Оборона малахова кургана

Хронология и даты значимых военных событий

160 лет назад, 8 сентября (по новому стилю) 1855 года, по окончании ожесточённого штурма французские армии забрали Малахов курган – главной пункт обороны Севастополя в Крымской войне 1854–1855 гг. Предстоящая защита стала тщетной – ночью войска России негромко отошли по мосту из плотов на северную сторону города. Лишь 11 сентября британцы, турки и французы вошли в развалины того, что прежде было Севастополем.

Из-за чего как раз Малахов курган стал знаком севастопольской героизма и обороны? Если вы посетите Севастополь и поднимитесь на курган, то легко заметите с его вершины море – Южную бухту. Тогда Малахов курган был на восточной окраине Севастополя.

Тот, кто обладал курганом, имел возможность держать под огнём Корабельную сторону – большую часть простирающегося внизу города, с складами и сухими доками. От уровня моря до вершины Малахова кургана приблизительно 97 метров. на данный момент к вершине ведёт широкая и эргономичная каменная лестница, но полтора века назад на крутые склоны бугра приходилось карабкаться без неё…


Панорама города с Малахова кургана
(фото автора, 2015 г.)

Севастополь вспоминал и строился как база флота, исходя из этого к началу Крымской войны практически не имел защиты с суши, которая уже большое количество десятилетий принадлежала России.Оборона малахова кургана Пять линий замечательных батарей направляли собственный пламя в первую очередь в море, против турецкого флота, а на суше было лишь древнее Северное упрочнение 1818 года, пара оборонительных казарм, выемок и открытых стенок на месте будущих бастионов.

Под управлением армейского инженера Тотлебена, воистину гения фортификации, практически на безлюдном месте как возможно скорее создавались новые упрочнения – по громадной части земляные. Перед тем как строить, сперва нужно было где-то отыскать инструмент – не было кроме того лопат, мешков и кирок. Из-за каменистого грунта кроме того почву нужно было приносить с собой, хвороста для фашин (и укреплений туров) также не было.

Но на Малаховом кургане скоро выстроили двухъярусную каменную башню, с которой из пушек и ружей возможно было бы обстреливать прилегающую местность, которую прорезали глубокие, довольно часто овраги и труднопроходимые балки, затруднявшие переброску армий.

В сентябре 1854 года высадившиеся в Крыму британские, французские и войска Турции доходили к южной и восточной стороне Севастополя. Главные силы русской армии, дабы не быть отрезанными, по окончании сражения на Альме отошли вглубь Крыма к Бахчисараю. Ирония судьбы – британцам предстояло штурмовать город, основанный шотландцем Томасом Маккензи, адмиралом русского флота.

Быть может, выбери союзники вместо обстоятельной подготовки к осаде решительную атаку практически незащищённой Северной либо Южной стороны (чего опасался Тотлебен), история первой обороны Севастополя завершилась бы куда раньше. Но из-за собственной нерешительности союзники потеряли хороший момент, посчитав севастопольские упрочнения значительно более важными, чем они тогда были в действительности. Промедление разрешило русским усилить артиллерию Южной стороны в два раза.

Утром 17 октября 1854 года началась первая бомбардировка Севастополя. Против 34 орудий защитников кургана союзники выставили 122 – практически в четыре раза больше. По описанию очевидцев, почва шаталась от яростной перестрелки.

Всего за сутки сухопутной артиллерией союзников было выпущено около 9000 снарядов и ещё 50 000 флотом (британцы стреляли чуть больше французов), на что русские ответили 20 000 выстрелами.

Само собой разумеется, по меркам последующих мировых войн это количество может показаться несерьёзным, но будем помнить, что для тяжёлых орудий середины XIX века скорострельность в один выстрел за минуту-две считалась хорошей.

Французская карта обороны Севастополя 1854–1855 гг.
http://andcvet.narod.ru

В данный сутки именно на Малаховом кургане был смертельно ранен адмирал Корнилов – неприятельское ядро раздробило ему левую ногу. Перед тем как утратить сознание, адмирал успел сообщить: «Отстаивайте же Севастополь». Часть пушек Малахова кургана была стёрта с лица земли, разбит каменный парапет, прислугу орудий было нужно отвести назад, но и французы понесли тяжелые потери – прямым попаданием был взорван склад снарядов, а батареи на горе Рудольфа принуждены к молчанию.

Часть судов флота также очень сильно пострадала, практически не навредив русским. Британцы поставили собственные батареи более продуманно – они имели возможность поражать кроме того тыл и фланги русских упрочнений, и добились практически полного уничтожения 3-го бастиона. Но усердным трудом русские за ночь успевали вернуть то, что разрушалось днём.

Исходя из этого штурм было нужно отложить – не смотря на то, что шансы на успех, как вычислял Тотлебен, опять-таки были, легко союзники о них не знали. В память Корнилова Малахов курган стал по велению императора Николая I именоваться Корниловским бастионом.

Согласно точки зрения последовательности авторов, осада Севастополя стала «предвидением» современной войны. в первых рядах главных упрочнений, в поверхностных окопах на ничейной почва, лежали самые меткие стрелки, выбивавшие осаждающих, в особенности артиллеристов. Британцы жаловались, что стоило лишь поднять голову над парапетом, как наверняка в ней появлялась дыра.

Кое-какие стрелки попадали кроме того в поднятый палец!

В большинстве случаев Крымская война описывается как обычный пример «отсталости царской России», но так было не в любых ситуациях. Воинам союзников преграждали путь не только архаичные засеки, но и современные средства войны – проволока, пороховые мины и камнемётные фугасы с новейшими взрывателями. Для правильной стрельбы шагами вымерялись расстояния до окружающих предметов.

Создавались сильные комбинированные посты из 15–20 человек. С каждого для того чтобы поста сапёр слушал, что делают вражеские «сотрудники», а матрос-артиллерист корректировал действия пушек.

14 ноября сильная буря («Великий Ураган», как назвали её британцы) потопила множество судов союзников в Балаклавской бухте, сорвала палатки, ливень со снегом затопил траншеи. Пламя батарей по городу ослабел. Пользуясь передышкой, Малахов курган и другие главные упрочнения начали готовить к круговой обороне, пороховые погреба на бугре прикрыли траверсами.

в первых рядах Малахова кургана лежали маленькие высоты, а также т.н. бугор Канробера, названный по имени французского главнокому. местность и Этот холм около него на пять месяцев стали ареной яростных битв. К концу февраля 1855 года русские смогли выбить французов, возведя практически под носом у них три упрочнения – Селенгинский и Волынский редуты, Камчатский люнет.

«Тёплый сутки на батареях»
http://cdn.loc.gov

Резонный вопрос – неужто за практически год обороны Россия не имела возможности отправить войска на помощь осаждённой крепости? Но итог войны во всех подробностях виден лишь из XXI века: мы знаем, что вот тут и тут войска России испытают такие-то и такие-то неприятности, что союзники отправятся туда-то и так-то. Ничего из этого на протяжении самой войны ещё не знали, кроме того сама высадка в Крыму находилась под вопросом.

Русские армейские наблюдали на карты – и видели, что империя очень уязвима для вероятных атак от Финляндии до Кавказа. Практически нигде не было хороших крепостей, могущих задержать вторжение. Английская (будем помнить, что тогдашняя империя простиралась далеко за границы сегодняшнего Соединённого Королевства) и Французская империи, две сильнейшие державы мира, и поодиночке-то представляли собой большую угрозу, а вместе с Сардинией и Османской империей (с января 1855 года) – тем более.

Швеция, Пруссия, Австрийская империя, казалось, в любую секунду также смогут присоединиться к коалиции. Исходя из этого огромные силы – более 678 тысяч людей пехоты, артиллерии и кавалерии лишь армии, а с запасными, иррегулярными и ВВ – практически полтора миллиона (около 1366 тысяч) человек, более 500 судов флотов вынуждены были не столько вести войну, сколько зорко караулить соседей, выжидать новых атак союзников и просто охранять более 2000 км западных и южных границ европейской части России. То же в миниатюре повторилось и в Крыму – эргономичных мест для высадки было через чур много, а дорог мало, и войска России, выйдя из Севастополя, рисковали быть одураченными фальшивым десантом, пока соперник высадился бы ближе к практически беспомощному городу.

Дороги Крыма, за исключением шоссе на протяжении южного берега, к началу войны были «в первобытном состоянии», на протяжении зимней распутицы и дождей делаясь непроходимыми. Союзники, в особенности британцы, хлебнули много горя из-за ужасающей организации транспорта (негде было дотянуться кроме того дров) и медицины. Жертвами эпидемий стали кроме того Сент-Арно и Раглан – командующие англичанами и французами соответственно.

Лишь продовольствия английский фронт потребовал 112 тысячь киллограм в сутки, а всего одна 13-дюймовая мортира израсходовала за осаду свыше сотни тысячь киллограм снарядов. Но весной 1855 года между Балаклавой и Севастополем получила железная дорога на конной тяге – семь миль пути было выстроено меньше чем в семь недель. С этого момента союзники совсем взяли преимущество в доставке грузов и людей, и падение Севастополя стало лишь вопросом времени.

Взятие Малахова кургана французами
https://www.pinterest.com

Мощность бомбардировок увеличивалась. 19 марта на Камчатском люнете ядром оторвало голову адмиралу Истомину. В последних числахМарта из-за нехватки пороха на 5–6 выстрелов по люнету приходилось отвечать одним.

В июне французы сосредоточили пламя около 550 орудий и отбросили русских с передовых позиций к Малахову кургану.

Но штурм Севастополя 18 июня – в годовщину битвы при Ватерлоо – был отбит. Убедившись, что с наскока упрочнения всё ещё не взять, французы принялись копать целую сеть постоянных траншей, всё ближе и ближе подходя к кургану. 20 июня был ранен Тотлебен – и его идеи о создании на Малаховом кургане совокупности перекрёстного огня опоздали воплотиться.

10 июля на кургане был смертельно ранен адмирал Нахимов. Всё больше и больше батарей появлялось наоборот кургана – а защитники потеряли драгоценное время для усиления контрбатарейной борьбы.

Место смерти адмирала Нахимова
(фото автора, 2015 г.)

16 августа в бою на Тёмной речке сорвалась попытка отвлечь внимание осаждающих от Севастополя, а на следующий же сутки, 17 августа, началась бомбардировка Малахова кургана. Разрывные боеприпасы скоро крушили высохшие от жары земляные упрочнения. Ночью усиливался навесной стрельба и огонь из ружей (штуцеров) – исходя из этого скоро восстанавливать упрочнения и заменять повреждённые орудия стало нереально.

Утраты русских армий многократно превосходили утраты атакующих.

Упрочнения Малахова кургана (оборонительная башня Коринловского бастиона, фото сделано 28 августа 1855 года Д. Робертсоном)
http://www.sevmonument.ru

5 сентября началась шестая и самая сильная бомбардировка Севастополя. Лишь на Малахов курган с трёх сторон обрушился пламя 110 тяжёлых орудий, включая 40 мортир. Упрочнения практически ровнялись с почвой.

Пара раз французы и англичане имитировали начало штурма, вынуждая обороняющихся выдвигать резервы, увеличивая утраты.

Лишь за день было выпущено более 50 000 снарядов, из них около 30 000 разрывных.

В 12 часов дня 8 сентября французы с криками «Да здравствует император!» ринулись на штурм Малахова кургана. Атака была такой стремительной, что гарнизон, укрывшийся для обеда от пуль и града осколков, был застигнут неожиданно. За полчаса ожесточённого рукопашного боя французы захватили практически целый курган, но тут подошли русские резервы.

Обе стороны опять и опять били в упор ружейными залпами и картечью, нападали в штыки… Почва между упрочнениями была завалена грудами тел. Лишь в начале третьего часа Малахов курган совсем пал…

Монумент на братской могиле французских солдат и русских
(фото автора, 2015 г.)

Всех погибших при последнем штурме Малахова кургана похоронили в общей могиле недалеко от батареи № 127 и тыльной части бастиона. На могиле поставили сперва древесный крест, после этого, в первой половине 70-ых годов XIX века – монумент с надписью: «Памяти солдат русских и французских, павших на Малаховом кургане при защите и нападении 27 августа 1855 г.» С противоположной стороны сделали надпись на французском:

«8 Septembre 1855. Unis pour la Victoire, Reunis par la Mort. Du soldat с`est la gloire, Des braves с`est le sort» – «8 сентября 1855.

Сошедшиеся для победы, объединены смертью. В этом – судьба храбрецов и слава солдат».

Пожалуй, это один из немногих случаев, в то время, когда и победители, и побеждённые были полностью хороши друг друга. В первой половине 60-ых годов двадцатого века монумент, очень сильно пострадавший в годы ВОВ, был восстановлен. 110 лет назад, в мае 1905 года, была закончена ещё одна неординарная работа – панорама «Защита Севастополя» кисти Франца Рубо.

Она кроме этого посвящена памяти тех, кто сражался и умирал в Севастополе.

Панорама «Защита Севастополя» Франца Рубо
http://krimea.info

Источники:

  1. Cooke, Brian. The Grand Crimean Central Railway. Knutsford: Cavalier House, 1990.
  2. Saunders, Anthony. Trench warfare 1850–1950.
  3. Константинов О. И. Штурм августа и 27 Малахова 28 кургана 1855 г. // Русская старина, 1875.
  4. Тотлебен Э. И. Описание обороны г. Севастополя. СПб, Тип. Н. Тиблена и ко, 1863.
  5. Шавшин В. Г. Бастионы Севастополя. – Севастополь: Таврия-Плюс, 2000.
  6. Монументы Севастополя (http://www.sevmonument.ru)

День памяти адмирала НАХИМОВА


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: