Немецкое поражение 1941 года

Новозеландский историк Дэвид Стаэл защитил в Гумбольдтском университете Берлина диссертацию по теме «And the World Held its Breath. The July/August 1941 Crisis of Army Group Centre and the Failure of Operation Barbarossa». Данный текст стал базой для данной книги.

Stahel D. Operation Barbarossa and Germany’s Defeat in the East.
N.Y.: Cambridge University Press, 2009. – 483 p.

Сущность воззрений автора такова: операция «Барбаросса» была успешна тактически, но провальна стратегически. По сути Германия была способна побеждать лишь те самые «блицкриги», стремительные броски, в то время, когда война по времени идет пара месяцев. Затяжная война, пускай кроме того на один фронт, была для Германии предопределенной смертью.

С его точки зрения, «поворотным пунктом» операции стал август 1941 г. Данный же август предопределил будущее поражение в войне.

Книга делится на две части: теоретические концепции и стратегическое планирование войны против СССР и конкретно военная кампания и июльско-августовский кризис 1941 г.

Создатель детально разжевывает, с каким трудом рождался замысел будущей войны, кто принимал участие в его создании, какие конкретно были проекты, чем это все сопровождалось. В случае если весьма кратко, то замысел, не обращая внимания на то, что над ним трудились важные германские генштабисты, был во многом основан на допущении о слабости СССР как такой.Немецкое поражение 1941 года Это представление о «колоссе на глиняных ногах» приправлялось нацистской соответствующим отношением и идеологией к восточным народам.

Все вкупе стало причиной отсутствию должной детализации и критической, роковой недооценке соперника.

В англо-американской литературе (да и в русском также) имеется представление о том, что германский Вермахт летом 1941 г. металлическим маршем прошагал через целый Альянс, попутно раскатав «в блин» РККА. И якобы лишь с началом холодов наступательный потенциал иссяк. Стаэл данный миф детально препарирует, показывая, что все было в разы хуже и совсем не так, как многие (и в полной мере важные) историки обожают воображать.

К слову, создатель кроме того Суворова-Резуна в собственной работе упоминает, критически к нему относясь.

По сути, Вермахт вторгся в СССР с двумя различными по качеству армиями. Малая высокомобильная группа из 20 танковых и моторизованных дивизий, и многочисленная группа из 100 дивизий, каковые не были способны делать задачи, каковые на них возлагал маневренный тип войны. Вместо моторизованных колонн было нужно надеяться на лошадей и все того же ландсера, германского пехотинца.

И что в итоге? В итоге имеется первые удачи, примерно половину месяца войны. На эти удачи тратятся громадные силы, но и лишь.

Моторизованные части прорываются вглубь, разламывают советские эшелоны, а в тылу остаются огромные «ничейные» территории, в которых бродят непонятные веса окруженцев (многие из которых стали партизанами потом).

Германская пехота достигнуть той же скорости и тех же удач неимеетвозможности, исходя из этого ежедневно – это десятки километров пехотного марша, по жаре и запыленным дорогам.

Нескончаемые поля 1941 г.
Источник: http://blog.zeitreisen-verlag.de

СССР, с его огромными пространствами, «затягивает» армию в себя. Это не мелкие европейские страны, где силы скапливаются в одной точке. Не обращая внимания на окружения советских частей, на тяжелые потери РККА убитыми и военнопленными, это не дает ощутимых результатов.

Русские настойчиво сопротивляются, всеми силами, руками, ногами и чем угодно еще. Стаэл приводит удивленные отчеты, дескать, нужно же, какие конкретно упорные, а мы и не пологали, что будет так. Все сопровождается допущениями для того чтобы рода: ну вот, наконец-то, окружили их, на данный момент додавим, и путь будет открыт!

Позже выясняется, что за этим пределом обороны идет совершенно верно такой же, и додавили-то не всех.

Повествование создатель ведет в основном с позиций германского генштаба, как бы обозревая обстановку «сверху», на стратегическом уровне, в полной мере грамотно сочетая это с воспоминаниями бойцов, яркими впечатлениями тех, кто сражался, а не руководил. Много места уделяется отношениям между германскими генералами, и довольно много – Гальдеру, главе генштаба.

Картина тяжёлая: все со всеми не согласны, у всех неприятности на фронте, не получается восполнить те утраты, что растут и растут, все жалуются женам в письмах, что больше нет никаких сил терпеть неопределённость и эти вмешательства «парящего» над всем Гитлера. Последний, по всей видимости, не совсем осознавал, чего желает от кампании, в которую ввязался. Быть может, осознавал, что не сдюжит, из этого эта прокрастинация.

С одной стороны, подавай ресурсы Кавказа и Украины.

Иначе, необходимо брать Москву, но этого он не желает. Переубедить его не получается никак. Генералы начинают договариваться между собой, как бы им по-негромкому сделать так, дабы «обойти» директивы фюрера, но и держаться «неспециализированной линии».

Возможно, лето 1941 г. кроме этого было моментом рождения известного недоверия Гитлера к генералам. И все это сочетается с тем, что в конечном счете генералы попадают под очарование фюрера, «миф фюрера», и вместо того, дабы настаивать на своем, послушно выполняют его волю.

Забрать Москву… Но и эта цель в действительности была недостижима уже в августе, т.к. не было ресурсов. По большому счету, красной линией идет идея о том, что германские генералы, не обращая внимания на умение, опыт, профессионализм, страдали теми же проблемами, что и при написании замысла операции: неумение и недооценка противника наблюдать на обстановку в возможности, кроме того в то время, когда обстановка прямо перед глазами. Они были хороши в ответе тактических задач уровня «захватить следующий город, закрыть следующий “котел”, продвинуться пара вперед», но стратегического понимания, как и куда идти дальше, как словно бы бы… не было.

Было сознание, что нужно достигнуть цели – разгром РККА, уничтожение ее живой силы. Но цель достигнуть никак не получалось: да, вот тяжелое окружение, вымученная победа, но за ней последует совершенно верно такая же. Данный момент был усвоен к августу. Смертельный в другом случае для армии соперника движение военных действий тут не трудился. Русские восполняли человеческие потери весьма скоро.

Чего немцы – и это еще одна из основных обстоятельств, предопределивших будущее поражение, – сделать не могли.

Германская экономика не выдерживала затяжной войны, а грамотно собирать ресурсы с оккупированных территорий не всегда получалось. Додавало масла в обстоятельство и огонь в виде природы восточной оккупационной политики, т.е. население, которое в некоторых местах встречало немцев как избавителей от большевизма, начало отворачиваться от них.

Изнуряющим маршам не было финиша
Источник: http://www.welt.de/

Приходилось «распылять» силы по всему фронту. Моторизованные и танковые части, бывшие «на острие» атаки, неспешно таяли, тех же танков не хватало еще 22 июня, а что сказать про финиш первого месяца войны, в то время, когда в некоторых соединениях треть танков была в ремонте, а чуть меньше трети была утрачена?

Таяли и пехотные дивизии: воины марш не выдерживали, кое-какие натурально помирали от усталости, несли большие потери от массированных артобстрелов русских, сказывалось и психотерапевтическое напряжение. Кроме того люфтваффе не господствовало в воздухе, также еще один миф. Со всем этим Вермахт совладать не имел возможности.

Резервов не было никаких: ни запчастей, ни танков, ни живой силы, ни ГСМ.

Сотрудничество между дивизиями было не весьма. Линии коммуникации и снабжения растянулись до степени 700+ километров, каковые нужно было преодолевать ежедневно. Все сопровождалось победными реляциями, каковые действительности не соответствовали.

Малое «окно» вероятной победы было потеряно в середине-финише июля, которое в т.ч. было связано с вероятным вступлением Японии в войну против СССР. К концу августа германская армия, измотанная двухмесячным маршем, утратами, лишениями, отсутствием пополнений хорошо завязла в СССР. Стаэл уверен в том, что это и был поворотный момент в войне, в т.ч. предопределивший наступление на южном участке фронта в 1942 г. (а больше, дескать, ничего и не оставалось, в центре двигаться не вышло бы).

Да, РККА понесла ужасные человеческие потери и технике, но все это было восполнено уже к зиме 1941 г. Возможно победить сражение и проиграть войну. Это был именно тот случай, пускай в 1941 г. контуры победы и будущего поражения Германии СССР были очень нечетки.

В целом, по окончании прочтения мне показалось, что если бы эту книгу перевели на русский, было бы превосходно. Нет, это не легкое чтение, это нудное пережевывание действий дивизий, армий, фронтов, с возможностью из генштаба, со ссылками на документы и работы. Но это хорошая отвлечённая работа, которая с германской точки зрения показывает, какой в действительности была, казалось бы, победоносная кампания Вермахта лета 1941 г. Было бы полезно для тех отечественных экспертов, что изучают данный период.

Кто осознаёт английский язык , может послушать часовую передачу с автором по указанной теме.

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Пашендаль под ленинградом: упущенные возможности

    Боевые действия Красной армии на всём Северо-Западном направлении на протяжении кампании лета-осени 1943 года остались за кадром истории «Громадной ВОВ»….

  • Кофе и каучук вместо солдат

    Первая мировая, без сомнений, оказала необыкновенное влияние на все страны мира. Но многие из них, формально вступив в войну и появлявшись в составе того…

  • Солдаты с косичками

    Подобно тому, как в Российской Федерации по окончании поражения в Крымской войне стартовали социальные и реформы армии, в Китае по окончании «подавления»…

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.