Первое лето хмельниччины: казацкий триумф, оставшийся незамеченным

Первые столкновения армии Вишневецкого и казацко-крестьянских армий победителя не распознали – «лубенский лев» выяснялся то охотником, то преследуемым, и финал противостояния оставался туманным. Становилось ясно, что в первых рядах – громадная битва. 25 июля 1648 года у города Староконстантинов объединённые силы польских магнатов (Вишневецкого, Тышкевича, Заславского) встретились с отрядами неукротимого Максима Кривоноса.

Стороны заняли другие берега реки Случь и подготовились к решающей схватке.

Начало битвы

Изначально было ясно, что лёгкой победы, аналогичной Жёлтым Водам и Корсуню, у казаков не окажется. Соперник замечательно знал, где находятся войска Кривоноса, готовьсяк битве и занимал удачные позиции. Казакам же предстояло переправляться через достаточно широкую реку в виду готовившегося неприятеля и в прицеле его пушек.

Помимо этого, по окончании ухода татар у повстанцев фактически не осталось боеспособной конницы – Кривонос располагал только тысячей казацкой кавалерии.

Первая попытка перейти через Случь, предпринятая 25 июля, провалилась. Сейчас переправлялась всего одна походная застава в пара сотен бойцов – данный отряд был разбит, сотник Полуян попал в плен, но казаки более либо менее совершенно верно выяснили численность вражеских сил. На втором берегу Случи стояло до 10 000–15 000 солдат, со обозниками и слугами – до 40 000–45 000 человек.

Рассчитывать на восстание в тылах поляков не приходилось, поскольку незадолго до этого Ярема повесил до сорока староконстантиновских мещан, якобы поставлявших казакам припасы, чем основательно запугал местное население.

Первое лето хмельниччины: казацкий триумф, оставшийся незамеченным
Иеремия его войско и Вишневецкий. Из серии картинок Юлиуша Коссака по роману Генрика Сенкевича «мечом и Огнём»
Источник: pinakoteka.zascianek.pl

В ночь с 26 на 27 июля полк королевской гвардии под руководством Самуила Осинского занял позиции для отражения неспециализированной переправы. Одвременно с этим Вишневецкий (по всей видимости, опасаясь, что нужно будет отступать) послал собственный обоз на запад (к селу Кульчин, что в тридцати километрах от Староконстантинова), а сам со своим войском остался поджидать неприятеля.

С восходом солнца поляки заметили на правом берегу Случи казацкие боевые порядки, по окончании чего вражеское войско разом пришло в начало и движение переправляться. Польская артиллерия открыла огонь, казацкие пушки без промедлений ответили, и завязалась артиллерийская дуэль. В то время, когда передние порядки казаков практически достигли другого берега, разверзлись врата ада – тысяча с лишним мушкетов королевской гвардии произвели первый залп, а позже второй и третий.

Плотный мушкетный пламя вырывал из казацких шеренг десятки людей, ядра пропахивали в колоннах просеки, тут и раненые падали же тонули. Но сохранившиеся шливперёд, переправились через реку, «зацепились» за левый берег, огородились с большим трудом переправленными возами и начали окапываться.

Битвы за казацкий плацдарм

Вишневецкий поступил так, как и следовало хорошему полководцу. Когда на левом берегу реки собралось побольше бунтовщиков, князь послал собственные войска вперёд – сокрушить, растоптать и скинуть неприятеля в воду. Пара атак польской пехоты были бесплодными – партизаны удачно отстреливались и стойко бились в рукопашных схватках.

Тем временем новые и новые массы казаков и крестьян переходили Случь и вступали в бой.

После этого казаки переправили собственные пушки, каковые тут же были установлены на новых позициях и открыли огонь в упор.

Осознав, что пехотой ничего не решить, Вишневецкий дал ей приказ отойти, артиллерию послал на Кульчин, по окончании чего выложил на стол собственную последнюю карту – обрушил на казацкие боевые порядки три сокрушительных конных атаки. Казалось, ужасный Ярема вот-вот победит. В некоторых местах его конникам удалось ворваться в казацкие последовательности.

Солдат Кривоноса истребляли не драгуны, не посполитое рушение, не гусары – Вишневецкий сражался с повстанцами во главе личных казацких хоругвей, и вчерашние братья рубили друг друга насмерть. Партизаны подались назад, покинув неприятелю пять пушек, две гаковницы и две ожиги (многоствольные лёгкие пушки).

Гаковница – тяжёлое крупнокалиберное ружьё. Для удобства применения под его дулом крепился крюк («гак»), что цеплялся за стенке, забор либо борт воза
Источник: waronline.org

Но натиск конницы Вишневецкого удалось сдержать, и последовательности повстанцев устояли. Со временем защита казаков всё укреплялась – с другого берега друг за другом доходили возы, и «крепость» из них вырастала, опоясывая захваченный плацдарм по периметру. Попытки Вишневецкого организовать новую атаку силами гвардии и пехоты встретили решительный отпор Тышкевича.

До тех пор пока полководцы препирались, момент для атаки был потерян, и польскому войску осталось только отойти на запад – к Кульчину, а после этого к Збаражу. Бой был проигран.

Староконстантинов – победа либо поражение казаков?

Тут нельзя не вступить в полемику с классическим взором на эти события. Так уж повелось, что битву под Староконстантиновом в большинстве случаев обрисовывают с позиций польских источников. Так делал Сенкевич, так делали и до, и по окончании него.

Битву обрисовывают как истребление казацко-крестьянской армии, которая якобы шла на убой, неся огромные утраты, а относительно немногочисленное коронное войско не победило из-за разногласий между его начальниками.

Утраты поляков в большинстве случаев показывают как смехотворные – менее тысячи человек против 10 000–20 000 у неприятеля.

Битва под Староконстантиновом
Источник: Стороженко І. С. Богдан Хмельницький і воєнне мистецтво у визвольній війні українського народу середини XVII століття

Давайте разберемся. По современным подсчётам, войска Вишневецкого, Тышкевича и Заславского состояли приблизительно из 10 000–15 000 солдат и до 30 000 слуг, обозников и других некомбатантов. На стороне Кривоноса были… те же 10 000–13 000 опытных солдат-казаков и до 30 000 только что показачившихся крестьян.

Так, тезис о бесчисленных повстанческих толпах, не сумевших одолеть горстку храбрецов, очевидно несостоятелен.

Пан Заглоба добывает знамя в сражении под Староконстантиновом. Из серии картинок Юлиуша Коссака по роману Генрика Сенкевича «мечом и Огнём». Эпизод полностью придуман, как и фактически всё описание битвы у Сенкевича. Однако, это чуть ли не единственная картина, изображающая события той битвы
Источник: pinakoteka.zascianek.pl

Наряду с этим польские армии занимали полностью выигрышную позицию – имели возможность встретить огнём неприятеля, переправляющегося походным порядком, и нападать чуть вышедших из воды казаков. Иначе, казаки решали немыслимо непростую задачу – располагая, по большей части, малообученными солдатами, совершить в виду неприятеля наглую переправу, укрепиться на втором берегу и отбросить соперника от реки. Итог очевиден – Кривонос собственную задачу выполнил, Вишневецкий – нет.

Если бы коронные контингенты и в действительности истребляли повстанцев без особенного вреда для себя, то крестьянская часть войска Кривоноса попросту разбежалась бы, и битва была бы побеждена поляками. Вероятнее, утраты повстанческих сил превышали таковые у поляков, но никак не в десятки раз.

Приверженцы польского взора на битву кроме этого показывают, что по окончании сражения Кривонос не стал преследовать Ярему – якобы вследствие того что ужасные утраты не давали ему надежды на победу. Но был ли разгром польского войска главной целью полковника?

Забрав стратегически ответственный перекрёсток дорог (Староконстантинов), партизаны срочно блокировали главные коммуникации, по окончании чего Кривонос разослал отряды на захват близлежащих городов до линии Острог–Красилов–Сатанов–Каменец, причём достиг стремительных результатов (уже в первых числах Августа был забран Бар). Это никак не похоже на истощённую утратами, чуть не разгромленную армию. Вероятнее, захват опорного пункта и последующие активные действия отдельными отрядами и являлись главной задачей Кривоноса.

Так или иначе, объединённому польскому войску было нужно уйти на запад, где оно занялось «малой войной» – кое-какие источники прямо именуют партизанами польские отряды, действовавшие на Подолье и Волыни по окончании битвы под Староконстантиновом.

Драгуны Вишневецкого. Один из летучих отрядов, благодаря которым князь вёл «малую войну». Кадр из фильма Ежи Гофмана «мечом и Огнём»
Хмель собирает войско

В июле, наконец, начало планировать главное войско Богдана Хмельницкого. Характерно, что Хмель собирал не голытьбу для большей численности, а полноценных солдат. В соответствии с гетманскому универсалу, любой прибывший казак должен был иметь двух коней, огнестрельное и холодное оружие (до 5–6 единиц на человека!), пять кип пуль (300 штук) и пять фунтов пороха. На каждые десять казаков надеялся воз, на котором перевозилось оружие, снаряды, инструменты, провиант и т. д.

Сборным пунктом казацких отрядов стало урочище Маслов Став приблизительно в ста километрах к юго-востоку от Киева. Численность казацкого войска была внушительной – лишь реорганизованные полки (Черкасский, Каневский, Переяславский, Корсунский и Чигиринский) насчитывали порядка 22 000–26 000 казаков. Не считая них, на сборный пункт пришли новообразованные Киевский, Прилуцкий, Миргородский, Нежинский, Борзенский и Ичнянский полки неспециализированной численностью от 18 000 до 24 000 человек.

Главная часть войска прибыла в Маслов Став во время с 10 по 20 июля (всего в том месте собралось 40 000–50 000 казаков). Ещё одна часть войска формировалась на Подолье – в селе Прилука, где Кривонос пополнял вооружением и людьми Белоцерковский, Уманский и Винницкий полки неспециализированной численностью до 12 000 человек. Так, общее численность войск, на которое имел возможность рассчитывать Хмельницкий, было по тем временам огромным – 50 000–62 000 человек.

К этим внушительным цифрам возможно прибавить 600 оставшихся с Хмелем порядка и татар 40 000 крестьян, которым ещё предстояло стать бойцами. По окончании всех подготовительных мероприятий гетман становился предводителем более чем ста тысяч солдат! Воистину, замечание Сенкевича о том, что «равных сил не имел в собственном распоряжении и германский император», имело под собой определённую базу.

Недочётом казацкой армии, как в большинстве случаев, было малое количество конницы.

Собрав войска, Хмельницкий, наконец, двинулся на поляков по маршруту Росава–Ольшаница–Ракитное–Белая Церковь–Паволочь–Ружин–Погребище–Прилука–Калиновка–Хмельник. 7 августа Хмельницкий близко подошёл к местности, где в июле бился Кривонос, не дойдя 35 км до Староконстантинова. 8 августа гетман со штабом прибыл в Староконстантинов.

В том же направлении должна была подойти и татарская орда, с которой Хмельницкий договорился заблаговременно (обращение о хитросплетениях казацко-татарской политики отправится в следующей статье).

Приключения польских комиссаров

Дабы затянуть время до прибытия татар, Хмель занялся переговорами с польской стороной. Как упоминалось выше, польские условия мирного соглашения игнорировали реальность и для повстанцев были попросту унизительными. Но, дабы донести их до гетмана, комиссарам Речи Посполитой ещё предстояло до него доехать.

А это было очень непросто.

Консульство к Хмельницкому возглавлял уже неоднократно упоминавшийся Адам Кисель. В первых числах Августа рабочая группа в составе самого Киселя, Адама Сельского, Франтишека Дубравского и Теодора Обуховича отправилась из Варшавы в Киев. Комиссаров сопровождало до 2000 войска – с меньшей свитой путешествовать было небезопасно.

Добравшись до Луцка, рабочая группа заявила, что окрестные почвы начисто разграблены.

Эскорт понадобился – отряду неоднократно и не два было нужно отбивать нападения повстанцев. Но самый громадный шок ожидал Киселя по прибытии в Гощу, где пребывало одно из его имений. Отметим, что кое-какие магнаты, а также, и Кисель, заблаговременно договорились Хмельницким, что их имения будут оставаться в целости в обмен на поддержку казацкого вождя при дворе.

Адам Кисель
Источник: dic.academic.ru

В собственном гощанском имении Кисель заметил людей Кривоноса, каковые разграбили имущество, выпили всё спиртное из погребов и «приветствовали» хозяина ружейным огнём. Кисель срочно написал кляузу самому Хмельницкому. Гетман, привыкший просчитывать события на пара ходов вперёд, союзника уважил.

За грабёж в неположенном месте старшины отряда, а также сам Кривонос подверглись классическому казацкому наказанию – были прикованы к пушкам (искупать вину предстояло деньгами). Более того, некоторых ярких участников грабежа попросту казнили. Признательность гетмана Киселю некуда не убежит и в будущем – для подавления владений восстаний и защиты магната в Гощу отправится отряд под предводительством Андрея Романенко и сына Хмельницкого Тимофея.

Пьяные казаки во дворе усадьбы. Захватив очередное поместье, казаки довольно часто грабили его винные погреба. Имение Адама Киселя в Гоще не избежало неспециализированной участи. Кадр из фильма Ежи Гофмана «мечом и Огнём»

С приездом Киселя в Гощу связана ещё одна история. Приблизительно одновременно с этим, что и комиссары, в имение приехал черниговский граничный коморник Прокоп Верещака. С собой он привёз архивы Доминика самого Киселя и Заславского, каковые забрал в Киевском воеводстве, дабы предохранить их от уничтожения.

Добравшись до Гощи, данный человек сдал документы на хранение в Михайловский монастырь , по окончании чего с эмоцией выполненного долга присоединился к консульству Киселя. В следствии не повезло ни Верещаке, ни архиву. Коморник был в итоге в числе заложников, выданных в Остроге казакам (об этом ниже) и в итоге был высвобожден лишь по личному ходатайству киевского митрополита.

Монастырь же скоро разграбило местное показачившееся население.

Игумен монастыря папа Ляшко был избит, большинство бесценного архива погибла, и только немногие документы монахам удалось спасти.

Из Гощи комиссары направились в Острог, где казаки, как пишет Кулиш, «ночь и день выпивали вино и мальвазию». Возможно, последствия приёма спиртного не разрешили местной старшине осознать, что за отряд к ним пожаловал, и переговоры затянулись. Для свободного проезда Кисель дал согласие обменяться с казаками заложниками, и снова не обошлось без иронии судьбы.

Как мы не забываем, по окончании битвы под Староконстантиновом Вишневецкий ограничивался партизанскими рейдами. Отряд под предводительством пана Сокола налетел на Острог практически сразу после того, как местные власти и посольство пришли к соглашению. Казаки срочно заподозрили в этом не добрый умысел комиссаров, и срочно отрубили головы пятерым заложникам.

Отбив атаку с громадным уроном для нападавших, острожские казаки сумели забрать и языка. Последний растолковал им, что его сотоварищи напали на город полностью независимо от консульства Киселя, и по большому счету о нём не ведают. Это и спасло комиссарам жизнь, но к Хмельницкому их не пропустили – процесс переговоров свёлся к обмену письмами между Киселём и гетманом, что не содействовало согласию между противоборствующими сторонами.

Но, никакого согласия Хмельницкий уже не желал. Неуступчивость поляков стала очевидной, и сейчас опять предстояло сказать оружию. в первых рядах были битвы, если сравнивать с которыми Жёлтые Воды и Корсунь покажутся шуткой…

Продолжение направляться

литературы и Список источников

  1. Бедствия времен. В память бедствий, постигших Иудеев в 1648–1649 г. в Украине, Подоле, Белоруссии и Литве от соединенных бунтовщиков под руководством Богдана Хмельницкого./ Сост. Егошия; пер. М. Берлин.// Чтения в Императорском Обществе Древностей и Истории Русских при Столичном Университете. 1859. Январь-Март. Книга первая/ Университетская типография. – Москва, 1859. – С. 563 – 588.
  2. Волинь в роки Визвольної війни українського народу середини XVII століття. Документи і опытеніали.// Ред. Ю. Мицик, В. Цибульський. – Рівне: Видавництво «Возможность», 1999. – 120 с.
  3. Ежедневник Богуслава Казимира Машкевича (1643–1649 гг.)./ под ред. В. Антоновича// Мемуары относящиеся к истории Южной Руси. – Вып.ІІ (первая добрая половина ХVII ст.)./ Типография Корчак-Новицкого. – Киев, 1896. – С.406 – 438.
  4. Документы об освободительной войне украинского народа 1648 – 1654./ Сост. А.З. Барабой, И.Л. Бутич, Е.С. Компан, А.Н. Катренко. – Киев: Наукова думка, 1965. – 828 с.
  5. Збірник козацьких літописів: Густинський, Самійла Величка, Грабянки./ Ред. О. Дзюба. – К.: Видавництво «Дніпро», 2006. – 976 с.
  6. Історія України в документах і опытеніалах. Т. 3: Визвольна боротьба українського народу проти гніту шляхетської Польщі і приєднання України до Росії (1569–1654 рр.) / Відп. ред. С. М. Бєлоусов; Уклад. М.Н. Петровський і В.К. Путілов. – К.: Вид-во АН УРСР, 1941. – 292 с.
  7. Каманин И. Участие южнорусского населения в восстании Богдана Хмельницкого./ И. Каманин.// Архив Юго-Западной России, издаваемый рабочей группой для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском губернаторе. Часть третья. Том IV./ Типография Н.Т. Корчак-Новицкого. – Киев, 1914. – С. I – CI.
  8. Кочмарчик Я. Гетьман Богдан Хмельницький./пер. з пол. І. Сварника. – Перемишль–Львів: Південно-Східний науковий ін-т у Перемишлі; Львів: Ін-т українознавства ім. І. Крип’якевича НАН України у Львові, 1996. – 329 с.
  9. Кулиш П.А. Отпадение Малороссии от Польши: В 3 т. Т.2/ П.А. Кулиш. – М.: Университетская типография, 1888. – 399 с.
  10. Рудницький Ю. Ієрємія Вишневєцький: спроба реабілітації (Есеїстична розвідка)./ Ю. Рудницький. – Львів: Літературна агенція «Піраміда», 2008. – 301 с.
  11. Семененко В.И., Радченко Л.А. Украинская история с старейших времен до наших дней./ В.И. Семененко, Л.А. Радченко. – изд. 3-е, исправленное и дополненное – Харьков: Торсинг, 2002. – 480 с.
  12. Стороженко І.С. Богдан Хмельницький і воєнне мистецтво у визвольній війні українського народу середини XVII століття. Кн.1: Воєнні дії 1648–1652 рр. / І.С. Стороженко. – Дніпропетровськ: Вид-во Дніпропетр. держ. ун-ту, 1996 – 320 с.

Презентація Національно визвольна війна українського народу середини XVII ст


Похожие статьи, которые вам понравятся:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: