Первый эфиопский летчик

Герои войны

Будущее разбрасывала русских офицеров в мире в течении всей истории страны. Очень ужасными были судьбы офицерства в буйном ХХ веке. Однако фактически везде, где оседали русские, их потомков уважают и ценят до сих пор. В данной связи нам думается весьма увлекательной будущее первого эфиопского летчика Михаила Бабичева

Самая старая христианская страна Африки – Эфиопия (тогда Абиссиния) – с конца XIX века начала устанавливать контакты с Российской Империй. Причем обе государства имели собственный интерес – эфиопский император желал взять союзника в борьбе с колониальной экспансией европейских монархий, а Российская Федерация – искала новых стратегических союзников.

Так, во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века в страну прибыла первая дипломатическая миссия во главе с поручиком Виктором Федоровичем Машковым. Был в его свите и таковой себе корнет 25-го Казанского драгунского полка Иван Филаретович Бабичев. Юный человек влюбился в незнакомую страну, да так, что кинул работу и прибился к Николаю Степановичу Леонтьеву, что управлял группу русских добровольцев в эфиопской армии.

Бабичев с удовольствием принял предложение учавствовать в одном из походов к озеру Рудольфа. Не считая него были еще пара русских офицеров, такие как Шедевр, Бабичев, Агапов, Адзеев и Петров. Поход, несмотряна трудности, увенчался успехом, и над берегом озера Рудольфа поднят эфиопский флаг.

Наряду с этим Бабичев практически убегал, поскольку приказ о его отставке не был подписан. Кроме того, ему было предписано возвратиться в Россию. Взвесив все за и против возвращения, Бабичев предпочел остаться жить в Аддис-Абебе, переписываясьс армейским ведомством.

Лишь в 1904 году он взял разрешение и официальное прощение остаться в Эфиопии.

К этому времени Иван Филаретович сделал блестящую карьеру в эфиопской армии (взял звание фитаурари* а также стал родственником монарха, женившись на его свояченице).

* – дословно «атакующий во главе». Один из самых ветхих классических военных титулов в Эфиопии, введенный в четрандцатом веке. Фитаурари был или командующим авангардом либо передовым разведывательным отрядом, или главнокомом армиями царя либо отдельных провинциальных правителей.

Семья Бабичевых была очень глубокоуважаемой и традиционно многодетной – в ней было пятеро детей, из которых нас интересует будущее Михаила, более известного в Эфиопии как Mishka Babitcheff.

Итак, у молодого человека из аристократической семьи фактически не было другого выхода, как выбрать военную карьеру. Сначала это было танковое училище, но монарх желал иметь собственную авиацию, и в первой половине 30-ых годов двадцатого века несколько курсантов была переведена в летное училище. Был среди них и Михаил.

Самых успешных по окончании начальной подготовки послали получать образование «авиационную Мекку» того времени – во Францию.

Русский курсант окончил Академию ВВС в первой половине 30-ых годов двадцатого века так удачно, что по возвращении сразу же взял должность командующего местными ВВС. Действительно, ВВС назвать дюжину бипланов Potez XXV времен Первой Мировой французского производства назвать было сложно.

Первый эфиопский летчик
Михаил Бабичев в форме пилота эфиопской авиации.

Источник: http://3.bp.blogspot.com/

Однако, кроме того они под управлением Бабичева достойно показали себя в битвах против численно и технически превосходящих итальянских армий, каковые вторглись в 1935 году. В то время, когда эфиопская армия ожидаемо потерпела поражение, Бабичев смог вывезти императора во Французское Сомали, где продолжилась борьба с захватчиками.

По окончании освобождения Эфиопии английскими армиями Бабичев с присущей ему энергией взялся за восстановление сперва военной, а позже и гражданской авиации.

Легкий бомбардировщик Potez XXV А-2 ВВС Эфиопии, 1935 год.

Источник: http://photos1.blogger.com/

Еще на протяжении войны Эфиопия начала искать возможность для налаживания дипломатических контактов с Москвой. Лучшего диппредставителя, чем Бабичев с его знанием русского, было сложно придумать. Так будущее свела его с отчизной собственного отца.

Кроме того, тут он отыскал и собственную судьбу – жену Людмилу Нестеренкову. 6 апреля 1947 года у пары появился сын, которого назвали Александром.

Но радостная судьба семьи продолжалась недолго – в январе 1948 года Бабичев перенес тяжелый инсульт, сопровождавшийся частичным параличом. Для реабилитации он отправляется в Швецию в одну из лучших в Европе неврологических клиник. Наряду с этим семья не приобретает визу на выезд.

Дело в том, что еще 15 февраля 1947 года вышел Указ Президиума ВС СССР и в один момент Распоряжение Политбюро ЦК ВКП(б) «О воспрещении браков между гражданами СССР и чужестранцами».

В Стокгольме Бабичеву была сделана вторичная операция, вернувшая обращение, а позднее и ограниченную возможность передвигаться самостоятельно. Однако, о полноценной работе обращение идти уже не имела возможности, и его перевозят к себе в Аддис-Абебу.

Одно из немногих сохранившихся фото Бабичева в зрелом возрасте. Кадр из передачи о пилоте на канале РТР.

Источник: http://i.ytimg.com/

Будущее оставшейся семьи была «стандартной» по меркам сталинского СССР – свидетельство о браке и свидетельство о рождении сына Александра были изъяты. Были отменены и соответствующие записи в архивах ЗАГС Москвы.

Людмиле, по окончании вынужденного отъезда мужа, была возвращена ее девичья фамилия. На эту же фамилию – Нестеренков – было оформлено и повторное свидетельство о рождении ее сына без указания фамилии отца.

Во второй половине 50-ых годов двадцатого века она вышла замуж второй раз за аспиранта-медика Гаджи Шахназарова. Фамилию отчима начал носить по окончании повторного замужества матери и сын Бабичева.

немощный Бабичев и Больной однако искал всякую возможность определить хоть что-то о собственной семье, но на все его официальные запросы советская сторона отвечала, что его семья выбыла в малоизвестном направлении.

Мишка Бабичефф умер в Аддис-Абебе 23 декабря 1964 года в возрасте 56 лет и был похоронен на Кладбище Храбрецов около собора Святой Троицы. Надпись на его могиле гласит: «Тут покоится первый эфиопский летчик».

Его сын Александр Шахназаров смог отыскать собственных родственников в Эфиопии лишь в 2010 году. Уважение к памяти его отца было таким большим, что в мае 2011 года он находился на Параде Победы в честь 70-летия освобождения страны от итальянской оккупации в качестве почетного гостя президента Эфиопии Гырмы Уолде-Григориса Луки.

Михаил в кабине эфиопского «Потэза». Рядом стоит второй эфиопский пилот – Астаф Али

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся: