Право умереть за европейскую «родину»

Герои войны

Зуавы, тиральеры, спаги либо гумьеры – практически всем увлекающихся историей обеих мировых войн известны эти колониальные воины французской армии. Марокканцы, сенегальцы, вьетнамцы либо представители вторых народов, вести войну обычно по обе стороны фронта – какое количество их было и какую цену заплатили они за помощь собственной метрополии?

Незадолго до Первой Мировой Франция обладала территорией в 10,6 млн квадратных километров, на которой жило 55 млн человек, воображающих все расы планеты. Не смотря на то, что колониальная экспансия Франции началась ещё в эру Великих географических открытий, столь впечатляющих удач страна смогла добиться только по окончании Наполеоновских войн.

Англичане вытеснили французов из Индостана и Северной Америки (в этих регионах остались только крохи от прошлых владений), и весьма жёстко соперничали с ними в Океании и Африке. Однако, над почвами в Африке, Юго-Восточной Азии и над множеством тихоокеанских островов развевался французский триколор.


Парад французских колониальных армий в Джибути. Фото сделано за считанные семь дней до начала Второй мировой войны, 14 июля 1939 года

Но за удачи в расширении империи нужно было платить кровью и золотом. Колонии нуждались в важной защите от внешних посягательств – достаточно отыскать в памяти Танжерский (1905 год) и Агадирский (1911 год) кризисы в Марокко, в следствии которых чуть не вспыхнула война между Германией и Францией.Право умереть за европейскую «родину» В не меньшей степени колонии нуждались в поддержании внутреннего порядка – восстания местных жителей не были редки, к примеру в Северной Африке.

Потому французам фактически сначала было нужно завлекать для исполнения этих задач местное население.

Мировые войны поменяли как правила комплекта воинов в колониях, так и место их работы. Потому, что Франция уже не имела возможности обойтись на европейском театре боевых действий без дополнительных воинских контингентов из колоний, то из заморских владений республики к необязательной и необходимой военной работе были привлечены следующие группы туземцев (в порядке, соответствующем количеству ушедших на фронт):

  • обитатели Магриба, т.е. тунисцы, алжирцы, марокканцы;
  • жители Французской Западной и Экваториальной Африки, обыкновенно объединяемые заглавием «сенегальцы»;
  • население нынешних Вьетнама, Камбоджи и Лаоса, тогда протекторатов и колоний Франции;
  • уроженцы Французского Сомали, Коморских островов, и мальгаши с Мадагаскара;
  • туземцы и креолы неевропейского происхождения из т.н. «ветхих колоний», унаследованных республикой ещё от королевской Франции (Гваделупа, Гвиана, Мартиника, Реюньон), и уроженцы индийского Пондишери и добровольцы-туземцы с тихоокеанских островов.

Марокканские тиральеры за отработкой ружейных приёмов. Франция, Бордо, август 1914 года

Фронтовой, и по большому счету армейский, опыт, полученный представителями этих народов в эру мировых войн, на данный момент есть объектом изучения европейских и американских культурологов и историков, действующих в рамках т.н. «постколониальной теории». С одной стороны, это разрешает пара отойти от европоцентризма, осознать настоящие их воздействие и масштабы войн на самые отдалённые уголки земного шара и, с другой, продемонстрировать, как войны оказали влияние на самосознание обитателей колоний, проследить перемену в их восприятии самих себя и европейцев.

Потом, опираясь прежде всего на работу французских историков Эрика Дероо и Антуана Шампо, попытаемся разглядеть главные вехи истории французских колониальных контингентов в двух мировых войнах.

Тунис, Алжир и Марокко

Владения в Северной Африке были одними из самых многолюдных и развитых французских колоний. Помимо этого, они были ближе всего к метрополии, потому в Первой мировой Тунис, Алжир и Марокко стали полезными источниками живой силы, а уже во Вторую мировую территорией ярких военных действий.

Первые алжирские воины, награждённые орденом Почётного Легиона. Франция, сентябрь 1916 года

По окончании объявления войны дислоцировавшаяся в государствах Магриба армия Франции Африки, набиравшаяся из местных уроженцев, и части сухопутных армий из Франции и силы Зарубежного легиона пришли в перемещение. 25 000 алжирских стрелков в сентябре 1914 года уже вести войну в северо-восточной части Франции. Они первенствовалииз 170 000 берберов и арабов Алжира, каковые участвовали в Великой войне.

33 000 уже были в армиях на начало конфликта, 80 000 было в том направлении призвано на протяжении войны (призыв в армию был распространён на местное население в Алжире в 1913 году и успел вызвать пара бунтов) и 57 000 пошли на фронт добровольцами. Из Туниса на фронт попало 62 400 человек и около 37 000 было послано из Марокко на Западный фронт и на Ближний Восток.

Нужно подчернуть, что многие из североафриканцев были срочно кинуты в бой. Так, марокканская бригада из пяти батальонов появилась в самой гуще сражения на Марне в сентябре 1914 года. Её остатки были сведены в январе 1915 года в 1-й маршевый полк марокканских стрелков.

Такая высокая убыль живой силы настойчиво попросила повышения армии Африки за счёт создания новых подразделений стрелков-тиральеров и зуавов. Не забыты были и кавалеристы-спаги, действовавшие на Ближнем Востоке.

Одним из самые впечатляющих удач североафриканских частей стали кампании 1917 и 1918 гг. на Салоникском фронте и на Ближнем Востоке. Марокканские кавалерийские и пехотные части отличились при взятии Скопье, а отряды спаги вместе с алжирскими стрелками помогли английским частям генерала Алленби захватить Ливан и Сирию и войти в Дамаск.

Алжирские тиральеры, Вторая мировая война

Кроме этого к концу войны 140 000 работников из Северной Африки трудились на фермах и заводах. 25 000 алжирцев, 9800 марокканцев и 12 000 тунисцев погибли на фронте, а их полки были отмечены бессчётными призами. Многие тысячи ветеранов остались калеками.

Во Второй мировой вклад туземных обитателей Магриба в победу над Германией кроме этого был велик. Уже в начале войны мобилизация армии Африки дала 12 пехотных дивизий и три бригады спаги. Входе боёв 5400 североафриканцев было убито, а 65 000 захвачено.

По окончании оккупации и поражения Франции африканское руководство появилось в непростом положении. Часть колониальных армий, к примеру 21 000 марокканских гумьеров, была тайно переведена в состав гражданских служащих Французского Марокко, чтобы предохранить их от отправки на фронт. Другие отряды однако были вовлечены в боевые действия в Эритрее и в столкновения между приверженцами Свободной Франции и армиями, лояльными маршалу Петэну, на Ближнем Востоке.

Марокканские гумьеры, покинувшие по окончании себя продолжительную недобрую память в Италии, 1943–1944 гг.

По окончании высадки в ноябре 1942 года десанта союзников в Марокко и Алжире и последовавшего достаточно вялого сопротивления со стороны вишистов удалось, наконец, опять собрать воедино французские и колониальные части. Они сражались против немцев в первой половине 40-ых годов двадцатого века в Тунисе, что стоило им 20 000 убитых, раненых и пропавших без вести. Среди населения Марокко, Туниса и Алжира была совершена мобилизация, давшая армии 118 000 воинов европейского и 160 000 арабо-берберского происхождения.

Вместе с уже имевшимися 224 000 численность французских сил достигла внушительной величины. Марокканские и алжирские дивизии принимали участие в освобождении Корсики, а также в битвах на Итальянском фронте. В 1944–1945 гг. тунисцы, марокканцы и алжирцы сражались в Франции и Италии, и на территории Германии.

не меньше 8000 из них погибло в битвах.

Подвиги североафриканцев были очень отмечены страной. В торжествах в честь победы в 1918–1919 гг. и в честь победы и освобождения в 1944–1945 гг. марокканцы, тунисцы и алжирцы принимали участие наравне с армиями метрополии.

Французская Западная и Экваториальная Африка

Незадолго до Первой Мировой в рядах французской армии насчитывалось 35 батальонов, собранных среди африканских негритянских племён – приблизительно 30 000 человек. 14 000 из них пребывали в Западной и Экваториальной Африке, а 16 000 несли работу за её пределами в Марокко, Мадагаскаре и Алжире.

В последних числахСентября 1914 года кое-какие из этих частей появились в северо-восточных французских провинциях, Пикардии и Артуа. Они несли большие потери не только из-за отсутствия недостатка выучки и боевого опыта, но и из-за заболеваний. Но непрекращающаяся потребность в живой силе заставляла набирать всё новых и новых воинов из Африки, не обращая внимания на то что они значительно уступали европейцам и североафриканцам в дисциплине и образовании и значительно хуже переносили климат Западного фронта.

Кладбище колониальных солдат-мусульман, погибших в военного госпиталь. Франция, осень 1915 года

К 1917 году на фронте, в учебных лагерях и на тыловых работах было задействовано 80 батальонов сенегальцев, как их всех условно обозначали. Многие из них превосходно сражались, но ещё больше трудилось над обеспечением коммуникаций тыла. К 1918 году 40 батальонов сенегальцев было во Франции, 14 в Алжире и Тунисе, 13 в Марокко и 27 на востоке, на Салоникском фронте и Леванте.

С 1914 по 1918 гг.

183 000 тёмных воинов было рекрутировано в африканских колониях, 134 000 попали в Северную Африку и Европу, 29 000 было убито и пропало без вести, 36 000 было ранено.

В начале Второй мировой сенегальцев под ружьём было уже более 70 000 (15 000 в метрополии, 10 000 в Северной Африке и 46 000 в остальных африканских колониях). В 1939–1940 гг. мобилизационные упрочнения дали ещё 38 000, а 20 000 ожидали отправления в Тунис и Алжир. Не обращая внимания на сопротивление, которое оказывали колониальные части немцам, им, очевидно, не удалось переломить движение войны, и к моменту капитуляции десятки тысяч воинов-африканцев появились в плену, заключённые в концлагерях.

Многие в том месте и погибли.

Сенегальские воины, попавшие в германский плен. Фото 1940 года

Тем временем части, оставшиеся в Африке, были вовлечены в междоусобный конфликт между Свободной Францией и вишистским правительством. Сенегальские стрелки сражались друг против друга на Ближнем Востоке, и учавствовали в военных действиях против союзников Германии в Эритрее и Эфиопии. В 1942–1943 гг. батальоны сенегальцев присоединились к частям Свободной Франции, сражаясь против немцев в Италии и Тунисе, а в 1944–1945 гг. участвовали в освобождении Франции.

Всего около 160 000 африканских воинов участвовали в военных действиях во время второй мировой, кое-какие уже по окончании пленения сумели бежать и вместе с маки вести войну против германских оккупантов. Десять солдат и офицеров сенегальских батальонов стали кавалерами Ордена Освобождения, 50 взяли Медаль Сопротивления, а 123 человека из батальонов сенегальских стрелков – Медаль за побег из плена.

Индокитай

Захваченные Францией во второй половине XIX века почвы нынешнего Вьетнама, Камбоджи и Лаоса стали для империи, а после этого республики плацдармом для распространения собственного влияния на целый регион Юго-Восточной Азии. Сил, действительно, для защиты этих территорий требовалось не так много: практически пара полков, укомплектованных европейцами, и пять тонкинцев и полков аннамитов (т.е., по сути, южных и северных вьетнамцев) с запасными частями.

Колониальные воины-аннамиты на Салоникском фронте, Греция, 1916 год

Но ещё в 1912 году было решено, что при конфликта в Европе не меньше 20 000 туземцев должны будут отправиться на помощь метрополии. В действительности их отправилось в пять раза больше, но по большей части уроженцы Индокитая были задействованы на строительных и хозяйственных работах (самых различных, впредь до садовнических работ в садах Версаля). Всего четыре батальона туземных стрелков попали конкретно на передовую: 7-й и 21-й – во Францию, а 1-й и 2-й – на Салоникский фронт.

7-й батальон успел поучаствовать в битвах на безрадосно известной Шмен-де-Дам в мае 1917 года и в Вогезах в июне 1918 года. У 21-го батальона будущее была схожей. На балканском полуострове вьетнамцы достойно противостояли болгарам и австрийцам и внесли ощутимый вклад в победу союзнических армий.

В 1919 году воины из Индокитая были посланы на родину, покинув на полях Европы тела 1123 собственных земляков. Часть тыловых работников предпочла остаться во Франции, но большая часть возвратилось к себе уже «заражённые» идеями социализма и национализма, почерпнутыми у французских сотрудников-рабочих.

Французские воины из Индокитая, Вторая мировая война, фото 1939–1940 гг.

Через два десятилетия, к началу лета 1940 года, во Франции были 15 000 солдат и 20 000 рабочих из Индокитая. Они служили в качестве пулемётчиков, артиллеристов, солдат ПВО, сапёров, обслуживающего персонала и военных строителей. Части, укомплектованные ими, замечательно продемонстрировали себя на протяжении столкновений с соперником.

Так, в битвах с немцами в мае 1940 года 42-я пулемётная полубригада колониальной пехоты, смешанного европейского, индокитайского и мальгашского состава, в течение нескольких суток держала фронт в 12 км на реке Мёз, утратив из 2000 человек личного состава 400 убитыми и 600 военнопленными. 500 раненых успели эвакуировать, а оставшиеся бойцы сумели прорваться из окружения и, перегруппировавшись, в составе вторых подразделений удачно вести войну ещё месяц.

Предстоящая история индокитайских частей – это история громадного количества военнопленных, каковые в сложившихся событиях не могли быть посланы обратно в Аннам, Тонкин либо Камбоджу. Тысячи погибли, не перенеся лишений. Но две-три рабочих и сотни солдат из колоний сумели прибиться к интернациональным отрядам партизан-маки, в составе которых высвободили последовательность французских департаментов в первой половине 40-ых годов XX века.

Восточная Африка, Коморы и Мадагаскар

30 000 мальгашей были на фронтах Первой Мировой. Их них 10 000 несли работу в тяжёлой артиллерии, 2500 стали водителями, а большинство оставшихся была сведена в батальоны снабжения (bataillons d’etapes). В тыл были посланы кроме этого ещё 5500 мадагаскарцев и коморцев для работы на стройках, в цехах и мастерских армейских фирм.

Довольно часто их объединяли в рабочие отряды с обитателями Индокитая.

Колониальные воины-мальгаши на закладке подрывных зарядов при постройке дороги. Франция, ноябрь 1917 года

Однако нескольким тысячам мальгашей, сомалийцев и коморцев довелось конкретно столкнуться с соперником в схватках на передовой, в которых они показали себя отлично. В битвах 1916 года под Верденом, в 1917 у Шмен-де-Дам, в 1918 году на Эне уроженцы этих колоний дрались отчаянно, заслужив не меньше трёх упоминаний в приказе по армии. Батальон сомалийцев утратил на фронте 562 человека убитыми, мальгаши и коморцы не досчитались 3010 соотечественников.

«Ветхие колонии», острова Тихого Океана и Пондишери

Прав у жителей т.н. «ветхих колоний» (Мартиники, Гваделупы, Реюньона и Гвианы) было намного больше, чем у обитателей колоний, купленных Францией в десятнадцатом веке. По закону 1848 года обитатели «ветхих колоний» взяли французское гражданство, а незадолго до войны на них был распространён закон о воинской обязанности. Уже в августе-сентябре 1914 года первые воины из-за моря «погибли за отчизну» в бою на Марне.

В общем итоге были призвано 100 000 мужчин с Мартиники, Гваделупы и из Гвианы (не все, действительно, попали на фронт), с острова Реюньон – ещё 6000. 2556 призванных с войны не возвратились.

С острова Новая Каледония 1134 меланезийца ушли добровольцами на войну, 374 было убито и 167 ранено. На островах Французской Полинезии добровольцев выяснилось 2290 человек, 332 из них было убито. Некоторым обитателям французских колоний в Тихом океане, действительно, выяснилось эргономичнее вступить в австралийские либо новозеландские армии.

Добровольцы «Свободной Франции» с Антильских островов на американском корабле, 1943 год

Маленькая колония в Пондишери дала 800 новобранцев, из которых 500 добрались до фронта и 75 было убито.

Во время второй мировой «ветхие колонии», острова Тихого океана и Пондишери должны были выбрать, на чьей они стороне. Кое-какие, как, к примеру, Реюньон и Пондишери, сходу присоединились к Свободной Франции, в то время как другие сделали это лишь в первой половине 40-ых годов двадцатого века. Пара батальонов с Антильских островов, и тихоокеанские подразделения сражались на Ближнем Востоке, в Провансе и Италии.

К концу войны полинезийский батальон утратил, к примеру, 50% собственного состава ранеными и убитыми.

Заключение

Само собой разумеется, может показаться, что армейские подразделения из колоний были одними из самых боеспособных либо, по крайней мере, одними из самых надёжных в эру мировых войн. Это далеко не так.

Кроме подвигов, многие колониальные части, напротив, запомнились низким уровнем патриотизма и морали (это всегда было предметом заботы руководства), жестокостью по отношению к неприятелям либо мирному населению (особенно недобрым словом поминают поведение марокканцев в 1943–1944 гг. итальянцы), склонностью к дезертирству. Со своей стороны, для обитателей колоний, ветеранов двух войн, эти вооруженные конфликты были чем-то неожиданно ворвавшимся в их жизнь и окончательно поменявшим её.

морали и Низкий уровень патриотизма проистекал как из местных представлений о обычном поведении на войне, так и из нежелания подчиняться завоевателям и колонизаторам. дезертирство и Жестокость были естественным методом существования человека классического общества в экстремальных условиях тотальной войны современности.

Франция многим была обязана своим колониальным воинам, и скоро эти долги было нужно возвращать…

Основное же содержится в том, что опыт мировых войн не прошёл для африканских, азиатских и тихоокеанских колоний бесследно. Он продемонстрировал возможность борьбы и успешного сопротивления как политическим, так и армейским путём против многократно превосходящего соперника, которым для многих ветеранов весьма не так долго осталось ждать стала сама Французская республика.

Литература:

  1. Черкасов П. П. Будущее империи: очерк колониальной экспансии Франции в XVI–XX вв. – М.: Изд-во «Наука», 1983
  2. Deroo E., Champeaux A. Panorama des troupes coloniales francaises dans les deux guerres mondiales // Revue historique des armees, 2013, № 271 (http://rha.revues.org)
  3. Koller C. Representing otherness: African, Indian, and European soldiers’ letters and memoirs // Race, Empire and First World War Writing / Ed. By Santanu Das – Cambridge: Cambridge University Press, 2011
  4. Dean W. Morale among French colonial troops on the western front during World War I: 1914–1918 // Scientia Militaria, South African Journal of Military Studies, 2010, Vol. 38, №2

Удивительные статьи:

Похожие статьи, которые вам понравятся:

  • Вся европа?

    «Я больше не желаю видеть союзных воинов на Восточном фронте» Адольф Гитлер, 1943 год Сейчас всё чаще слышны утверждения, что против СССР в Великой…

  • Русские большевики в иностранном легионе

    В истории Первой Мировой имеется много страниц, каковые фактически не завлекают внимание не только широкой аудитории, но и опытных исследователей. Так,…

  • Легион свободная индия: единственные арийцы рейха

    За время Второй мировой Третий рейх успел наплодить кучу разных зарубежных легионов, и у каждой нации были собственные обстоятельства идти на войну под…

  • Герои невидимого фронта

    Шпионы не побеждают войн и обычно не вступают в открытое противостояние, но ни один большой конфликт в историине обошёлся без их участия. Чем больше…