Польский плен: как уничтожили десятки тысяч русских

Неприятность массовой смерти красноармейцев, попавших в плен на протяжении польско-советской войны 1919-1920 гг., продолжительное время не исследовалась. По окончании 1945 года она и вовсе замалчивалась по политически мотивированным соображениям — Польская народная республика была союзником СССР.

Смена национального строя в Польше во второй половине 80-ых годов XX века и перестройка в СССР создали условия, в то время, когда историки наконец-то смогли обратиться к проблеме смерти военнопленных красноармейцев в Польше в 1919-1920 годах. 3 ноября 1990 года первый и последний президент СССР М.Горбачев дал распоряжение, в которым поручалось Академии наук СССР, Прокуратуре СССР, Минобороны СССР, Комитету безопасности государства СССР совместно с другими ведомствами и организациями провестидо 1 апреля 1991 года исследовательскую работу по обнаружению архивных материалов, касающихся фактов и событий из истории советско-польских двусторонних взаимоотношений, из-за которых был причинен ущерб Советской Стороне.

 

В соответствии с информации заслуженного юриста РФ, председателя Комитета по безопасности Госдумы РФ В.И.Илюхина (в то время — главы управления по надзору за выполнением законов о безопасности государства Генпрокуратуры СССР, старшего коллегии помощника и члена генпрокуратуры Генпрокурора СССР), эта работа производилась под управлением заведующего Интернациональным отделом ЦК КПСС В.М.Фалина.Польский плен: как уничтожили десятки тысяч русских Соответствующие материалы хранились в строении ЦК КПСС на Ветхой площади.

Но по окончании южнооссетинской войны 1991 года все они якобы провалились сквозь землю, и предстоящая работа в этом направлении была прекращена. По свидетельству профессора историиА.Н.Колесника, Фалин восстанавливал поименные перечни погибших в польских концлагерях красноармейцев еще с 1988 года, но, по словам самого В.М.Фалина, по окончании того, как в августе 1991 года в его кабинет ворвались бунтовщики, собранные им перечни, все тома, пропали. А тот сотрудник, что трудился по их составлению, был убит.

 

Однако, неприятность смерти пленных уже привлекла к себе внимание историков, политиков, государственных деятелей и журналистов других республик и Российской Федерации бывшего СССР. То событие, что это произошло в момент снятия покрова секретности с трагедии Катыни, Бронзового, других мест и Старобельска расстрела поляков, придало этому естественному шагу отечественных исследователей видимость контрпропагандистской акции, либо, как ее нарекли, анти-Катыни.

 

Показавшиеся в печати материалы и факты, стали, согласно точке зрения многих специалистов и ученых, свидетельством того, что польские армейские власти, нарушив интернациональные правовые акты, регламентирующие условия содержания пленных, причинили России громадный моральный и материальный ущерб, что еще предстоит оценить. Вследствие этого Генпрокуратура РФ обратилась во второй половине 90-ых годов двадцатого века в соответствующие госорганы Республики Польша прося о возбуждении дела по факту смерти 83.500 пленных красноармейцев в 1919-1921 гг.

 

В ответ на это обращение министр юстиции и генеральный прокурор Польши Ханна Сухоцкая в окончательной форме объявила, что …следствия по делу о, якобы, истреблении военнопленных коммунистов в войне 1919-1920 гг., которого требует от Польши Генпрокурор России, не будет. Отказ Х. Сухоцкая обосновала тем, что польскими историками точно установлена смерть 16-18 тыс. военнопленных по обстоятельству неспециализированных послевоенных условий, о существовании в истреблении лагерей и Польше смерти не может быть и речи, потому, что никаких особых действий, направленных на истребление военнопленных, не проводилось. Чтобы совсем закрыть вопрос о смерти красноармейцев генеральная прокуратура Польши внесла предложение создать совместную польско-русского группу ученых для …обследования архивов, изучения всех документов по этому делу и подготовки соответствующей публикации.

 

Так, польская сторона квалифицировала просьбу России как неправомерную и отказалась ее принять, не смотря на то, что сам факт массовой смерти советских пленных в польских лагерях Генпрокуратурой Польши был признан. В ноябре 2000 года, незадолго до визита в Варшаву российского главу МИД И.С.Иванова польские СМИ в числе предполагаемых тем польско-русских переговоров назвали и проблему смерти пленных красноармейцев, актуализированной благодаря публикациям кемеровского губернатора А.Тулеева в Свободной газете.

 

В том же году была создана русский рабочая группа по расследованию судьбы красноармейцев, забранных в польский плен в первой половине 20-ых годов XX века, с участием представителей Минобороны, МИД, ФСБ и архивной работы РФ. В 2004 году на базе двустороннего соглашения от 4 декабря 2000 года была предпринята первая совместная попытка историков двух государств отыскать истину на базе детального изучения архивов — в первую очередь, польских, поскольку события происходили в основном на польской территории.

 

Результатом совместной работы стало издание объемного польско-материалов и российского сборника документов Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг., разрешающих уяснить события смерти красноармейцев. Рецензию на сборник подготовил астролог Алексей Памятных — кавалер польского Креста Заслуги (награжден 4.04.2011 года президентом Польши Б.Коморовским за особенные заслуги по распространению правды о Катыни).

 

На данный момент польские историки пробуют представить сборник материалов и документов Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. в качестве необычной индульгенции для Польши в вопросе о смерти десятков тысяч советских пленных в польских концентрационных лагерях. Утверждается, что достигнутое согласие исследователей в отношении количества погибших в польском плену красноармейцев… закрывает возможность политических спекуляций на теме, неприятность переходит в разряд чисто исторических….

 

Но это не соответствует истине. Сказать о том, что согласие русских и польских составителей сборника в отношении количества красноармейцев, погибших в польских лагерях от эпидемий, тяжёлых условий и голода содержания достигнуто, пара преждевременно.

 

Во-первых, по последовательности качеств мнения исследователей двух государств без шуток разошлись, благодаря чего результаты были опубликованы неспециализированным сборником, но с различными предисловиями в России и Польше. 13 февраля 2006 года, по окончании телефонного беседы координатора интернационального проекта Правда о Катыни историка С.Э.Стрыгина с одним из составителей сборника, русским историком Н.Е.Елисеевой, стало известно, что на протяжении работы над сборником в польских архивах было распознано намного больше официальных документов о внесудебных расстрелах польскими солдатами военнопленных советских красноармейцев.

Но конкретно в сам сборник были включены только три из них. С остальных распознанных документов о расстрелах были сняты копии, каковые на данный момент сохраняются в Русском национальном армейском архиве. На протяжении подготовки издания появились весьма важные несоответствия в позиции польской и России. (По образному выражению Н.Е.Елисеевой …дело доходило до рукопашной).

В конечном счете эти разногласия устранить не удалось и было нужно делать два разных предисловия к сборнику — от русского и от польской стороны, что для аналогичных совместных изданий есть неповторимым фактом.

 

Во-вторых, между польскими участниками группы составителей сборника и русским историком Г.Ф.Матвеевым сохранились громадные расхождения по вопросу о количестве военнопленных красноармейцев. В соответствии с расчётам Матвеева, неясной осталась будущее не меньше чем 9-11 тысяч военнопленных, каковые не погибли в лагерях, но и не возвратились в Россию. В целом Матвеев практически указал на неопределенность судьбы около 50 тысяч людей из-за: занижения польскими историками числа военнопленных красноармейцев, а вместе с тем и числа погибших военнопленных; расхождения данных из польских и русских документов; случаев расстрела польскими армейскими военнопленных красноармейцев на месте, без отправления их в лагеря для пленных; неполноты польского учета смерти пленных; сомнительности данных из польских документов времен войны.

 

В-третьих, второй том материалов и документов по проблеме смерти узников польских концлагерей, что должен был выйти практически сразу после первого, не издан до сих пор. А тот, что был опубликован, лежит забытый в Основной дирекции национальных архивов и Федеральном архивном агентстве России. И никто не спешит добывать эти документы с полки.

 

В-четвертых, согласно точки зрения некоторых российских исследователей, не обращая внимания на то, что сборник Красноармейцы в польском плену в 1919-1922 гг. составлялся при главном мнении польских историков, большая часть его материалов и документов говорят о таком целенаправленном бесчеловечном отношении и диком варварстве к советским пленным, что о переходе данной неприятности в разряд чисто исторических не может быть и речи! Более того, размещенные в сборнике документы неопровержимо говорят о том, что в отношении пленных советских красноармейцев, в первую очередь, евреев и этнических русских, польские власти проводили политику истребления холодом и голодом, пулей и розгой, т.е. говорят о таком целенаправленном бесчеловечном отношении и диком варварстве к советским пленным, что подобное направляться квалифицировать, как армейские правонарушения, убийства и ожесточённое обращение с пленными с элементами геноцида.

 

В-пятых, не обращая внимания на совершённое советско-польское изучение и имеющиеся по проблематике публикации, состояние документальной базы по этому вопросу так же, как и прежде таково, что какие-либо правильные информацию о количестве погибших красноармейцев. (Не хочется верить, что польская сторона их также утратила, как это было сделано с документами о катынских событиях, взятыми якобы из русских архивов в первой половине 90-ых годов двадцатого века, по окончании того, как показались статье о том, что эти материалы — изготовленные в годы перестройки фальшивки).

 

Тезисно обстановка с смертью красноармейцев выглядит следующим образом. В следствии начатой Польшей в 1919 году против Советской республики войны, польской армией было захвачено более чем 150 тыс. красноармейцев. Всего, в совокупности с политическими осуждёнными и интернированными гражданскими, в польском плену и концлагерях выяснилось более 200 тысяч красноармейцев, гражданских, белогвардейцев, бойцов антибольшевистских и националистических (украинских и белорусских) формирований.

 

В польском плену в 1919-1922 гг. красноармейцы уничтожались следующими главными методами: 1) расстрелами и Массовыми убийствами. По большей части до заключения в концлагеря их: а) уничтожали во внесудебном порядке, оставляя ранеными на поле боя без оказания медицинской помощи и создавая гибельные условия транспортировки в места заключения; б) казнили по решениям суда разных трибуналов и судов; в) расстреливали при подавлении неподчинения.

 

2) Созданием невыносимых условий. По большей части в самих концлагерях посредством: а) избиений и издевательств, б) истощения и голода, в) холода и заболеваний.

 

Вторая Обращение Посполитая создала громадный архипелаг из десятков концентрационных лагерей, станций, крепостных и тюрем казематов. Он раскинулся на территории Польши, Белоруссии, Литвы и Украины, и включал в себя не только десятки концентрационных лагерей, а также открыто именовавшиеся в тогдашней европейской прессе лагерями смерти, и т.н. лагеря интернированных, в качестве которых польские власти применяли по большей части концлагеря, выстроенные австрийцами и немцами во время Первой Мировой, такие как Стшалково, Шиптюрно, Ланьцут, Тухоль, но и колонии, сортировочные концентрационные станции, различные военные и пункты сосредоточения объекты наподобие Модлина и Брестской крепости, где было сходу четыре концлагеря.

 

Острова и островки архипелага размешались, а также, в польских белорусских, украинских и весях и литовских городах и назывались: Пикулице, Коростень, Житомир, Александров, Луков, Остров-Ломжинский, Ромбертов, Здунская Воля, Торунь, Дорогуск, Плоцк, Радом, Пшемысл, Львов, Фридриховка, Звягель, Домбе, Демблин, Петроков, Вадовицы, Белосток, Барановичи, Молодечино, Вильно, Пинск, Ружаны, Бобруйск, Гродно, Лунинец, Волковысск, Минск, Пулавы, Повонзки, Ровно, Стрый, Ковель… Ко мне же направляться отнести т.н. рабочие команды, трудившиеся в округе и у окрестных помещиков, формировавшиеся из узников, смертность среди которых временами превышала 75%. самые смертоносными для узников были концлагеря, расположенные на территории Польши — Стшалково и Тухоль.

 

В начале двадцатого века польские власти пробовали отвлечь внимание всемирный общественности от массовой смерти советских пленных из-за безжалостного обращения, переведя внимание на содержание польских пленных в советском плену. Но сравнение выяснилось весьма удачным для советской стороны.

Не обращая внимания на намного более тяжелые условия — гражданскую войну, зарубежную интервенцию, разруху, голод, массовые эпидемии, отсутствие средств, — польские военнопленные в Российской Федерации пребывали в значительно более комфортных для выживания условиях. К тому же их содержание курировали родственники влиятельных коммунистов-поляков наподобие Ф.Дзержинского.

 

Сейчас польская сторона признает факт массовой смерти осуждённых польских концентрационных лагерей. Но пытается преуменьшить цифру, отражающую настоящее количество погибших в плену. Это осуществляется, а также, и посредством смысловой подмены.

 

Во-первых, численность забранных в плен красноармейцев значительно занижается, с целью уменьшения итогового количества погибших. Во-вторых, при подсчете погибших военнопленных речь заходит лишь об погибших на протяжении заключения. Так не учитывается около 40% военнопленных, погибших до заключения в концлагеря — конкретно на поле боя или на протяжении транспортировки в концлагеря (и из них — обратно на родину).

В-третьих, речь заходит лишь о смерти красноармейцев, благодаря чему за пределами внимания оказываются погибшие в неволе белогвардейцы, бойцы антибольшевистских и националистических формирований и их близкие родственики, и политзаключенные и интернированные гражданские (приверженцы советской власти и беженцы с востока).

 

В целом интернирование и польский плен унесли судьбе более чем 50 тыс. судеб русских, украинских и белорусских узников: около 10-12 тыс. красноармейцев погибли до заключения в концлагеря, порядка 40-44 тыс. в местах заключения (приблизительно 30-32 тыс. красноармейцев плюс 10-12 тыс. бойцов и гражданских лиц антибольшевистских и националистических формирований).

 

Смерть десятков тысяч русских узников и смерть поляков в Катыни — это две различные неприятности, не связанные между собой (за исключением того, что обращение и в том и другом случае идет о смерти людей). Массовая смерть советских пленных не есть табу в современной Польше. Ее подать так, дабы не скомпрометировать польскую сторону.

 

В Российской Федерации, Белоруссии и на Украине тема Катыни массово распропагандирована еще с позднесоветских времен, а о смерти десятков тысяч соотечественников в польских концлагерях практически ничего не известно. Сейчас главная, неспециализированная неприятность изучений Катыни и анти-Катыни содержится в том, что русские историки ищут истину, а польские — пользу для собственной страны.

 

Потому, что замалчивание неприятностей очевидно не содействует их ответу, хотелось бы призвать не только русскоязычных-астрономов и учёных историков, награжденных польскими крестам

1 канал. Пленные красноармейцы в Польше 1919 -1920 год.


Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Время собирать камни. офицеры вермахта в советском плену

    Будущее германских офицеров в советском плену довольно часто была незавидной. Но, не будет ошибочным утверждение, что многие из них её заслужили. Всего…

  • Воины микадо в советском плену

    В 1945 году в советском плену выяснилось более полумиллиона японских воинов. Далеко не всем из них посчастливилось пережить следующую зиму. Истощенный…

  • Узники второй речи посполитой

    15 октября 1921 года официально завершился срок обмена пленными между Польской Республикой и РСФСР. Согласно данным Генштаба Войска Польского, сейчас…

  • Долгая дорога домой

    Советско-японская война 1945 года стала последним эпизодом Второй мировой войны. 8 августа послу Японии в Москве был вручен официальный документ об…

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0 ленты. Комментарии и трекбеки закрыты.

Comments are closed.