«Освободительный поход» ркка: польские силы

В то время, когда 17 сентября 1939 года Красная армия пересекла советско-польскую границу, главная часть армии Второй Речи Посполитой сражалась против вермахта на западе. Однако, безвозвратные утраты РККА (погибшие, погибшие от ран и пропавшие без вести) за 2 семь дней битв «освободительного похода» составили, по советским данным, практически полторы тысячи человек. С кем же столкнулись советские воины на западе современных Украины и Беларуси?

Отличие в мнению

17 сентября 1939 года Рабоче-Крестьянская Красная армия силами Белорусского и Украинского фронтов, развёрнутых незадолго до на базе приграничных Белорусского особенного и Киевского особенного военных округов, вторглась на территорию Польши. В советской историографии эту операцию принято именовать «Освободительным походом Рабоче-Крестьянской Красной Армии», и она принципиально обособляется от германского вторжения в Польшу, начавшегося 1 сентября.

Наряду с этим как в польской, так и в западной исторической литературе германское и советское вторжения довольно часто вычисляют частями единого целого. Неспециализированным заглавием для событий осени 1939 года в Польше есть термин «Сентябрьская кампания» (наравне с ним смогут употребляться «Польская кампания 1939 года», «Оборонительная война 1939 года», «Польская война 1939 года»). В английской литературе часто употребляется объединяющий германскую и советскую операции термин «Вторжение в Польшу» (Invasion of Poland).

Как это часто бывает, воззрения и взоры сильно воздействуют на оценку случившегося в прошлом а также на его наименование.

С польской точки зрения между нападениями Германии и СССР вправду не было принципиальной отличия. И та и вторая страна напали без официального объявления войны. У обоих стран нашлись и подходящие предлоги для вторжения.

Немцы обосновали собственную агрессию неуступчивостью Польши в вопросе Данцигского коридора, ущемлением прав германского меньшинства и, в итоге, организовали Гляйвицкую провокацию, разрешившую Гитлеру заявить о польском нападении на Германию.

«Освободительный поход» ркка: польские силы
Один из сохранившихся ДОТов польской постройки в Беларуси
http://francis-maks.livejournal.com/47023.html

СССР, со своей стороны, оправдывал вторжение распадом государства и польского правительства, каковые «не подают показателей судьбы», заботой об «угнетавшихся» в Польше «белорусах и единокровных украинцах, кинутых на произвол судьбы» а также о самом польском народе, что «был ввергнут» собственными «неразумными начальниками» в «злополучную войну» (как указано в ноте, вручённой послу Польши в Москве утром 17 сентября 1939 года).

Наряду с этим направляться не забывать, что «не подающее показателей судьбы» польское государство, правительство которого в то время ещё не пребывало в эмиграции, продолжало сопротивление на собственной почва. Польский президент, например, покинул страну лишь в ночь с 17 на 18 сентября, уже по окончании того, как Красная армия пересекла границу. Но, кроме того по окончании полной оккупации Польша не прекратила сопротивления.

Её правительство не сдалось, а сухопутные подразделения, флот и авиация сражались на фронтах Второй мировой впредь до самого её окончания в Европе.

Тут необходимо осуществить крайне важную оговорку. без сомнений, ответственность за развязывание Второй мировой лежит на военно-политическом управлении Германии. Советско-германский контракт о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года, являлся одним из бессчётных подобных контрактов, подписанных в межвоенный период между европейскими странами.

А также пресловутый дополнительный протокол к нему о разграничении сфер заинтересованностей не был чем-то неповторимым.

Раздел мира на сферы влияния между великими державами к первой половине XX века был устоявшейся практикой в интернациональных отношениях, уходящей корнями ещё в XV век, в то время, когда Португалия и Испания, заключив Тордесильясский соглашение, поделили всю планету по «папскому меридиану». Более того, время от времени сферы влияния устанавливались безо всяких контрактов, в одностороннем порядке. Так, к примеру, поступили США со своей «теорией Монро», в соответствии с которой их сферой заинтересованностей определялись оба американских континента.

Ни советско-германский контракт, ни тайный протокол не содержали обязательств со стороны заключавших его стран по развязыванию агрессивной войны либо участию в ней. Пакт Молотова-Риббентропа только в какой-то степени развязал руки Германии, обезопасив её с одного из флангов. Но контракты о ненападении для того и заключаются.

За то, как Германия применяла показавшиеся в следствии возможности, СССР никакой ответственности нести неимеетвозможности.

Воспользуемся уместной аналогией. Во второй половине 30-ых годов XX века при аннексии чехословацких Судет у Германии действовал контракт о ненападении с Польшей. Более того, Польша и сама участвовала в разделе Чехословакии, введя войска в Тешинскую Силезию.

Такие действия, очевидно, не красят польское правительство. Но всё это ни в коей мере не опровергает того исторического факта, что именно Германия была инициатором раздела Чехословакии и что именно она несёт за него ответственность.

Но возвратимся к сентябрьским событиям 1939 года.

В известном выступлении министразарубежных дел Вячеслава Михайловича Молотова 22 июня 1941 года имеется такие слова о нападении Германии на СССР:

«Это неслыханное наступление на нашу страну есть беспримерным в истории цивилизованных народов изменой. Наступление на нашу страну произведено, не обращая внимания на то, что между СССР и Германией заключён соглашение о ненападении…»

К сожалению, подобное вероломство в истории цивилизованных народов было далеко не беспримерным. Договора между странами нарушались с завидной регулярностью. К примеру, в десятнадцатом веке в Парижском и Берлинском трактатах европейские страны обеспечивали территориальную целостность Турции.

Но это не помешало потом Франции захватить Тунис, Италии — архипелаг и Ливию Додеканес, а Австро-Венгерской империи — Герцеговину и Боснию.

Первые статьи Соглашения о ненападении между Советским Союзом и Польшей, подписанного 25 июля 1932 года и продлённого в первой половине 30-ых годов XX века до конца 1945 года

В юридическом замысле значительной отличием между освободительным походом и «нападением Германии» СССР было следующее. На начало 1939 года Польша имела подписанные контракты о ненападении и с СССР, и с Германией. Но 28 апреля 1939 года Гитлер порвал соглашение с Польшей, применяя данный демарш как рычаг для давления.

Советско-польский соглашение о ненападении в мае 1934 года был продлён аж до 1945 года. И на сентябрь 1939 года он оставался в силе.

За рамки данной статьи выходит оценка целесообразности, правомерности и, тем более, моральной составляющей советского вторжения. Увидим только, что, как отметил в собственном коммюнике от 17 сентября посол Польши в Англии Эдуард Рачинский,

«Польша и Советский Союз дали согласие на определение агрессии, в соответствии с которому актом агрессии считается любое вторжение на территорию одной из сторон вооружённых воинских частей второй стороны. Было достигнуто кроме этого соглашение относительно того, что никакие [выделено автором] мысли политического, военного, экономического и иного характера ни за что не могут служить предлогом либо оправданием акта агрессии».

Замысел обороны на востоке

В случае если состав сил РККА, принимавших участие в Польском походе, достаточно прекрасно обрисован в отечественной литературе, с противостоящими им в Восточных Кресах польскими частями обстановка туманнее. Ниже будет рассмотрен состав польских частей, в сентябре 1939 года размещавшихся на восточной границе, и (в следующих статях) обрисован темперамент военных действий этих формирований при вступлении в соприкосновение с соединениями Красной армии.

Главная часть польских армии к началу осени 1939 года была развёрнута против Германии и её сателлита – Словакии. Напомним, что такая обстановка для польской армии 1930-х годов не была характерной – главную часть времени с момента обретения независимости Вторая Обращение Посполитая подготавливалась к войне против СССР.

Польская бетонная плотина на р. Щара, предназначенная для стремительного затопления территории. Деревня Миничи, Ляховичский р-н Брестской области, Беларусь
http://francis-maks.livejournal.com/48191.html

Впредь до начала 1939 года СССР расценивался поляками как самый вероятный источник военной опасности. На востоке проводилась большинство армейских учений и возводились долгосрочные упрочнения, многие из которых хорошо сохранились до сих пор.

Привычные ДОТы в болотистых низменностях Полесья дополнялись совокупностью гидротехнических плотин (и сооружений дамб), разрешавших скоро затопить большие по площади территории и создать препятствия для наступающего соперника. Но, как и расположенные «наоборот» укрепрайоны намного более известной «линии Сталина» в первой половине 40-ых годов двадцатого века, польские упрочнения на восточной границе во второй половине 30-ых годов двадцатого века встретили соперника с предельно ослабленными гарнизонами и не смогли оказать на ход военных действий значительного влияния.

Протяжённость границы Польши с СССР составляла 1412 километров (для сравнения – граница Польши с Германией имела длину 1912 километров). При войны с СССР поляки собирались развернуть на востоке страны пять армий в первой линии обороны («Вильно», «Барановичи», «Полесье», «Подолье» и «Волынь», всего 18 пехотных дивизий, 8 кавалерийских бригад). Ещё две армии («Львов» и «Лида», всего 5 пехотных дивизий и 1 кавалерийская бригада) должны были пребывать во второй линии.

Стратегический резерв должен был складываться из 6 пехотных дивизий, 2 кавалерийских и 1 бронетанковой бригады, сосредоточенных недалеко от Бреста-над-Бугом. Развёртывание в соответствии с этими замыслами потребовало привлечения фактически всей польской армии – 29 из 30 имевшихся к марту 1939 года дивизий, 11 из 13 (двух не хватало!) кавалерийских бригад и единственной бронетанковой бригады.

Лишь В первую очередь 1939 года, в то время, когда Германия начала демонстрировать решимость довести вопрос Данцигского коридора до конца любыми методами, поляки в дополнение к замыслу обороны «Восток» начали разрабатывать замысел обороны «Запад». Они спешно перебрасывали соединения на западную границу, а в августе совершили мобилизацию. В итоге к началу Второй мировой в Восточных Кресах самой значимой вооружённой структурой был Корпус охраны границы (KOP, Korpus Ochrony Pogranicza).

Всё, что осталось

Территориальными подразделениями Корпуса, примерным польским аналогом более привычных для нас пограничных отрядов, были бригады и полки. Всего на восточной границе по окончании мобилизации 30 августа таких частей было восемь (перечисляются с севера на юг):

  • полк «Глубокое»,
  • полк «Вилейка»,
  • полк «Снов» (на приведённой ниже карте обозначен как «Барановичи»),
  • бригада «Полесье»,
  • полк «Сарны»,
  • полк «Ровно»,
  • полк «Подолье»
  • полк «Чортков».

Несколько унтер-офицеров 24-го батальона «Сейны» польского Корпуса охраны границы, защищавшего границу с Литвой
wizajnyinfo.pl

Ещё один полк Корпуса, «Вильно», был развернут на польско-литовской границе. Учитывая расположение «вытянутого» узкой полосой на север довольно главной территории тогдашней Польши Виленского воеводства, он также находился в близи от границы с СССР.

бригады и Полки KOP были переменного состава. Помимо этого, с марта 1939 года отдельные подразделения Корпуса перебрасывались с восточной границы на запад. В следствии к концу августа 1939 года полк «Вильно» складывался из четырёх пехотных батальонов, полк «Глубокое» и бригада «Полесье» — из трёх, полк «Снов» — из двух.

Полк «полк» и Вилейка «Подолье» включали по три пехотных батальона и кавалерийскому эскадрону, полк «Сарны» — два пехотных, два особых батальона и кавалерийский эскадрон.

Наконец, полк «Чортков» имел в составе три пехотных батальона и инженерную роту.

Общее колличество штаба (с началом войны переведённого из Варшавы в Пинск), восьми бригады и полков KOP на 1 сентября 1939 года составляла около 20 тысяч людей. Кадровых военнослужащих среди них было мало, потому, что таких прежде всего «изымали» для комплектования новых дивизий. По большей части пограничные части были укомплектованы резервистами, многие из которых относились к этническим меньшинствам Второй Речи Посполитой, в основном – украинцам, белорусам, немцам и евреям.

Диспозиция польских, германских, словацких и войск СССР к началу общий мировой ход и Второй войны Сентябрьской кампании 1939 года. В восточной части обозначены бригады дислокации и районы полков места и охраны польского Корпуса границы наиболее значимых битв между польскими и советскими частями

Персональный состав подразделений польских пограничников, пребывавших на границе с Словакией и Германией, всецело отправился на укомплектование снова формировавшихся четырёх пехотных дивизий (33-й, 35-й, 36-й и 38-й) и трёх горных бригад (1-й, 2-й и 3-й).

Не считая Корпуса охраны границы, в боевые действия против советских частей в первые дни советского вторжения были вовлечены части, прибывшие на восток для переформирования по окончании тяжёлых битв с немцами, и снова формируемые территориальные дивизии. Их общее колличество в Восточных Кресах на 17 сентября оценивается в 10 пехотных дивизий неполного состава. Потом, с продвижением на запад, количество польских армий, с которыми было нужно столкнуться РККА, возрастало: на пути появились новые и всё новые польские части, отступавшие перед гитлеровцами.

По данным, опубликованным Григорием Фёдоровичем Кривошеевым в статистическом изучении «Российская Федерация и СССР в войнах XX века: утраты армии», безвозвратные утраты Белорусского и Украинского фронтов на протяжении «освободительного похода» составили 1475 человек. Эта цифра включает 973 убитых, 102 погибших от ран, 76 погибших в следствии происшествий и катастроф, 22 погибших от заболеваний и 302 пропавших без вести. Санитарные утраты РККА, в соответствии с тому же источнику, составили 2002 человека.

Польские историки вычисляют эти цифры очень сильно заниженными, приводя цифры в 2,5–6,5 тысяч погибших и в 4–10 тысяч раненых. К примеру, доктор наук Чеслав Гжеляк в собственных публикация оценивает советские утраты в 2,5–3 тысячи убитых и 8–10 тысяч раненых.

Патруль польского Корпуса охраны границы у современной станции Колосово (Столбцовский р-н Минской области, Беларусь)

Маленькие, дезорганизованные и ослабленные польские подразделения, очевидно, не могли оказать важного сопротивления бессчётным, свежим и прекрасно оснащённым частям РККА. Однако, как видно из приведённых выше цифр утрат, «освободительный поход» отнюдь не был лёгкой прогулкой.

О боевых столкновениях частей Войска охраны и Корпуса границы Польского с РККА в сентябре 1939 года будет поведано в следующей статье.

Литература:

  • Pawel Piotr Wieczorkiewicz, Kampania 1939 roku, Krajowa Agencja Wydawnicza, Warszawa 2001
  • Rajmund Szubanski, Plan operacyjny «Wschod», Warszawa 1994
  • Dr Jerzy Prochwicz, Walki oddzialow KOP na obszarach polnocno-wschodniej Polski http://kamunikat.fontel.net/www/czasopisy/bzh/13/13art_prochwicz.htm
  • Толанд, Джон. Адольф Гитлер. Глава «Бедствие, какого именно не знала история (24 августа – 3 сентября 1939 г.)»
  • Кривошеев Г. Ф. Российская Федерация и СССР в войнах XX века: утраты армии. Статистическое изучение. Освободительный поход в Западную Белоруссию и Западную Украину http://rus-sky.com/history/library/w/w04.htm#007
  • Газета Действительно, 23 декабря 1939 г. и 25 декабря 1939 г. http://www.histdoc.net/history/ru/stalin60.htm
  • Потемкин В. П. История дипломатии. diphis.ru

Александр Сирота
/
«Бронетараканы» Второй Речи Посполитой
Польша — одна из немногих больших государств, базу бронетанкового парка которой к началу Второй мировой составляли танкетки. Что они собой воображали?

  • ВМВ
  • танки
  • Польша

Александр Сирота
/
Польская «семёрка»
7ТР — первый полноценный танк, с которым было нужно столкнуться на протяжении Второй мировой войны на поле боя германским «панцерам». Это столкновение «поляк» выдержал с честью

  • без сомнений
  • танки
  • Польша

Отдельный корпус пограничной стражи.mp4


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: