Оборона севастополя: начало

Ранее Warspot уже писал об обороне Севастополя — одной из самых броских и смелых страниц в истории Великой Отечественной. До начала войны никто не принимал всерьёз возможности атаки основной военно-морской базы Черноморского фота с суши, и основательная подготовка к её отражению началась уже входе боёв. К 84-й годовщине предлагаем подробный разбор начала обороны Севастополя.

Подготовка к обороне

До начала ВОВ Севастополь – основная база Черноморского флота – в весьма ограниченной степени подготавливался к обороне с сухопутного направления. самый вероятным методом действий потенциального соперника в отношении базы считался морской либо воздушный десант, исходя из этого громаднейшие упрочнения советских армейских были сосредоточены на усилении её береговой и ПВО.

В этом направлении были достигнуты большие удачи: к началу оборонительных битв за Севастополь группировка береговой артиллерии в районе основной базы насчитывала 49 орудий калибром от 45 до 305 мм, сведённых в 12 батарей. Самым «увесистым аргументом» советской артиллерии недалеко от Севастополя стали 30-я и 35-я бронебашенные батареи, складывавшиеся из четырёх 305-мм орудий в двух двухорудийных бронированных башнях кругового вращения любая.

Они располагалисьв районе с. Любимовка на северной окраине Севастополя и недалеко от мыса Херсонес. Для защиты объектов основной базы флота от нападения с воздуха недалеко от Севастополя были развернуты два зенитных артполка, имевших на вооружении 6 батарей 76-мм, 11 батарей 85-мм зенитных орудий, 3 батареи 37-мм зенитных автоматов и зенитно-пулемётный батальон. К началу войны в совокупности ПВО Севастополя пребывали новейшие и редкие для советского ПВО радиолокационные станции РУС-2.

Оборона севастополя: начало
37-мм зенитная автоматическая пушка в Севастополе

27 мая 1941 г. по окончании совершённой рекогносцировки вероятной линии обороны командующий Черноморским флотом ввёл в воздействие намерено созданное наставление по борьбе с воздушным десантом и обороне Основной базы с суши. В соответствии с наставлению, управление обороной Севастополя с сухопутного направления возлагалось на руководство Береговой обороны. Предусматривалось деление фронта обороны с суши на три сектора, для каждого из которых выделялись средства и силы из состава флота, частей береговой обороны, Севастопольского гарнизона и авиации.

Начало ВОВ быстро ускорило темп оборонительных работ. В соответствии с мобилизационным замыслом разворачивались новые батареи береговой обороны и пара бригад морской пехоты. Силами военных и флотских инженерных подразделений, местного населения и гражданских организаций началось оборудование рубежей обороны и строительство оборонительных сооружений.

К началу оборонительных битв под Севастополем совокупность обороны имела три предела.

Начертание Главного предела обороны было рекогносцировано ещё весной 1941 г. Предел проходил в 8–12 км от города и имел протяжённость 35 км. На главном пределе обороны было создано 25 артиллерийских и 57 Дзотов и пулемётных Дотов, 3 оборудованных командных пункта, 8 км проволочных заграждений. Работы по оборудованию Главного предела обороны были по большей части закончены к концу сентября.

В июле 1941 г. была совершена рекогносцировка Тылового предела обороны и началось оборонительное строительство на нём. Тыловой предел проходил в 3–6 км от города и имел протяжённость 19 км. На тыловом пределе было выстроено 28 артиллерийских и 71 ДЗОТ и пулемётный ДОТ, 31,5 км противотанковых рвов и 40 км проволочных заграждений.

К октябрю 1941 г. работы по оборудованию Тылового предела кроме этого были закончены.

Бронебашенная батарея №30

В сентябре 1941 г. началась работы на третьем – Передовом – оборонительном пределе, проходившем в 15–17 км от города и имевшем протяжённость 46 км. К началу оборонительных битв в четырёх опорных пунктах Передового рубежа обороны было выстроено 29 артиллерийских и 92 пулемётных Дзота и Дота, 8 км проволочных заграждений и 1,7 км противотанковых рвов. Начальник Береговой обороны П. А. Моргунов писал позднее:

«Может появиться вопрос, из-за чего рабочая группа наметила, а руководство флота утвердило передовой предел на расстоянии только 15–17 км от города, не смотря на то, что это не обеспечивало его от артиллерийского обстрела соперника, что и случилось, в то время, когда неприятель захватил часть отечественного передового предела (…) и с 9 ноября начал обстрел Севастополя. До войны основной предел выбирался с целью обороны от воздушных либо морских десантов соперника; подход вражеских армий с материка считался маловероятным.

В сентябре 1941 г., в то время, когда появилась настоящая угроза наступления соперника на Крым с севера, было решено вынести передовой предел обороны дальше от города. Наряду с этим было ясно, что рассчитывать на помощь больших сил мы не могли, и приходилось создавать передовой предел на ограниченное численность войск.

Данный предел, намеченный кроме того в 15–17 км от города, имел протяжённость 46 км и потребовал для собственной обороны не меньше пяти-шести дивизий, которыми руководство не обладало и не знало, на какие конкретно силы армии оно имело возможность рассчитывать. Большее удаление передового предела так увеличило бы фронт обороны, что он по большому счету мог быть не обеспечен армиями. Помимо этого, большее удаление предела от города не разрешило бы вести пламя из средних калибров береговой и корабельной артиллерии, на поддержку которой лишь и возможно было рассчитывать, поскольку флот полевой артиллерии практически не имел».

Сражения на подступах

Драматическое развитие событий в первые месяцы ВОВ внесло значительное изменение в довоенные замыслы, в соответствии с которым главной задачей немногочисленных расквартированных в Крыму армий должна была стать противодесантная защита побережья. Уже в ночь на 31 августа германская армия форсировали Днепр недалеко от Каховки и стали продвигаться в направлении Перекопа. Неспециализированное отступление войск СССР по всему протяжению советско-германского фронта значительно повышало значение Крыма: во-первых, размещение на авиабазах полуострова советских дальних бомбардировщиков разрешило бы наносить воздушные удары по нефтеперерабатывающим предприятиям и румынским нефтепромыслам; во-вторых, упорная и активная защита Перекопского перешейка сильной группой армий заставила бы соперника покинуть для блокирования Крыма с суши большие силы и тем самым, сковав их, ослабила бы ударную мощь германского вермахта на южном крыле советско-германского фронта.

И напротив — заняв Крымский полуостров, немцы создавали угрозу всему побережью Азовского моря и черноморскому побережью Кавказа, а их авиация приобретала бы возможность «дотянуться» до нефтепромыслов Закавказья. Советское руководство в полной мере осознавало стратегическое значение Крыма: полуостров обороняла 51-я армия в составе 8 стрелковых и 3 кавалерийских дивизий. К сожалению, 4 стрелковых дивизии были только сравнительно не так давно организованы, не хватает научены и оснащены, исходя из этого их боеготовность была не через чур высока.

На угрожаемых направлениях возводились полевые упрочнения, усиленные тяжёлыми орудиями береговой артиллерии. На Перекопский перешеек было послано 31 орудие из состава береговой обороны Основной базы; наряду с этим кое-какие батареи береговой обороны были фактически разоружены – так, на 14-й батарее береговой обороны, имевшей на вооружении четыре 152-мм орудия в казематах, все они были демонтированы в августе 1941 г. для отправки на Перекоп. Только в сентябре в открытых двориках на бруствере впереди каземата были размещены четыре 130-мм орудия.

В середине сентября германская армия перешли в наступление с севера в направлении Крымского полуострова. 24 сентября дивизии Манштейна начали штурм Перекопского перешейка. 28 сентября войска СССР вынуждены были покинуть оборонительные позиции на Перекопском валу и отойти на тыловые Ишуньские позиции, где до 4 октября отбивалиатаки соперника.

Нужно подчернуть, что за Перекопом Крымский полуостров скоро расширяется, а местность имеет благоприятный для манёвра армиями степной темперамент. В этих условиях построение плотной устойчивой обороны потребовало привлечения больших сил, которыми группировка войск СССР в Крыму не обладала.

Было принято тяжёлое ответ об эвакуации героически оборонявшейся ещё с 5 августа 1941 г. Одессы – при утраты Крыма вынесенный на большом растоянии на запад плацдарм недалеко от Одессы утрачивал какое-либо значение и не имел возможности более полноценно снабжаться. Несмотря на удачи, достигнутые в обороне Одессы – к примеру, на последовательности участков защитникам города удалось наглыми успешными ударами ощутимо улучшить положение обороняющихся армий – Приморская армия из-под Одессы перебрасывалась в Крым с целью усилить её соединениями группировку войск СССР, оборонявшихся на Ишуньских позициях.

Эвакуация Одессы производилась с 1 по 16 октября. Более чем 80 кораблей ВМФ гражданских судов и Черноморского флота вывезли 86 тыс. чел. военнослужащих и около 15 тыс. чел. гражданских, 570 орудий, 34 танка, 938 тракторов и автомашин. К сожалению, темпы эвакуации увеличивались только к её финишу, за первую семь дней удалось вывезти из Одессы только одну стрелковую дивизию с оружием, а чуть менее половины от общего количества эвакуируемых (38 тыс. чел.) прибыло в Крым в последнюю ночь с 15 на 16 октября.

В начале утра 18 октября германская артиллерия начала бомбардировку нового штурма Перекопского перешейка. Упорные битвы на Ишуньских позициях длились до вечера 27 октября, в то время, когда сопротивление обороняющихся выяснилось сломлено. К началу штурма на Ишуньские позиции успела прибыть только одна дивизия из состава эвакуированной из Одессы Приморской армии.

Остальные части Приморской армии были «размазаны» на пространстве от Севастополя до Ишуня и вводились в бой по частям.

С утра 28 октября германское руководство ввело в появившийся прорыв три моторизованную бригаду и пехотных дивизии и перешло к преследованию отступавших частей Красной армии в направлениях на Севастополь, Симферополь – Алушта, Джанкой – Джанкой и Судак – Феодосия. Немцы не желали потерять возможности захватить Севастополь неожиданным броском сходу.

Результаты просчётов в организации управления армиями

Защита войск СССР затруднялась невнятно выстроенной совокупностью управления. Сухопутные армии из состава Приморской армии и Черноморский флот «в целом» подчинялись руководству армий Крыма во главе с адмиралом Левченко. Помощником командующего Черноморским флотом по вопросам обороны Основной базы был назначен адмирал Жуков, а начальником Береговой обороны основной базы оставалсягенерал Моргунов.

Управление силами флота и армии, делавшими неспециализированную задачу, осуществляли три разных инстанции. Результат разрозненных действий был достаточно плачевен. 51-я армия (якобы с ведома руководства армиями Крыма) отступала к Керчи.

Приморская армия, обойдённая соперником с обоих флангов, оставаласьв районе Ишуньских позиций.

Силы береговой обороны тем временем занимались оборудованием рубежей обороны и развёртывали на них войска, причём Жуков и Моргунов не имели неспециализированного замысла действий и разрозненно расставляли собственные немногочисленные силы по разным пределам обороны. Флот, получив данные о прорыве соперника в Крым, приступил к эвакуации корабельного состава, учреждений и тыловых органов, запасов материально-технического снабжения в порты Северного Кавказа.

Преодолевая неорганизованное сопротивление разрозненных частей Красной армии, соперник 30 октября 1941 г. вступил в соприкосновение с армиями, организационно входившими в состав береговой обороны Основной базы: в 16 часов 45 мин. орудия 54-й батареи береговой обороны выпустили по колонне румынских армий первые боеприпасы. Это событие принято вычислять началом 250-дневной эпопеи смелой обороны Севастополя.

Сейчас руководство армий Крыма во главе с адмиралом Левченко покинуло собственный оборудованный командный пункт в Симферополе и находилось недалеко от Алушты, не имея связи с подчинёнными ему армиями. Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский ещё 28 октября убыл на Кавказ готовить размещение эвакуируемых из Севастополя сил Черноморского флота; остававшийся в Севастополе адмирал Елисеев был в праве распоряжения тыловыми органами и корабельным составом флота, но не нёс ответственности за оборону Основной базы.

Назначенный помощником командующего флотом по вопросам обороны Основной базы адмирал Жуков пребывал в Севастополе на командном пункте флота, но подчинённые ему силы ограничивались силами охраны и Учебным отрядом флота водного района. Наконец, официально руководящий обороной Основной базы с суши начальник береговой обороны генерал Моргунов был на командном пункте береговой обороны и руководил действиями частей береговой обороны, батарей береговой обороны и ПВО Основной базы.

К вечеру 30 октября удалось хотя бы частично преодолеть разброд в управлении армиями: Жуков и Моргунов заняли неспециализированный КП и объединили свои силы. Сухопутная защита основной базы наконец взяла единое руководство. К этому времени передовые отряды наступающих германских и румынских армий уже перерезали шоссейную и железную дороги из Симферополя в Севастополь недалеко от станции Альма.

Предстоящее продвижение соперника в направлении на Бахчисарай было задержано успешными действиями бронепоезда №1 «Войковец». Но уже 31 октября недалеко от Альмы показались 2 батареи тяжёлых 150-мм орудий румынских батареи и 2 войск 150-мм дальнобойных германских гаубиц. Под огнём более дальнобойных, нежели его личные, тяжёлых орудий бронепоезд должен был отходить и был добит ударом германских пикировщиков.

Отступавшие с Перекопского перешейка через Симферополь части Приморской армии не смогли прорвать сопротивление германских и румынских армий на протяжении дороги Севастополь-Симферополь и вынужденно развернули на Алушту. Черноморский флот постарался влиять на наступавшие с севера германская армия артиллерийским огнём с моря, но вышедший на позицию недалеко от Николаевки эсминец «Бодрый» подвергся налёту пикировщиков соперника, взял бессчётные повреждения, более чем 50 чел. из состава экипажа, включая капитана корабля, были ранены.

Нельзя исключать, что это событие оказало яркое влияние на решение командующего Черноморским флотом об эвакуации ядра корабельного состава флота в порты Северного Кавказа. В ночь на 1 ноября 1941 г. флагман Черноморского флота линейный корабль «Парижская коммуна» в охранении новейших крейсера «Молотов» и фаворита «Ташкент», и эсминца «Сообразительный», покинули Севастополь.

Ситуация недалеко от города быстро усложнялась – главные силы Приморской армии не смогли прорваться в Севастополь с боем и вынуждены были идти долгим кружным путём, и задача обороны города возлагалась по большей части на батальоны морской пехоты, курсантов и Учебного отряда. Быстрота, решительность и напористость действий германских армий приносилирезультаты: 1 ноября 1941 г. продолжающие продвижение отряды германских и румынских армий захватили переправы через реку Альму в районах Бурлюк и Ханышкой.

Дорога на Севастополь для наступающей с севера 132-й германской пехотной дивизии была открыта. В то же самое время, действуя в юго-восточном направлении от Альмы, румынский отряд захватил деревню Мангуш и перерезал просёлочные дороги, ведущие к Севастополю из района южнее Симферополя. Сейчас войска Приморской армии лишились шанса выйти в район Севастополя по просёлочным дорогам параллельно шоссе Симферополь-Севастополь.

В данный же сутки германский авангард, усиленный десятью штурмовыми орудиями, предпринял попытку прорыва через Бахчисарай в направлении Севастополя вдоль дороги Симферополь-Севастополь. Встретив отпор курсантов на рубеже реки Кача южнее Бахчисарая, германская колонна развернула в сторону моря и отрезала батальоны Учебного отряда и кое-какие подразделения Местного стрелкового полка (той же ночью отрезанные армии прорвались к своим, но понесли при прорыве большие утраты). Без сопротивления была занята территория Качинской лётной школы.

Разношласие в действиях советских воинских частей стала причиной тому, что вместо плановой смены в обороне воинскими частями друг друга занимавшие оборудованные позиции на Передовом оборонительном пределе подразделения Местного стрелкового полка были отведены перед тем, как к оборонительному пределу подошли сменявшие их подразделения 8-й бригады морской пехоты. За время «пересменки» разведывательный батальон германской 132-й пехотной дивизии нашёл перед собой готовую, но никем не обороняемую советскую линию обороны – с окопами, ДОТами, проволочными заграждениями.

Покинув выражения удивления до более эргономичного случая, немцы срочно заняли найденные сооружения. Участок Передового рубежа обороны был занят соперником без единого выстрела.

Батарея береговой обороны №30 ведёт пламя

1 ноября соперник в первый раз почувствовал на себе тяжесть артиллерийских ударов 305-мм бронебашенных батарей – в 12 часов 40 мин. батарея №30 произвела огневой налёт по скоплению армий соперника недалеко от станции Альма.

Германская армия неспешно подтягивались к Севастополю от Перекопского перешейка, охватывая город полукольцом. 1 ноября соперник занял Симферополь и продолжил преследование отступающих частей Приморской армии. 2 ноября германская 132-я пехотная дивизия нападала занятые морской пехотой участки Передового рубежа обороны.

Для артиллерийской помощи оборонительного боя морской пехоты привлекались 4-орудийная 203-мм береговая и №10 подвижная батарея№724, вооружённая четырьмя 152-мм орудиями. Бронебашенная батарея №30 опять вела пламя по сопернику в районах Альмы и Бахчисарая. Только ценой больших потери удалось избежать прорыва соперника к Севастополю с севера, с направления Дуванкоя.

Ввиду угрозы захвата соперником советская авиация вынуждена была покинуть аэропорт Бельбек. Главные силы ВВС Черноморского флота эвакуировались на Таманский полуостров, в Севастополе осталась авиагруппа малом численности.

Восстановление единоначалия

3 ноября в Севастополе по окончании продолжительных перипетий собрался целый верховный командный состав, важный за оборону Основной базы. Утром 2 ноября возвратился на эсминце «Бойкий» командующий Черноморским флотом Октябрьский, в ночь со 2 на 3 ноября прибыл из Алушты командующий армиями Крыма Левченко, в начале утра 3 ноября на узел связи в районе Балаклавы прибыл командующий Приморской армией генерал Петров. Сложившееся положение смотрелось таким тяжёлым, что Левченко дал приказание продержаться дней 7–10, пока не будет закончена эвакуация имущества Основной базы, а армейский совет Черноморского флота направил наркому и Верховному Главнокомандующему ВМФ весточку, которой предлагал:

«1. Вывести на Кавказ главные корабельные силы флота, оставив в Севастополе два ветхих крейсера, четыре эсминца и пара катеров и тральщиков.

2. Эвакуировать на Кавказ все достраивающиеся суда, мастерские тыла и Морской завод флота.

3. Передислоцировать всю авиацию на аэропорты Кавказа, оставив в районе Севастополя только маленькое количество самолётов.

4. Эвакуировать в Поти и Самтреди отделы тыла.

5. Ввиду неосуществимости руководить флотом из Севастополя организовать флагманский командный пункт в Туапсе, куда перевести учреждения и штаб флота».

На заседании начальники решили всемерно ускорить выход частей Приморской армии в район Севастополя, для чего армиям было предложено двигаться равниной реки Кача. Но в течение нескольких предшествующих дней равнина Качи была ареной боёв не на жизнь а насмерть батальонов морской пехоты с наступающим со стороны Бахчисарая соперником.

Для обеспечения прохода армий с артиллерией по речной равнине требовалось обезопасить её от соперника – и потому морская пехота, неся большие потери, бесполезно контратаковала в направлении на Бахчисарай. Не увенчались успехом и атаки 8-й бригады морской пехоты, пробовавшей вернуть занятые соперником позиции Передового рубежа обороны. Не помогли кроме того помощь огнём бронебашенной батареи №30, батареи №10 и батареи №724.

Под непрекращающимся натиском германских частей с севера войска СССР медлительно отходили на юг, к Севастополю.

Схема батареи береговой обороны №10

Сутки 4 ноября стал одной из знаковых дат обороны Севастополя – приказом командующего армиями Крыма адмирала Левченко из подразделений и частей Приморской армии, частей береговой обороны Основной базы флота, всех морских сухопутных частей и ВВС Черноморского флота (по особенному указанию) был создан Севастопольский оборонительный район (СОР). Такое нужное в армейском деле единоначалие было восстановлено, но, увы, не всецело – тыловые органы и корабельный состав флота так же, как и прежде имели собственное руководство.

Руководство СОРом возлагалось на командующего Приморской армией генерала Петрова, подчинявшегося конкретно командующему армиями Крыма Левченко. Адмирал Жуков назначался командующим Севастопольской военно-морской базой. Реструкуризация войск СССР проходила под сопровождение атак германских и румынских армий, ослабивших нажим с севера, но усиливших давление с северо-востока.

Наступление соперника срывалось огнём батарей береговой обороны.

Для удобства управления оперативные отделы штабов Приморской армии и береговой обороны были слиты воедино и совместно разместились на одном командном пункте. Главе управления тыла СОР интенданту 1 ранга Ермилову предписывалось организовать подвоз войск и снабжение Сора по секторам обороны независимо от их «армейской» либо «флотской» принадлежности.

К примеру, вышедшие в размещение СОРа корпусные артполки Приморской армии взяли боезапас с флотских складов (на армейских снарядов к 152-мм пушкам-гаубицам МЛ-20 не было) и включились в артиллерийскую помощь оборонительных битв. На 5 ноября советская сторона собиралась нанести локальный контрудар в районе Дуванкоя, но предпринятые атаки успеха не имели. Более того, под нажимом перешедших в наступление немцев полки морской пехоты медлительно отступали, покинув Дуванкой.

6 ноября на командном пункте береговой обороны совместно разместились командный пункт главы артиллерии Приморской армии и оперативная группа управления главы артиллерии береговой обороны. Сотрудничество военных и флотских частей СОРа улучшилось – и вовремя: перегруппировав собственные силы, немцы начали наступать в районе Дуванкоя и пробрались в равнину реки Бельбек. Практически немцы смогли прорвать передовые позиции Главного предела обороны.

Продвижение соперника снова останавливалось огнём батарей береговой обороны и развернувшегося на позициях 265-го корпусного артполка Приморской армии – взяв в достатке снарядов, его 152-мм дивизион вёл столь интенсивный пламя, что два его орудия вышли из строя, не выдержав для того чтобы темпа огня.

Активные действия морской пехоты

В двадцать четвёртую годовщину Октябрьской революции 8-я бригада морской пехоты в районе плато Каратау удачно атаковала немецкие позиции в момент смены частей – подразделения германской 132-й пехотной дивизии выходили на позиции для продолжения наступления, а шедшая ей на смену 22-я пехотная дивизия запоздала. В этих условиях атака морских пехотинцев при помощи огня батарей береговой обороны и флотских артполков принесла успех – на вражеских позициях атакующие захватили богатые трофеи и троих пленных.

Но зеркальное отражение данной ситуации в районе Мекензиевского плато поставило Севастополь на грань трагедии – нанеся удар в момент смены советских частей, немцы захватили хутор Мекензия и вклинились в оборону войск СССР на глубину около семи километров. Соперника был всего в 5 км от Сапун-горы. Свободное продвижение вражеских армий было остановлено взводом НКВД, защищавшим объекты горводоканала, и огнём двух зенитных батарей.

К отражению данной атаки соперника в первый раз была привлечена бронебашенная батарея №35.

Морпехи атакуют

Сложившееся страшное положение потребовало немедленного исправления, и советское руководство запланировало на 8 ноября контрудар недалеко от хутора Мекензия, задействовав в нём единственное остававшееся в резерве боеспособное и обстрелянное соединение. Речь заходит о 7-й бригаде морской пехоты, убывшей из Севастополя в октябре, принявшей бой на Перекопских упрочнениях и возвратившейся в Севастополь продолжительным кружным путём вместе с частями Приморской армии.

Её атаки имели достаточно ограниченный успех: наскоро оборудованный недалеко от хутора Мекензия германский опорный пункт «Пулемётная горка» войска СССР будут штурмовать до самого лета 1942 года. 9 ноября артподдержка атак 7-й бригады была невиданно замечательной для Севастополя: в её заинтересованностях вели пламя обе бронебашенных батареи, 265-й корпусной артполк, крейсер «Красный бронепоезд» и Крым «Железняков». Но очень сильно ослабленная бригада так и не смогла ликвидировать глубочайший прорыв германских армий.

В тот же сутки, 9 ноября, был издан новый приказ командующего Севастопольским оборонительным районом генерала Петрова, в известном смысле подведший результат предшествующим битвам импровизированных частей при наспех организованной помощи сильной артиллерии без единого неспециализированного замысла. Приказом Петрова территория СОРа была поделена на четыре сектора, границы которых были чётко выяснены. Руководство секторами было поручено прекрасно зарекомендовавшим себя начальникам дивизий, штабы дивизий стали штабами секторов.

На базе бессчётных разрозненных отдельных батальонов формировались полки, в которых бывшие «морские» подразделения соседствовали с бывшими «военными» — к примеру, в 161-й стрелковый полк 95-й стрелковой дивизии 4-го сектора обороны в качестве третьего батальона включался бывший 18-й батальон морской пехоты. Была создана совокупность боевого, тылового и техобеспечения армий, задействовавшая как «армейские», так и «флотские» части, учреждения и подразделения. Бессчётная сильная артиллерия СОРа кроме этого была распределена по секторам, но приказ неявно подчеркивал ту дорогую цену, которую заплатила береговая артиллерия за создание огневого щита немногочисленным защитникам города: «Ввиду малой живучести орудий береговую и корабельную артиллерию для ведения огня завлекать любой раз с особенного разрешения штаба артиллерии Севастопольского оборонительного района по заявкам глав артиллерии секторов».

10 ноября обе стороны не вели активных военных действий. Советская сторона совершенствовала оборону, а немцы перегруппировывали войска, готовясь к наступлению, которое в советских источниках именуется «первым штурмом Севастополя», а в германских – «попыткой захватить город сходу». Попытка захвата сходу к тому моменту продолжалась уже 14 дней – и длилась ещё столько же, окончание первого штурма принято датировать 26 ноября.

Источники:

  • Ванеев Г. И. — Севастополь, 1941–1942. Хроника смелой обороны
  • Моргунов П. П. — Смелый Севастополь
  • Неменко А. В. – Севастополь. Хронология 2-й обороны.

Немцы и румыны хозяйничают в УССР, 1941


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Оборона фастова, ноябрь 43-го

    Рвение вернуть потерянное в сражении стремительным и сильным ударом похвально для любой армии. Но стоит не забывать, что спешка нужна при охоте на блох,…

  • Фото дня: конец обороны хельской косы

    2 октября 1939 года завершилась защита Хельской косы – самое продолжительное сражение на протяжении германского вторжения в Польшу. С самого начала войны…

  • Однодневная оборона на реке вета

    11 июля 1941 года авангардные подразделения германской группы армий «Юг» подошли к первой линии обороны Киева. Первый штурм столицы советской Украины…

  • 10 Фактов об обороне киева в 1941 году

    Подготовка к обороне Киева началась 23 июня 1941 года. Первая линия обороны опиралась на долгосрочные огневые точки (потом – ДОТы) Киевского укреплённого…

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.