его не обожали.

Будучи последним православным сенатором страны (по окончании его смерти и до самых разделов Польши данный пост занимали лишь католики), он прославился отнюдь не борьбой за веру отцов. Современники справедливо подозревали брацлавского воеводу в том, что на протяжении восстания он, вместо того дабы в тяжёлую годину выручать Отечество, вёл собственную игру, чтобы упрочить собственное влияние и обогатиться.

О том, что Кисель имел договорённости с казаками касательно неприкосновенности его владений, и о том, что это не всегда работало, мы уже упоминали. Но в конце лета-начале осени 1648 года казаков и сотрудничество Киселя стало ещё теснее.

В то время, когда крестьяне из владений Киселя поголовно показачились, разбились на много, организовались в полк под управлением Ивана Куковского по прозвищу «Листопад» и разграбили Гощанский монастырь, их усмирили… казаки, оперативно прибывшие на место событий и наголову разбившие собственных «новых товарищей». Карательная экспедиция была разрешена лично Хмельницким и возглавлялась сотником Романенко и сыном гетмана Тимофеем.

Понятное дело, утаить столь очевидные факты сотрудничества с казаками было затруднительно, и авторитет Киселя очень сильно пошатнулся. Среди шляхты кроме того ходили слухи, что новоизбранный король Ян Казимир, Хмельницкий и сам Кисель затеяли заговор, конечной целью которого было подорвать влияние шляхты и забрать всю власть себе.

Кисель находился на поле Пилявецкого сражения, но воинской славы, как и иные сановники, не добыл, более того – ретировался с места боя столь быстро, что это раздельно отметили в реляции:

«Пан Кисель раньше всех приехал для собственного оправдания, но данный Кисель не только кислый, но и неприятный»

Русское воеводство – пороховой Эмиссары полковника и

погреб Речи Кривоноса наводнили территорию Малопольши впредь до самого Кракова. Примечательно, что среди агитаторов попадались и дамы – так, во Львове была схвачена некая особа, не то приятельница, не то любовница Кривоноса, которая вела подрывную деятельность в городе. По большей части, агитации поддавались люди низкого достатка и, в большинстве случаев, православного вероисповедания.

Не смотря на то, что во времена «Золотого спокойствия» православие было формально уравнено в правах с католицизмом, последний давал значительно довольно широкие возможности в светской карьере и духовной. Потому люди побогаче, познатнее и попредприимчивее массово покидали последовательности православной церкви – ортодоксальная вера всё чаще оставалась уделом бедняков.

К осени мещанство и крестьянство Руси было уже достаточно «накручено» агентами Хмельницкого и Кривоноса, и в середине сентября восстания приняли таковой масштаб, что польские отряды уже не могли с ними совладать. Восстания происходили равно как и в украинных воеводствах парой месяцев ранее – население целых сёл показачивалось, разбивалось на полки и сотни, по окончании чего начинались уничтожение и грабёж шляхты, евреев и богачей. Брались штурмом кроме того маленькие замки.

Массовый темперамент повстанческого перемещения просто-таки показывал казакам на то, что необходимо немедля идти на Русь, брать восстания под собственный контроль, ещё больше увеличивать собственное войско и дожимать «панов» в сердце державы. Умеренная партия старшины была не в восхищении от таких замыслов, опасаясь, что «гречкосеи» станут значимой силой и создадут угрозу казацким привилегиям. Но сейчас сама обстановка потребовала активных действий.

Весьма хотели идти в поход татары. Для них любое продвижение вглубь страны означало новый ясырь и новую добычу. Большинство казацкой старшины не возражала против предстоящего наступления, и практически сразу после Пилявецкой победы войско двинулось на Львов.

Авангард воинства составляли татары, каковые жгли всё, что горит, и брали целый ясырь, что окажется (время от времени в плен попадали кроме того восставшие крестьяне). Но, время от времени крестьяне вели с татарами взаимовыгодный торг – к примеру, реализовывали крымцам пойманного шляхтича, обменивая его, скажем, на кобылу. За конницей шли показачившиеся крестьяне.

Казаки и крымцы в сражении
Источник: civilization-history.ru

Историк Пантелеймон Кулиш писал:

«Ватаги пьяных дикарей, сопровождаемые татарами, устремились к Дубну, Кременцу, Острогу, Луцку, истребляя всё, что носило на себе печать усовершенствованной хозяйственности и печать культуры по большому счету. Лишь православные храмы да православные попы останавливали всепожирающий поток, но да и то так, как казаки опасались раздражить собственного Батька, опасавшегося, со своей стороны, вооружить против себя малорусское духовенство. Бывали случаи, что хмельничане допытывались денег у православного попа по примеру начинателя казацкой «войны за веру», войскового писаря Грецковича. Бывали случаи обдиранья серебряных шат с расхищения и образов отысканных в церкви денег… …Что касается казацких побратимов, татар, то среди широких пустынь, появившихся на поприще панской колонизации, казаки и сами попадали к ним в ясырь наравне с теми, кого они предприняли высвободить из-под ляшского ярма»

За вчерашними крестьянами и татарами двигались отряды «кадрового» казачества. Важного сопротивления неудержимой волне наступавших поляки не оказывали. Максимум, на что они были способны – это партизанские действия наподобие тех, что Вишневецкий вёл летом.

Иногда их набеги на коммуникации соперника бывали успешны, но на неспециализированную обстановку эти «комариные укусы» не воздействовали.

На Львов!

Основные силы казаков двигались по маршруту Староконстантинов–Базалия–Збараж–Тернополь–Зборов–Глиняны–Львов. Отдельные полки шли вторыми дорогами, дабы поддержать восстания, бушевавшие тут и в том месте. На Волыни Кривонос забрал Кременец, другие отряды пошли на Вишневец (родовое гнездо Вишневецких) и Броды, принадлежавшие Конецпольским.

Укреплённые замки, в большинстве случаев, с ходу не штурмовали – отряды повстанцев брали их в осаду, а главные силы шли дальше.

В Дрогобыче на Львовщине большая часть местных обитателей решила обороняться и собралась на городских упрочнениях, но православные мещане симпатизировали казакам. Для начала они отправили вестников к осаждавшим, призывая их прийти и забрать город. После этого, не завлекая лишнего внимания, заговорщики снесли полезные вещи к православной церкви, дабы предохранить их.

Тем временем на горизонте показался казацкий отряд, и начался бой.

В решающий момент православные защитники города кинули иудеев и католиков и ушли с валов, крича казакам, дабы те не стреляли. Заметив бегство своих друзей, остальные мещане кроме этого запаниковали и покинули упрочнения.

Казаки без помех вошли в Дрогобыч, опустошили костёл и забрали лежавшие тут шляхетские депозиты (практика хранения денег в костёлах была обширно распространена). В нападении на священное место деятельно принимали участие и православные обитатели Дрогобыча. Постояв примерно половину месяца в разграбленном городе, казаки ушли, по окончании чего шляхетский отряд из Стрыя пришёл наказать местных повстанцев.

Но те уже почувствовали собственную силу – мещане-русины Тимофей Михайлович, Лев Чучвара, Стефанчук и другие отправились в окрестные сёла, подняли их обитателей на восстание, собрали отряд численностью до 2000 человек и напали на захваченный поляками Дрогобыч. Город опять пал и подвергся опустошению…

Наконец Хмельницкий с войском подошёл ко Львову и без промедлений начал его осаду. Львов был крепким орешком: башни, рвы и валы не давали шанса на стремительный захват города. Казацко-крестьянское войско заняло окрестные высоты и в первую очередь захватило все ближайшие католические монастыри, каковые также имели упрочнения, но не столь замечательные, как Львов.

После этого пришёл черёд самого города.

Львов, картина XVII века
Источник: l-travel.com.ua

А что же поляки? Как мы не забываем, от Пилявцев удалось уйти большой части армии, спаслось и всё руководство. комиссаров и Большая часть командиров собралась именно во Львове.

В первую очередь началось разбирательство в том, кто виноват в поражении, но подлинных виновников распознать не удалось.

По крайней мере, главноком Вишневецкий не отыскал ничего лучше, чем назначить своим ближайшим ассистентом Николая Остророга. «Лубенскому льву» в этом случае нельзя отказать в оптимизме: ставить во главе обороны человека, что под Пилявцами выбрал нехорошее место для обустройства лагеря, значит сильно уповать на «может быть». По всей львовской округе был кинут клич, краткую сущность которого возможно обрисовать следующими тезисами:

  • враг у ворот;
  • нам необходимы ваши ружья и сабли;
  • ваши деньги нам также необходимы.

«Паны-браты» в основном призывам не вняли – Вишневецкому чуть удалось собрать от четырёх до шести тысяч войска. Наличных денег собрали миллион злотых, ещё на 300 000 злотых удалось собрать сокровищ. По окончании сбора, 5 октября 1648 года, Вишневецкий сотоварищи выяснили, что неприятель вправду у ворот – к городу доходили крымцы.

Продолжительно не рассуждая, польские полководцы забрали часть уже ценностей и собранного войска и совершили стратегическое отступление из Львова в Замостье. Вырваться из города им удалось практически под носом у татар. Оборону Львова возглавил умелый солдат, генерал коронной артиллерии Кшиштоф Арцишевский, прославившийся как своим армейским талантом, так и тем, что успел повоевать с португальцами в Бразилии.

Кшиштоф Арцишевский. Биография этого человека поражает – он был приговорён к смертной казни в Речи Посполитой, получал образование Голландии, принимал участие в осаде Ла-Рошели, сражался за голландцев в Бразилии, был прощён Владиславом IV и сражался против Хмельницкого в течении всего восстания
Источник: polona.pl

Татарское войско начало боевые действия по собственному обыкновению – обложило город и сожгло все окрестные сёла (часть местных обитателей отправилась к праотцам, другие – в ясырь). 6 октября татары постарались забрать город штурмом, но Арцишевский собственное дело знал прекрасно, и атаку отбили. 8 октября к городу подошли казаки, каковые продолжили «общее дело», в первую очередь убив большая часть местных обитателей, скрывавшихся в костёлах.

Многих отысканных в том месте дам, включая православных, оптом реализовали татарам. Поляки также внесли свою лепту в опустошение окрестностей Львова – для эффективности обороны Арцишевский приказал сжечь все предместья, расчищая пространство около города.

В десятых числах октября начались штурмы упрочнения Большой Замок, господствовавшего над местностью. Главное участие в этих атаках принимали люди Максима Кривоноса, но сам полковник руководить ими не имел возможности – Наверное, уже тогда он был серьёзно болен. В перерывах между штурмами казаки предлагали сдать замок добровольно, осаждённые на это не соглашались, но на протяжении очередного «раунда» переговоров последовал очередной штурм, и упрочнение пало (около тысячи защитников погибло).

На протяжении штурмов в первых последовательностях, в большинстве случаев, пребывали сравнительно не так давно показаченные крестьяне – казаки уже не горели жаждой подставлять собственные головы под польские пули и сабли.

Сейчас у населения Львова дела шли не отлично. Активную помощь казакам оказала городская беднота, перекопавшая водопровод, в следствии чего водоснабжение города очень сильно ухудшилось. Параллельно со штурмами казаки деятельно пробовали договориться со львовской вершиной.

Изначально просили многого – дать денег, выдать Вишневецкого и всех евреев.

Но потому, что Вишневецкого в городе давным-давно не было, а штурм за штурмом оканчивался неудачей, скоро требования казаков свелись к одному – дать денег. На протяжении переговоров Хмельницкий говорил участникам львовского магистрата ветхую историю о том, что он верный подданный Республики Обоих Народов, защищающий собственные законные права. Другие казацкие вожди пробовали запугать осаждённых, демонстрируя им золотую булаву Доминика Заславского, забранную в качестве трофея под Пилявцами.

Находившийся на переговорах Тугай-бей укорял поляков, что они смеют стрелять в его солдат – поляки оправдывались тем, что на протяжении войны такое случается.

Подковёрные интриги вместо битв

По окончании продолжительных прений сторонам однако удалось договориться. татары и Казаки создали рабочую группу (!), которая должна была осмотреть Львов и прикинуть, сколько денег возможно затребовать у города за прекращение осады. Как мы знаем, что в состав казацкой делегации входил Пётр Головацкий.

Поляки срочно дали рабочей группы взятку, и та дала согласие свидетельствовать, что все ценности похитил Вишневецкий, а потому львовяне не при деньгах. В следствии стороны договорились о том, что Львов выдаст казакам, по одним данным, 100 000 злотых товарами и 500 000 – серебром, по вторым – 200 000 злотых товарами и серебром. 24 октября осада завершилась.

Её финальным аккордом стал приказ Хмельницкого выстрелить по городу из пушек двадцать раз, по окончании чего осаждавшие покинули собственный лагерь. По дороге казацкое войско ещё раз основательно выжгло близлежащие сёла и направилось к городу Замостье.

Осада Замостья была для казаков непростой. С одной стороны, взятие этого города открывало прямой путь на Варшаву. С другой – войско уже устало, среди казаков и крестьян начались эпидемии, от заболевания умирал прославленный Кривонос.

Среди казацкой вершины начался разлад – сам Хмельницкий, забравший из львовского выкупа 20 000 злотых лично для себя, уже не весьма желал вести войну, чем злил вторых вождей.

Помимо этого, перед казаками снова открылась возможность решить дело дипломатическим путём: в Речи Посполитой начались выборы нового короля, и Хмель рассчитывал многого добиться, вмешавшись в громадную политику. Исходя из этого брать Замостье гетман очень не желал и послал на штурм города одного из «непримиримых» – Ивана Черняту, отряд которого состоял, по большей части, из сравнительно не так давно показаченных крестьян.

Штурм происходил примерно так: в первых рядах – крестьяне за щитами «гуляй-города», сзади – кадровые казаки в роли заградотрядов. Учитывая полное несовпадение заинтересованностей казаков с ожиданиями крестьян, которых отправляли на убой, ничего необычного, что город не забрали, совершив в бесплодных попытках 14 дней (с 6 по 21 ноября). По окончании выборов короля, о которых мы поведаем в следующей статье, Хмельницкий ушёл на восток по маршруту Сокаль–Дубно–Острог–Житомир.

Пехота XVII века у щитов «гуляй-города». Такие мобильные упрочнения разрешали подобраться к сопернику поближе и обстреливать его из-за укрытия
Источник: proza.ru

Последним броским событием осени 1648 года стала капитуляция польской крепости Кодак, пребывающей на Днепре. Уйдя на запад, Хмельницкий покинул осаждать её отряд Максима Нестеренко, и спустя некое время гарнизон Кодака сдался. Сдача происходила под почётного выхода и гарантии неприкосновенности гарнизона с знамёнами и оружием.

По уже сложившейся традиции, казаки соглашение беречь не стали и обрушились на поляков, в то время, когда те были на марше.

Жолнеров разоружили и ограбили, по окончании чего многих убили, а некоторых оставили в живых.

Плоды Пилявецкой победы Богдан Хмельницкий пожал сполна. Казаки орудовали уже во внутренних воеводствах Речи Посполитой и рассчитывали вынудить нового польского монарха признать за ними завоёванные привилегии и земли. Война снова сменялась дворцовыми интригами…

Продолжение направляться

литературы и Список источников:

  1. Адам Кисель, воевода киевский. / Ред. Ф. Лебединцев. // Киевская Старина. – 1885. – №11. – С. 408 – 430.
  2. Буцинский П. О Богдане Хмельницком. / П. Н. Буцинский. – Харьков: Типография М. Зибельберга, 1882. – 240 с.
  3. Воссоединение Украины с Россией. материалы и Документы. Т. 2: 1648–1651 годы. / Под ред. П. Гудзенко, А. Касименко, А. Новосельский, А. Сидоров, Л. Черепнин, Ф. Шевченко. – Москва: Издательство АН СССР, 1953. – 558 с.
  4. Документы об освободительной войне украинского народа 1648–1654./ Сост. А. З. Барабой, И. Л. Бутич, Е. С. Компан, А. Н. Катренко. – Киев: Наукова думка, 1965. – 828 с.
  5. Історія Львова в документах i опытеніалах. Збірник документів i опытеніалів. / Відп. ред. М. В. Брик. – Київ: Наукова думка, 1986. – 425 с.
  6. Каманин И. Участие южнорусского населения в восстании Богдана Хмельницкого./ И. Каманин. // Архив Юго-Западной России, издаваемый рабочей группой для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском губернаторе. Часть третья. Том IV./ Типография Н. Т. Корчак-Новицкого. – Киев, 1914. – С. I – CI.
  7. Крип’якевич І. Богдан Хмельницький./ Відп. ред. Ф. П. Шевченко, І. Л. Бутич, Я. Д. Ісаєвич, – 2-е вид., виправлене і доповнене. – Львів: Світ,1990. – 408 с.
  8. Кулиш П. А. Отпадение Малороссии от Польши: В 3 т. Т.2/ П.А. Кулиш. – М.: Университетская типография, 1888. – 399 с.
  9. Летопись Самовидца о войнах Богдана Хмельницкого и о междоусобиях, бывших в Малой России по его смерти./ Ред. О. Бодянский. – Москва: Университетская типография, 1846. – 152 с.
  10. Томашівський С. Народні рухи в Галицькій Руси 1648 р. / Ред. М. Грушевський. // Записки Наукового товариства імені Шевченка. – Т. ХХIII-ХХІ?. / Друкарня Наукового товариства імені Шевченка. – Львів, 1898. – 138 с.
  11. Яковенко Н. Нарис історії України з найдавніших часів до кінця XVIII століття./ Н.Яковенко. – Київ: Критика, 2006. – 584 с.

Вооружение стрелецкого войска 17 века


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: