По каждому из банков-банкротов должно быть уголовное дело

Несколько дней назад в качестве протеста и несогласия с политикой руководства и экономическим курсом НБУ звучно просил об увольнении помощник главы Национального Банка Украины Александр Савченко. Причем он обвинил Национальный банк в участии в валютных спекуляциях, а Президентский Секретариат подверг критике за давление на НБУ.
По данным Главного редактора, Савченко еще пара дней не желали подписывать прошение об уходе, угрожая увольнением за прогулы. Сейчас первый помощник главы Национального Банка Украины Анатолий Шаповал подтвердил, что Савченко лишился работы как раз за прогулы.
Но, по окончании распространения официального сообщения НБУ 16 сентября Савченко пробыл безработным всего лишь пара часов. В тот же сутки он был назначен на пост помощника главы МинФина. Но новоиспеченный помощник главы МинФина покинул без ответа отечественные вопросы о том, пригласили ли его в Министерство финансов перед тем, как он написал прошение об уходе в НБУ, и о том, какие конкретно вопросы в министерстве он будет курировать.
Разумеется, что у прошлого зама Стельмаха в лице премьера Юлии Тимошенко имеется влиятельный приверженец. В свое время как раз ему как представителю нацбанка Юлия Владимировна поручила вести переговоры с международным валютным фондом относительно получения кредитной линии stand-by. Помимо этого, на протяжении ухудшения борьбы премьера Тимошенко с главойНБУ Стельмахом правительство предлагало как раз Савченко посадить на место начальника Национального банка.По каждому из банков-банкротов должно быть уголовное дело
Он, как и большая часть банкиров, считает, что показателем хорошей работы банка, как и двигателя автомобиля, есть его бесшумность. Но, это ни за что нельзя сказать о форме отставки, выбранной Савченко.
Савченко говорит, что в его заявлениях нет ничего нового, а упрекающим его в отсутствия компетенции напоминает, что в СССР младше его профессора экономики— не было.
Главный редактор решил детально расспросить экс-помощника главы Национального Банка Украины и с недавних пор помощника главы МинФина Александра Савченко о мотивах его отставки, видении роли НБУ в качестве регулятора.
Я вообще-то не революционер и не изобличитель
— О несогласии с политикой НБУ вы заявляли уже давно. Так же в далеком прошлом уже идут беседы о злоупотреблениях в НБУ. Из-за чего о вашей отставке с должности помощника главы Национального Банка Украины и острой критике Секретариата президента мы услышали только на данный момент?
— Вы полностью правы в том, что мое несогласие с политикой НБУ было слышно практически год, в то время, когда курс американского доллара снова отправился где-то к 10 гривням и необходимо было ставить его на место. В первую очередь прошлого года, в то время, когда уже было ясно, что наступил экономический кризис, мягкая монетарная политика Национального банка становилась неадекватной. В то время, когда все было прекрасно, все росло — то возможно было расслабиться и плыть по течению.

А в то время, когда ты видишь, что платежный недостаток в прошедшем сезоне начал подбираться к 8% ВВП, что в полном измерении цифры подходят где- то к 20-25 млрд долл., уже должен был появиться вопрос — а что же будет в следующем году? Если бы таковой тренд длился, у нас на данный момент был недостаток в 25-30 млрд. Платежный недостаток финансируется преимущественно из двух источников: прямые иностранные инвестиции и государственные заимствования и частные.
Мне, как экономисту, было ясно, что Украина не может привлечь на внешних рынках 30 млрд долл., по причине того, что у нас потенциал прямых зарубежных инвестиций образовывает только 12-15 млрд и, быть может, столько же кредитов при благоприятной конъюнктуре.
Не забывайте, в то время, когда в начале 2008 года гривня быстро ревальвировала с 5,05 грн за американский доллар до 4,5-4,75 грн? Примечательно, что от некоторых участников правления НБУ поступали предложения еще больше укрепить гривню: последствия были бы еще нехорошими. Мне, как, кстати, и участникам Совета НБУ, было ясно, что не требуется делать ревальвацию, а направляться думать о девальвации, по причине того, что необходимо что-то делать, дабы уменьшить недостаток платежного баланса и тормозить приток спекулятивного капитала и импорт.

С этого момента началась фаза моего активного диалога с управлением НБУ. Внешняя обстановка всегда ухудшалась, и я рекомендовал отпустить курс, дать ему возможность вольно колебаться, одновременно с этим делать коррекцию курса на протяжении весьма резких его колебаний. Я вычислял и считаю, что было неточностью держать фиксированный курс последние пара лет.

Такая политика стала причиной тому, что все забыли о валютных рисках.

Я постоянно говорил, что кроме того в случае если курс стоит, то в глубине в действительности происходят его колебания. Этих колебаний просто не видно, а риски накапливаются, и когда-то это взорвется.
— А из-за чего фиксированный курс держали ? Так как его помощь вымывала большое количество золото-валючных резервов, что и без того мало чего дало…
— Во-первых, валюту тогда не реализовывали, а брали, а относительно курса я вам честно сообщу: только бог ведает, и я не знаю. Такие же валютные риски накопила страны и Румыния Балтии. Но это не такие громадные государства.

Более того, им помогал и оказывает помощь ЕС.

В то время, когда у нас в конце прошлого года обстановка становилась более критической, я выступал с более резкими заявлениями, советовал поменять валютное регулирование, практику формирования резервов под валютные активы и уменьшить срок расчетов до 90 дней, ввести необходимую продажу валюты.
Но в то время, когда курс подскочил — я написал докладную записку о том, как откорректировать курс до рационального уровня (тогда это был 6,6 грн за американский доллар) и передал ее главе Национального Банка Украины, Президенту и премьеру. Кстати, практически ни одна совет не была учтена.
Затем меня начали лишать всех полномочий, не смотря на то, что и тогда они не были большими. Создали таковой миф, что я занимался валютным регулированием.
Я желал этим заниматься, но мне так и не дали полномочия . В конце у меня был проект создания банка развития. По причине того, что мне стало ясно, что украинские банки прекращаюткредитование года на два, а западные прекратят кредитование минимум на год.

У нас нет ни одного банка, что может предоставлять долговременные кредиты на инвестиционные проекты, среди них и для Евро-2012!
— А где для него капитал забрать?
— А деньги дать ему в рамках программы рекапитализации. Были расчеты, в соответствии с которыми капитал банков в 2009 году уменьшится на 50 млрд долл. на данный момент происходит помой-му рекапитализация, а в конечном итоге — это проедание средств в форме возвращения депозитов.

Я предлагал направить в данный банк развития по крайней мере 10 млрд. Таковой капитал возможно было забрать за границей.

В Европе, например, среди банкиров, была помощь таковой инициативы. Но у нас проект банка развития не отыскал помощи, и исходя из этого я просил об увольнении.
— А что стало последней каплей? Может, то, что у вас в августе забрали последние полномочия?
— Нет. Полномочия у меня забрали раньше.
— Ну, как мы знаем, полномочия у вас забирали частями…
— Да, частями. Я вообще-то не революционер и не изобличитель, не обожаю трудиться на расколы и отдаю предпочтение конструктиву. У нас большое количество революционеров, но мало могущих что-то создавать и доводить дело до конца.
Пологаю, что последней каплей стало то, что мне заблокировали проект банка развития. Да, возможности конструктивного сотрудничества были полностью разрушены. И, само собой разумеется, собственный прибавили эти курсовые качели, в то время, когда маржа достигала уже 10%.

Для любого банкира центрального банка должно быть позорно, в то время, когда на действиях Национального банка кто-то получает деньги. На сложных рынках за две операции по обмену валют с отличием в полчаса не получают пара миллионов.
— Быть может, как раз исходя из этого курс не отпускают в свободное плаванье?
— Такая громадная маржа стимулирует эти качели. В то время, когда они имеется, маржа возрастает, время от времени кроме того до 12%. Такая громадная маржа вероятна только в Украине.
— Думается, еще в какой-то центрально-азиатской стране отличие между официальным и наличным курсом образовывает тысячи процентов…
— Но в том месте и инфляция в тысячу процентов! И в случае если эти два индикатора взаимосократить, то и маржа не будет таковой большой. В конечном итоге, для Украины маржа в 0,1-0,2% — это уже большое количество, а на громадных операциях достаточно по большому счету 0,01-0,02%.
— Другими словами это удержание официального курса существует чтобы кто-то на этом получил?
— В случае если имеется два курса — значит, это кому-то необходимо. Запрещено же обвинять коммерческие банки в том, что они применяли момент, дабы получить.
— Вы выступили с критикой НБУ. В то время, когда мы сможем услышать фамилии, факты, цифры?
— Адреса, пароли, явки — это не моя компетенция.
— Если вы сообщили А, то должны иметь мужество сообщить и Б. Быть может, хотя бы соответствующим органам.
— А чего соответствующие органы не знают? Это легко вздор. В соответствии с законом, любой невозвращенный кредит обязан заканчиваться уголовным делом.
У нас имеется банки-банкроты, не возвращены стомиллионные, миллиардные кредиты. По каждому из них должно быть открыто дело. Предлагаю забрать сто самых громадных невозвращенных кредитов.

Совместно это будет большая часть невозвращенных кредитных средств по совокупности.

Среди них не будет бабушек-дедушек либо водителя, что неимеетвозможности возвратить кредит на собственную газельку. Необходимо направить в том направлении следователей на 21 день, дабы те узнали, куда пошли кредиты, из-за чего они в том направлении пошли, и где деньги!
Настоящий кандидат на главу Национального Банка Украины еще не засвеченный
— Вы имеете возможность сообщить, на что, скажем, пошли первые три транша кредита Международного Валютного Фонда?
— Не трогайте деньги МВФ, они пошли в резерв НБУ и по большому счету не будут использованы. Осознайте — деньги не имеют меток. Все идут в один котел, в случае если сказать о гривне.

В конечном счете данный вопрос для занимающихся надзором за банками. А у меня не было и нет информации довольно этого.

В случае если сказать о валюте, то необходимо взглянуть, кто из банков взял валюту по льготному официальному курсу. В случае если, скажем, банк с капиталом в 1 млн гривен, оборотом полмиллиона смог приобрести 100 миллионов., а банк с оборотом в миллиард только 10 миллионов., то следует сделать выводы…
— На каком уровне принимаются решения о продаже валюты тому либо иному банку?
— Я экономист и желал бы оперировать экономическими доводами. Я уже создал дополнение к закону о коммерческих банках. В сущности, предлагается отменить банковскую тайну.

Банковская тайна должна быть только относительно моментов, разрешающих получить дополнительные средства либо могущих нанести вред какому-то частному субъекту. А это значит, что 99% информации, являющейся закрытой, необходимо открыть для журналистов и общественности. Должны публиковаться протоколы совещаний правления, кому продавалась валюта и тому подобное.

Больше всего тараканы опасаются света, прозрачности, чистоты.

Это глобальный тренд. На западе отменяют банковскую тайну. Отмена банковской тайны весьма скоро приведет обменный курс в верное русло.
— Вычисляете, ваша отставка может как-то затормозить выдачу нам очередного транша МВФ?
— Напротив. Пологаю, что она его ускорит.
— В январе фракция БЮТ внесла проект распоряжения об освобождении от должностей Владимира Стельмаха и Анатолия Шаповала и назначении на пост и.о. председателя НБУ вас.
— Так говорили. Говорили, что я — самый вероятный кандидат на пост председателя Национального Банка Украины, в то время, когда на президентских выборах победит Юлия Владимировна Тимошенко. Я на такие беседы отвечаю собственной любимой поговоркой — тот, кто шевелится, не выходит на фотографиях.

Исходя из этого настоящий кандидат сидит в кустах, а мне приходится шевелиться.
В случае если кто-то и желал, дабы я ушел из НБУ, то это было управление Национального банка
— Вычисляете ли вы, что беседы о вашем вероятном назначении преемником Стельмаха на должности председателя Национального Банка Украины, обвинения Луценко Ющенко в дестабилизации обстановки при помощи давления на НБУ, вызов к Луценко помощника НБУ ваша отставка и Анатолия Шаповала из НБУ — это звенья одной цепи?
— Я считаю, что некорректно вызывать на допрос через прессу. Я считаю, что это давление на Национальный банк. В то время, когда я увольнялся, то ничего нового не озвучил, а только повторил то, что сказал в течение последнего года.
— Другими словами вы признаете, что на НБУ давитне только Секретариат президента, но и правительство?
— Практика такова, что представители нацбанка должны видеться либо с премьером, либо с Президентом по крайней мере раз в году публично. Каждый день либо еженедельно глава Национального Банка Украины обязан видеться и решать вопросы с главой МинФина. Это считается верной коммуникацией.

В случае если я сообщу, что Министерство финансов давитна НБУ — это будет некорректно.

А вот такие действия, как вызов на допрос, я трактую как давление.
— Из-за чего ваши изобличения звучат как раз в канун избирательной кампании?
Какие конкретно выборы? До выборов еще 4 месяца. И изобличения собственные я сделал уже давно.

Был высвобожден мой секретарь, ассистент, ко мне никто не имел возможности ни в кабинет попасть, ни дозвониться.

Послы ко мне звонили на сотовый телефон.
Что вы в таких условиях предлагаете делать — сидеть и терять собственную репутацию? В случае если кто-то и желал, дабы я ушел из НБУ, то это было управление Национального банка.
— Другими словами вас практически попросили?
— Культурно (смеется). Исходя из этого клевета, дескать, я нашёл подходящий момент — неуместны.
— Помощник председателя Национального Банка Украины Анатолий Шаповал говорит, что аудит валютных интервенций и операций НБУ, совершённый интернациональной аудиторской компанией, не подтверждает по крайней мере часть ваших обвинений в адрес НБУ. Вы не опасаетесь, что в то время, когда данный отчет станет известен общественности, то ваши обвинения купят чисто политический темперамент?
— Во-первых, я никого не обвиняю, я излагаю собственную позицию. Во-вторых, аудиторы контролировали только то, отвечают ли практические действия руководствам. Но желал бы подчернуть, что в Национальном банке уровень делопроизводства довольно большой.
По большому счету это самая организованная госструктура в Украине, и большинство участников правления — золотой фонд страны, что необходимо беречь.
— Еще примерно в 2000 году украинский Национальный банк входил в десятку наилучших по регулированию. Что изменилось с того времени?
— Нет, по регулированию он постоянно отставал. А вот по платежным совокупностям он вправду был одним из лучших. И необходимо дать должное Виктору Андреевичу Ющенко за то, что он сумел создать такую машину.

По-видимому, тогда он был на своем месте.
— Из-за чего НБУ не озвучивает для рынка базисные индикаторы, дабы у экономических игроков были верные ожидания?
— Я считаю это ошибочным. Это неадекватная коммуникативная политика. В мире центробанки раз либо два в месяц дают прогнозы и объяснение довольно собственной политики — это успокаивает население и рынки.
— Имеется ли в НБУ какое-то видение стратегического развития?
— Познание, как необходимо трудиться, у работников Национального банка имеется, но стратегические ответы все время откладываются. Я не сомневается в том, что большая часть участников правления НБУ думают равно как и я, и желали бы давать рынку адекватные сигналы. Это очевидные истины, по которым трудятся все страны мира.

Из-за чего мы так не трудимся, я кроме этого не могу осознать.
— С большим трудом верится в то, что вы проработали в НБУ три года и до сих пор не понимаете, из-за чего в НБУ все происходит так, а не в противном случае, из-за чего такое сопротивление управления…
— Ну, я не психолог (смеется). Быть может, это как в британский поговорке an old dog never learns new tricks (ветхий пес ни при каких обстоятельствах не обучится новым трюкам). Быть может, обстоятельством есть недостаточное образование, быть может, это кому-то выгодно.
— Из-за чего НБУ довольно часто меняет схему проведения валютных аукционов?
— С этим у нас по большому счету детективная история. Валютные аукционы должны были проводиться с первого взятого американского доллара МВФ. А у нас громадные банки брали валюту по большой цене, а какие-то рога и копыта брали довольно много валюты и по низкой цене.

Отличие между громаднейшим значением и мельчайшим была почему-то большой. В работу НБУ необходимо ввести категорию нравственности, соответствие которой должны проходить все работники.
— Вы согласны с мнением о том, что валютно-курсовая политика прекратила быть экономической темой и перешла в политическую плоскость?
— Нигде в мире для того чтобы нет, лишь у нас так. Имеется такое понятие, как денежная власть страны, включающая НБУ, Министерство финансов и налоговую. Я за то, дабы в кризисное время эта денежная власть формировалась консенсусом между оппозицией и большинством.

А уже за экономическую политику временно отвечало бы Минэкономики.
— Обсуждалась ли в НБУ возможность валютного свопа с Китаем, как это в свое время сделала Аргентина?
— У меня было предложение сделать валютный своп, но не с Китаем, а с США. Нам необходимы доллары США. И американцы готовьсяк этому.

Они уже со многими государствами делали свопы и нам бы не помешали бы 10-15 миллиардов. Я, к примеру, категорически против тотального запрещения валютных кредитов: в случае если я экспортер и всю выручку приобретаю в долларах либо евро, а кредит беру в гривнях, то у меня громадные валютные риски.

Лучше форсированно внедрять совокупность хеджирования валютных рисков. У нас какое-то дремучее познание хеджирования как спекуляции. Вообще-то мы от Беларуси отстали на 5 лет, а от России — на 6-7.

в первых рядах нас и молдаване!
— В политику вас уже кликали?
— Политика мне чужда. Я через чур тонкокожий для нее.
— какое количество предложений заняться политической карьерой вам уже сделали?
— Две либо три. Приведу вам один пример. В то время, когда в 1990-1991 году я был главой экономической коллегии Руха от Высшей школы Академии наук, меня избрали на съезд Компартии.

И тут начались выборы в Верховную Раду. Мне внесли предложение выдвинуть собственную кандидатуру, и я дал согласие. Но на одном из митингов, в то время, когда зажигательные политические речи моих сотрудников по партии (С.

Головатого и В. Ивасюка) больше поразили публику, чем мое экономическое выступление о преимуществах частной собственности, кооперативов, выхода из СССР и тому подобное, я осознал, что политика — это не мое.
— В случае если вам гипотетически по окончании выборов предложат возглавить Министерство финансов либо НБУ — вы примете предложение?
— Теоретически я имел возможность бы дать согласие. В Украине кто-либо может дать согласие кроме того возглавить ООН гипотетически. Считаю, что мало осознаю в монетарной политике и государственных финансах.

У нас мало в этом что-то осознающих, может, два либо три человека.
Раньше вычисляли, и я а также, что чем меньше государство вмешивается в экономику — тем лучше, по причине того, что государство ничего, не считая вреда, не делает. Но на данный момент мы вступаем в эдакий 5-6 — годовой период, в то время, когда роль страны в экономике обязана увеличиться. Особенно это относится Украины.
В случае если бюджетный недостаток у нас будет где-то 10% и его необходимо финансировать эмиссией, то роль финансовой власти улучшается кардинально. И тут без опытных действий мало что возможно сделать.

Секреты банков. Как работает служба безопасности банка


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.