Орудие-призрак: всуществование этой пушки советская разведка неверила доконца войны

Про военное

    Характеристики Действенная дальность стрельбы — 40 км. Неспециализированный вес 1344 тонны, вес ствола 400 тысячь киллограм, протяженность ствола 32 м, калибр 800 мм, протяженность боеприпаса (без метательного заряда) 3,75 м, вес боеприпаса 7,1 тонны
    Останки «Доры» потрясли американских солдат
    Неповторимые фотографии: транспортировка трофейного «Густава» в Сталинград

Впредь до 26 июня боеприпасы ужасного калибра накрывали советские позиции с частотой от пяти до шестнадцати выстрелов в сутки. Обстрел закончился так же неожиданно, как и начался, покинув советскую сторону с неразрешенным вопросом: что это было?

Полная «Дора»

По Севастополю стреляла «Дора» — самая громадная и самая замечательная пушка, созданная за всю историю. Еще во второй половине 30-ых годов двадцатого века при посещении завода Круппа Гитлер настойчиво попросил у управления компании сверхмощную артсистему для борьбы с долгосрочными сооружениями линии Мажино и бельгийскими фортами. Конструкторскую группу компании Круппа, занявшуюся разработкой нового орудия по предложенному тактико-техническому заданию, возглавил доктор наук Эрих Мюллер, что закончил проект во второй половине 30-ых годов XX века.

Фабрики Круппа срочно приступили к производству колоссов.

Первое орудие, названное в честь жены главного конструктора «Дорой», было закончено в начале 1941 года и обошлось в 10 млн. рейхсмарок.Орудие-призрак: всуществование этой пушки советская разведка неверила доконца войны Затвор у пушки был клиновой, а заряжание раздельно-гильзовое. Полная протяженность ствола составляла 32,5 м, а вес 400 тысячь киллограм (!).

В боевом положении протяженность установки была 43 м, ширина 7 м, а высота 11,6 м. Полный же вес совокупности составлял 1350 тысячь киллограм. Лафет суперпушки складывался из двух ЖД транспортеров, и стреляла установка со сдвоенного ЖД пути.

Летом 1941 года первое орудие доставили с завода Круппа в Эссене на экспериментальный полигон Хиллерслебен в 120 км к западу от Берлина. С 10 сентября по 6 октября 1941 года на полигоне были совершены стрельбы, результаты которых всецело удовлетворили управление вермахта. В один момент появился и вопрос: а где возможно применить это суперорудие?

Дело в том, что линию Мажино и бельгийские форты немцы успели захватить в мае-июне 1940 года без помощи супероружия. Гитлер отыскал «Доре» новую цель — упрочнения Гибралтара. Но и данный план был неосуществим по двум обстоятельствам: во-первых, ЖД мосты Испании строились без расчета на перевозку грузов для того чтобы веса, во-вторых — генерал Франко вовсе не планировал пропускать германская армия через территорию Испании.

В итоге в феврале 1942 года глава генштаба сухопутных армий генерал Гальдер приказал послать «Дору» в Крым и передать в распоряжение командующего 11-й армией генерала Манштейна для обстрела Севастополя.

На курорте

25 апреля 1942 года пять эшелонов с разобранной артустановкой и обслуживающим дивизионом скрытно прибыли на полустанок Ташлых-Даир (сейчас село Янтарное) в 30 км южнее ЖД узла Джанкой. Позиция для «Доры» была выбрана в 25 км от предполагавшихся к обстрелу целей в Севастополе и в 2 км к югу от ЖД станции Бахчисарай. Сверхсекретную позицию орудия решили строить в чистом поле, на голом как стол участке, где не имелось ни скальных укрытий, ни хотя бы маленького леска.

Низкий бугор между рекой Чурук-Су и железной дорогой был вскрыт продольной углублением глубиной 10 м и шириной около 200 м, до станции Бахчисарай совершили километровую ветку, а западнее бугра уложили «усы», каковые снабжали угол горизонтального обстрела в 45 градусов.

Работы по постройке огневой позиции велись круглосуточно в течение 30 дней. Было привлечено 600 военных строителей-железнодорожников, 1000 рабочих «Трудфронта» организации «Тодт», 1500 человек местных обитателей и пара сот пленных. ПВО обеспечивалась надежной постоянным патрулированием и маскировкой над районом истребителей из состава 8-го авиакорпуса генерала Рихтгофена.

Рядом с позицией выстроили батарею 88-мм зенитных орудий и 20-мм зенитных автоматов. Помимо этого, «Дору» обслуживали дивизион дымомаскировки, 2 румынские пехотные роты охраны, взвод служебных псов и особая моторизованная команда полевой жандармерии. В общем итоге боевую деятельность орудия снабжало более четырех тысяч людей.

Орудие-призрак

Гестапо заявило целый район запретной территорией со всеми вытекавшими из этого последствиями. Принятые меры были столь успешными, что ни о прибытии в Крым, ни кроме того о самом существовании «Доры» советское руководство так и не определило до 1945 года!

Вопреки официальной истории руководство Черноморского флота во главе с адмиралом Октябрьским творили одну глупость за второй. До 1943 года оно свято верило, что еще в июне 1941-го в Черное море вошел итальянский флот, и вели с ним упорные битвы — ставили минные заграждения, бомбили мифические вражеские подводные лодки и торпедировали существовавшие лишь в воспаленном воображении вражеские суда.

В следствии от торпед и собственных мин погибли десятки боевых и транспортных судов Черноморского флота! Руководство Севастопольского оборонительного района то отправляло под трибунал за младших командиров и паникёрство красноармейцев, докладывавших о взрывах огромных снарядов, то, напротив, докладывало в Москву о применении немцами 24-дюймовых (610-мм) ЖД установок.

По окончании окончания боев в Крыму в мае 1944 года особая рабочая группа занималась поиском огневой позиции сверхтяжелого орудия в районах сел Дуванкой (сейчас Верхнесадовое) и Заланкой (Фронтовое), но бесполезно. Документов об применении «Доры» кроме этого не выяснилось среди трофеев Красной армии, захваченных в Германии. Исходя из этого советские армейские историки сделали вывод, что «Доры» под Севастополем по большому счету не было, а все слухи о ней — дезинформация абвера.

Но писатели «оттянулись» по «Доре» по полной программе. В десятках детективных историй смелые разведчики, партизаны, моряки и лётчики обнаружили и уничтожали «Дору». Нашлись люди, каковые «за уничтожение «Доры»» были награждены правительственными призами, а одному из них кроме того присвоили звание Героя СССР.

Психотерапевтическое оружие

Зарождению мифов около «Доры» содействовало и воздействие ее 7-тонных снарядов, эффективность которых была близка к нулю! Из 53 выпущенных 800-мм снарядов только 5 поразили цель. Наблюдательными постами дивизиона 672 отмечены попадания по батарее № 365, опорному пункту стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии и по командному пункту зенитного дивизиона 61-го полка ПВО.

Действительно, Манштейн в собственной книге «Утерянные победы» писал: «Орудие одним выстрелом стёрло с лица земли громадной склад снарядов на берегу бухты Северная, укрытый в горах на глубине 30 м». Увидим, что ни одна из штолен Сухарной балки не была взорвана огнем германской артиллерии до последних дней обороны Северной стороны Севастополя, другими словами до 25−26 июня.

А взрыв, о котором пишет Манштейн, случился от детонации боезапаса, открыто выложенного на берегу бухты и подготовленного для эвакуации на Южную сторону. При стрельбе по остальным объектам боеприпасы легли на расстоянии от 100 до 740 м от цели.

Штаб 11-й германской армии выбирал цели достаточно неудачно. Прежде всего целями для бронебойных снарядов «Доры» должны были стать береговые башенные батареи № 30 и № 35, защищенные командные пункты флота, береговой обороны и Приморской армии, узлы связи флота, штольни подземных арсеналов, спецкомбинаты № 1 и № 2 и склады горючего, укрытые в толще Инкерманских известняков, но по ним практически не стреляли.

Что же касается восьми снарядов, выпущенных по береговой батарее № 16, то это не что иное, как конфуз германской разведки. Установленные в том месте 254-мм пушки были сняты еще в начале прошлого века, и с того времени в том месте никого не было. Кстати, я облазил и отснял всю батарею № 16 на протяжении и поперек, но никаких важных повреждений не нашёл.

Позднее глава Генштаба вермахта генерал Гальдер оценил «Дору» так: «Настоящее произведение искусства, но ненужное».

Металлолом

Кроме «Доры» в Германии были изготовлены еще две ее 800-миллиметровые сестры, каковые, но, в военных действиях не принимали участие. В первой половине 40-ых годов XX века немцы собирались применить «Дору» для стрельбы с французской территории по Лондону. Для данной цели были созданы трехступенчатые реактивные боеприпасы Н.326.

Помимо этого компания Круппа спроектировала для «Доры» новый ствол с ровным каналом калибра 52 см и длиной 48 метров. Дальность стрельбы предполагалась 100 км.

Но сам боеприпас содержал всего 30 кг взрывчатого вещества и его фугасное воздействие было ничтожно если сравнивать с ФАУ-1 и ФАУ-2. Гитлер приказал остановить работы над 52-см стволом и настойчиво попросил создания орудия, стреляющего фугасными боеприпасами весом 10 тысячь киллограм с 1,2 тоннами взрывчатого вещества. Ясно, что создание для того чтобы орудия было фантазией.

22 апреля 1945 года, на протяжении наступления в Баварии 3-й американской армии, передовые патрули одной из частей при прохождении через лес в 36 км севернее города Ауэрбах нашли в тупике ЖД линии 14 тяжелых платформ и разбросанные на протяжении дорог остатки какой-то огромной и сложной железной конструкции, очень сильно поврежденной взрывом. Позднее в близлежащем тоннеле были отысканы и другие подробности, в частности — два огромных артиллерийских ствола (один из которых был неповрежденным), части лафетов, затвор и т. д. Опрос военнопленных продемонстрировал, что найденные конструкции принадлежат сверхмощным орудиям «Густав» и «Дора». По завершении обследования остатки обеих артсистем сдали в металлолом.

Третье сверхмощное орудие — один из «Густавов» — появилось в советской территории оккупации, и дальнейшее его будущее западным исследователям малоизвестна. Создатель нашёл упоминание о нем в «Отчете уполномоченного Министерства оружий о работе в Германии в 1945—1947 гг.» т.2. В соответствии с отчету: «в июле 1946 года особая несколько советских экспертов по заданию Министерства оружий предприняла изучение 800-мм установки «Густав».

Группой составлен отчет с описанием, фотоснимками и чертежами 800-мм орудия и совершена работа по подготовке к вывозу 800-мм ЖД установки «Густав» в СССР».

В 1946—1947 годах эшелон с частями 80-см орудия «Густав» прибыл в Сталинград на завод «Баррикады». На заводе орудие изучалось в течение двух лет. По сведениям, взятым от ветеранов КБ, заводу было поручено создать подобную совокупность, но в архивах подтверждения этому я не отыскал.

К 1950 году останки «Густава» были посланы на заводской полигон, где они хранились до 1960 года, а после этого были сданы на лом.

Вместе с орудием на завод «Баррикады» было доставлено семь гильз. Шесть из них потом сдали в металлолом, а одна, употреблявшаяся как пожарная бочка, сохранилась и позднее была послана на Малахов Курган. Это все, что осталось от величайшего орудия в истории .

Статья размещена в издании «Популярная механика» (№26, декабрь 2004).

советская разведка в годы войны


Похожие статьи, которые вам понравятся: