Новые мифоборцы: как зубов и сванидзе разоблачали мифы о войне

Герои войны

Борьба с мифами – дело тяжелое и неблагодарное. Мифы должны быть удобными для опровержения, а такие отыскать сложно. Исходя из этого лучший приятель пропагандиста — миф, придуманный им самим.

Сами придумали, сами опровергаем. В этом месте в большинстве случаев направляться ссылаться на практику Геббельса, но подобный прием применяли и другие пропагандисты. В любом случае, прекрасно и своевременно поданный и разобранный миф – громадное дело.

А вот в то время, когда и мифы так себе, и разоблачители хромают на все ноги, может выйти и конфуз.

Ежегодно перед Днем Победы историки с интересом ожидают новых «открытий». В большинстве случаев должность коверного делает Юлия Латынина, но, разумеется, она так увлеклась воплощением неожиданно и в один момент появившейся в умах некоторых представителей творческой интеллигенции в последних числахАпреля идеи «Сутки Победы – не праздник, а сутки скорби» и свободным пересказом творений Виктора Суворова, что сдала пальму первенства новым исполнителям.

Новые они довольно – это бывший доктор наук МГИМО Андрей Борисович Зубов, доставляющий большое количество эйфории любителям истории России, конечно всеми любимый Николай Карлович Сванидзе, в представлении не который нуждается. Почтенные историки комментируют «Главные мифы о войне». Кто придумал им мифы для комментирования – мы не знаем, но часть утверждений относится к советской пропаганде 60-х годов и в далеком прошлом уже дезавуированы либо забыты.

В следствии все оказалось как постоянно – вышел конфуз.

Миф первый: «Пакт Молотова-Риббентропа оттянул начало войны, разрешив СССР готовиться к ней»

Если бы современному исследователю, находящемуся в курсе дела, сформулировали такое утверждение, он покрутил бы пальцем у виска и задал вопрос бы, из какого именно года вышел его собеседник. Пакт ничего не оттянул. Он просто позволил СССР пребывать долгое время вне громадной войны, приобретая наряду с этим громадные пользы.

К общему удивлению война на Западе закончилась существенно стремительнее, чем возможно было вообразить, но спрогонозировать это в августе 1939 года было невозможно.

Началась она тогда, в то время, когда началась – 22 июня 1941 года. Но доктор наук Зубов не в курсе, потому что в то время, когда все это было сообщено, он переходил из политической истории Таиланда в область религиоведения и очень многое пропустил. Исходя из этого он сходу бодро ринулся в наступление. Сокровище его слов так громадна, что при цитировании речений доктора наук мы переходим в режим диалога:

— Это обширно распространенная точка зрения, но она глубоко неверная. Во-первых, по причине того, что она безнравственна: СССР вступил в сговор с нацистской Германией – это безнравственный факт.

Это так же безнравственный факт, как Советско-Французский пакт, как Германо-Польский пакт, как Мюнхенское соглашение (о котором доктор наук не знает, а потому не пишет), либо как Антикоминтерновский пакт, либо любой пакт, заключенный в 30-е годы. Пакт Молотова-Риббентропа был простой дипломатической практикой в те времена, да и Сейчас в нем нет ничего необыкновенного.

— Данный сговор подразумевал раздел территорий вторых стран. Эстония, Латвия Литва Польша Финляндия были поделенными между СССР и Германией – это кроме этого глубоко безнравственный факт.

Тут стоит подметить, что доктор наук оторвался от действительности. Эстонию, Финляндию и Латвию СССР и Германия не дробили по большому счету. Данные государства в сферу заинтересованностей СССР (другими словами немцы сообщили: делайте в том месте все, что желаете, нас это не тревожит).

Литва же, лишившаяся Мемеля еще до подписания Пакта, взяла громадные территории, ранее принадлежавшие Польше. И опять доктор наук напирает на мораль.

И опять стоит подметить, что господин Зубов не знает ничего о Мюнхенских соглашениях 1938 года, в то время, когда от Чехословакии сперва оттяпали Судеты, а позже Польша под шумок прибрала себе территории Тешинского воеводства. Другими словами, в случае если мораль по окончании раздела Европы в Версале и была, то к моменту прилета Риббентропа в Москву, про нее позабыли только все.

— Во-вторых, подписав пакт Молотова-Риббентропа, мы были союзниками Германии, и как раз вследствие этого Германия начала войну в Польше.

Это слова человека, что многие годы трудился доктором наук в МГИМО – кузнице кадров Российской дипломатии. Мне страшно за отечественный МИД. Итак, по словам доктора наук, подписав контракт о ненападении, СССР был союзником Фашисткой германии.

Из этого мы делаем вывод, что Польша, подписавшая подобный соглашение с Третьим Рейхом, стала с 1934 года его союзницей.

Возможно, союзниками Гитлера стали кроме этого по тем же обстоятельствам Латвия и Эстония.

Я желал бы напомнить кроме этого о франко-германской декларации, подписанной в декабре 1938 года министром и Риббентропом зарубежных дел Третьей республики Бонне, смыслом которой было утверждение того, что между Германией и Францией нет никаких споров за территорию и что существующая граница между ними окончательна, и намерение обоих стран «поддерживать контакт между собой по всем вопросам, касающимся их государств, и совещаться между собой в случае, если бы эти вопросы в собственном предстоящем развитии имели возможность привести к интернациональным осложнениям». Ну и, конечно же, известные Английские переговоры 1939 года — по логике глубокоуважаемого доктора наук, эти события непременно делают Англию и Францию союзниками Фашисткой германии. — Прим. глав. ред.

Сейчас о пакте как причине войны. К моменту подписания советско-германского контракта уже был подготовлен замысел войны против Польши под кодовым заглавием «Вайс», «Данцигский кризис» бушевал по полной программе, а принципиальное ответ вести войну с поляками было уже принято. Грубо говоря, подписание пакта Молотова-Риббентроппа выяснилось стремительной импровизацией, которая облегчила немцам игру, но не создала ее.

— Если бы мы заявили о том, что мы – союзники Англии, Франции, Польши и при нападения на Польшу, окажем ей помощь, то Германия ни при каких обстоятельствах бы не осмелилась на Польшу напасть.

Возможно, упрочнения СССР по созданию в Европе совокупности коллективной безопасности остались для доктора наук в том же тумане, что и Мюнхенский сговор. Позволительно задать вопрос: обучался ли данный человек хотя бы в школе ?

— Наконец, нужно не забывать, что беда СССР была еще в том, что перед войной случилась полоса массовых репрессий.

Был убит около миллиона человек, среди них – практически все выдающиеся отечественные полководцы высшего и среднего звена, подавляющее их большую часть. Соответственно армия была обезглавленной и весьма уязвимой. И никакое оттягивание войны тут бы не помогло, по причине того, что полководцы вырастают не за год, не за два, а за десятилетия.

Исходя из этого пакт Молотова-Риббентропа есть не только правонарушением сталинского режима, вместе с тем одной из обстоятельств начала Второй мировой, эпизодом котором явилась Великая Отечественная война.

А по поводу таких серьёзных заявлений говорят в большинстве случаев что-то про бузину в огороде и дядьку в Киеве. Напоминаем, на дворе 2015 год. Кроме того школьники знают, что обстоятельством дефицита командных кадров были не столько репрессии, сколько резкое повышение Красной Армии, начавшееся, действительно, уже по окончании подписания пакта Молотова-Риббентропа.

Николай Карлович Сванидзе отвечает следующим:

— Мало кто знает о практически тайных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа, о том, что они реально означали, какие конкретно они последствия имели для начала войны для нашей страны – негативные. Об этом не говорится.

Об этом, само собой разумеется, возможно почитать, но никто не возьмет на себя таковой труд. По большей части люди черпают данные из центральных каналов, а в том месте об этом не говорится полностью ничего. Наряду с этим совсем мифологизирована роль Сталина. на данный момент 43% наших соотечествеников уверены в том, что его жестокости и репрессии были обоснованы и оправданы великими целями, что само по себе чушь.

Не совсем ясно, для чего необходимо было перебить вершину Красной армии, дабы победить войну.

Возможно, если бы ее не перебили, победили бы легче. Тут речь заходит не только о мифах, но и о скрываемой правде.

Что желал сообщить участник противодействия и известный журналист фальсификации истории по поводу разоблачаемого мифа, лично для меня остается тайной. Но тот факт, что он про пакт самолично говорил по центральным каналам ТВ, не вызывает никаких сомнений. Помимо этого, все документы, относящиеся к советско-германскому соглашению, уж лет двадцать как опубликованы, не говоря о том, что опубликованы и много документов о советско-германских отношениях в предвоенный период.

В общем, Николай Карлович Сванидзе не весьма информирован по этому вопросу. Что касается последствий пакта для СССР, то были они и хорошими, и негативными. После этого видного журналиста, как и доктора наук несет в сторону предвоенных репрессий.

Его вообще-то постоянно несёт в эту сторону. И, если судить по рассказам о «скрываемой правде», Николай Карлович привычно не в курсе научного дискусии по вопросу в Российской Федерации.

Миф второй: «Сталин готовьсяк войне»

Весьма необычный миф. Открыто говоря, вся советская пропаганда, вся научная литература обоснованно обосновывали и обосновывают, что СССР к войне готов не был (оттого к ней и не стремился). Кроме того Виктор Суворов, продвигающий (сейчас вяло) теорию германского предупредительного удара, считает, что к германскому нападению Сталин готов не был. Но, доктор наук Зубов, разумеется, осознал вопрос практически и практически завалил интервьюера знанием:

— В то время, когда 22 июня началась война, Сталин кроме того не смог выступить перед народом, выступил Молотов.

Быть может, для бывшего доктора наук МГИМО громадным открытием станет тот факт, что Молотов 22 июня 1941 года занимал пост министразарубежных дел, а практически был человеком № 2 в негласной советской иерархии. Как мы знаем, что Сталин отказался выступить вследствие того что ему не ясна была в то время военная и политическая ситуация. 3 июля, в то время, когда все стало ясно, Сталин выступил по радио.

— Сталин, по всей видимости, пребывал в идеальнейшей прострации.

Необычно слышать такие утверждения от человека, именующего себя историком, в 2015 году. В далеком прошлом уже опубликован (и опубликован отдельной книгой) издание посещений Сталина. В далеком прошлом уже известно, кто и какое количество времени пребывал в его рабочем кабинете в первую семь дней войны.

В далеком прошлом уже как мы знаем, что отсутствовал он в Кремле с 29 июня по 1 июля.

И в далеком прошлом как мы знаем, что именно за время отсутствия он и подготовил собственный выступление 3 июля. В этот самый момент на арене появляется доктор наук Зубов, что делает великие открытия и срывает покровы.

Новые мифоборцы: как зубов и сванидзе разоблачали мифы о войне
Издание июня года 21 и 22 посещений 1941 Сталина

Жунал посещений Сталина 22, 23 и 24 июня 1941 года

— Помимо этого, нам на данный момент известен точно факт, что Сталин через Берию тут же приказал Судоплатовуначать переговоры с Германией.

И опять: вопросы, вопросы, вопросы: где доктор наук Зубов забрал собственный диплом? Не следует ли экспертам по истории Таиланда пристально прочесть научные работы собственного бывшего коллеги? Если судить по мемуарам Судоплатова, доктор наук или их не просматривал, или легко ничего не осознал. Вот что пишет коммунистический чекист:

«25 июля Берия приказал мне связаться с нашим агентом Стаменовым, болгарским послом в Москве, и проинформировать его о якобы циркулировавших в дипломатических кругах слухах что вероятно мирное завершение советско-германской войны на базе территориальных уступок. Берия предотвратил, что моя миссия есть совсем тайной. Имелось в виду, что Стаменов по собственной инициативе доведет эти сведенья до царя Бориса. Берия с ведома Молотова категорически запретил мне поручать послу-агенту доведение аналогичных сведений до болгарского управления, поскольку он имел возможность додуматься, что участвует в задуманной нами дезинформационной операции, рассчитанной на то, дабы победить время и усилить позиции германских армейских и дипломатических кругов, не оставлявших надежд на компромиссное мирное завершение войны.

П. А. Судоплатов. «Спецоперации. Кремль и Лубянка 1930–1950 годы.

— Об этих переговорах Судоплатов сказал комиссии в первой половине 50-ых годов XX века на протяжении следствия по делу Берии. Берия позвал Судоплатова и объявил, что тот по распоряжению Сталина обязан встретиться с болгарском послом в Москве и через него предложить Гитлеру территориальные уступки. Эти уступки были весьма большими: Сталин готовьсяпередать Прибалтику, Карелию, Западную часть Белоруссии и Украины, только что взятую Бессарабию (Молдавию), для того, дабы война закончилась.

«Стаменов не сказал о слухах, изложенных мною, в Софию, на что мы рассчитывали. Мы убедились в этом, потому, что всецело осуществляли контроль всю шифропереписку болгарского консульства в Москве с Софией, имея доступ к их шифрам, каковые именовали между собой «болгарскими стихами».

Шура Кочергина, супруга Эйтингона, отечественный умелый оперработник, связалась со собственными агентами в болгарских дипломатических и эмигрантских кругах Москвы и установила, что Стаменов не предпринимал никаких шагов для распространения и проверки запущенных нами слухов. Но если бы я дал Стаменову таковой приказ, он, как всецело контролируемый нами агент, точно его выполнил. Так и закончилась в последних числахИюля — начале августа 1941 года вся эта история».

П. А. Судоплатов. «Спецоперации. Кремль и Лубянка 1930–1950 годы.

Несложнее говоря: была предпринята попытка «втемную» вбросить данные через агента СССР в Болгарию. Агент СССР не счел данные хорошей внимания собственного руководства, и не дал ей хода. На том, все и закончилось.

Судоплатов пишет об этом открытым текстом. Кроме того трехлетний ребенок в состоянии это осознать! РЕБЕНОК, КАРЛ!

Но доктор наук Зубов — не ребенок.

И 25 июля, в то время, когда началась эта история — вовсе не «тут же» по отношению к 22 июня, не смотря на то, что на неспециализированном фоне это уже и мелочь.

— Он был совсем не готов к войне морально, не говоря уже про материально. Всем как мы знаем, что мы не готовься , по причине того, что в противном случае не растолкуешь те огромные утраты, каковые понесла Красная армия в начале войны и отечественное отступление практически до Москвы практически за пара месяцев.

Кое-какие «непродвинутые» историки растолковывают огромные утраты Красной Армии действиями вермахта. Кстати, мало кто сравнивает темпы продвижения к Москве немцев в первой половине 40-ых годов двадцатого века и французов в 1812. Обратите внимание: французы начали собственную кампанию 22–24 июня и уже в середине сентября вошли в Белокаменную.

Немцы, напав на СССР в те же дни, лишь в первых числах Октября повели наступление на советскую столицу. С известным результатом.

И это при том, что моторизации и уровень механизации кроме того сравнить запрещено.

Николай Карлович Сванидзе по этому вопросу счел нужным промолчать, но третий миф подверг ожесточённому кавалерийскому разгрому!

Миф третий: «Воины шли в наступление с криками «За Отчизну! За Сталина!»

— Вот что совершенно верно миф – это то, что все шли в наступление с криком «За Отчизну! За Сталина!» Это безотносительный миф, что уже тогда пропагандировался. «За Отчизну!

За Сталина!» кричали политруки. Они были обязаны это кричать. Легко если бы политрук это не крикнул, то для него были бы весьма важные последствия.

Все остальные, рядовые а также начальники, в то время, когда поднимались в наступление, никакого Сталина не вспоминали, по причине того, что, ну представим себе, в то время, когда люди встают в наступление, которая для большинства – последняя, по причине того, что для среднего рядового либо младшего начальника на протяжении ВОВ в среднем на фронте было полторы атаки, затем или смерть, или госпиталь… И вот представьте себе, в то время, когда человек идет в собственную последнюю атаку, а человеку характерно опасаться, он что, Сталина будет вспоминать? Я вас умоляю!

Он будет маму родную вспоминать. Тем более в случае если это молоденький мальчишка. Да, он будет кричать, он будет страшно кричать, по причине того, что криком человек успокаивает себя либо напротив заводит, возбуждает себя на атаку, поскольку тяжело встать из окопа и идти под пули!

Исходя из этого кричали «мама!», кричали что-то матерное, легко что-то орали, дабы заглушить ужас, но само собой разумеется, Сталина «и никакой Родины» не было, спросите у любого фронтовика, которых, но, уже мало осталось.

Николай Карлович, мы задали вопрос:

— Как в армиях относились к Сталину, компартии?

— Я тебе вот что сообщу, я сам кричал: «За Отчизну, за Сталина». И все отечественные воины думали, что Сталин нам снабжает победу. Само собой разумеется, мы тонкостей не знали, нас же из школы призвали.

Те семьи, каковые конкретно попали под репрессии, те, само собой разумеется, говорили об этом. А мы кроме того не знали.
Аполлон Григорьевич Зарубин, артиллерист

— Какое было в армиях отношение к партии, Сталину?

— Я слыхал на фронте лишь такие слова: «За Отчизну! За Сталина!» Довольно часто на собраниях комсомольского и партийного актива говорили: «Даешь Берлин!»
Яков Петрович Загреба, артиллерист

— Какое было в армиях отношение к партии, Сталину?

— Без него Победы бы не было! Практически перед самым началом штурма Кенигсберга я написал какую-то мелкую статейку в отечественную дивизионную газету, и внезапно меня находит отечественный комсорг и требует выступить на митинге перед воинами: «Нужно!» Я в том месте что-то кратко сообщил, а закончил такими словами: «Вперед, парни! За Отчизну!

За Сталина!» Так и сообщил, по причине того, что одно его имя поднимало людей на смерть. И поверьте, таковой авторитет безлюдными словами не получишь. Лишь делами!

Громадными делами!
Григорий Никифорович Базаренко, сапер

— Как относились в армиях к партии, Сталину?

— Ну как. Тогда Сталин был вождем, и мы шли в наступление «За Отчизну!» и «За Сталина!»
Иван Прокопьевич Зайдель, пехотинец

— Как относились к партии, Сталину?

— К Сталину относились с превеликим уважением. Везде звучали слова: «За Отчизну! За Сталина!» И в наступление вправду, без дурака, ходили с криками «Ура!

За Отчизну!

За Сталина!» На отечественных минах кроме этого было написано «За Отчизну! За Сталина!» Я кроме того такие надписи видел на боеприпасах для «Катюши». Сталин был фигурой в отечественном понятии.
Иосиф Иванович Загребин, разведчик

— Пехота в атаке что-нибудь кричала?

— В всевышнего мать, за Сталина, за Отчизну! Вперед – За Сталина, а позже шумели – За Отчизну! Слышал, в то время, когда пехотинцы в наступление пошли.
Яков Денисович Крючков, артиллерист

— Какое было настроение в вашей части, в то время, когда началась война?

— Хныканья не было. За отчизну, за Сталина — это в порядке вещей…. Обстановку создают сами люди.
Назар Абдулдаевич Абдилдаев, армейский строитель

— Как Вы относитесь к Сталину, партии?

— На протяжении войны Сталин для меня был законом, я кричал: «Вперед! За Отчизну! За Сталина!» Я бежал с этими словами в свое время в бой.

Сталина ни в чем не обвиняю, я являлся членом партии.

Но не могу разобраться, из-за чего я на фронтах рискую судьбой, а моих родных высылают из Крыма. Мой папа также был партийный человек, не смотря на то, что и рядовой работник колхоза. Но не в Сталине было дело, другие бедокурили.
Амза Амзаевич Мамутов, пехотинец

Так как мы шли: За Отчизну, За Сталина. Больше я никакой второй команды не знал. Как в смешном рассказе была команда.

Немцы задают вопросы отечественных пленных: «Что у вас за части имеется такие особые?

В то время, когда ваши наступают по команде: За Отчизну, За Сталина — мы стоим, выстаиваем второй раз. Но какая-то команда у вас имеется: в какого-либо всевышнего, в Христа поминают, так у нас эсэсовские части не выстаивают?»

Николай Павлович Скрябин, пехотинец

— За что Вы в той войне вести войну?

За страну. У нас не было, что за Россию. Но лозунг тогда был среди воинов: «За Отчизну, за Сталина».

Это не безлюдный звук, под Сталиным имелось в виду не столько его личность, а начальник страны, правительства, верховная власть, которая организует борьбу.
Сава Львович Белоглазов, артиллерист

— С какими криками в наступление поднимались?

Мы кричали: «Ура!», «За Отчизну! За Сталина!». И хрипли, и голоса срывали!

Так, мои полегшие под Харьковом приятели-курсанты кричали — в то время, когда в первую собственную атаку поднимались, и без того все — кто живой остался на Одерском плацдарме из собственных окопов орали, в то время, когда немцы в последнюю атаку шли.

Я по окончании Одерского плацдарма семь дней шепотом говорил, так голос сорвал. Те же, кто кукиши в карманах на Советскую власть держал, они — «Хайль Гитлер!» у Власова выкрикивали. И не было по-второму — вследствие того что и быть в противном случае не имело возможности на данной войне!
Валентин Алексеевич Цветков, артиллерист
Миф четвертый: «Союзники открыли второй фронт, в то время, когда финал войны уже был предрешен»

Доктор наук Зубов стал многословно отвечать на заданный вопрос. Мы обсудим лишь самые бриллиантовые его слова, но для начала зафиксируем следующий момент: под понятием «Второй фронт» имелось и имеется в виду открытие боевых действий в западной части Европы, а правильнее в Северной Франции. Как раз исходя из этого, подробный и искрящийся новыми подробностями рассказ доктора наук, в рамках разоблачения данного мифа пара излишен.

— Само собой разумеется, в том месте были не такие масштабы людских утрат, как у нас, но нам тут гордится нечем, данный масштаб был во многом обусловлен тем, что мы не хорошо сражались, людей не жалели, а союзники — жалели.

Масштаб относительно маленьких утрат в начале Тихоокеанской кампании разъясняется тем, что в том месте США и Англия держали относительно маленькие контингенты. А вот будущее этих контингентов была печальной. Не успевшие эвакуироваться, кинутые своим руководством, воины и морпехи появились в японском плену.

Многие из них погибли в японских лагерях и безрадосно известных «маршах смерти».

Эксперт по истории Юго-Восточной Азии, теоретически, имел возможность бы об этом и знать.

— Если бы Сталинград был проигран, СССР, непременно, бы сдался. Сталин был на это готов.

Разумеется, призрак Сталина явился доктору наук и поведал, что готов был сдаться при падения Сталинграда. Никаких иных прямых, косвенных, хоть каких бы то ни было подтверждений этому точке зрения не известно.

— Третье сражение, предопределившее финал войны – самое позднее, это июнь 1943 года – это сражение у атолла Мидуэй, в котором морская авиация и американский флот разгромили японцев в северной части гавайской гряды.

Во-первых, атолл Мидуэй находится в западной части Гавайского архипелага. Во-вторых, сражение у атолла Мидуэй – самое раннее, потому, что прошло в июне 1942 года.

— Снова же, если бы это сражение было проиграно, то Япония начала бы захват Аляски и в один момент высадилась бы, как планировала, на советском Дальнем Востоке.

На Дальнем Востоке Японии высаживаться не было никакой необходимости, потому, что она в том месте держала Квантунскую армию – огромную независимую группировку армий, целью которой и была вероятная война против СССР. Чтобы открыть боевые действия против СССР, ей никакой Мидуэй не был нужен. Нужен был только приказ.

А вот его не последовало. А не последовало приказа по несложной обстоятельству: управление Японии решило сражаться против США. Какое отношение имеет захват Мидуэя к вероятному японскому десанту на Аляску, также не весьма ясно.

Кроме того, что как мы знаем, что одни японцы высаживались на Алеутских практически в те же дни, что другие японцы пробовали стереть с лица земли флот США, достаточно просто взглянуть на карту и станет неясно совсем.

И будет неясно, пока не дойдет, что доктор наук Зубов перепутал Мидуэй с Кыской, а Гавайский архипелаг с Алеутской грядой. История с японской оккупацией островов Алеутской гряды и последующего их освобождения увлекательна сама по себе, но отношения к обсуждаемому вопросу не имеет по большому счету.

— Однако то же сражение у атолла Мидуэй – было сражением последних достижений науки и техники: современных авианосцев, самолетов, радиолокаторов, тогда как у нас длилось применение громадных людских весов.

Тут вот что хочется сообщить. Специфика Тихоокеанского ТВД, на котором сражались американцы, не давала им применять «громадные человеческие веса», не смотря на то, что, само собой разумеется, весьма хотелось. Но не могли – почему-то не получалось у воинов маршировать по океанским волнам.

Приходилось штурмовать маленькие острова, на которых не то, что армию либо фронт, дивизию не развернуть. Вот в то время, когда высадились в Нормандии, то и до «громадных людских весов» добрались. Что касается различных высокотехнологичных штук – авианосцев у СССР не было. Это факт.

А вот радары и самолёты СССР применял сначала войны.

И в случае если про самолеты доктор наук Зубов и мог что-то слышать, то про использование радаров советской производства и разработки РУС-1 и РУС-2 в ПВО Ленинграда и Москвы, знает он вряд ли.

Для этого достаточно посетить Музей армий ПВО в ближайшем Подмосковье, а правильнее — в Балашихе, и взглянуть на схему ПВО Москвы 1941 года. Фото не радует, но обозначения радиопостов наведения в полной мере различимы.
Миф пятый, кроме этого живущий в головах из параллельной действительности: «Никто не помогал СССР на протяжении войны»

И Николай Карлович Сванидзе рубит с плеча:

— на данный момент спроси фактически любого человека, и он сообщит, что нам никто не помогал на протяжении войны: ни британцы, ни американцы. Это полный миф, вот как раз свежий, последнего времени, по причине того, что мы были частью одной антигитлеровской коалиции, мы образовывали ее дружно, и в конце войны любовь к американцам и англичанам среди фронтовиков была огромной!

По причине того, что всю войну питались, наряжались, снаряжались за счет американцев, к тому же еще был второй фронт. Американцы практически разбомбили все германские армейские фабрики и обеспечили нам господство в воздухе. Они оттянули на себя Японию, которая, если бы напала на нас с Дальнего Востока, по большому счету неизвестно чем бы все кончилось. Об этом по большому счету на данный момент не говорят!

на данный момент послушаешь – главным отечественным союзником на протяжении ВОВ был Китай.

Тогда про него никто ничего по большому счету не слышал… А про американцев знали все. Довольно много мифов, связанных как раз с политической конъюнктурой.

Тяжело спорить с Николаем Карловичем Сванидзе, потому что ведет он трансляцию из глубин какой-то параллельной действительности, из каких-то ощущений, данных ему лично. И нам остается лишь наслаждаться данной незамутненностью.В отечественной же действительности существуют не только десятки книг, документальных а также художественных фильмов о ленд-лизе, но и масса работ об истории Второго фронта, что так любим борцом и тележурналистом с фальсификациями.

По большому счету не покидает чувство, что Николай Карлович Сванидзе «фактически любого человека» вычисляет каким-то полуграмотным идиотом с мозгом, покрытым коркой из пищевой фольги. Это не верно. Это не так.

Миф шестой: «Берлин нереально было забрать малой кровью»

Вопросы штурма Берлина много раз разобраны Алексеем Исаевым — к примеру, в соответствующей лекции:

Редакция Warspot
Штурм Берлина
Лекцию прочёл узнаваемый историк, создатель многих книг кандидат исторических наук Алексей Исаев

  • ВМВ
  • лекции

Тут мы обойдемся цитатником доктора наук Зубова:

— А Жуков не жалел ни собственных, ни, уж тем более, чужих людей, исходя из этого под Берлином мы взяли так именуемую лобовую атаку.

А доктор наук Зубов не просматривал ни мемуаров Жукова, ни мемуаров Конева, ни каких бы то ни было научных работ о штурме Берлина, ни, уж тем более, не наблюдал на карту Берлинской операции, в противном случае знал бы, что никакой второй атаки, не считая лобовой, Жуков на Зееловские высоты вести не имел возможности.

— Маршал Конев сказал, что наступление на Зееловских высотах под Берлином было совсем излишним, что нужно было Берлин забрать в кольцо, и спустя семь дней он сам бы сдался.

Весьма интересно было бы почитать прямую цитату, на которую ссылается доктор наук, но имеется у меня стойкое чувство, что маршал, бравший Берлин с азартом, и уверявший всех, что участвует в соревновании, устроенном Сталиным, вряд ли имел возможность не просто сказать, но и поразмыслить такую глупость. Но…

— Я не армейский стратег, но разумеется, что такое ожесточённое уничтожение, во-первых, города, а во-вторых, людей, было все-таки излишним.

Доктору наук легко жаль европейского города. Ну и людишек заодно.

Миф седьмой: «О 28 панфиловцах, Зое Космодемьянской и др»

Николаю Карловичу Сванидзе подали на десерт вкусное. С 28 панфиловцами вправду незадача. Миф и имеется миф.

Миф, породивший массу неприятных последствий.

Основное – это замыливание роли вторых защитников Москвы и практически полное игнорирование вторых историй и подвигов. Но вот Николай Карлович, которому тут бы и развернуться, считает этот миф невинным. Но совсем настоящую историю Зои Космодемьянской он отчего-то вычисляет мифом:

— Да, само собой разумеется, это миф, но кто же на данный момент будет сказать о том, что эта женщина жгла деревенские дома? А жгла их, по причине того, что это практически был приказ Сталина.

Ее же сами крестьяне и сдали немцам. Но никто не будет об этом сказать, по причине того, что женщина погибла ужасной мученической смертью. Царство ей небесное.

Это уже никто не будет мифологизировать, а подробности эксперты знают.

Во-первых, настоящая история Зои в далеком прошлом уже опубликована со всеми документами по расследованию, проводившемуся по окончании войны. Сняты документальные фильмы, находящиеся в открытом доступе. Пополнена и дополнена экспозиция в Петрищево.

Но Николай Карлович Сванидзе опять не в курсе. Может и не желал он плевать в память о героине, но у него оказалось.

В общем, как вы имели возможность убедиться, и «главные мифы» не весьма, и их разоблачители хромают на все, что возможно и запрещено. Простая предпраздничная халтура, к которой все мы, к глубочайшему сожалению, уже привыкли.

Лживые мифы о Победе СССР в войне с Германией


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: