Осада тулона 1707 года

Хронология и даты значимых военных событий

На протяжении войны за испанское наследство 1701–1714 годов к концу в 1706 года войска Священной Римской империи и её британских и голландских союзников всецело овладели Фландрией. Но после этого обстановка для союзников на этом направлении превратилась в стратегический тупик – французский маршал Вандом со 100 тысячами воинов преграждал Мальборо путь на Париж. Вследствие этого появилась мысль вторжения во Францию с юга, для чего нужно было стереть с лица земли французский Флот Леванта, базировавшийся на Тулон.

Если бы это удалось, показалась бы возможность высадить союзные армии в Провансе, отрезать французские армии в Северной Италии от метрополии и развить наступление вглубь королевства Людовика XIV.

Взятие Тулона как выход из стратегического тупика

Ещё летом 1706 года Евгений Савойский деблокировал Турин, и французы вынуждены были отойти из Пьемонта и Савойи. В Испании войска коалиции собирались провести большое наступление, которое бы сковало испано-французские армии на Иберийском полуострове и, при успешного развития дел в Провансе, мешало бы переброске подкреплений к Тулону. В случае если же по окончании высадки австрияков в Тулоне либо Ницце французы вывели бы войска из Испании, союзники в полной мере имели возможность бы забрать Мадрид.

По большому счету, замысел данный следовало бы признать достаточно авантюрным, потому, что вести широкомасштабные активные боевые действия на двух фронтах в один момент, скоординировав их чётким временным графиком, в ту эру не представлялось вероятным. Но захват Тулона вправду был бы тяжёлымударом по Франции, а высадка многочисленной армии в Провансе имела возможность бы и вовсе вывести её из войны.

Осада тулона 1707 года
Фортификационные сооружения крепости Тулон, макет

Будучи в Лиссабоне, адмирал Клаудисли Шовель взял следующие руководства от британской королевы Анны: снарядить 40 линкоров и достаточное для перевозки армии (15 тысяч штыков) количество транспортов, и договориться с принцем Евгением Савойским, что назначался главнокомом операцией, о её сроках. Но сначала замыслы начали трещать по швам. Первыми со собственными корректировками влезли австрийцы – они считали нужным до начала операции захватить Неаполь и для этого часть сил отвлекали в Южную Италию.

Королева Анна постаралась договориться с императором Иосифом. Англичане взяли на себя снабжение экспедиционных сил порохом, выделили 100 тысяч фунтов на вербовку армий в Пьемонте и Савойе, но – напрасно. Иосиф отписал, что, согласно его точке зрения, захват Неаполя значительно серьёзнее высадки во Франции, исходя из этого первоочерёдной целью австрийские армии видят как раз Южную Италию.

Но – успокаивал Иосиф королеву – в Неаполе сильны его занятие и приверженцы этого порта не займёт большое количество времени.

К маю 1707 года у испанского побережья под руководством Шовеля собрались большие силы: 31 английский и 15 голландских линейных кораблей, а помимо этого – 20 фрегатов и около 200 транспортов. Но отряды были раскиданы по различным местам. 22 английских корабля под руководством адмирала Джорджа Бинга и адмирала Джона Норриса В первую очередь апреля крейсировали у Аликанте, в то время как остальные суда и корабли пребывали в портах Каталонии.

Адмирал Клаудисли Шовель

Дело в том, что британские армии графа Голуэя незадолго до потерпели поражение у Альмансе от испано-французских армий графа Бервика (побочного сына герцога Мальборо, поддержавшего Якова II и появлявшегося по другую сторону баррикад), исходя из этого Роял Неви была поставлена задача безотлагательно доставить в том направлении подкрепления.

В последних числахАпреля отряд Норриса взял задачу выдвинуться к Генуе, а самого адмирала Шовель назначил своим представителем при штабе Евгения Савойского, отрекомендовав его как «человека громадной преданности и огромного опыта, которому вы целиком и полностью имеете возможность доверять».

Шовель вправду доверял Норрису – они были привычны весьма в далеком прошлом, с боя против французского флота в бухте Бентри у побережья Ирландии во второй половине 80-ых годов семнадцатого века, где Норрис служилгардемарином на корабле Шовеля. Адмирал Джон Норрис имел на флоте шутливое прозвище «Джек — нехорошая погода» (Foul Weather Jack), потому, что частенько попадал в шторма, но моряком он был грамотным и бесстрашным.

По суше либо по морю: басня про лебедя, рака и щуку в исполнении Евгения Савойского

5 мая 1707 года адмирал Норрис прибыл в Турин, но принца Евгения в том месте не выяснилось, Савойский был со своим штабом в Милане. Через пара дней принц прибыл. Состоялся импровизированный армейский совет, на котором находились сам Савойский, английский посланник Джон Четвинд и адмирал Джон Норрис.

Главной проблемой австрийский полководец назвал сильную дефицит ядер и пороха и попросил Роял Неви снабдить его всем нужным. Норрис возражал. Он сказал, что королева готова оплатить снаряды, но снимать их с судов было бы неразумно – так как французы в полной мере смогут вывести на бой Флот Леванта, и тогда эти снаряды понадобились бы самому Шовелю.

Стороны препирались до вечера, но так и не пришли к неспециализированному точке зрения.

Норрис дал обещание, что отпишет об этом графу Сандерленду, секретарю госсовета, а Четвинд пробовал убедить Евгения закупить всё нужное в Ливорно и Генуе.

Принц Евгений Савойский

10 мая Шовель вышел из Лиссабона и отправился к побережью Италии. На траверзе Аликанте к нему присоединился Бинг. Тут командующий получил от Норриса известие о проблемах с снарядами у австрияков.

Шовель срочно приказал двум судам забрать курс на Гибралтар и загрузить к себе в трюмы 1000 тысяч ядер и 12 бочек пороха.

По расчётам командующего, к концу мая британские суда должны были подойти к устью Вара на границе между Францией и Италией. Мальборо, взявший известия от Шовеля, Норриса и Четвинда, дал закупать нужное для эскадры на собственные деньги, дав обещание по окончании похода компенсировать затраты из национальных средств.

Британская эскадра крейсировала между Ниццей и Антибой, в то время, когда около Генуи дозорные увидели мелкий французский отряд из 6 судов. Норрис и Бинг забили тревогу: в случае если французов не перехватить, высадка, в полной мере быть может, будет на грани, поскольку о приготовлениях к операции знает всё побережье Северной Италии. Был выделен маленький отряд для перехвата французов, но те смогли оторваться и нормально вошли в Тулон в последних числахМая.

Высадка под Тулоном задерживалась. В первых числах Июня эрцгерцог Карл обратился с письмом к принцу Евгению и императору прося отправить часть армий из Италии в Испанию. Норрис как представитель Роял Неви при штабе Савойского сразу же отписал об данной просьбе Мальборо, что выступил с резкой отповедью в адрес союзников.

Мальборо сказал эрцгерцогу Карлу, что участие флотов в каких-либо операциях кроме высадки в Провансе в текущем году не планируется и что Англия и Голландия совсем не одобряют ослабление армий, предназначенных для высадки.

Эрцгерцог не успокоился и послал письмо королеве Анне, где просил, дабы Шовель доставил такие нужные армии из Италии в Испанию, «до тех пор пока в Каталонии ещё довольно нормально». Королева приказал Шовелю выполнить просьбу Карла, и тот был должен подчиниться. 20 мая адмирал встретился с эрцгерцогом в Барселоне, где имел с ним продолжительную беседу относительно планов высадки.

Ему удалось убедить Карла, что наступление на Тулон очень сильно окажет помощь и делам союзников в Испании, исходя из этого нужно выделить для данной экспедиции все вероятные силы.

2 июня 1707 года Роял Неви крейсировал в 60 милях от Ниццы. Под руководством Шовеля было 43 транспортов и 57 корабля. Норрис информировал командующему, что войска австрияков готовьсяк погрузке спустя семь дней.

В Ливорно и Геную были отправлены суда для провианта и пополнения припасов.

И именно сейчас Савойский снова поменял собственные замыслы. Сейчас он планировал выдвинуться к Тулону по суше, захватив по пути города Монако, Виллефранш и Антибу. Шовель же настаивал на морской высадке около Тулона, что разрешило бы избежать затяжных битв за второразрядные крепости.

14 июля на армейском совете было решено выдвигаться к Тулону, и Шовель отправил к Йерским островам 12 фрегатов. Принц Евгений клялся и божился, что его армии подойдут к крепости через шесть дней и ударят по основной военно-морской базе Флота Леванта с суши. Но этого не случилось.

Савойский вышел из Турина с 35 тысячами штыков и лишь через 17 дней добрался до Суз (город в Пьемонте, неподалеку от Швейцарии). Из 35 000 человек 8000 были предоставлены Савойскому Иосифом для взятия Неаполя, но и оставшихся армий с избытком хватило бы для высадки. Но принц совсем решил прорваться в Прованс по суше.

В то время, когда в товарищах согласья нет, либо кто в лес, кто по дрова

8 июня Евгений Савойский прибыл на флагманский «Ассошейтн». Он сказал британскому адмиралу, что французы прекрасно укрепились в Варе. Согласно данным разведки, в том месте было сосредоточено не меньше 800 батальонов и 6 кавалеристов воинов.

1 июля 4 британских и 1 голландский корабль произвели бомбардировку Вара, тогда как 600 моряков под руководством Джона Норриса высадились в гавани. Атака ничем значительным не закончилась: суда сделали по 25 выстрелов и отошли, а моряки погрузились в шлюпки и отправились обратно. Савойцы и имперцы не поддержали британцев в прямой атаке, но сделали обходной манёвр.

Французы, которым Савойский угрожал обходом с тыла, отошли к Тулону.

Шовель и Норрис настаивали на скором перемещении к Тулону, в то время как принц снова грезил о захвате Монако и Антиб. Евгений в очередной раз отказался от морского пути, сообщив, что подойдёт к Тулону с суши.

4 июля начался марш армии союзников к Тулону. Солнце светило немилосердно, дорога была весьма тяжёлой, в особенности между Фрежюсом и Каннами. Десятки воинов погибли от солнечных ударов.

Только 15-го союзные армии достигли Ла-Валетты, крепостицы в двух милях от Тулона. На следующем армейском совете Савойский высказался в том духе, что выдумка с осадой Тулона – глупая и ненужная. Норрис и Шовель остановились в удивлении.

Все вопросы разрешил Четвинд, что осознавал подоплёку этих вызывающих слов – австрияки потребовали очередных субсидий.

Пушка с флагмана Шовеля «Ассошейтн»

Меж тем французы, определив о поражении под Варом, безотлагательно принимали меры к защите Тулона. Был открыт муниципальный арсенал, в котором оружие приобретали все добровольцы. Кроме этого власти организовали сбор денег для рабочих, дабы безотлагательно привести в порядок упрочнения.

К городу были отправлены 28 батальонов под руководством маршала Тессье, что по пути соединился с армиями, отступающими из Вара.

К началу осады гарнизон Тулона насчитывал 20 тысяч штыков при 350 орудиях. В гавани Тулона находились 46 французских судов с оружием от 50 до 104 орудий на каждом. Среди них пребывали 100-пушечный «Террибль», 104-пушечные «Солейл Руаяль» и «Фудроян», и суда I–II рангов «Эдатан», «Адмирабль», «Триомфан», «Оргильё» и другие.

Но большинство французских судов была разоружена, поскольку средств на подготовку флота к выходу в море не было совсем.

Людовик XIV, опасаясь, что британцы смогут ворваться в гавань Тулона и захватить суда, приказал притопить их до верхней палубы. Это притопление планировалось не надолго в расчёте на то, что суда потом возможно было бы спасти.

Два 90-пушечника – «Тоннан» и «Сент-Филлип» – французы перевоплотили в плавучие батареи. Их дополнительно обшили лесом, натянули сетки, защищавшие суда от бомб, надстроили отцепляемые були (подзатопленные лодки и небольшие суда, привязанные к корабля на протяжении бортов), каковые должны были обезопасисть их от брандеров.

17 июля ещё раз собрался союзный армейский совет, где адмирал Шовель призвал к немедленному штурму Тулона. Савойский, наоборот, настаивал на верной осаде. Зря британский адмирал показывал, что момент на данный момент только удачный, поскольку французы ещё не успели закончить работ на упрочнениях.

Принц Евгений настойчиво стоял на своём.

Наверное, он опасался быть отрезанным французами, каковые, по слухам, спешно формировали новую армию в Тулузе.

В данный же сутки британский адмирал сгрузил английские армии и приступил к постройке батарей недалеко от мыса Эгуйит. Потому, что количество морских пехотинцев на эскадре было очень мало, Шовель из экипажей организовал 6 батальонов матросов, каковые обслуживали пушки на суше. Умело установленные орудия британцев произвели громадные опустошения в Тулоне: было убито более 800 французских воинов, уничтожено 160 строений, 6 складов.

савояры и Австрияки сейчас неторопливо подводили собственные траншеи к бастионам города. 23 июля ими была предпринята попытка атаки форта Сент-Катерин, но силы, выделенные на это, были легко забавными – 55 гренадёров. Конечно, что атака захлебнулась.

К 29 июля принц Евгений совсем пал духом – он считал, что осада не удалась, и войска нужно отводить обратно в Турин. К тому же маршал Тессье смог привести к французам подкрепление в 10 тысяч людей, исходя из этого гарнизон города сейчас составлял 30 тысяч штыков, в то время как армия Савойского сократилась из-за заболеваний до 20 тысяч.

Карта осады Тулона, 1707 год

4 августа французы сделали набег достаточно большими силами (12 тысяч воинов), напали на траншеи союзников около Круа-Фарон и Ля-Мальг, выбили их из бастиона Сент-Катерин, но были отбиты на всех других направлениях. Но это событие выяснилось последней каплей: принц Евгений заявил, что отводит войска к Савойе.

Ограниченный успех

Шовель не желал сдаваться – он решил напоследок обстрелять Тулон, стереть с лица земли в том месте французские суда, уничтожить верфи и арсенал. Утром 5 августа Шовель, Бинг и Дилкс повели собственные суда в гавань Тулона. Бинг имел задачу нейтрализовать форт Сен-Луи (расположенный на том же мысу, где и Гранд-Тампль, лишь со стороны моря).

Головной «Сен-Джордж» начал перестрелку с французами, его поддержали «Свитшур» и бомбардирское судно «Дурслей», но ветер не так долго осталось ждать засвежел, что не разрешило британцам вести прицельный пламя. В следствии Бинг с утратами отошёл.

Дилкс и его эскадра атаковали 9-пушечную батарею между Гранд-Тампль и фортом Сент-Луи. По окончании обстрела батареи французы покинули её, и 7 августа в том месте высадились британцы, каковые перевезли на берег 22 орудия. Сейчас пламя по внутренней гавани Тулона имел возможность вестись свободно.

В следствии бомбардировки с моря британцам удалось сжечь 2 французских корабля — 54-пушечный «Саж» и 52-пушечный «Фортюн». Так же британцы сумели нанести повреждения притопленному 58-пушечному «Дьяман» и двум французским фрегатам.

9 августа Роял Неви покинул окрестности Тулона. 12 августа отошла к Ницце и австрийская армия. Союзники так и не смогли забрать порт и город, но благодаря их действиям французы утратили целый Флот Леванта.

Дело в том, что суда провели в затопленном состоянии около месяца (с 17 июля по 9 августа), и по дереву отправилась гниль и червоточина.

Затопленные суда безотлагательно потребовали тимберовки. Потом предоставим слово французскому историку Фернану Броделю:

«Сразу же по окончании отступления соперника друг за другом суда стали поднимать на поверхность. В собственных письмах маркиз де Ланжерон отмечал каждую из этих судоподъемных операций как новую победу, а заодно, само собой разумеется, и новое оправдание для себя лично.

30 августа он пишет Поншартрену: «в наше время утром начал откачку воды из «Фудрояна» — одного из тех судов, каковые в письме из Марселя вам расписали в самых мрачных красках; еще до полудня корабль уже был на плаву…»

6 сентября: недобросовестные люди «уверяли, словно бы он [то имеется сам Ланжерон] разрешил войти ко дну тяжелые боевые суда короля». Это неправда, «он затопил их водой только до первой пушечной палубы. А если бы и было нужно разрешить войти ко дну какой-либо тяжелый корабль, его за четыре дня подняли бы обратно».

15 сентября: «…из судов «Фудроян», «Солейл Руаяль», «Триомфан» и «Адмирабль» вода откачана всецело, не осталось ни капли…» Не так долго осталось ждать будут подняты на поверхность кроме этого и «Террибль» и «Энтрепид»… Что касается храбрецов осады – «Сент-Филиппа» и «Тоннана», – то первый из них по большому счету не затапливался, а второй поднят; «однако среди всех королевских судов нет двух вторых так прогнивших; они прогнили столь очень сильно, что я не поручился бы за них в летнюю кампанию». Наконец, 9 октября — победа, «работы закончены».

По окончании осады денежные трудности в Тулоне сделались очевидны: в нем стали тормозиться всякие работы. Суда, каковые до тех пор поддерживались на плаву благодаря изнурительному труду каторжников, приставленных к ручным помпам, сейчас легли на илистое дно рейда. Это означало для них прямой путь на кладбище, на слом — они годились уже лишь на дрова».

Английский флот при осаде Тулона

Шовель отошёл к Лиссабону. В Средиземном море он покинул 13 судов под руководством Дилкса, а сам поспешил в Англию. 23 октября неподалеку от островов Силли Джордж Бинг на «Роял Энн» видел сигналы бедствия, но потому, что море было весьма бурным, Бинг не смог подойти на помощь.

Утром стало ясно, что флагманский «Ассошейтн» разбился о камни Силли. Погибло приблизительно 800 человек, среди них и сам адмирал. По второй версии – выживший в кораблекрушении Шовель был зарезан одним из обитателей острова, что заметил на нём кольца с алмазами.

Тело Клаудисли Шовеля было найдено рыбаками, загружено на борт «Арундела» и оттранспортировано в Лондон с приспущенными знамёнами. Адмирал был с почестями похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Сергей Махов
/
Взятие Гибралтара
В 1704 году стратегически серьёзная гор на берегу Гибралтарского пролива в последний раз поменяла хозяев, став одним из слагаемых морского могущества британцев

  • до ХХ века
  • Англия
  • Испания

Сергей Махов
/
расчёт и Везение: родители Гангутской виктории
В июле 1714 года русский галерный флот одержал громкую победу над шведами у берегов современной Финляндии

  • флот
  • Россия
  • Швеция

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: